Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук по специальности 09. 00. 13 Философская антропология, философия культуры



страница1/6
Дата05.05.2016
Размер1.52 Mb.
  1   2   3   4   5   6


АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ, ПОЛИТОЛОГИИ И ПРАВА

ИМЕНИ А.БАХОВАДДИНОВА

БАКАИ ЭЛИКА ФАРЗИН
Философско-антропологические взгляды Карлоса Кастанеды

и Веда-авестийские антропологические учения

(Сравнительный анализ)

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата философских наук
по специальности - 09.00.13 Философская антропология,

философия культуры

Научные руководители:
д.ф.н. Садыков Рауф Гайсинович,

д.ф.н.Садыкова Насиба Нуруллаевна


Душанбе 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение………………………………………………………………….3 - 17
Глава I. Историко-культурные предпосылки возникновения

антропологических взглядов Карлоса Кастанеды

§1. Мировоззренческие основы антропологических представлений

Карлоса Кастанеды………..………………………………………….18-57

§2. Дон Хуан и Карлос Кастанеда: единство взглядов на природу

человека……………………………………………………………..57-81
Глава II. Философско-антропологические взгляды Карлоса

Кастанеды в свете Ведических и Авестийских

антропологических учений
§1. Человек как могущественное магическое существо……………..82-100

§2. Свобода человека в представлениях Карлоса Кастанеды

и Ведо-авестийских жрецов…………………………..……….…100-123
Заключение……………………………………………………………124-127

Библиография…………………………………………………………128-132
ВВЕДЕНИЕ
Карлос Кастанеда (1925-1998) американский исследователь, который получил докторскую степень по антропологии в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе. Он писал в своих книгах, что совершил несколько поездок на Юго-Запад для сбора информации о медицинских травах, используемых индейцами этой области. Во время одной из этих поездок он встретился с неким седым старым индейцем, который отвлек его от первоначальной цели поездки, и изменил направление его научного исследования. Этого человека он назвал Дон Хуан.

Карлос Кастанеда написал ряд книг, которые описывают его напряженные годы обучения и приобретённый им опыт расширения сознания под руководством Хуан Матуса и Генаро Флорес между 1960 и 1973 гг. Дон Хуан Матус – шаман из индейского племени яки, главным образом известен по произведениям Карлоса Кастанеды. Кастанеда утверждал, что шаман обучал его особой форме магии, основанной на традициях индейцев Древней Мексики, – так называемому «Пути воина».

Хотя первоначально его работы считались антропологическими, через пять лет после публикации его первой книги, такие критики как американская писательница Джойс Карол Оутс (1938 г. рожд.) и ряд других авторов начали считать его работы вымыслом.

Хотя многие люди отвергали работы Кастанеды, принимая их за обман, но и не меньше людей строго следовали его учениям. Несколько видных верующих таинственно покинули сцену просветления Кастанеды, после его смерти в 1998 году. Следует отметить, что если и не всецело, но его практические учения оказали уникальное влияние, которое никто не производил до него. Необходимо принять во внимание, что какими бы ни были результаты, но это было первое практическое учение, которое было введено Карлосом Кастанедой.

До сегодняшнего дня, никто не знает настоящего Кастанеду, но из его книг можно сделать вывод, что он один из самых таинственных людей последних пятидесяти лет. Его книги и то, что он называл «учением Дон Хуана», могут открыть окно в духовный мир материального человека. В представленной вниманию читателей диссертации можно увидеть, что антропология Дон Хуана уже длительное время общепринято считается реализмом. Привлечение внимания человечества к этим идеям позволит увеличить знание о внутреннем, духовном мире человека. По этой причине дальнейшие изучение работ Дон Хуана является актуальным.

Объектом исследования является жизнь и творчество Карлоса Кастанеды. Предметом исследования являются вопросы философской антропологии в творчестве Карлоса Кастанеды.

Цели исследования. Исследуя учение Дона Хуана, и обращая внимание на вопросы касающиеся антропологии, мы не только будем иметь возможность изучения их как научной тематики обсуждаемой в антропологии, но при этом будем исследовать и другие философские вопросы, касающихся бытия и небытия человека и мира.

При сопоставлении некоторых понятий с теми, что были выдвинуты ранее в совершенно другом времени и другом месте, отдалённом от места жительства Дона Хуана и места, где были написаны книги Кастанеды, а именно в восточных священных писаниях мы можем найти доказательства выдвинутых Кастанедой положений. В самом деле, можно оценить и сравнить многие неоднозначные и непонятные вопросы, оставшиеся неизвестными для современного человека в этих древних текстах с предоставленными понятиями в учениях Дон Хуана, а так же проанализировать их антропологию, и достичь правильного познания человека и его места в этом мире. Таким образом, непонимание древних текстов стало причиной восприятия этих текстов в сфере человеческого познания как божественных и стоящих за пределами человеческого понимания.

Таким образом, целью этого исследования является определение и уточнение следующих вопросов:

Изложение основных принципов философской антропологии в книгах Карлоса Кастанеды.

Выражение основных принципов философии возникновения мира и появления человека в книгах Карлоса Кастанеды.

Сопоставление некоторых философских концепций философов, которые высказали свою интерпретацию теоретических и практических основ учения Карлоса Кастанеды.

Выражение менее известных или неизвестных аспектов антропологического учения Кастанеды на основе полученных данных от Дона Хуана.

Изучение и определение принципов учения Кастанеды на основе философии антропологии Дона Хуана.

Сопоставление антропологических выводов книг Карлоса Кастанеды с другими аналогичными взглядами.

Использование или отклонение взглядов Карлоса Кастанеды, сопоставленных с другими текстами, которые имеют общие черты.

Принятие или отклонение заявлений и утверждений Кастанеды на основе их исторической точности и научного доказательства их правильности.

Использование других исторических текстов и данных в качестве источников для понимания философии антропологии.



После выполнения этого исследования, несмотря на верность утверждения Карлоса Кастанеды о его встрече с индейцем яки Доном Хуаном, мы будем рассматривать только те принципы философии антропологии, сформулированные в его книгах, которые экспериментально и практически могут быть проверены. Затем эти учения будут сопоставлены с положениями из древних текстов Востока (колыбели мистики и мистических идей). Для обнаружения сходства и различия этих писаний с книгами и учениями Дона Хуана, а так же будет рассмотрена их точность. Следует отметить, что эти тексты рассматриваются антропологами как научные источники, а не как художественные, или религиозные тексты.

Степень изученности проблемы: Предыдущие исследования книг и учения Кастанеды не имеют давнюю историю. Большая часть работ связана с тем, чтобы доказать или опровергнуть те или иные положения его работы, или, по меньшей мере, доказать, что человек по имени Дон Хуан не существовал, и в жизни Карлоса Кастанеды не было с ним встречи. Сам Кастанеда утверждает, что узнал эти учения от человека по имени Дон Хуан, и они являются лишь частью знаний его племени, они не принадлежат ни одному из американских коренных племен и ни одной бытующей среди них религий. До настоящего времени не проведено ни одного всестороннего исследования контекста этих книг, их философских и антропологических аспектов. Хотя, как показывает это исследование, многие из этих учений встречаются, по крайней мере, в теоретическом аспекте в антропологии у многих современных и древних философов, и эти сходства рассматриваются, по мере возможности, в данной диссертации. Например, в дискуссии о существовании и бытии, толкование Кастанеды не является схожим с высказываниями Сартра или Хайдеггера.1 Дискуссии о мире, и о понимании мира в этих книгах тотчас заставляют вспомнить миф о пещере Платона.2 В дискуссии о бессознательной части человека замечается сходство с высказываниями Зигмунда Фрейда.3 Его толкования о точках сборки напоминают яркие пятна мира в описании Пьера Тейяр де Шардена.4 Его слова можно сравнить также с писаниями и мнениями таких философов, как Витгенштейн, Мулла Садра, Ницше, Хайдеггер и Йонг. Кроме того, если рассмотреть древние тексты такие, как зороастрийскую «Авесту», индуистскую «Ригведу», китайское «Тао», с точки зрения философской антропологии, мы можем увидеть много общего с этим учением. Мы найдём практическую сторону этого учения даже в древних вавилонских текстах, в практических ритуалах зороастрийцев, или же в традиционных и религиозных актах коренного населения Востока. К примеру, приготовление растения «татуре» имеет большое сходство с обрядом молотения Хома и даже религиозным обрядом некоторых коренных народов Ирана во время солнечного затмения. Последняя книга Кастанеды, «Магические пассы» тоже не теряет сходства с движениями йоги; особенно если обратить внимание на ее философию – гармонизацию энергии в теле, можно предположить, что они имеют общее происхождение. Но, во-первых, Кастанеда не имел возможности знать и исследовать все эти тексты и совершать поездки по всем этим регионам. Во-вторых, он имеет тенденцию признавать концепцию функционализма для человека, а многие перечисленные тексты не имеют такой тенденции. На основе перечисленного следует признать, что, несмотря на множество сходных моментов, учение Кастанеды не является компиляцией тех текстов.

С другой стороны, число книг написанных в поддержку его антропологического учения больше, чем книг написанных с его критикой, это является свидетельством особого внимания к нему и множества его читателей после публикации его первой книги.

Первоначально работы Карлоса Кастанеды считались антропологическими, но через пять лет после публикации его первой книги такие критики, как Джойс Карол Оутс и другие, начали считать его работы вымыслом. В процессе обучения данного ему Доном Хуаном, Кастанеда принял пейот, говорил с койотами, превратился в ворону и научился летать. Все это произошло, как говорит Дон Хуан в Отделенной реальности. Двенадцать книг Кастанеды, предположительно основанные на встречах с таинственным индейским шаманом, Доном Хуаном, превратили автора – в то время аспиранта антропологии, во всемирно известную личность. Среди его поклонников были Джон Леннон, Уильям Берроуз, Федерико Феллини и Джим Моррисон и другие.

Статус книг Кастанеды как серьезной антропологии держался неоспоримым почти на протяжении пяти лет. Сомнения возникли в 1972 году, после того как Джойс Карол Оутс, в своём письме в газете Нью-Йорк Таймс5 выразила недоумение тем, что один из обозревателей принял книгу Кастанеды как научно-популярную. В следующем году журнал Тайм опубликовал статью, в которой утверждалось, что Кастанеда откровенно лгал о своем прошлом. В течение следующего десятилетия ряд исследователей, наиболее известным из которых был Ричард де Миль6, сын популярного режиссера, неустанно работали, чтобы продемонстрировать, что работа Кастанеды является обманом.

В то же время, о четырёх книгах Кастанеды очень высоко отзывались. Майкл Мерфи, один из основателей «Института Эсален», отметил, что «основные учения Дон Хуана это вечные учения, которые передавались великими мудрецами Индии.» Были статьи в газетах «Нью-Йорк Таймс», «Харперс Мэгэзин» и «Сэтердей Ревию». «Встреча Кастанеды с Дон Хуаном, - писал Роберт Хьюс в журнале Тайм, - теперь кажется одним из наиболее удачных литературных встреч с тех пор, как Джеймс Босуэлл был представлен Доктору Джонсону».7

В 1972 году, антрополог Пол Рейзман сделал обзор первых трех книги Кастанеды в Книжном обозрении газеты «Нью-Йорк Таймс», где он писал, что «Кастанеда дает нам понять, что учения Дона Хуана говорят нам что-то о том, как на самом деле устроен мир». Статья Рейзмана была опубликована вместо рецензии порученной Вестону Ла Берру, одному из ведущих авторитетов в области индейских церемоний пейота. В своей неопубликованной статье, Ла Берр осудил работы Кастанеды как «псевдо-проникновенную и глубоко вульгарную псевдо-этнографию.»8

Де Миль, получивший докторскую степень в психологических науках из Университета Южной Калифорнии, был своего рода свободным интеллектуалом. В одном из интервью он заметил, что, так как он не был связан с каким-либо университетом, он мог рассказать историю прямо. «Люди в академических кругах не сделают этого. Они бы обременили научную элиту», - сказал он. «А именно профессора Калифорнийского Университета в Лос-Анджелесе, по словам Де Миля, знали с самого начала, что это обман. Но это был обман, как он говорит, который поддерживал их теории, которые Де Миль изложил кратко: «Действительность не существует. Все это то, что люди говорят друг другу».

Его компиляция 1980 года, «Записи Дон Хуана», включает в себя 47-страничный глоссарий цитат Дон Хуана и их источников, начиная с Витгенштейна и Клайв Стейплз Льюиса до статей в неизвестных журналах по антропологии.

Некоторые антропологи не согласны с Де Милом в определенных моментах. Джей Файкс (Jay Fikes), автор работы «Карлос Кастанеда, научный оппортунизм и психоделические шестидесятые» (1993 г.), считает, что Кастанеда имел некоторые контакты с индейцами. Но он более жёсткий критик чем Де Миль. Он осуждает Кастанеду за влияние его рассказов на индейцев. После публикации книги Кастанеды «Разговоры с Доном Хуаном» тысячи паломников направились на территорию проживания племени яки.

Эти восхваления и критика продолжаются и по сей день. Одна из последних работ посвящённая трудам Кастанеды является книга под названием «Nagal из невидимого мира», написанная Тураджом Захеди, опубликованная в Иране. Книга продемонстрировала рост увлечения Кастанедой в странах Востока.9



Новизна работы заключаются в том, что:

- Впервые исследована антропологическая теория, представленная в книгах Карлоса Кастанеды, с точки зрения новейшей философии и в сравнении с древними восточными священными писаниями. Которые, исходя из утверждений Дон Хуана, можно считать появившимися одновременно с шаманами древней Мексики и являются современниками первых древних магов, которые были первыми создателями этих учений. В этом отношении диссертационное исследование – это новая и оригинальная работа.

- В объяснение идейного сходства между этими текстами и учением Кастанеды обосновывается следующее. Даже если Карлос Кастанеда усвоил эти теории из других философских учений, и он никогда не встречался с Доном Хуаном, как спекулятивно обвиняют Кастанеду критики, тем не менее, он сделал практический вклад в науку антропологии. Этот вклад может быть равносильным святым и религиозным текстам Востока, и его можно оценить как имеющий большое значение.

- Во многих восточных текстах, которые принято считать абстрактными или религиозными, заключаются практичные и понятные антропологические принципы, которые можно применить в своей жизнедеятельности. Другими словами, многие из этих текстов были окном в философию антропологии, которую каждый человек самостоятельно мог понять и использовать. В этом плане исследование является первым, и его можно считать инновационным.

Хотя многие люди отвергали работу Кастанеды как обман, но и немалое количество людей строго следовали его учению. Однако несколько видных верующих таинственно покинули сцену просветления Кастанеды, после его смерти в 1998 году. Во всяком случае, следует отметить, что даже если не всецело, но его практическое учение было уникальным явлением. Кроме того, следует помнить, что какими бы ни были ответы на поставленные вопросы, но первое практическое учение было создано Карлосом Кастанедой. Наши современники считают, что если Карлос Кастанеда никогда и не встречался с Доном Хуаном, то он сам является Доном Хуаном, создателем новой практической философии и нового содержания антропологии. Может быть, поэтому Карлос Кастанеда никогда не называл Хуан Матуса шаманом, и существование Дон Хуана оспаривалось лишь несколькими критиками, которые утверждают, что его обычаи и верования несовместимы с его предполагаемой идентификацией как шамана яки. В «Journey to Ixtlan» («Путешествие в Икстлан» это третья книга Карлоса Кастанеды), Хуан Матус цитируется так: «Никто точно не знает, откуда я, и кто я на самом деле». Так что, по сути, рассуждения о родословной Хуан Матуса являются излишними.

Многие считали Кастанеду необычайно талантливым писателем, и его первые книги получили положительные отзывы. «Тайм» назвал их «красиво ясными» и отметил «мощь повествования, не имеющую равных в других антропологических исследованиях». Многие считали их основанными на фактах, и это помогло их успеху. Ричард Дженнингс, адвокат, который был тесно связан с Кастанедой в 90-х, учился в Стэндфордском университете в начале 70-х, когда он прочитал первые две книги о Доне Хуане, он сказал: «Я был искателем. Я искал настоящий путь в другие миры. Я не искал метафоры».

До сегодняшнего дня, никто не знает настоящего Кастанеду, но можно судить по его книгам, что он один из самых таинственных людей последних пятидесяти лет, и его книги и то, что он называл «учениями Дона Хуана», может открыть окно в духовный мир для материального человека. Обращение человечества к этим идеям является признаком их большой значимости, и по этой причине дальнейшее изучение работ Дон Хуана является по-прежнему актуальным.

Диссертационное исследование рассматривает философию антропологии с экспериментальной точки зрения, освоение и применение которой будет ценным для приобретения антропологических знаний, и для того, чтобы познать мир и человека с позиции современной антропологии. Это будет содействовать восстановлению способности человека в области самопознания и понимания мира, который, возможно, остался закрытым для большинства людей, со времен появления первых верований и по сей день.

Опыт, понимание и применение этих антропологических знаний поможет нам понять и признать экстраординарные способности некоторых особо одарённых людей. Оно будет служить нам для более полного понимания человека, для более глубокого изучения аутентичности всех представленных учений в этом собрании книг, а также для освоения других аспектов антропологической теории.

Источники исследования: В этом исследовании основными источниками являются книги Карлоса Кастанеды, написанные им на основе собственных полевых наблюдений и освоения учений индейцев племени яки, которые являлись наследниками знаний 25 поколений этого племени. В работе также используются восточные книги и тексты, возникшие до Рождества Христова, и до начала распространения христианства на Востоке. Такие, как Авеста (ветхая и современная), тексты на пехлевийском языке и манихейские религиозные тексты, Ригведа, а также частично использованы древние ассирийские и вавилонские тексты для сопоставления и поиска идейных совпадений. Таким образом, исследование будет теоретическим, и полевым, сравнительной, то есть практическим. Часть практикуемых обычаев в этих учениях будут сравниваются с некоторыми восточными обрядами.

Практическая значимость работы: В 12 книгах, в которых Кастанеда описывает свою встречу с Доном Хуаном и его наставлениях, он говорит о приобретении своих знаний от Дона Хуана. В книгах он описывает, что он пережил прыжок в бездну, разговор с волком и превращение в ворону, которые невозможно доказать. Многие считают его книгу дневниковыми записями. Хельмут Купер в своей глубоко психологической интерпретации книг Кастанеды говорит: «Те, которые читают эти сообщения без какой-либо подготовки, впервые сталкиваясь с понятием «Отдельная реальность» (англ. A Separate Reality), которая хранится на уровне бессознательного западного человека, и это ему запрещается, реагируют на это со страхом и недоумением».10

Лотар Рюдигер Лютге в своей книге «Кастанеда и Разговоры с Доном Хуаном», после упоминания критических высказываний пишет, что в действительности учение Дона Хуана является открытием эзотерических идей. Кастанеда шаг за шагом движется к познанию объектов, существование которых является только возможной интерпретацией реальности. А именно, в мире, в котором мы живем, каждый результат является причиной будущего.11

Следует понять, что во всех системах и философиях как на Востоке, так и на Западе, где рассматривается вопрос о существовании человека и мира, так же рассматривается вопрос существования, достижения данных и высших реальностей, достижение которых и регулирование которыми является целью всех этих систем и философий. Так как Дон Хуан относит свои учения к знаниям толтеков, которые живут в Атлантике последние три поколения. Таким образом, можно отнести эти знания к первым духовным знаниям человечества.

Денис Тиме пишет в своей статье о Кастанеде: «Мозг работает, то есть вместе с языком, и думает вместе с языком для познания. Его правила выражают логику. Кажется, что за счет логики, будь то формальной или диалектической, «Отдельная реальность» Дон Хуана будет испытана сложными способами, потому что желание логики стремится к решению противоречий; в то время как, по мнению Дон Хуана, цель всего этого состоит в том, чтобы насколько возможно оставить нетронутыми те проблемы, которые невозможно решить... и для того, чтобы реальность не стала пленником правил языка, его следует испытать, и с этой целью человек должен приостановить мышление мозга, для того чтобы реальность проявилась такой, какой говорит Дон Хуан».12

Таким образом, с логической точки зрения мы только располагаем горсткой учений Дон Хуана, которые не могут подлежать логическим обсуждениям пока не испытаны, и если они испытаны, нет нужды в логике для их принятия. Но существует один факт, что мы живем в мире, где мы поставили себя, и только себя, в центре всего, и наши я, и наши сложности и проблемы являются единственной реальностью. И единственная реальность для нас – это наши ежедневные проблемы. Никто не демонстрирует это лучше Дона Хуана и Кастанеды, и никто кроме них не показывает нам лучший способ выйти из этого положения. Это является приемлемой, вполне логичной и допустимой реальностью в системах, которые в поисках высшей причины находятся в ежедневных наблюдениях.

Две проблемы существовали во время написания данной диссертации. Первая проблема была той же, которую не раз упоминал Карлос Кастанеда в своих книгах. Определения и слова, которые мы используем для объяснения экспериментальной системы обучения Дон Хуана, имеют определенные недостатки, так как эти учения являются описаниями необычных фактов, которые выразить обычными словами, несомненно, затруднительно, и лучшее, что можно сделать, это вместо предоставления объяснения для каждого слова, понять их описанием, касающимся их восприятия.

Лично я, как западный человек, нашел эти характеристики такими запутанными, что было совершенно невозможно объяснить их в системе понятий моей собственной каждодневной жизни; и я был вынужден прийти к заключению, что любая попытка классифицировать мой полевой материал своими словами была бы неудачной.13

Вторая проблема заключается в том, что многие, особенно после чтения его первой книги «Учение дона Хуана: Путь знания индейцев яки» (англ. «The Teachings of Don Juan, A Yaqui Way of Knowledge»), считают Карлоса Кастанеду предлагающим галлюциногенные растения для общества. А его книги – результатом галлюцинаций после применения этих веществ. Здесь следует иметь в виду две точки зрения. Первое это то, что принятие этих растений, как он отмечал не раз в первой книге и других своих книгах, было только в целях открытия других реалий, или другими словами, достижения перехода в эти реалии. Все, что Кастанеда представлял в качестве антропологических теорий, было не в этом состоянии – до или после влияния этих растений. Кастанеда использовал их исключительно в целях эмпирического понимания обучения, и для устранения одностороннего менталитета Кастанеды, который придавал ограничивающую его уверенность. Таким образом, для эмпирических наблюдений было необходимо устранить эти ограниченную уверенность с тем, чтобы увидеть новые вещи.

В системе поверий Дона Хуана процесс достижения «олли» означал исключительно использование состояний необычной реальности, которые он продуцировал во мне при помощи галлюциногенных растений. Он считал, что, фиксируя внимание на этих состояниях и опуская прочие аспекты знания, которому он учил, я подойду к стройному взгляду на те явления, которые я испытывал.14

Для меня стало очевидным, что первоначальное заключение о роли психотропных растений было ошибочным. Они не были существенной чертой описания мира магом, но должны были только помочь сцементировать, так сказать, части того описания, которое я не был способен воспринять иначе. Моя настойчивость в том, чтобы держаться за свою стандартную версию реальности делала меня почти слепым и глухим к целям дона Хуана. Поэтому, простое отсутствие у меня чувствительности вызывало необходимость их применения. Пересматривая все свои полевые заметки, я понял, что дон Хуан дал мне основу нового описания в самом начале нашей связи, в том, что он называл «техникой для останавливания мира». В своих прежних работах я опустил эти части моих полевых заметок, потому что они не относились к использованию психотропных растений.15

Мне действительно потребовались годы для того, чтобы понять важность этих ранних предложений, сделанных доном Хуаном. Тот необычайный эффект, который психотропные растения оказали на меня, явился основой моего заключения, что их использование является ключевым моментом в учении. Я держался за это убеждение и лишь в последние годы своего ученичества я сообразил, что все осмысленные трансформации и находки магов всегда делаются в состоянии трезвого сознания.16

Вторая точка зрения в том, что даже если в первых двух книгах Дон Хуан предложил Кастанеде принять галлюциногенные вещества для изменения перехода, это было сделано в целях создания сомнений в том, что мир это полная реальность. После книги «Отдельная реальность», в начале своей третьей книги, «Путешествие в Икстлан», он напоминает, что воображение того, что единственный способ установления связи и понятия того, о чем Дон Хуан хотел научить, это использование галлюциногенных растений, является неправильным. Он пишет в «Сказке о силе», что эти растения рекомендовались только для жестко продиктованному мозгу Кастанеды в целях сомнения в том, что он был уверен. Эти растения были ему рекомендованы, но он мог установить связь с этими учениями как любой другой студент без употребления этих растений.

Мое восприятие мира под воздействием этих психотропных веществ было таким запутанным и внушительным, что я был вынужден предположить, что такие состояния являлись единственной дорогой к передаче и обучению тому, чему Дон Хуан пытался научить меня. Это заключение было ошибочным.17

Определенно, – сказал он – они раскрыли тебя, остановив твой взгляд на мир. В этом отношении растения силы имеют тот же самый эффект на «тональ», как и правильный способ ходьбы. И то и другое переполняет его информацией, и сила внутреннего диалога приходит к концу. Растения хороши для этого, но слишком дорогостоящи. Они наносят непоправимый вред телу. Это их недостаток, особенно дурмана.18



  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница