Деятельность Вологодской милиции в годы Великой Отечественной войны



Скачать 271.74 Kb.
Дата05.05.2016
Размер271.74 Kb.
Деятельность Вологодской милиции в годы Великой Отечественной войны
12 марта 1941 года в соответствии с приказом НКВД СССР 0 – 00212 от 26 февраля 1941 года было образовано Управление Народного Комиссариата Внутренних Дел по Вологодской области. В его состав вошли: секретариат, мобинспекция, Первый спецотдел, Шестое отделение и управление милиции с отделами – мобинспекция, ОВИР, политотдел, Отдел Уголовного розыска, ОБХСС, Спецотдел, ПРО, Отдел Службы и боевой подготовки, ГАИ, ОАРС. Кроме того, в составе Управления были: Отдел Пожарной охраны, Архивный отдел, Отдел исправительно-трудовых колоний, Тюремный отдел, Отдел Кадров, Финотдел и Административно-Хозяйственный отдел.
Начальником Управления НКВД по Вологодской области был назначен капитан государственной Безопасности Лев Федорович Галкин. По воспоминаниям ветеранов, Лев Федорович был энергичным, волевым и общительным человеком. Он часто выезжал в командировки, причем сам управлял автомашиной.

22 июня 1941 года немецкая армия начала свое мощное вторжение по всей границе нашей страны от Черного до Балтийского моря. Началась Великая Отечественная война.

Главный Военный Совет издал директиву советским войскам о начале активных военных действий. Первые итоги были катастрофичны для Красной Армии. За три недели войны были оставлены Латвия, Литва, Белоруссия, значительная часть Украины и Молдавии.

Война потребовала оперативной перестройки органов государственной власти и управления. 30 июня 1941 года создается Государственный Комитет Обороны (ГКО).

С первых дней войны вся жизнь страны была подчинена делу вооруженной защиты, превращения ее в единый боевой лагерь. Свой вклад в решение этой задачи внесла и советская милиция.

С началом войны ухудшилось положение буквально по всем направлениям деятельности милиции. Это объясняется многими обстоятельствами. Лучшие сотрудники ушли добровольцами на фронт. Зато пополнилась армия уголовников. Качественный уровень милиции также ухудшился: 25% личного состава было призвано в армию в первые дни войны. Как правило, их заменяли лица, не годные к строевой службе: инвалиды, пенсионеры, женщины. Нельзя забывать и о том, что в военной обстановке на милицию были возложены многочисленные дополнительные обязанности. С начала войны наружная служба милиции (об угрозыске и БХСС и говорить нечего) была переведена на двухсменный режим работы по 12 часов. Отпуска всем сотрудникам были отменены.

Вологодская область в первый же день боевых действий была объявлена на военном положении. На органы милиции возлагались строжайший контроль за выполнением постановления о введении военного положения, наблюдение за безопасностью важнейших промышленных предприятий, железнодорожных узлов, станций, мостов, радиотелеграфа и телефонных станций, электростанций, станций водоснабжения, аэродромов и банков. В Управлении НКВД Приказом № 0018 от 23 июня 1941 года было введено постоянное дежурство личного состава и руководства отделов. Из оперативного состава назначалась дежурная опергруппа в количестве двух оперативных работников и проводника со служебно-розыскной собакой.

24 июля 1941 года, в связи с «объявлением города на угрожающем положении» был издан Приказ по Управлению НКВД Вологодской области № 0024, регламентирующий порядок использования личного состава УМ УНКВД на случай объявления воздушной тревоги.

В отделах милиции проводились митинги и собрания. Начальник I отделения милиции города Вологды В. И. Домничев, выступая среди личного состава, говорил: «Мы сегодня же готовы взять винтовки и стать в ряды защитников Родины». Милиционеры А. Петухов, А. Беляшов и другие (всего 9 человек) тут же на собрании подали рапорта с просьбой направить их добровольцами на фронт. В первые же месяцы войны около полутора тысяч сотрудников Вологодского НКВД встали на защиту Отечества.

Осенью 1941 года обстановка на фронте осложнилась. Особенно тяжелые бои шли под Москвой и Ленинградом. На 16 октября линия фронта проходила по Оштинскому району Вологодской области.

В начале ноября пал Тихвин. Вместе с ним оборвалась последняя ниточка связи тыла с осажденным Ленинградом. Фашистские самолеты бомбили станции Грязовец, Морженга, Бакланка. Вологда стала прифронтовым городом, которому гитлеровцы придавали немалое значение, намечая план захвата Вологды на май 1942 года. Особое значение придавалось магистральным развязкам Северной железной дороги. Уже 29 июля 1941 года первые четыре 250-киллограмовых бомбы были сброшены на участке железной дороги на границе с Ленинградской областью. На следующее утро объектом нападения стал Череповец, в котором четырьмя бомбовыми ударами был разбит поезд № 428. Спустя час вражеские самолеты кружили над Харовском: взрывами снесено 4 платформы в Пундуге. Далее – налет и бомбардировки в Грязовце, Чебсарском районе, Районе Вохтоги, Монзенского леспромхоза. Именно тогда по просьбе командующего армией К. А. Мерецкова в соответствии с решением бюро обкома партии был сформирован особый ударный батальон, в состав которого вошли добровольцы милиции – М. Кузнецов, Р. Петухов, И. Пискунов, А. Малыгин, братья Иван и Василий Преображенские, В. Горохов, Н. Седунов и др. Всего 50 человек.

Боевое крещение батальон принял в пригороде Тихвина в составе 1-ой «Гренадерской» бригады под командованием генерала Г.Т. Тимофеева. В начале декабря 1941 года после упорных боев советские войска освободили Тихвин. В число освободителей входили и «гренадеры» из Вологодской милиции.

В памяти народной вечно будет жить подвиг политрука 1 отделения милиции Вологды Александра Николаевича Сальникова.

Война застала его на учебе в Ленинградской школе политсостава милиции. На двадцатый день войны была удовлетворена его просьба о направлении добровольцем на фронт. 7 августа он писал товарищам по службе в Вологду: «в этот грозный час я добровольно вступил в ряды действующей Красной Армии и заверяю вас, товарищи вологжане, что в грязь лицом не ударю. Буду жестоко громить врага. Отдам все силы во имя Родины и советского народа. А если потребуется, отдам и жизнь. Только она дорого обойдется фашистам...».

Сальников попал на фронт под Кингисепп. Там сложилась тяжелая обстановка: силы были слишком неравными. Немцы пошли в психическую атаку. И вдруг: «Ни шагу назад! Фашисты не пройдут!». Это раздался призыв Сальникова. Немцы подошли так близко, что, казалось, не найдется силы остановить их, но руки бойцов крепче сжали оружие. Разгоряченный боем Сальников «косил» неприятеля из пулемета. И враг не прошел.

После ранения, он, не дождавшись конца лечения, вернулся в свой батальон и продолжал сражаться, теперь уже в боях у Пулковских высот. 20 февраля 1943 года газета «Правда» в статье «Ленинградская эпопея» писала: «Во главе подразделения Сальников ворвался в траншею, где залегли немцы и бил их гранатами, очередями из автомата и меткими выстрелами из пистолета. Несколько раз он был ранен, но в боевом порыве не замечал своих ран. Когда иссякли патроны, он бросился на немцев в рукопашную, работая штыком и прикладом. Фашистский автоматчик в упор дал очередь. Шесть пуль пронзили грудь героя. Смерть уже застилала глаза Сальникову и все же он увидел немца, который стрелял в него. Собрав последние силы, воин-милиционер ринулся на врага и костенеющими пальцами сжал ему горло. Таким и нашли его товарищи в траншее...»

Трое сотрудников органов внутренних дел области, участников Великой Отечественной войны – Николай Степанович Аверин – участковый упономоченный из поселка Андома Вытегорского района, Николай Иванович Меркурьев, служивший после войны инспектором пожарного надзора в поселке Усть-Алексееве Велико-Устюгского района и Петр Михайлович Норицын – участковый уполномоченный из Велико-Устюгского района – удостоены высшей награды Родины – звания Героя Советского Союза.

Об этих людях сегодняшние сотрудники ОВД должны знать и помнить.

Петр Норицин родился в 1903 году в деревне Устиново В-Устюгского района. В 1925 году по просьбе начальника районной милиции организовал сельскую группу содействия милиции. В 1926 году поступил на службу в отдел милиции на должность постового милиционера. Перед уходом на фронт он был руководителем отделения милиции.

На фронт ушел с первых дней войны. Первый раз был ранен на Волховском фронте. После выписки из госпиталя заканчивает краткосрочные курсы командиров танковых орудий и был зачислен в экипаж тяжелого танка «КВ».

Утром 21 января 1943 года экипаж получает задание уничтожить огневые точки противника у хутора Новая Надежда (Сталинградский фронт). К этому времени на счету экипажа за пять дней ожесточенных боев под Сталинградом уже было 2 уничтоженных гитлеровских танка, 5 автомашин с пехотой противника.

Танк двигался вперед, укрываясь от противника за складкам местности. Из за мощного перекрестного огня гитлеровцев пехотинцы не могли идти в атаку. Выбрав момент, Норицын точными выстрелами подавил огневые точки врага. Но танкисты не заметили, как немцы из-за сарая выкатили противотанковую пушку, выстрелом из которой была повреждена ходовая часть машины. «КВ» продолжал сражаться, не имея возможности двигаться, до тех пор, пока не иссякли боеприпасы. Заметив, что танк стал не опасен, немцы окружили машину, стучали по броне и кричали: «Рус, сдавайся!». Но сдаваться никто не собирался. Озлобленные непонятным упорством обреченных танкистов, враги облили танк бензином и подожгли.

Через восемь месяцев П. М. Норицыну и всем членам экипажа было посмертно присвоено звание Героев Советского Союза.

Николай Степанович Аверин родился в 1908 году в деревне Аверино Вытегорского района. Работал в колхозе, потом перешел на службу в милицию в должность участкового уполномоченного. Перед войной возглавил милицейский оперативный пункт на одной из железнодорожных станций. В 1942 году ушел на фронт. Был зачислен на курсы наводчиков самоходно-артиллерийской установки. Воевал на Западном и Прибалтийском фронтах. Последний бой – июль 1944 года на подступах к городу Шауляй в Литве.

28 июля фашисты подожгли самоходку Аверина, но экипаж благополучно покинул машину и продолжил сражение на другой. Ими было уничтожено 25 автомашин с пехотой и вооружением, танк и две самоходки. Осколком от разорвавшегося снаряда наш земляк был смертельно ранен. После осмотра места боя командир полка сказал: «За всю войну не видел такого, чтобы одна самоходка разгромила механизированный батальон вермахта».

23 марта 1945 года Николаю Степановичу Аверину было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. До 1990 года в городе Шауляй стоял памятник герою. В настоящее время его снесли. В 1967 году памятник милиционеру-земляку поставили на его родине, в селе Андома.

Звезду Героя Советского Союза из рук маршала Жукова в конце войны получил вологжанин Николай Иванович Меркурьев.

Он родился 26 декабря 1920 года в деревне Меркурьевский Починок Усть-Алексеевского района. В армию призван в 1939 году шофером 51 танковой бригады. В 1942 году получил ранение. После выздоровления сражался на подступах к Северному Кавказу. Отсюда во главе стрелковой роты был направлен на 1 Белорусский фронт.

В апреле 1945 года войска 1 белорусского фронта, освободив Варшаву и ряд других городов Польши, с боями продвигались на Запад. Предчувствуя свою скорую гибель, фашисты продолжали яростно сопротивляться. Они превращали города и деревни в хорошо укрепленные опорные пункты. Уничтожить один из таких укрепленных пунктов на берегу реки Одер было приказано воинам стрелковой дивизии. В этих боях особенно отличилась рота, которой командовал лейтенант Николай Иванович Меркурьев. В критическую минуту он поднялся во весь рост и с возгласом «за Родину» первым устремился к траншеям противника. Наши воины в рукопашном бою овладели тремя траншеями и захватили в плен более 50 фашистов. Не давая врагу опомниться от удара, рота Меркурьева ворвалась в населенный пункт Меркендорф и заняла автостраду Франкфурт-на-Одере – Берлин. В этом бою Н. И. Меркурьев лично уничтожил 2 станковых пулемета и до 30 вражеских солдат.

27 апреля 1945 года дивизия пошла на решающий штурм вражеской группировки. В этом сражении командир роты был ранен, но не покинул поля боя и продолжал командовать. Свой боевой путь Н. И. Меркурьев закончил в Берлине. После демобилизации он вернулся в родное Усть-Алексеево, где работал в пожарной охране.

Орденом Славы трех степеней удостоен за боевые подвиги участковый уполномоченный Устюженского РОМ Иван Владимирович Владимиров.

Всенародная борьба в тылу врага по своему характеру, размаху и нанесенным оккупантам потерям не имеет аналогов в истории. В развертывании всенародной борьбы в тылу врага, создании партизанских отрядов и диверсионных групп активное участие принимали работники органов внутренних дел и их самого многочисленного отряда – милиции. Отличились в этой борьбе и наши земляки.

В изданном в 1996 году в Москве кратком историческом очерке «Органы и войска МВД России» есть такие слова: «Так, отряд «Неуловимые»...из группы в 28 человек к лету 1944 года вырос в соединение, насчитывающее более 3000 человек». В материалах, имеющихся в областном музее милиции, есть копия справки, в которой значится: «Полковник тов. Степанов Е. П. в период Великой Отечественной войны в должности начальника Управления НКВД Белорусской ССР с июля по 28 августа 1941 года командовал истребительным отрядом НКВД БССР, а с 28 августа по 28 октября 1941 года командовал спецгруппой НКВД БССР «Неуловимые», действовавшей в тылу немецко-фашистских войск». Отряд «Неуловимые» действовал в Могилевской области. За участие в боевых действиях Евгений Петрович Степанов был награжден Орденом Отечественной войны I степени, медалью «партизану Отечественной войны» I степени и рядом других наград. В послевоенные годы Е. П. Степанов работал заместителем начальника УВД Вологодской области.

Действия другого нашего земляка, сотрудника НКВД, описаны в трехтомнике «Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков» (Минск., 1970) и сборнике «партизанские формирования Белоруссии в годы Великой Отечественной войны» (Москва, 1975). Речь идет об Александре Александровиче Морщинине.

Боевое крещение А. А. Морщинин получил в битве за Москву. После тяжелого ранения был заброшен в тыл немецкой армии. Группе офицеров из шести человек, возглавляемой Морщининым, необходимо было объединить мелкие группы народных мстителей в крупное партизанское соединение и начать активную борьбу с фашистами. В начале июня 1942 года группа начала действовать на границе Минской, Могилевской и Витебской областей. Первый удар по врагу был нанесен на железной дороге, где на перегоне Славное-Бобр партизаны пустили под откос вражеский эшелон. Это послужило сигналом для местного населения и в отряд Морщинина стали прибывать люди из окрестных сел и деревень.

К июлю 1942 года отряд насчитывал уже свыше пятисот человек и стал именоваться партизанской бригадой. На освобожденных от врага территориях пяти районов Белоруссии, бойцы объединенных в бригаду шести отрядов, устанавливали Советскую власть. Бригада получила название по имени комбрига Морщинина – «Дядя Саша» и совершила за годы войны более 325 боевых операций по подрыву коммуникаций противника и разгрому немецких гарнизонов на территории Белоруссии.

Затем А. А. Морщинин командовал партизанским отрядом в Калининской области, был заместителем командира 658 стрелкового полка в составе дивизии 1-го Украинского фронта и участвовал в освобождении Польши в составе действующей армии. К партизанским наградам – одним из первых партизан Белоруссии А. А. Морщинин был награжден орденом Ленина – добавились ордена Красного Знамени, красной Звезды. С августа 1946 года он продолжил службу в Вологодской милиции.

В лесах Карелии в партизанском отряде «Боевые друзья» бил врага бывший участковый уполномоченный Междуреченской милиции М. И. Шаронов.

В августе 1942 года в Вологде был сформирован партизанский отряд «За Родину» и направлен на Север для борьбы в тылу врага. Отряд действовал в лесах Карелии. Партизаны совершили немало смелых дел. За зиму и лето 1943 года ими были уничтожены 162 белофинских солдата и офицера, разгромлено два гарнизона противника, сожжено 7 домов и 2 казармы, где жили враги, уничтожено 4 склада с боеприпасами и вещевым довольствием, взорваны 4 телефонные линии, 3 орудия, 3 миномета, одна радиостанция, 152 железнодорожных рельса. В составе отряда сражался бывший паспортист Шекснинского РОВД Сергей Петрович Веселов. В отряде он занимал должность командира отделения, позднее – помощника комиссара по комсомолу. После демобилизации С. П. Веселов возвратился на службу в милицию и работал до 25 января 1973 года на должностях оперативно-начальствующего состава.

Сотни боевых подвигов на счету вологодской милиции. Особой формой борьбы с врагом, характерной для деятельности органов НКВД в годы Великой Отечественной войны были истребительные батальоны и истребительные отряды.

Это были одни из первых военизированных добровольческих формирований граждан СССР в годы Великой Отечественной войны. Задачи истребительных батальонов определялись постановлениями СНК СССР от 24 июня 1941 «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе» и «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов». Кроме того, истребительные батальоны участвовали в оборонительных боях (1941—42 годы), использовались для пополнения частей Красной Армии: на их базе создавались партизанские отряды. В 1943—44 годах при наступлении советских войск истребительные батальоны вели борьбу с бандами, собирали трофейное оружие, вылавливали скрывающихся солдат и офицеров противника.

Общее руководство истребительными батальонами осуществлял Центральный штаб при НКВД СССР. Подготовкой батальонов и их деятельностью занимались специальные штабы, создаваемые в районных отделах, областных, краевых и республиканских управлениях НКВД. Формировались батальоны главным образом из представителей партийно-советского актива, из добровольцев, не подлежащих призыву в вооруженные силы. Командирами назначались оперативные работники органов НКВД, войск НКВД или начальники районных отделов милиции. В батальоны входило от 30 до 500 человек, чаще от 100 до 200. По армейскому образцу истребительные батальоны делились на взводы и роты. В основном это были пехотные подразделения. Члены истребительных батальонов были вооружены винтовками, автоматами, пистолетами, гранатами и другими видами легкого оружия.

Всего за годы войны было сформировано около 2 тысяч батальонов. В Вологодской области формированием и организацией деятельности истребительных батальонов занимались начальник УНКВД Лев Федорович Галкин и начальник управления милиции Юрий Леонтьевич Максимов.

Юрий Леонтьевич Максимов, по воспоминаниям сослуживцев, являлся отличным оперативником, сумевшим четко организовать работу управления. В состав областного штаба вошли еще семь сотрудников аппарата НКВД области.

В сентябре-октябре 1941 года было сформировано 24 истребительных батальона, численностью от 100 до 180 бойцов в каждом. На 15 октября в истребительные батальоны области было включено 2950 бойцов и командиров. Кроме того, сотни граждан составили группы содействия истребительным батальонам.

Тыл в годы войны был для милиции той же передовой линией, так как здесь, как и на фронте, шла жестокая борьба с паникерами, дезертирами, шпионами, уголовными элементами.

В сложнейших условиях несли службу бойцы и командиры прифронтового оштинского истребительного батальона, действовавшего в Вытегорском районе. Его деятельность курировал начальник Оштинского отделения НКВД Михаил Павлович Климов.

За автивную деятельность в годы Великой Отечественной войны М. П. Климов был награжден орденом «Знак Почета» (1943 г). Необходимо отметить, что семья Климовых в разных поколениях – это династия героических людей, отдавших служению Родине и правопорядку Вологодчины многие годы жизни. Отец Михаила Павловича Павел Мартьянович Климов и пять его сыновей принимали участие в боевых дейстивиях Великой Отечественной войны. Трое братьев Климовых (Николай, Сергей и Лев) погибли в боях. Василий и Алексей служили в армии и после войны, Алексей Павлович – в Московском полку МГБ.

Двое сыновей Михаила Павловича – Павел Михайлович и Леонид Михайлович – после завершения службы в Советской Армии последовали примеру своего отца, то есть пришли на службу в органы правопорядка.

Павел Михайлович Климов окончил Ленинградскую специальную школу милиции и Высшую школу МВД СССР. Работал следователем, начальником управления уголовного розыска УВД Вологодской области, первым заместителем начальника УВД – начальником криминальеной милиции. За безупречную службу награжден орденом Красной Звезды и медалями. Дочь Павла Михайловича Татьяна – инспектор паспортно-визовой службы Вологодского райотдела внутренних дел.

Часть Вытегорского района (бывший Оштинский район) была оккупирована финскими войсками. Об опасности, которую нес в себе возможный прорыв протвника осенью 1941 года на этом участке фронта 20 сентября сообщал в телеграмме по ВЧ командующему Архангельским военным округом генерал-лейтенанту Романовскому начальник УНКВД по Вологодской области Л. Ф. Галкин: «В Вознесенском районе Ленинградской области появилась группа войск противника в составе 350-400 человек с приданными ей двумя средними танками и шестью танкетками. В ноль часов 15 минут 20.09.41 прортивник находился в селе Острины в 27 километрах от города Вознесенья и в 55 километрах от села Ошты. ...В районе Вознесенья, Ошты и Вытегры стрелковых пехотных частей нет. Есть учебно-тренировочный отряд ВВС, обслуживающий персонал военных складов, мастерских и два стрелковых батальона, но нет оружия. В случае занятия противником Вознесенья, Ошты и Вытегры создается угрожающее положение для Петрозаводска». («Красный Север» 28 июня 1994 г).

В октябре особенно напряженные бои проходили у деревни Левино. В этих боях участвовал истребительный батальон, которым командовал Д. Постников, а с апреля 1942 года – Е. Беззаботин. Группы бойцов батальона по заданию командования 272-й стрелковой дивизии скрытно подходили к постам и охраняемым объектам противника на участке Хабарово – Ошта и наносили по врагу чувствительные удары. При этом отличились бойцы группы, которой командовал А. Рощин: А. Сотин, А. Чванин, Е. Потанин, А. Барбашев, П. Громцев, В. Тарасков, И. Локтев, А. Рачеев.

7 октября 1941 года УНКВД по Вологодской области передал в Особый отдел НКВД Архангельского военного округа сообщение следующего содержания: «Положение на сегодня. Противник находится в шести километрах от Ошты. Деревня Вожеренца горит, отбиваются истребительные группы. К Оште подходит подкрепление – пока один батальон 272 стрелковой дивизии со строны Вытегры, к сожалению, без техники и артсредств. К Пудожи подтягивается еще 2-3 батальона, тоже без техники».

11 октября начальник Вытегорского райотдела НКВД докладывал УНКВД: «Есть сведения, что противник в направлении деревень Юксовичи и Бараны сосредотачивает силы. У Вознесенья правый берег обстреливала Онежская флотилия, стараясь помешать переправе противника. ...Сегодня из Вытегры в часть полковника Бояринова отправлено 180 человек из числа выздоравливающих и частей станции снабжения, находящихся в Вытегре. Вооружение – одни винтовки. Вознесенье горит».

Наконец, 18 октября начальник Вытегорского РО НКВД сообщил в Вологду из района боев: «114 дивизия вошла в соприкосновение с противником». А 19 октября должил, что после артподготовки части Красной Армии и истребительные батальоны перешли в наступление. Положение на оштинском участке фронта стабилизировалось. Угроза прорыва вглубь советской территории была устранена.

Действовали истребительные батальоны и на других территориях Вологодской области.

11 марта 1942 года на границе Борисово-Судского района Вологодской области и Ефимовского района Ленинградской области немцы выбросили семь парашютистов в красноармейской форме. Два отделения Борисово-Судского истребительного батальона окружили группу в 6 километрах от места приземления. Парашютисты сдались без сопротивления. Они дали ценные показания.

В августе 1942 года над лесом между поселками Шексна и Чебсара появился вражеский самолет. Сделав два круга он исчез также внезапно, как и прилетел. Из УВД последовало распоряжение: «Силами истребительных отрядов установить наблюдение за участком облета». Небольшой десант высадился в сумерках, когда бойцы истребительных отрядов под командованием начальника Пришекснинского отдела милиции Н. Иванова и старшего оперуполномоченного Чебсарского РОМ И. Петрова уже прочесывали заданный квадрат леса. В ходе преследования все диверсанты, кроме одного, были уничтожены. У задержанного было немецкое оружие, листовки антисоветского содержания, запас продовольствия и советские деньги. Цель выполнения диверсионных заданий на Северной железной дороге – сбор данных о движении воинских эшелонов и военных грузов в сторону Волховского и Ленинградского фронтов, установление связи с антисоветскими элементами и подготовка из них диверсионных групп. Аналогичные случаи неоднократно имели место на территории Тотемского, Нюксенского, Вожегодского, Вытегорского, Бабаевского районов.

На 1 января 1943 года в области действовало уже 37 истребительных батальонов с общей численностью 3779 бойцов. (Русский Север. 11.04.95).

1943 год был, пожалуй, самый напряженный по количеству операций, проведенных истребительными отрядами. Завершив подготовку к операции «Цитадель» специальные службы вермахта активизировали диверсионную деятельность.

Однажды, теплой июльской ночью над территорией бывшего Биряковского района немцами было сброшено несколько парашютистов и несколько мест груза: рация, взрывчатка, оружие, одежда, продовольствие.

Двое военных, один из них – в форме старшего лейтенанта, в семь утра зашли в Борщевское почтовое отделение и через несколько минут покинули помещение почты. Заведующая отделением позвонила начальнику милиции и рассказала, как выглядит старший лейтенант и сопровождающий его рядовой. Рядового задержали, а вскоре обнаружили и старшего лейтенанта. Допрашивали раздельно. Сперва задержанные пытались запутать расследование, затем дали ценные сведения и о немецком разведцентре и о полученном ими конкретном задании. Эти сведения помогли наладить с германским армейским радиоцентром «игру», продолжавшуюся более года.

И вот еще один пример деятельности истребительного батальона, запечатленный в сухих выражениях официального документа. На сей раз дело происходило далеко от линии фронта, в центре области.

«8 декабря 1942 года около 6 часов утра командиром отдельного подразделения Кубено-Озерского истребительного батальона И.А. Пелевиным и бойцом того же подразделения П.П. Журавлевым был задержан шпион-диверсант, при обыске у которого изъяты два револьвера, полевая сумка, в которой находились документы на ряд фамилий военнослужащих РККа, чистые бланки командировочных удостоверений, продовольственных аттестатов, другие документы и десятки тысяч рублей советских денежных знаков. ...два парашюта – один парашютиста, второй с его грузом были обнаружены на месте приземления». (Справка УНКВД от 24.01.1943г).

Случаи заброса парашютистов и их поимки бойцами истребительных батальонов в Биряковском, Лежском, Андомском и ряде других районов Вологодской области свидетельствовали о достаточно большом интересе, проявляемом вражескими спецслужбами к территории нашего края.

Однако в действиях вологодских истребительных батальонов случались и серьезные промахи, о которых длительное время не сообщалось. Вот один из таких эпизодов.

16 июня 1943 года через линию Карельского фронта с гидросамолета на Тухтозеро Андомского района высадили восемь финских разведчиков в красноармейской форме. Начался их дерзкий рейд по территории Андомского, Вытегорского и Ковжинского районов. Особый интерес финские разведчики проявили к Мариинской водной системе, оборонительным сооружениям и прифронтовым дорогам.

Началось преследование этой группы. Были жертвы со стороны бойцов истребительного отряда.

5 июля у Ковжинского озера появился гидросамолет. Когда он начал приводняться, то по самолету открыли огонь и прострелили бак с горючим. Гидросамолет все же поднялся и перелетел на соседнее озеро. Когда опустился на воду, то его экипаж из трех человек был задержан поисковой группой.

После этого финские разведчики в течение четырех суток ничем себя не проявляли. Два взвода из Андомского и Ковжинского истребительных батальонов вели безуспешные поиски. Переговоры с центром финны вели на запасных волнах и очень быстро. Засечь местоположение их рации не удавалось.

На пятые сутки на озере Ямсорском совершил посадку финский гидросамолет и, забрав восемь разведчиков, улетел. Этот случай был предметом специального обсуждения в областном штабе истребительных батальонов. Более таких оплошностей не допускалось.

Всего за годы войны в области было обезврежено тридцать две диверсионные группы противника. На территории Вологодской области не было допущено ни одной серьезной диверсии – в этом заслуга истребительных батальонов.

Важнейшей службой милиции в тылу был уголовный розыск. Начальнком отдела уголовного розыска Управления милиции УНКВД Вологодской области в 1941-1943 году был Михаил Григорьевич Боровиков. А с 1943 по 1947 год - начальником Вологодского УГРО был майор милиции Дмитрий Яковлевич Митенев – человек неиссякаемой энергии, доброжелательный к людям, с живым умом и чувством юмора.

В составе УР было 4 отделения и 2 группы – следственная и розыскная.

Первое отделение, занимавшееся раскрытием убийств, грабежей и разбоев, возглавлял М. В. Игнатьевский.

Вторая группа, которой руководил Сергей Иванович Красильников, занималась раскрытием краж. Третья группа, возглавляемая Сергеем Алексеевичем Максимовым, раскрывала хулиганства, а четвертая, под руководством Николая Александровича Семина (позднеее – Петр Николаевич Огурцов) – детские преступления.

Группой розыска командовал Александр Павлович Корольков.

Работу уголовного розыска курировал лично начальник областного управления милиции Юрий Леонтьевич Максимов, который ежемесячно проводил совещания по ходу работы. Согласно приказу рабочий день сотрудников начинался в 9 часов утра и заканчивался в час ночи. Если совершалось опасное преступление, начальник управления вводил режим круглосуточного доклада об обстановке через каждые два часа.

Во время войны при задержании преступника погиб оперуполномоченный УР Междуреченского отдела милиции Николай Часов.

Одним из факторов, влиявших на оперативное раскрытие преступлений, был, как и ранее, профессионализм сотрудников. В отчетах Управления внутренних дел одним из главных факторов успешной борьбы с преступностью называется работа по повышению квалификации личного состава, учеба молодых кадров. Если во втором полугодии 1941 года показатель раскрываемости преступлений составил 82%, то в первом полугодии 1942 года эта цифра уже достигла 88%. К началу Отечественной войны все крупные банды , действовавшие в области, были уничтожены. Вместе с тем, в Вологде и окрестностях оседало значительное количество бывших заключенных северных лагерей системы ГУЛАГа, которым было отказано в прописке в Москве и Ленинграде.

Вологда стала транзитным пунктом для тысяч беженцев. На станцию Вологда-1 прибывали ежедневно десятки поездов с эвакуированными, ранеными и умершими. Работники железнодорожной милиции и комнаты матери и ребенка собирали на платформах беспризорных детей, чтобы помыть, обогреть их, успокоить и направить кого в детский дом, кого в детприемник. Работница детской комнаты при вокзале Александра Александровна Карзунова в последствии вспоминала, что в комнатах, куда помещали детей, стояла непривычная тишина – ни детской возни, ни смеха, ни капризного плача. Ели дети тоже особенно. К тарелке с едой не бросались. Смотрели молча, пока им положат пищу. Редко кто протягивал руку и просил хлеба. А когда получат ломоть, то сначала отщипнут маленький кусочек, положат в рот и долго держат во рту не глотая.

Анализ работы Вологодского уголовного розыска показывает, что в годы Великой Отечественной войны в ней появляются новые направления, в том числе и раскрытие преступлений, совершенных против эвакуированных в область из других регионов граждан.

Находились люди, беззастенчиво пытавшиеся улучшить свое материальное положение за счет эвакуированных. Так, в июне 1942 года работниками Второго отделения милиции Вологды в одном из госпиталей города Вологды была вскрыта группа, в которую входило 19 человек обслуживающего персонала. У преступников было изъято вещей на сумму свыше 300 тысяч рублей и другие ценности. Изъятыми вещами – часами, кольцами, браслетами, одеждой и прочими – был загружен весь склад на берегу реки Золотуха около магазина Военторга. Товар продавался через магазины города.

О том, как работал уголовный розыск в Вологде в годы Великой Отечественной войны рассказал в своих воспоминаниях оперуполномоченный УР М. В. Игнатьевский.



«В те годы неоценимую помощь в работе уголовного розыска оказывали дворники, сторожа, особенно наружная постовая служба милиции, которая насчитывала до двадцати шести постов. Они первыми появлялись на месте преступления и сообщали необходимые сведения.

Метод работы уголовного розыска имел значительное отличие от настоящего. После планерки, которая начиналась в 8 часов утра, весь оперативный состав уходил работать в город до пяти часов вечера. С пяти до восьми часов вечера был обеденный перерыв и отдых. С восьми до десяти часов вечера мы возвращались в отдел и работали в отделе. С десяти часов вечера до трех часов ночи снова работали в городе в составе оперативных и патрульных групп. В течение суток в отделе уголовного розыска оставалась оперативная группа, на которую возлагалось решение всех срочных вопросов.

Необходимо отметить, что в годы войны работникам уголовного розыска Вологды нередко приходилось выезжать для оказания помощи в раскрытии тяжких преступлений в районы. Я работал в Харовском районе по десяти убийствам и все они были раскрыты., по восьми убийствам – в Белозерском районе. В Усть-Кубинском, Кубеноозерском, Сокольском и Грязовецком районах успешно раскрывал преступления мой товарищ Андрей Иванович Воробьев».

Делом первостепенной важности для государства с начала войны стало увеличение численности вооруженных сил. Местные органы власти уже в июне 1941 года приступили к организации призыва в армию. Состоялись экстренные заседания бюро обкома, горкомов и райкомов партии, на которых намечались конкретные мероприятия, направленные на перестройку работы в соответствии с требованиями военного времени, на оперативное выполнение мобилизационных задач для каждого района.

Вологодская область к 1 июля 1941 года в основном закончила мобилизацию людей, подлежащих к призыву в армию. Но находились люди, либо пытавшиеся уклониться от отправки на фронт, либо самовольно оставившие свою воинскую часть. Перед органами милиции встала задача выявления таких лиц. Причем данная проблема не сходила с повестки дня всю войну. Так, за март 1942 года на станции Вологда-1 был задержан 31 дезертир. За период с 1.04 по 1.07. 1942 года подобного рода преступников по Северной железной дороге было задержано 791 человек.

Дезертировавшие представляли реальную опасность для населения, так как в условиях войны существовала относительная доступность оружия. Имеются свидетельства о вооруженной бандитской группе, состоящей из дезертиров РККА, которая на территории Вологодской области занималась грабежами и убийствами.

Летом 1943 года на территории Вологодской области проводилась операция «Волк» по задержанию дезертира. События происходили на территории Чагодощенского, Кадуйского и Белозерского районов и стоили жизни многим людям: от рук неизвестного погибли работники милиции Постников, Артамонов, Некрасов Федор Павлович – старший оперуполномоченный отдела борьбы с бандитизмом и Петров Тимофей Андреевич – старший опреуполномоченный Белозерского отдела милиции. Они не успели обезвредить «волка». Это сделали их товарищи – сотрудники уголовного розыска Михаил Васильевич Игнатьевский и проводник служебной собаки Александр Степанович Баринов.

В разных районах в течение полугода жертвами особо опасного преступника (предположительно офицера, сбежавшего с Балтийского флота) становились мирные граждане: учительница из Кадуя, лесник, солдат-отпускник, подросток. Убийца не гнушался питаться человеческим мясом. У него нашлись пособники: Трошков, вор-рецидивист из Вытегры и финн Райдолайнен, судимый за грабежи. Милиция долго преследовала умело уходившего преступника. Он был случайно обнаружен по дыму костра и начался захват. Все решила автоматная очередь Баринова. Вскоре подошли милиционеры Боровиков и Митенев. Все спустились к костру. Им предстала жуткая картина, которую описал в своих воспоминаниях М.В. Игнатьевскй. «Рослый, плечистый человек хрипел и корчился в предсмертных муках, грыз мох, оттаявший у костра. Вокруг него были расставлены на рогатинах автоматы, ружья и винтовки, отнятые у убитых. Над огнем висела кастрюля, в ней варилось мясо...».

В годы Великой Отечественной войны население в массовом порядке привлекалось на оборонные работы, лесозаготовки и прочие мобилизационные мероприятия.

Своим постановлением за № 789 от 29.06.44 г. СНК отметил, что «розыск дезертиров с предприятий промышленности проводится милицией крайне неудовлетворительно». В итоге недостатками в работе милиции были названы: неудовлетворительная организация учета документов по розыску дезертиров, формальное отношение к делу. В качестве отрицательного примера приводится тот факт, что в Великом Устюге розыском скрывшихся от оборонных работ занимался... дактилоскопист.

Устраняя недостатки в работе, областная милиция через газету «Красный Север» обращалась к гражданам, разъясняя необходимость выполнения гражданского долга. Так в статье за 14 января 1943 года говориться: «Выполнение заданий по поставке дров – есть выполнение заказа, предназначенного для фронта. Лица, мобилизованные на дровозаготовки, должны безусловно выполнять данные им задания. Ни отказам от работы, ни прогулам не должно быть места. Всякое уклонение от работы под каким бы то ни было предлогом, не может рассматриваться иначе как преступление перед Родиной, перед Красной Армией, освобождающей нашу землю от фашистских захватчиков».

Заметную роль в организации победы над врагом сыграла областная ГАИ. Уже в июне 1941 года под ее непосредственным руководством началась мобилизация водителей и автотранспорта в Красную армию. С началом блокады Ленинграда потребовалось срочное направление транспорта на Дорогу Жизни через Ладожское озеро. На ней зимой 1942 года работало более 1500 вологодских водителей и автотранспорта, мобилизованного с предприятий и организаций Вологодской области. Всего в годы войны были отправлены на фронт более 5 тысяч вологодских водителей с их средствами транспорта.

Важно отметить, что многие сотрудники ГАИ писали рапорта с просьбами отправить их на фронт, мотивируя тем, что из-за отбытия автомобилей в Красную армию нет необходимой загруженности на службе.

В военное время оперативная обстановка в Вологодской области была чрезвычайно сложной. Здесь осуществлялось формирование многих частей армии, в которые зачастую направлялись лица, только что освободившиеся из мест лишения свободы.

Когда осенью 1941 года началось формирование частей польской армии генерала В. Андерса, то несколько тысяч поляков, находившихся в Вологодской области, стали скапливаться на железнодорожных станциях. Не имея достаточных средств к существованию, они занимались воровством и грабежами. Все это отрицательно сказывалось на оперативной обстановке.

В Череповце и Черповецком районе в 1944 году в течение нескольких месяцев наблюдался рост уголовных преступлений – грабежей и квалифицированных краж. Было установлено, что все эти преступления совершаются военнослужащими из частей дислоцируемой в пригороде 313 стрелковой дивизии. В результате в городе и районе создалась напряженная обстановка. Местные органы НКВД, пытаясь найти выход, обратились к начальнику 313 дивизии, но общего языка найти не смогли. В этой связи начальник УНКВД Ю. Л. Максимов вынужден был обратиться к возглавлявшему Архангельский военный округ Т. И. Шавалдину с просьбой навести должный порядок в частях дивизии, запретить появление в городе вооруженных военнослужащих без какой бы то ни было необходимости. В конечном итоге было достигнуто взаимопонимание.

В период Великой Отечественной войны в Вологде был сформирован военно-санитарный поезд № 312. Начальником административно-хозяйственной части этого госпитала на колесах был бывший сотрудник милиции Иван Алексеевич Порохин. Он явился прототипом комиссара Ивана Егоровича Данилова в кинофильме «На всю оставшуюся жизнь», снятого по повести Веры Пановой «Спутники».

Всего за годы войны санпоезд совершил 53 рейса и перевез 24625 раненых и больных с прифронтовой полосы в госпиталя страны.. В поезде была оборудована прачечная, кроме того был свой свинарник и курятник, помогавшие в организации питания раненых.

25-летие Победы герои «Спутников» встретили в гостях у автора повести. Вера Федоровна Панова длительное время поддерживала связь с И.А. Порохиным и по его приглашению посетила Вологду в 1949 году.

Бывший участковый Никольской милиции Дмитрий Федорович Баданин, будучи в войну командиром бронетранспортера, прошел с боями от Курска до Берлина и Праги. Форсировал Днепр, а после войны снова вернулся на пост участкового и одним из первых в области добился на участке 100% раскрываемости преступлений. В 1967 году Д. Ф. Баданин с помощью местного населения задержал трех вооруженных преступников, совершивших тяжкое преступление. Для того, чтобы осуществить задержание, ему пришлось преследовать бандитов 17 километров в лесу. Указом ПВС РСФСР от 05.11.1967 года Д. Ф. Баданин награжден медалью «За отличную службу по охране общественного порядка». За долголетнюю и безупречную службу в милиции награжден орденом Красной Звезды.

Наряду с мужчинами стойко переносили тяготы войны женщины. В Вологодской области создавались женские боевые расчеты, в которые принимались сотрудницы милиции и пожарной охраны. Такая команда была создана в Грязовецком районе. В нее первой вступила Галя Капустина, заменившая своего брата Александра, ушедшего на фронт из пожарной охраны Грязовца. В число боевого пожарного расчета вошли эвакуированные в Грязовец из Ленинграда Валя Анисимова и Вера Барановская. Всего 7 девушек. Позднее из них был сформирован боевой рсчет. В их функции входили выезды по боевой тревоге, дежурства на старой водонапорной башне. Девушки проводили беседы и политинформации с населением, выпускали боевые листки. Приходилось выполнять и чисто мужскую работу: при подаче воды в ствол давление в нем достигает нескольких атмосфер, шланг становиться тяжелым. Такая нагрузка под силу не каждому мужчине. Благодаря деятельности боевых расчетов в Грязовце за всю войну не отмечено ни одного крупного пожара.

«Все для фронта, все для победы!» – это всенародный призыв нашел горячий отклик у вологжан. В первые же дни войны коллективы Чагодощенского, Вытегорского, Грязовецкого отделов милиции выступили с инициативой – ежемесячно до полного разгрома фашизма отчислять в фонд обороны Родины часть своего заработка. В период битвы на Волге сотрудники Тарногской милиции собрали 4 тысячи рублей, Грязовецкой – 6645 рублей. 17 января 1943 года многотиражная газета «Страж революции» писала, что на танковую колонну «Чекист Вологодской области» собрано 452200 рублей, а на строительство авиасоединения «Героическому Ленинграду» было передано 503757 рублей.

В этой связи нельзя не упомянуть еще об одном факте, о котором в 1944 году писал «Красный Север». В заметке рассказывалось о помощнике начальника УМ НКВД майоре милиции Василии Степановиче Ложкине.

«В апреле 1944 года товарищ Ложкин внес в Государственный банк из своих трудовых сбережений облигациями Государственных займов и наличными деньгами 9100 рублей и обратился к Председателю Государственного Комитета Обороны товарищу Сталину с просьбой о приобретении на эти средства зенитного пулемета и вручить его сыну – моряку Балтийского флота – зенитчику Ложкину Геннадию Васильевичу». Письмо дошло до Сталина и он прислал телеграмму следующего содержания. «Вологда, Управление милиции Ложкину Василию Степановичу Примите мой привет и благодарность Красной армии, Василий Степанович, за Вашу заботу о вооружении Военно-Морского флота Союза ССР. Ваше желание будет исполнено. И. Сталин».



На фронт отправляли теплую одежду, подарки для бойцов, оказывали помощь семьям фронтовиков.

Всего в годы Великой Отечественной войны были призваны в ряды действующей Армии и добровольно ушли на фронт 2857 работников милиции Вологодской области. 1536 сотрудников Вологодской милиции не вернулись с полей сражений.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница