Державин Гаврил Романович (К истории очерка)



Скачать 87.71 Kb.
Дата01.05.2016
Размер87.71 Kb.
Державин Гаврил Романович

(К истории очерка)

(1743-1816)


3 июля 1743 года, в воскресенье в семье Романа Николаевича Державина и Феклы Андреевны родился первенец. На жизненный путь вступил Гаврила Романович Державин.

Путь по дороге жизни был непрост – солдата до министра, от ученика до учителя.

18 век – сложный и богатый период в русской истории. Державин наблюдал восстание Пугачева и Отечественную войну 1812 года, смену царей и рождение новых талантов.

Своей литературной деятельностью он подвел итоги развитию русской литературы первых двух третей 18 века и во многом повлиял на дальнейшие пути развития. Это период огромного напряжения национальных сил. В начале века стоят бурные годы петровских реформ. Конец века замыкается эпохой наполеоновских войн. Россия входила в число мировых держав. В острой борьбе старого и нового созревала русская культура, складывался новый тип русского человека.

В 15 веке при великом князе Василии Васильевиче Темном татарин мурза Багрим приехал из Большой орды на Москву служить. Великий князь крестил его в православную веру, а впоследствии за честную службу пожаловал землями. От Багрима произошли Нарбековы, Теглевы, Акинфовы. Один из Нарбековых получил прозвище Держава. От него и произошел род Державиных.

Род обеднел. Роман Николаевич Державин вступил в армию при Петре Великом, служил попеременно в разных гарнизонах.

Державины были люди небольших познаний. Ни о каких науках либо искусствах в доме и речи идти не могло. Детей, может быть, не учили бы ничему, если бы не дворянское звание. Молодой Гаврила учился грамоте у дьячков, читал духовные книги - –салтырь, да житие святых. Свое обучение он продолжил в училище для дворянских детей. Открыл это училище каторжанин Иосиф Розе. Обучали в этой академии только одному предмету – немецкому языку. Далее учился Державин в Казанской гимназии. В 1762 году Державин был зачислен в лейб-гвардию Преображенского полка – солдатом.

Был Державин «довольно смел и неуступчив». Поэтому служебная карьера Державина представляла собой пеструю картину взлетов и падений, острых столкновений с крупнейшими вельможами, людьми из придворного мира и даже с самыми верховными властителями: Екатериной, Павлом и Александром, - при которых служил Державин. Он обращал на себя внимание своими способностями, незаурядной энергией, предприимчивостью.

Не слишком богатый Державин, став рядовым Преображенского полка, вынужден был поселиться в казарме. Времена для военных были суровые. Император Петр 3 царствовал всего третий месяц, самодурствуя, круто преобразуя армию на голштинно-прусский манер и готовясь к походу в Данию.

В свободное от службы время Державин стал сочинять стихи. Без правил, по слуху. Но служба не клеилась, из-за бедности его обходили чинами.

Очередной дворцовый переворот назрел. 28 июня утром Преображенский полк занял Зимний дворец. На престол взошла Екатерина. Потекла снова размеренная жизнь. Державин старался усвоить правила ремесла стихотворного: тщательно изучал теоретические сочинения Ломоносова. Однако, Державин попадает в дурное общество, часто предается разгулу, становится картежником. Два с лишним года, прожитые в таком обществе и среди приключений показались Державину ужасными.

В 1772 году Державина наконец произвели в гвардейские прапорщики. Ему шел уже двадцать девятый год. Далее карьера Державина пошла резко в гору. К сентябрю 1773 года мятеж, охвативший местности юго-восточной России, принял тяжелый и опасный оборот. Пугачев шел! Державин вызвался добровольцем в войска действовавшие против Пугачева. Он находит общий язык с генералом Бибиковым и получает особое задание. Державин очень хорошо проявил себя во время этого восстания. Он умело, предельно жестко подавлял бунт. Основной его целью была поимка самого Пугачева. Державина отметили, наградили. Опять затишье. Все это тянулось долго и завершилось, наконец, тем, что Державина, прослужившего в гвардии пятнадцать лет, в 1717 году выпустили в статную службу, объявив его неспособным к военной. Он получил чин коллежского советника и 300 душ в Белоруссии, в себежском уезде, - ничто по сравнению с наградами, которые были розданы другим. Державин подружился с Вяземским, и почти сразу получил чин экзекутора 1-го департамента. Круг друзей и знакомых Державина значительно возрос.

30 августа, в день Александра Невского, Державин был приглашен к коллеге смотреть из окна крестный ход. Были и другие гости, среди которых одна девица особенно привлекала внимание. Было ей лет семнадцать. Она была с матерью. Державин осведомился о фамилии. Бастидоновы. Так гаврила Романович встретил свою самую большую любовь и будущую жену. Екатерина Яковлена Бастидон происходила из бедной, но благородной семьи. Мать Екатерины Яковлены была кормилицей великого князя Павла Петровича. Яков Бенедикт Бастидон (отец), родом португалец, в Россию приехавший из Голштинии. Петр 3, тогда еще великий князь, привез его в качестве своего камердинера. У Матрены Дмитриевны (мать) было четверо детей: сын и три дочери. Из них семнадцатилетняя Екатерина Яковлена и была та самая, что покорила сердце Державина.

Державин женился стремительно, но вовсе не очертя голову. Впервые переступив порог бастидоновского дома, он сразу же стал зорко всматриваться в невесту и, если бы не нашел того, что ему было нужно, не стал бы свататься, отступился бы. Он хотел быть в доме главою, тем более женясь тридцати пяти лет на девушке, которая была ровно вдвое моложе его. Будучи сам порывист и неуступчив, от жены он требовал вовсе иных добродетелей: «тихость и смиренье суть первые достоинства женщины, и они одни те истинные превосходства, которые все их прелести и самое не порочнейшее поведение украшают. Без них страстнейшая любовь – вздор».

Тихость и смиренье он подметил в Екатерине Яковлевне. И в самом деле, то были ее первейшие добродетели. В то время поэты любили давать прозвания своим возлюбленным. Дафны, Хлои, как чужеродные птицы, налетели в поэзию. Державин своей жене дал русское, задушевное имя Пленира. Вскоре после свадьбы он взял четырехмесячный отпуск и повез жену в Казань – показать матери.

Денежные дела улучшались. Державины могли жить «приличным домом». Они поселились на Сенной площади. В это же время вокруг Державина образовался целый кружок: Капнист, Львов Николай Александрович (поэт, музыкант, архитектор), Хемницер и другие.

Поэтический талант Державина с особой силой и остротой проявился еще во время пугачевских событий. Теперь в петербурге Державин усердно занимался самообразованием. Львов, Капнист, Хемницер пытаются помочь, быть его учителями.

В глубине же державинской поэзии происходило медленное и закономерное развитие (следует отметить, что большое влияние на державинскую поэзию оказала немецкая литература).

Екатерина 2 была его наставницей. После того как существующее законодательство было Екатериной объявлено несовершенным и не ограждающим народ от произвола и кривотолки: после того как отсутствие законности было признано первым злом русской жизни; после того как законопослушание было объявлнено основной добродетелью не только подданного, но и монарха, - у Державина можно сказать открылись глаза. Простое слово «закон» в русском тогдашнем воздухе прозвучало как откровение. Для Державина оно оказалось источником самых высоких и чистых чувств, предметом сердечного умиления. Закон стал как бы новой его религией, в его поэзии слово «Закон», как «Бог» стало окружено любовью и страхом.

Все это было связано с созданием Наказа. Наказ – собрание самых передовых, самых гуманных и либеральных идей, дотоле высказанных в России. Увы, но Наказ был положен под сукно.

Державин был назначен в экспедицию о государственных доходах и расходах. Державин преуспел, был произведен в статские советники (через голову Вяземского), чего тот простить не смог. В то же время, в 1783 году, известная ода «Фемида», прославлявшая Екатерину, обратила на поэта внимание императрицы, приславшему ему табакерку с бриллиантами и 500 червонцев.

Державин стал метить на место казанского губернатора. В феврале 1784 года Державин отправил в Казань весь дамашний скраб, но сам с женой задержался в Петербурге. Губернаторство в общем было обещано, однако дело нужно было подталкивать. Хлопоты о губернаторстве затянулись до самого лета и кончились не совсем так, как мечтал Державин: его назначили не в Казанскую, а в Олонецкую губернию. Олонецкая губерния принадлежала к числу тех, которые только учреждались.

Губернаторство имело в себе много привлекательного для Державина. Это было повышение. Назначение открывало доступ к тому, что Державин считал своим призванием: к прямому насаждению законности там, где ранее о законности только мечтали.

Державин переехал в Петрозаводск. Населяли его мещане, купцы, разночинцы, а всего жителей было три тысячи. Всего в губернии жило 206000 жителей: лапландцев, карелов, русских. В Петрозаводске жил генерал-губернатор Тутолмин. Отношения между ним и Державиным первоначально были хорошими. Поскольку губерния еще не открылась они не сталкивались по службе. Первый день губернии стал последним днем мира.

Пределы власти не были в точности разграничены между губернатором и наместником. На этой почве назрел конфликт. Не пугаясь трудностей Державин делал то, что находил нужным. Строилась больница. Был открыт город Кемь. Обновлялся Петрозаводск. 19 июня он выехал осматривать губернию. Тутолмин плел интриги против Державина, писал донос за доносом, настраивал всю городскую общественность против губернатора. Сам Державин чувствовал, что его одолевают.

Вяземский говорил: «Скорее черви полезут по моему носу, нежели Державин долго просидит губернатором». Предсказанье Вяземского сбылось: Державин не просидел и года в губернаторах. Конечно, Державин боролся во имя закона, и закон всегда был за него. Потому-что в открытых боях с Тутолминым он и не был разбит ни разу. Но его взяли измором. На его стороне была правда, а на стороне противников - вся грубая сила тогдашнего российского быта. В борьбе за закон у Державина не было опоры ни в обществе. Ни в самом правительстве.

В Петербурге он стал добиваться нового губернаторства – и добился. В марте 1786 года Державин прибыл в Тамбов. Это губернаторство тоже было тяжелым. Державин не отступал от своих принципов. Путем привлечения опытных чиновников из столицы было ускорено и налажено делопроизводство присутственных мест, было открыта губернская типография. В губернии были проложены дороги, наведены мосты. В городе были исправлены старые казенные постройки и возведен ряд новых. Но всего более забот и усилий Державин затратил на постановку учебного дела. Наместник Гудавич ранее хорошо относился к Державину, но вспыхнул скандал из-за тамбовского купца Бородина. Купец обманывал казну на многие сотни тысяч рублей. Гудович был связан с этим делом. Державин начал следствие и тем самым «подписал» себе отставку.

Спустя некоторое время Державин снова попал под внимание Екатерины. 13 декабря 1791 года последовал высочайший указ Сенату: «Всемилостивейшие повелеваем действительному статскому советнику Гавриилу Державину быть при нас у принятия решений». Певец Фемиды стал ее секретарем.

Расчет Екатерины не осуществился: поэт был слишком честен и прям, а придворная обстановка неприглядна для того, чтобы вызвать его поэтические вдохновенья. Меньше чем через два года Державин, который «правдою своей часто наскучал» императрице, был освобожден от должности ее секретаря и назначен сенатором. 5 ноября 1896 года императрицу поразил эпилептический удар. Не стало Великой Екатерины. На престол вступил Павел.

«Настал иной век, иная жизнь, иное бытие. Перемена сил была так велика, что не иначе показалась мне, как бы неприятельским нашествием».

Отношения с новым императором начались с опалы. Во время встречи Павел заявил Державину:


  • Поди назад в Сенат и сиди у меня там смирно, а то я тебя проучу.

Державин в свою очередь ответил, обращаясь к слушателям:

  • Ждите, будет от этого… толк!

Но вес Державина в обществе был велик. Державина уважали. Многие

люди просили о принятии опеки над их имуществом. Державин хотел отойти от государственных дел. Он начал подготавливать своих близких и даже написал стих обращаясь к своей второй жене (Дарье Алексеевне):


К богам земным сближаться


Ничуть Я не ищу,

И больше возвышаться

Никак я не хочу.

Но Павел, зная таланты Державина, нашел в себе силы забыть обиду. Державин был произведен в действительные тайны советники, получил почетный командорский крест Мальтийского ордена, был назначен президентом Коммерц-коллегии. Далее Державин пошел в гору еще быстрее: поведено ему «быть вторым министром при государственном казначействе и управлять делами истце с государственнымказначеем». На следующий день после указа казначей был смещен вовсе и Державин назначен на его место.

В скоре в результате переворота на престол взошел Александр.

Державин многие надежды для России связывал с Александром. Но он старел, он устал. Державин советовал Александру, был при нем в качестве наставника. Александр сделал Державина министром юстиции. Державин устал от интриг, которые окружали его. После нескольких размолвок с молодым Александром он попросил отставки.



Державины переехали в свое именье Званка. В Званке Державин вернулся к поэзии, начал труд над «Записками». В Званке потекла размеренная жизнь, свободная от большой политики. Державин находился в окружении родных, интересных и талантливых молодых людей, друзей. Период жизни – это жаркий насыщенный творческий период в жизни Гавриила Романовича. Он проводил время встречаясь с молодежью, передавая ей свой опыт. Он много работал. Пытался как можно больше успеть сделать за то время, которое ему оставалось в жизни. Державин верил в поэтическое бессмертие, он обратился к мысли о личном бессмертии – в Бога. Он начал последнюю из своих религиозных од, но уже не закончил. «Бог» было первое слово, произнесенное им в младенчестве. О Боге была его последняя мысль.

8 июля 1816 году Гавриила Романович Державин скончался.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница