Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук



страница4/15
Дата28.10.2016
Размер3.07 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Тактика сохранения аутентичности дизайна.

Под дизайном текста в данном случае понимается его визуальное оформление. Если источник обладает семантически значимыми, повторяющимися на протяжении текста элементами внешней схематики (например, эпиграфом), то такие элементы находят отражение в зрительских проекциях текста, и в текстах фанфикшен, как их объективациях.

Например, в фильмах трилогии Р. Земекиса Back To The Future (Назад в будущее) время и место действия постоянно фигурируют в кадре (титр внизу кадра в начале сцены, электронное табло внутри машины времени, дорожный указатель) (см. рис. 8 Приложения 3). Данные детали внешнего оформления оказались сохранёнными в зрительских проекциях фильмов Back To The Future (Назад в будущее). Например, многие истории фанфикшен упоминают координаты действия в начале новых глав. Формат таких координат может быть как приближенным к оригиналу, так и свободным. История фанфикшен I’ll Be Back In Time (Вернусь вовремя) полностью заимствует оригинальный формат, используя специальные обозначения PDT (Pacific Daylight Time) и PST (Pacific Standard Time).



Sunday, October 27, 1985

1:13 PM PST

Hill Valley, California

Воскресенье, 27 октября 1985 года

1:13 по Тихоокеанскому стандартному времени

Хилл Вэлли, Калифорния

Временные координаты реализуются в текстовом дизайне фанфикшен-комиксов по тексту-источнику Back to the future (Назад в будущее) (см. рис. 9 Приложения 4). Обозначение даты и места действия в пространстве текста-продукта, не только отвечает требованиям семантики текста (сюжет фильма – путешествие во времени), но и приближает схематику внешней композиции текста-продукта к тексту-источнику. Тесная межтекстовая связь позволяет реципиенту глубже понять текст-продукт, составить его более детальную проекцию. Аккуратность транслирования элемента внешнего оформления в текст-продукт придаёт последнему достоверности, и повышает его ценность в ряду прочих фанфикшен-историй. Например, фанфикшен-текст Venturing Outside Of History (Путешествуя за пределы времени) довольствуется свободным вариантом обозначения координат.

April 5, 1986

Hill Valley

5 апреля 1986 года

Хилл Вэлли

В данном случае тактика сохранения аутентичности формирует элемент схематично, не придаёт особого значения его детализированной точности.

  1. Тактика сохранения структурного членения текста-источника. Когнитивная операция сохранения относительно редко применяется реципиентами в отношении текстового объёма и структурного разделения на части текста-источника. Один из примеров – история фанфикшен Venturing Outside Of History (Путешествуя за пределы времени). Несмотря на то, что фильм (текст-источник) и прозаический текст (текст-продукт) имеют разный материальный субстрат, исходя из широкого подхода к тексту, сложившемуся в постструктурализме, оба они – тексты. Следовательно, мы можем сопоставить их структурное членение, архитектонику, принимая за единицу членения фрагмент текста (сцена, глава) в котором происходит разрыв в непрерывном континууме восприятия текста читателем (в тексте, напечатанном на бумаге, – это абзацный отступ, пропуск строки; в фильме – смена экспозиции, декора, места действия). В фильмовом источнике (трилогии Back To the Future) содержание каждой сцены фокусируется на одном эпизоде приключений персонажей в определённой исторической эпохе (1930-е года, конец 19 века, 21 век). Фанфикшен-текст Venturing Outside Of History (Путешествуя за пределы времени) структурирован по подобию источника. В первой главе («наше время», начальная точка отсчёта) Марти задают задание по биологии – написать эссе об эволюции человека (постановка проблемы). Вторая глава отведена приключениям персонажей в Эфиопии 2, 7 миллиона лет назад (действия по решению проблемы), а третья описывает благополучное возвращение домой на начальную точку отсчёта (решение проблемы).

  2. Тактика сохранения внутреннего смысло-динамического членения.

Исследование фанфикшен историй в качестве вторичных текстов показало, что элементы структуры сюжета «отпечатываются» в читательской (зрительской) проекции неравномерно. Наиболее устойчивым, инвариантным элементом структуры выступает кульминация, в то время как завязка и развязка во вторичных текстах разнятся.

Как правило, данная тактика осуществляется на материале стихотворных текстов-источников. Например, This is Just to Say (Хочу тебе сказать) У.К. Уильямса (W.C. Williams) [Williams, 1934] является популярным текстом-источником для стихотворений в жанре фанфикшен. Имажистское стихотворение-источник имеет форму записки (отсутствие пунктуации, не соблюдается ритмический рисунок), оставленной мужем жене на холодильнике. Текст-продукт жанра фанфикшен This is Just to Say (Хочу тебе сказать) представляет собой «ответ», и отражает внутреннее смысло-динамическое членение источника (см. табл. 1).



Таблица 1 - Сопоставление смысло-динамического членения текста-источника и текста-продукта


W.C. Williams

Перевод

Fanfiction Poem

Перевод

  1. Констатация факта и места «преступления» (экспозиция)

I have eaten

the plums

that were in

the icebox

Я съел

те сливы

из нашего

холодильника

I have crashed

The car

That was

In your garage

Я разбила

машину,

что стояла

в твоём гараже

  1. Предположение об отношении адресата к объекту «преступления» (развитие действия)

and which

you were probably

saving

for breakfast

должно быть

ты собиралась

их оставить

на завтрак

And which

You probably

didn’t know

I’d borrowed

ты должно быть не знал

что я пошла покататься

  1. Оправдания и просьба о прощении (развязка)

Forgive me

they were delicious

so sweet

and so cold

Прости меня

они были прелестны

так сладки

и прохладны

Forgive me

My blood sugar

Was so low

Because someone ate

my God damn plums.

Прости меня

кое-кто

слопал все

мои сливы,

и я ослабела

Частный случай тактики сохранения внутреннего смысло-динамического членения связан с сохранением позиций выдвижения. Анализ текстов фанфикшен показывает, что каждый текст-источник обладает рядом моментов (ситуаций, сцен) закономерно повторяющихся в большинстве текстов-продуктов жанра фанфикшен. Подобные моменты текста, эмоционально-сильные и запоминающиеся, накладывающие отпечаток на проекцию в сознании реципиента, мы, вслед за И.В. Арнольд, предлагаем называть позициями выдвижения [Арнольд, 2002, 2010].

Под выдвижением понимается «организация текстовых средств, способствующая выделению важнейших смыслов текста и распределению их в системе иерархических зависимостей» [Там же].

Выдвижение образует эстетический контекст и выполняет ряд смысловых функций. Одной из функций является экспрессивность (свойство текста передавать смысл с увеличенной интенсивностью, результатом чего является эмоциональное или логическое усиление) [Арнольд, 2010]. Такие фрагменты текста, наиболее сильно воздействующие на читателя в идейно-эмоциональном плане, как правило, выделяются в начале и конце произведения, формируя установки восприятия и создавая завершённую проекцию текста. Например, начальная позиция выдвижения текста может выполнять следующие функции [там же]:

- интригующую (привлечение внимания читателя);

- координирующую, моделирующую (вводит координаты изображаемого мира);

- сигнализирующую, или делимитирующую (оповещает о переходе к изображаемой действительности и переключает внимание на особый вид коммуникации);

- настраивающую [Арнольд, 2010, с 64].

К средствам выдвижения относят, в первую очередь, сильные позиции текста ˗ наиболее значимые в идейно-эмоциональном плане сцены произведения, особенно запоминающиеся читателю [Там же]. Сильные позиции связаны с «установлением иерархии смыслов, фокусированием внимания на самом важном, усилением эмоциональности и эстетического эффекта, установлением значащих связей между элементами смежными и дистантными, принадлежащими одному и разным уровням, обеспечением связности текста и его запоминаемости» [Арнольд, 2010, с. 205]. На уровне архитектоники «сильные позиции» могут получать выражение в форме заглавий, эпиграфов, начала и конца произведения (части, главы, главки) [Арнольд, 2010; Алисултанов, 2005]. С их помощью автор подчеркивает наиболее значимые для понимания произведения элементы структуры и одновременно определяет основные «смысловые вехи» той или иной композиционной части (текста в целом). В фильмах как мультимедиальных текстах, как правило, сильные позиции внешнекомпозиционно не обозначены.

Другими средствами выдвижения признаются сцепление, конвергенция, обманутое ожидание и семантический повтор. Соответствующие элементы текста-источника детерминируют работу внутрикомпозиционных стратегий формирования читательской (зрительской) проекции.

Конвергенция – схождение в одном месте пучка стилистических приёмов, участвующих в единой стилистической функции. Стилистические приёмы взаимодействуют, оттеняют друг друга, и поданный ими сигнал не может остаться незамеченным. Составляющие средства конвергенции разнообразны, и, как правило, принадлежат к разным уровням – логическому, синтаксическому, фонетическому. И.В. Арнольд подчеркивает, что конвергенции особенно выразительны, если они сосредоточены на коротких отрывках текста, и в качестве примера приводит конвергенцию из пьесы Шекспира «Генрих IV». «В восклицании всего семь слов, но они образуют и повтор, и аллитерацию, и оксюморон, и ритм: Doomsday is near; die all, die merrily» [Там же]. Подобный пучок стилистических приёмов гарантированно находит отражение в проекции текста-источника, и воплощается в тексте-продукте. Э. Фрей отмечает, что именно отрывки с конвергенциями чаще всего выбираются критиками и литературоведами для цитат при рецензировании произведения [цит. по Арнольд, 2002]. В кинорецензиях часто используются конвергенции из фильма. При создании трейлеров, рекламных роликов к фильму, отбираются моменты конвергенции, и подаются зрителю в порядке, как правило, не соответствующем последовательности событий фильма и его смысловой составляющей.

Сцепление – появление сходных элементов в сходных позициях, сообщающее целостность тексту. Проявляется на любых уровнях и на разных по величине отрезках текста. Сходство элементов может быть фонетическим, структурным или семантическим. Помимо функции смыслового объединения текста в единое целое, сцепление оказывает воздействие на реципиента, поскольку связано с критерием предсказуемости. Реципиент с помощью механизмов вероятностного прогнозирования (продуктивного, творческого компонента стратегий восприятия) создаёт в проекции текста элементы ожиданий реципиента, которые, будучи оправданными, «цементируются» в сознании как «скелет» текстовой проекции. Аналогичное средство выдвижения – семантический повтор. В анализируемом в практической части фильме-источнике «Шоколад» героиня Виенн постоянно угощает окружающих конфетами, угадывая их любимый вкус, и эта деталь с большой частотностью фигурирует в фанфикшен-текстах. В формате кинотекста мы рассматриваем эту деталь (угощение конфетами) как семантический повтор, поскольку «информация, воспринимаемая по разным каналам, в том числе вербальная и иконическая (изобразительная), интегрируется и перерабатывается человеком в едином условно предметном коде мышления, поскольку на уровне глубинной семантики языка не существует принципиальной разницы между семантикой иконических и вербальных знаков» [Сонин, 2006, С. 310. С. 118].

Эффект обманутого ожидания, напротив, основан на нарушении предсказуемости: «Непрерывность, линейность речи означает, что появление каждого отдельного элемента подготовлено предшествующими и само подготавливает последующие. Читатель его уже ожидает, а он заставляет ожидать и появления других. Последующее частично дано в предыдущем. При такой связи переходы от одного элемента к другому малозаметны, сознание как бы скользит по воспринимаемой информации. Однако если на этом фоне появляются элементы малой вероятности, то возникает нарушение непрерывности, которое действует подобно толчку: неподготовленное и неожиданное создает сопротивление восприятию, преодоление этого сопротивления требует усилия со стороны читателя, а потому сильнее на него воздействует» [Якобсон, 1953].

Приведённые средства создания позиций выдвижения в тексте находят применение на всей протяжённости текста. Приёмы создания позиций выдвижения обладают различной эффективностью, могут «выстрелить», или нет, и находятся в зависимости от множества факторов. Такими факторами будут, например, контекст, стилистическая привязанность, суммы личностного опыта автора и реципиента. Сцена фильма, безусловно являющаяся позицией выдвижения для одного зрителя, для другого может пройти незамеченной, поскольку её тематическая доминанта для него не актуальна (в силу интересов, возраста, убеждений).

Если соотносить местоположение средств выдвижения в тексте (помимо сильных позиций) с классической трёхчастной формулой «завязки-кульминации-развязки» » [Шалыгина, 2010, с.6], то, как правило, большинство средств выдвижения, применённых авторами историй фанфикшен, заимствуются из текста-источника на этапах развития действия и кульминационном моменте. А. Червинский в статье «Как хорошо продать хороший сценарий» приводит диаграмму успешного сценария, предложенную одним из старейших голливудских сценаристов и преподавателей сценарного мастерства Уэллсом Ротом [Червинский, 1993]. Классическая трёхчастная схема действия остаётся, но ничуть не меньшая роль отведена подводным камням, представляющим позиции выдвижения (см. рис. 10).



Рисунок 10 - Схема успешного сценария по У. Роту


Таким образом, мы полагаем, что именно позиции выдвижения в тексте, «пороги сценарного водопада», а не схема «завязки-кульминации-развязки», являются основным объектом работы схематических стратегий восприятия текста. Это подтверждается также тем, что кульминационный момент текста-источника (состоящий из позиций выдвижения), становится «сильной», устойчивой позицией проекции текста, и переносится во вторичный текст. Назовём сценарии такого процесса тактикой сохранения позиций выдвижения в тексте. Часто данная тактика реализуется через построение истории фанфикшен вокруг одной из позиций выдвижения текста-источника. Например, истории фанфикшен на поэму Гомера «Одиссея» (точнее, на её переводные версии в изложении И.В.Рьё, Р.Лэттимора и Р.Фицджеральда) включают в себя одни и те же повторяющиеся, эмоционально насыщенные эпизоды-позиции выдвижения текста-источника, запечатлевшиеся в проекциях текста реципиентов. Среди таких позиций выдвижения:

  1. Ожидание Одиссея Пенелопой. Например, фанфикшен-текст Penelopes Patience (Терпение Пенелопы) строится вокруг возвращения Одиссея к жене, ставшего объектом выдвижения в тексте-источника за счёт «эффекта обманутого ожидания» – собравшиеся в доме женихи не ожидали появления хозяина. Вторичный текст Penelopes Patience воссоздаёт образ Пенелопы, идентичный тексту-источнику «Одиссее», и награждает героиню положительными эпитетами: always waiting, always patient (вечно ждущая, вечно терпеливая), loving (любящая), a great wife and a great mother (великая жена и мать).

2. Любовь Калипсо к Одиссею. Калипсо – жившая на острове нимфа, которой пришлось отпустить от себя возлюбленного Одиссея. В тексте-источнике образ нимфы становится объектом выдвижения за счёт сильной позиции развития действия, поэтому сцена явилась эмоционально значимой для реципиентов. Наблюдается эмпатический настрой авторов историй фанфикшен − они сочувствуют героине. Например, фанфикшен-текст Calypsos Poem (Песнь Калипсо) создан с точки зрения данного персонажа, и передаёт эмоциональный настрой оставленной женщины. I want you to be free, but it is your sorrow that has made a slave of me. Хочу, чтобы ты был свободен, но твоя печаль меня держит. Фанфикшен-текст Never Looked Back (Так и не оглянулся) построен на контрасте красоты персонажа, и её трагических чувств. A nymph, immortal and most beautiful without love, alone in her sea hollowed caves who craves Odysseus for her own. Бессмертная и прекраснейшая нимфа, лишённая любви, одинокая в пещерах, опустошённых морем, желает возвращения Одиссея.

3. Тактика сохранения точки зрения. Устойчивость структуры точки зрения, её ключевая роль в системе элементов текста приводят к тому, что большинство фанфикшен-текстов имитируют точку зрения и перспективу рассказчика, представленную в тексте-источнике, или содержат её элементы. Проанализируем использование тактики сохранения точки зрения согласно планам точки зрения Б.А. Успенского. Текстом-источником для фанфикшен истории Dear Allie (Дорогому Алли) является роман Дж.Д. Сэлинджера «Над пропастью во ржи» (Catcher In The Rye), в котором повествование ведётся от лица шестнадцатилетнего Холдена Колфилда. Фанфикшен представляет собой письмо Холдена к Алли, брату, умершему от белокровия. В фанфикшен-тексте Dear Allie соблюдается изначальная, свойственная тексту-источнику, перцептивная точка зрения Холдена Колфилда (см. табл. 2; в таблице первоначально приводится иллюстративный материал из фанфикшен-текста, а затем для сравнения – из текста-источника).



Таблица 2 – Анализ точки зрения, представленной в истории Dear Allie (Дорогому Алли)

Пример

Перевод

а) Пространственный план – Холден подчёркивает, что он находится внутри действия, а Алли смотрит на него «сверху»

Hey Allie,

If somehow you're reading this, you probably know about every goddam thing that's happened to me this past week. I guess you'd know about my expulsion from that phony as hell school… (Dear Allie)

where I was born, an what my lousy childhood was like, and how my parents were occupied and all before they had me, (Catcher In The Rye)


Алли,

Если ты это всё-таки читаешь, скорее всего, ты в курсе тех идиотских событий, что происходили со мной на той неделе. Определённо тебе известно о моём исключении из проклятущей школы…

(Дорогому Алли)
о том, где я родился, о моём никудышном детстве, и о том, где болтались мои родители, пока у них не появился я…

(Над пропастью во ржи)

б) Идеологический план – высказанные убеждения и субъективное отношение (к смерти, религии, образованию, его жизненная философия) соответствуют возрасту и статусу героя

And like I said before, I don't believe in the old bearded man in the sky or those damn pearly gates. But if you do…send a salutation to Him from me. And tell him I love his beard but it could use a trimming.

My teachers are always complaining about how I'm so intellectually undeveloped. I didn't need those phony concepts. Most of all, I didn't need that goddam phony school with those goddam phony teachers. (Dear Allie)

Как я уже сказал, я не верю в бородатого старика, живущего на небе, или в чёртовы жемчужные врата. Но если ты на самом деле смотришь за мной… передай Ему от меня привет. И скажи, что борода, конечно, прикольная, но можно иногда и побриться.

Учителя вечно жалуются, что я умственно недоразвит. Но мне-то их фальшивые диагнозы не нужны. И вообще, сдалась мне эта гнилая школа вместе с гнилыми учителями.

(Дорогому Алли)


He told us we ought to think of Jesus as our buddy and all. He was telling us all about what a swell guy he was, what a hot-shot and all,…
It was a terrible school, no matter how you looked at it (Catcher In The Rye).

Он втолковывал нам, что мы должны думать об Иисусе как о своём приятеле. Рассказывал, каким замечательным парнем он был, каким перспективным, одарённым малым, …
Школа была ужасная, с какой стороны ни посмотри (Над пропастью во ржи).

в) Временной план – выражается в употреблении разных видовременных форм глагола для описания событий романа-источника (Past Simple), и действий, связанных с написанием письма (Present tenses)

I felt as free as a bird and as high as a kite. I was truly happy for once.

Я был свободен, словно птица, и парил от счастья, словно воздушный змей. Моментально я стал полностью счастлив.

So why in the goddam hell am I writing to you? I guess it's because I'm ready to move on. I'm ready to grow up.

Какого, казалось бы, чёрта, я тебе всё это расписываю? Наверное, я готов двигаться вперёд. Готов повзрослеть.

г) Языковой план – события передаются языком Холдена, стилевые стороны обоих текстов (источника и продукта) практически идентичны. Использован сленг, сленговые выражения, идиомы, табуированная лексика, повторы различных уровней (лексические, синтаксические)

I knew our parents would've blown a gasket, but I didn't care. Hell, that night I didn't care about anything.

And she got this teeny-wheeny voice…

I chickened out and told her…

I wracked my brains and everything. I tried imagining myself being happy with Stradlater or Ackley…. But I didn't like them. Not really. Man, am I am an asocial prick. (Dear Allie)

Я знал, что предки просто взорвутся, но меня это не беспокоило. Да тем вечером мне на всё было плевать.

И у неё был тонюсенький голосок.. Я трухнул, и соврал, что…

Я просто мозги сломал над её вопросом. Пытался вообразить, как я счастлив со Стредлейтером или Экли… Но не мог. На самом деле не мог. Да я просто чокнутый социопат.

(Дорогому Алли)

He just got a Jaguar. One of those little English jobs that can do around two hundred miles an hour. It cost him damn near four thousand bucks. He's got a lot of dough, now. He didn't use to

It was icy as hell and I damn near fell down.

(Catcher In The Rye)


Он только-только отхватил себе Ягуар. Ну, одну из тех английских тачек, которые не меньше двухсот миль в час делают. И обошлась она ему почти в четыре тысячи баксов. Хотя сейчас у него бабок достаточно. Раньше столько не было.

Было адски скользко, и я там чуть не навернулся.



(Над пропастью во ржи)

д) Перцептивный план – информация корректируется согласно особенностям восприятия героя, обусловленным возрастными, гендерными различиями, родом занятий, интересами. Например, Холдену кажется несправедливым, что его отчислили из школы всего за две несдачи по предметам.

It got totally out of hand and all because I wasn't doing so well on a couple of subjects! Okay, not well is probably the understatement of the century – hell, the millennium. Still, they had no right

(Dear Allie).



Они как будто с цепи сорвались, и только из-за того, что я малость не успевал по паре предметов!

Ладно уж, «малость не успевал», - это я преуменьшил. Но всё же, права такого им никто не давал.

(Дорогому Алли)

What really knocks me out is a book that, when you're all done reading it, you wish the author that wrote it was a terrific friend of yours and you could call him up on the phone whenever you felt like it. I wouldn't mind calling this Isak Dinesen up. You take that book Of Human Bondage, by Somerset Maugham, though. I wouldn't want to call Somerset Maugham up (Catcher In The Rye).

Как по мне, когда прочтёшь потрясающую книжку, сразу хочется, чтобы её автор был одним из лучших друзей, и ты мог бы ему звякнуть в любое время, и поболтать по душам. Я был бы не прочь позвонить Исаку Динесену. А взять ту книгу Сомерсета Моэма, Бремя страстей человеческих. Не стал бы я созваниваться с Сомерсетом Моэмом.

(Над пропастью во ржи)

Приведённая точка зрения однородна по структуре пяти планов, автор поддерживает фокализацию повествования на персонаже Холдена Колфилда. Тактика сохранения точки зрения работает на сохранение связи с текстом-источником, ресурсами которого «питается» история фанфикшен.

Несмотря на характеристику повышенной продуктивности, которой обладают стилистические стратегии, на их уровне когнитивная операция сохранения в полной мере находит реализацию. Степень соотнесённости с текстом-источником в аспекте стилистических стратегий напрямую обусловливает «верифицируемость», или «валидность» фанфикшен-текста как текста-продукта. Когнитивная операция сохранения реализуется на уровне стилистических стратегий в следующих тактиках:



  1. Тактика сохранения ключевых слов. Слово в контексте способно приобретать дополнительные значения. В художественном произведении наблюдается развитие релевантной для данного текста семантической структуры повторяемого слова, которая, в отличие от словарно заданной, носит индивидуальный характер, не воспроизводимый в других текстах [Кухаренко, 1988, с. 48-49]. Индивидуально-художественное значение слов – обобщение целого ряда контекстуальных актуализированных смыслов, реализация которых обусловлена идейно-тематическим композиционным развитием произведения [Кухаренко, 1988, с. 50]. В тексте актуализируется также грамматическое значение и валентность слов (лексическая, морфологическая, синтаксическая). И.В. Арнольд подчёркивает, что валентность проявляется лишь в условиях контекста [Арнольд, 2002].

В тексте выделяются ключевые для выражения смысла и для понимания знаки, которые играют особенно важную роль в установлении внутритекстовых семантических связей и организации читательского восприятия. Для их обозначения применяется термин «ключевые слова» (также: смысловые ядра, смысловые вехи текста). Признаками ключевых слов являются:

1) высокая степень повторяемости данных слов в тексте, частотность их употребления;

2) способность знака конденсировать, свертывать информацию, выраженную целым текстом, объединять «его основное содержание» [Николина, 2003];

3) соотнесение двух содержательных уровней текста: собственно фактологического и концептуального — и «получение в результате этого соотнесения нетривиального эстетического смысла данного текста» [Новиков, 1989, с. 57-58].

Только слова, «сопрягающие» два уровня, два «слоя» текстовой информации, раскрывающие неодномерные, эстетически организованные смыслы, могут быть признаны ключевыми единицами текста [Николина, 2003, с. 43]. Ключевые слова образуют в тексте семантические комплексы: вокруг них группируются синонимичные им единицы, слова, ассоциативно с ними связанные, наконец, однокоренные слова, повтор которых в том или ином контексте, как правило, не случаен. Тем самым, составляется семантическая доминанта текста, а также образуются сквозные оппозиции, значимые для его интерпретации [там же].

Таким образом, ставится вопрос о механизмах восприятия ключевых слов реципиентом и их реализации в процессе построения проекции текста. Ставится задача выяснить, сопоставимы ли ключевые слова текста-источника и текста-продукта.

Проведём сопоставительный анализ особенностей употребления ключевых слов в стихотворении Э.А. По The Raven (Ворон) [Poe, 1845] и созданных на его основе текстах-продуктах жанра фанфикшен. Источник обладает множеством интерпретаций, среди которых основная – тема преданности возлюбленной. Поэма представляет образец эллинистической поэзии paraklausithyron (просьба перед закрытой дверью) [Maligec, 2009]. Тема любви дополняется мистическим компонентом, который превращается в тематическую доминанту текстов-продуктов жанра фанфикшен. Просматривается применение читателями тактики сохранения ключевых слов (см. табл. 3).

Таблица 3 - Сопоставительный анализ ключевых слов текста-источника The Raven (Ворон) и текстов-продуктов жанра фанфикшен




The Raven (Ворон)

Перевод М. Зенкевича



Тексты-продукты

  1. door (дверь) – употребляется символически, обозначая границу между обыденным и сверхъестественным

here I opened wide the door: -

Darkness there and nothing more….

дверь открыл я: никого,

Тьма — и больше ничего.

I merely shrugged, and pried open thine door.

Я передёрнул плечами, и распахнул твою дверь (The Legend).

her father, the King, kept her behind a closed door. Behind an enchanted locked door. Король, её отец, держал её за закрытой дверью. Закрытой волшебной дверью

(The Princess and the Dragon Prince).



  1. dream (сон, мечта, фантазия) наделяется негативной коннотацией и приравнивается к nightmare (кошмар)

dreaming dreams no mortal ever dared to dream before

погруженный в грезы, что еще не снились никому до этих пор;

his eyes have all the seeming of a demon's that is dreaming,

словно демон тьмы в дремоте,

This was no dream. I doubted myself that I was asleep. Это был не сон (из контекста – в значении страшный сон). Я подумал, не сплю ли я.

(The Raven; в данном случае история фанфикшен имеет то же название, что и текст-источник)



  1. ghost (призрак), ghastly (призрачный, ужасный) употребляются метафорически в отношении к предметам материального мира.

each separate dying ember wrought its ghost upon the floor.

И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.

Ghastly grim and ancient Raven зловещий древний Ворон…

Shadows of my fire, placed ghosts up higher,

Тени из камина призраками поднимались вверх

(Williams’ Raven Parody)



  1. Yore (книжн. давным-давно), ancient (древний), lore (традиционные поверья) – понятие времени материализуется, приобретает значение места, откуда приходят легенды, мудрость и ночные страхи.

volume of forgotten lore-

тома с забытыми поверьями-

Raven of the saintly days of yore

Ворон давних времён;

ancient Raven wandering from the Nightly shore-

древний Ворон, странствующий по ночному берегу

As I advanced the ancient stairПоднимаясь по древним ступеням (ведущим в некое волшебное место)

but a legend, a forgotten tale of yore. Легенда, забытое предание прошлых лет(мудрость прошлых лет)

And ancient steel began its tilt. И древний клинок пришёл в движение (древний – наделённый особыми свойствами)

(The Legend).




  1. Darkness (темнота) – отрицательная коннотация; то, чего стоит бояться.

Darkness there and nothing more.

Тьма — и больше ничего.

let the dreadful darkness consume me

позволяя ужасающей темноте поглотить меня…

(Driven)


feathers, Darker than the darkest of night.

Перья, темнее самой тёмной ночи…

(The Crow)



  1. Silence (тишина) –отрицательное значение «вместилище таинственного»

But the silence was unbroken, and the stillness gave no token,

тишину не нарушало, и молчание держало…



And the only word there spoken was the whispered word,

Это я шепнул, и эхо прошептало:

Silence echoed my response. Then silence, deadly silence. Nothing more.

Тишина эхом мне отозвалась. Тишь молчание хранила. Тишь – и больше ничего.

An eerie quiet had settled on the city…

Жуткая тишина повисла над городом…

(The Legend).


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница