Дивизия — войсковое соединение СССР во Второй мировой войне. История



Скачать 115.83 Kb.
Дата19.11.2016
Размер115.83 Kb.
6-я кавалерийская дивизия — войсковое соединение СССР во Второй мировой войне.

История


Предшественницей дивизии явилась 1-я Ставропольская кавалерийская дивизия, сформированная в октябре 1918 г. из Ставропольской кавбригады, основу которой составили конные отряды ставропольских партизан. С 20.01.1919 г. дивизия стала именоваться 1-й советской кавалерийской дивизией. После упразднения Каспийско-Кавказского фронта все его кавалерийские части, в том числе и 1-я советская кавдивизия, были сведены в одну кавдивизию (приказ войскам 10-й армии № 23 от 18.03.1919 г.). По приказу РВС 10-й армии № 143 от 26.03.1919 г. она получила номер 6-й.

В период Гражданской войны соединение входило в состав Первой Конной армии и принимало участие в важнейших сражениях 19181920 гг., в том числе в Советско-польской войне и операции по захвату Крыма (осень 1920).

За отличия в боях на Чонгарском полуострове (1920) приказом РВС Республики № 1 от 02.01.1921 г. дивизии было присвоено почетное наименование 6-й Чонгарской Красной кавалерийской дивизии, приказом РВСР № 510/79 от 25.02.1921 г. переименована в Чонгарскую Красную кавалерийскую дивизию; приказом РВС СССР № 1049/168 от 14.08.1924 г. ей было возвращено прежнее наименование 6-й Чонгарской Красной кавалерийской дивизии. Приказом РВС СССР № 65 от 25.04.1933 г. дивизии было присвоено имя С. М. Буденного и название Краснознамённой.

Приказом НКО СССР № 061 от 21.04.1936 г. в связи с образованием казачьих частей дивизия была переименована в 6-ю Кубанско-Терскую казачью Краснознамённую дивизию им. С. М. Буденного.

После окончания Гражданской войны соединение дислоцировалось на территории Белоруссии.

17-28.09.1939 дивизия участвовала в Польском походе в составе Конно-механизированной группы и 4-й армии (6-й кавкорпус) Белорусского фронта.

15-16.06.1940 соединение в составе 6-го кавалерийского корпуса 11-й армии введено в Литву. По окончании операции по занятию территории этой республики дивизия была возвращена в Западный ОВО.

На 22.06.1941 дивизия входила в состав 6-го казачьего кавалерийского корпуса 10-й армии Западного ОВО и дислоцировалась в Ломже. В июне-начале июля 1941 в ходе Приграничного сражения в Белоруссии дивизия была уничтожена в белостокском котле. Официально соединение расформировано 19.09.1941.

Подчинение


  • 6-й казачий кавалерийский корпус

Состав


  • 3-й кавалерийский полк

  • 48-й кавалерийский полк

  • 94-й кавалерийский полк

  • 152-й кавалерийский полк

  • 35-й танковый полк

  • 15-й конно-артиллерийский дивизион

  • 64-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион

  • 15-й артиллерийский парк

  • 17-й сапёрный эскадрон

  • 38-й отдельный эскадрон связи

  • 10-й отдельный дегазационный взвод

  • 26-й медико-санитарный дивизион

  • 3-й продовольственный транспорт

  • 20-й автотранспортный эскадрон

  • 255-й дивизионный ветеринарный лазарет

  • 10-й ремонтно-восстановительный батальон

  • 337-й полевой хлебозавод

  • 47-я походная ремонтная мастерская

  • 49-я шорно-седельная мастерская

  • 259-я полевая почтовая станция

  • 384-я полевая касса Госбанка



Начало немецкого наступления


Наземному наступлению вермахта предшествовало мощное воздушное нападение, которое в считанные часы привело к разгрому советской авиации.

Бои на Белостокском выступе 22-25 июня 1941

Немецкая 3-я танковая группа (командующий — генерал-полковник Г. Гот) наносила основной удар в Литве, с тем чтобы разгромив находившиеся там советские войска, зайти в тыл советскому Западному фронту. В первый же день моторизованные корпуса вышли к Неману и захватили мосты в Алитусе и Мяркине, после чего продолжили наступление на восточном берегу. Сражение за Алитус между боевыми отрядами немецкого 39-го мотокорпуса и советской 5-й танковой дивизией оказалось одним из самых тяжелых за всю войну для 39-го мотокорпуса.

Действовавшая южнее немецкая 9-я армия (командующий — генерал-полковник А. Штраус) атаковала с фронта советскую 3-ю армию (командующий — генерал-лейтенант В. И. Кузнецов), отбросила ее и на следующий день заняла Гродно. Контратака советского 11-го механизированного корпуса под Гродно в первый день войны была отбита.

На фронте советской 10-й армии противник вёл отвлекающие действия, однако на южном фасе Белостокского выступа тремя корпусами (в первом эшелоне) немецкая 4-я армия (командующий — генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге) нанесла сокрушительный удар в направлении Бельск. Оборонявшиеся здесь три советские стрелковые дивизии были отброшены и частично рассеяны. В полдень 22 июня в районе Браньска с немецкими войсками вступил в бой советский 13-й мехкорпус, находившийся в стадии формирования. К исходу дня советские войска были выбиты из Браньска. Весь следующий день за этот город шёл бой. После отражения советских контратак 24 июня немецкие войска продолжили наступление и заняли Бельск.

В районе Бреста советская 4-я армия подверглась удару 2-й танковой группы (командующий — генерал-полковник Г. Гудериан). Два немецких моторизованных корпуса форсировали р. Буг севернее и южнее Бреста, непосредственно на город наступал 12-й армейский корпус в составе 3 пехотных дивизий. В течение короткого времени советские соединения, располагавшиеся в самом Бресте, крепости и военных городках вокруг Бреста (2 стрелковые и 1 танковая дивизии), были разгромлены в результате артиллерийских ударов и авианалётов. Уже к 7:00 22 июня Брест был захвачен, однако в Брестской крепости и на вокзале сопротивление советских подразделений продолжалось ещё в течение месяца.

Советские контрудары


Вечером 22 июня командующим Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов поступила «Директива № 3» за подписями наркома обороны СССР маршала Тимошенко, начальника Генштаба СССР Жукова и члена главвоенсовета Маленкова, предписывавшая «нанеся мощный контрудар» уничтожить наступающего противника и к 24 июня занять польские города Сувалки и Люблин. 23 июня в штаб Западного фронта вылетели представители высшего командования маршалы Б. М. Шапошников и Г. И. Кулик, затем маршал К. Е. Ворошилов.

23 июня части советского 14-го мехкорпуса и 28-го стрелкового корпуса 4-й армии контратаковали немецкие войска в районе Бреста, но были отброшены. Немецкие моторизованные корпуса продолжили наступление на Барановичи и на Пинском направлении и заняли Пружаны, Ружаны и Кобрин.

24 июня начался советский контрудар в районе Гродно силами сформированной конно-механизированной группы (КМГ) под командованием заместителя командующего фронтом генерал-лейтенанта И. В. Болдина. К контрудару привлекли боеготовый 6-й мехкорпус (более 1000 танков) генерал-майора М. Г. Хацкилевича и 6-й кавкорпус, однако господство в воздухе немецкой авиации, плохая организация удара, атака на подготовленную противотанковую позицию и разгром тылов привели к тому, что немецким войскам удалось остановить войска КМГ Болдина. Отдельно действовал 11-й мехкорпус 3-й армии, которому удалось даже выйти к пригороду Гродно.
Немецкий 20-й армейский корпус был на время принуждён занять оборону, однако остальные немецкие корпуса 9-й армии (8-й, 5-й и 6-й) продолжили охват основных сил советской армии в Белостокском выступе. Ввиду неудачи контрудара и фактическим началом окружения к 20.00 25 июня И. В. Болдин отдал приказ прекратить атаки и начать отступление.

Белостокский котёл


Белостокский выступ, в котором располагались советские войска, имел форму бутылки с горлышком на запад и опирался на единственную дорогу БелостокСлоним. При этом все штабы соединений 10-й армии к началу войны находились западнее линии Белостока:

  • 1-й стрелковый корпусВизна

  • 5-й стрелковый корпусЗамбрув

  • 6-й механизированный корпус — Белосток

  • 13-й механизированный корпус — Бельск

  • 6-й кавалерийский корпус — Ломжа.

К 25 июня уже стало ясно, что охват немецкими войсками Белостокского выступа грозит войскам советского Западного фронта полным окружением. Около полудня 25 июня советские 3-я и 10-я армии получили приказ штаба фронта на отступление. 3-я армия должна была отступать на Новогрудок, 10-я армия — на Слоним. 27 июня советские войска оставили Белосток. Чтобы сохранить пути отхода, они вели бои в районе Волковыска и Зельвы.

Однако 28 июня немецкие войска заняли Волковыск. Некоторые немецкие дивизии перешли к обороне «перевёрнутым фронтом» на рубеже Слоним, Зельва, Ружаны. Таким образом, пути отхода 3-й и 10-й армий были перерезаны, а войска, сумевшие отойти из Белостокского выступа, оказались в окружении в нескольких «котлах» между Берестовицей, Волковыском, Мостами, Слонимом и Ружанами. Особого напряжения достигли бои в в этом районе 2930 июня. Ожесточённые бои, по словам начальника германского Генерального штаба Ф. Гальдера, сковали весь центр и часть правого крыла немецкой 4-й Армии, которую пришлось усилить 10-й танковой дивизией. В своём военном дневнике он привёл впечатления немецкого генерал-инспектора пехоты Отта о боях в районе Гродно:

"Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это недопустимо".

1 июля 1941 года части 4-й немецкой армии вошли в соприкосновение с частями 9-й армии, завершив полное окружение советских войск, отступавших из Белостокского выступа.

3 июля командование над пехотными дивизиями 4-й армии принял штаб 2-й армии (командующий — генерал-полковник М. фон Вейхс, который наряду с командующим 9-й армией А. Штраусом возглавлял немецкие войска на завершающем этапе сражения). 4-я армия генерал-фельдмаршала Г. фон Клюге, которой были оперативно подчинены 2-я и 3-я танковые группы, продолжила наступление на восток.

До конца июня продолжались бои в Брестской цитадели. 29 июня немецкая авиация сбросила на Восточный форт (последний очаг сопротивления советских войск) две 500-килограммовые бомбы и одну бомбу весом 1800 кг. Утром следующего дня штаб немецкой 45-й пехотной дивизии доложил о полном взятии Брестской крепости. Дивизия объявила о захвате 7000 пленных, включая 100 офицеров, при этом её собственные потери составили 482 убитых (в том числе 32 офицера) и более 1000 раненых (более 5 % от общего числа убитых на всем Восточном фронте к 30 июня 1941 года).


Последствия


В ходе наступления противник добился серьёзных оперативных успехов: нанёс тяжёлое поражение советскому Западному фронту, захватил значительную часть Белоруссии и продвинулся на глубину свыше 300 км. Только сосредоточение Второго Стратегического эшелона, занявшего позиции по рр. Западная Двина и Днепр, позволило задержать продвижение вермахта к Москве в Смоленском сражении.

Из состава советской 3-й армии были полностью разгромлены 4-й стрелковый и 11-й механизированные корпуса, в 10-й армии оказались уничтожены все соединения и части армии.

Всего в Белостокском и Минском «котлах» были уничтожены 11 стрелковых, 2 кавалерийские, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии, погибли 3 комкора и 2 комдива, попали в плен 2 комкора и 6 командиров дивизий, ещё 1 командир корпуса и 2 командира дивизий пропали без вести.

11 июля 1941 года в сводке немецкого Главного Командования подведены итоги боёв группы армий «Центр»: в двух «котлах» — Белостокском и Минском взято в плен 324,000 человек, в том числе несколько старших генералов, захвачено 3332 танка, 1809 орудий и другие многочисленные военные трофеи.

Немецкий историк В. Хаупт пишет о 287,704 пленных, захвате 2585 танков, 245 неповреждённых самолётов и 1449 орудий, но это данные из приказа Ф. фон Бока от 8 июля 1941 года.

Официальные российские данные по потерям Западного фронта учитывают все потери Вооружённых сил с 22 июня по 9 июля, включая контрудары на борисовском и лепельском направлениях, но не учитывают потери пограничных войск, войск НКВД и других служб, не относящихся к наркомату обороны СССР. Они составляют 341,021 человек безвозвратных потерь и 76,717 санитарных, итого 417,729 человек.


Моральный эффект


Поражение под Минском оказало сильное психологическое воздействие на советское руководство. 28 июня И. В. Сталин сказал членам Политбюро

"Ленин оставил нам великое наследие, а мы, его наследники, всё это просрали…"

Советское Информбюро о сдаче Минска не сообщило.

Судьба генералов


30 июня был арестован командующий фронтом генерал армии Д. Г. Павлов и другие генералы. После недолгого следствия Павлов был приговорен к расстрелу. Вместе с ним 22 июля были расстреляны: начштаба фронта генерал-майор В.Е. Климовских и начальник связи фронта генерал-майор А. Т. Григорьев. Начальник артиллерии фронта генерал-лейтенант Н. А. Клич и командир 14-го мехкорпуса генерал-майор С. И. Оборин арестованы 8 июля и затем расстреляны, командующий 4-й армией генерал-майор А. А. Коробков отстранен 8 июля, на следующий день арестован и расстрелян 22 июля.

Командующий ВВС Западного Особого военного Округа генерал-майор авиации И. И. Копец, узнав о потерях ВВС округа в течение первого дня войны, застрелился. Генерал-майор авиации С. А. Черных, командир 9-й смешанной авиационной дивизии, потерявшей в первый день войны 347 самолётов из 409, 8 июля 1941 был арестован и вскоре расстрелян.



После смерти Сталина все расстрелянные военачальники были посмертно реабилитированы и восстановлены в воинских званиях.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница