Депортация крымских татар как еще один геноцид в СССР



Скачать 140.93 Kb.
Дата15.11.2016
Размер140.93 Kb.
Наталья Белицер

(Институт демократии

имени Пилиппа Орлика)
Депортация крымских татар как еще один геноцид в СССР
Предлагаем читателю статью известного исследователя крымскотатарской проблемы Натальи Белицер, в которой комплексно отражено состояние вопроса признания геноцида крымскотатарского народа.

С того времени как Н. Белицер выступила с докладом на научном семинаре в одном из ведущих университетов страны – «Киево-Могилянской академии» – прошло немногим более двух месяцев. За это время прошли выборы главы государства, стала выстраиваться вертикаль новой исполнительной власти. Во властных кабинетах стали озвучиваться иные подходы и позиции в отношении системы образования, языковой политики, в оценке событий новейшей истории и знаковых для украинского общества личностей.

При этом уже первые действия, предпринятые новой властью, позволяют говорить об ее нежелании продолжить усилия своих предшественников по разъяснению обществу разрушительных последствий совершенных советским режимом преступлений: из сайта Президента Украины исчез раздел о Голодоморе, остановлены работы по рассекречиванию и обнародованию секретных документов советского периода. Установилась завеса молчания и вокруг созданной летом 2009 года по поручению Президента Украины следственной группы в Главном управлении СБУ в АРК, которая должна была провести досудебное расследование всех обстоятельств совершенного в 1944 году советским режимом преступления против крымскотатарского народа, а также армян, болгар, греков и немцев. Похоже, государство решило дистанцироваться от сложных и неудобных для себя тем, переложив задачи демократизации на плечи самого общества.

Как бы не складывались обстоятельства, Специальная комиссия по изучению геноцида крымскотатарского народа продолжает свою деятельность. Ведет она также и общенародную акцию «Унутма» по сбору свидетельств очевидцев о депортации 18 мая 1944 года, содержании в местах спецпоселений. За семь месяцев действия акции в архив Комиссии поступило 310 комплектов документов со свидетельствами соотечественников о событиях того трагического периода. С учетом ранее собранных в 2004-2007 годах воспоминаний о депортации архив Комиссии насчитывает почти 1000 письменных свидетельств.


Доклад на научном семинаре

«Голодомор 1932-1933 годов в Украине

в контексте преступлений геноцида ХХ-ХХІ столетий»

Национальный университет «Киево-Могилянская академия»

28 января 2010 года
Трагические события, связанные с тотальной депортацией крымскотатарского народа в мае 1944 года и последующими десятилетиями насильственного удержания в местах изгнания, были одним из широкомасштабных преступлений советского режима; это не вызывает никаких сомнений ни у кого в мире – за исключением разве что наиболее радикально настроенных членов компартий и « анти-исламистов».
Значительно больше расхождения выявляются в попытках определиться, как именно нужно квалифицировать это преступление. Депортация (преимущественно женщин, детей и немощных стариков, поскольку большинство мужчин воевало в составе Красной Армии) была осуществлена в беспрецедентно короткий срок – всего за 3 дня из Крыма было вывезено в поездах, неприспособленных для перевозки людей, 194,155 лиц.i Во время самой депортации и на протяжении первых лет пребывания депортированных в «спецпоселениях» – преимущественно в центрально-азиатских республиках, на Урале и в Сибири – вследствие голода, холода, болезней, нечеловеческих условий проживания погибло, согласно различным подсчетам, от 38% до более 46% всего населения. Для характеристики того, что произошло, юристы и ученые – историки, этнологи, политологи – по обыкновению используют различные понятия. Чаще всего встречаются такие, как «массовые репрессии против крымских татар», «этноцид», «этническая чистка», «преступление против человечества» и «геноцид»ii; отдельные исследователи, не утруждаясь «юридической чистотой» определений, используют их как синонимы.iii
Стремясь выяснить, насколько потери крымскотатарского населения вследствие депортации подпадают под понятие геноцида, целесообразнее всего использовать определение последнего, предложенное в 1948 году Конвенцией ООН «О предотвращении и наказании преступления геноцида». Статья 2 этой Конвенции характеризует геноцид как любые из следующих действий, совершенных с намерением уничтожить, полностью или частично, национальную, этническую или религиозную группу:

  • Убийство членов такой группы

  • Нанесение им тяжелых физических или ментальных повреждений

  • Умышленное создание для этой группы условий жизни, которые приводят к полному или частичному уничтожению группы

  • Принятие мер с целью предотвратить рождаемость детей в группе

  • Насильственная передача детей из этой группы в другую.

Позднее именно такое определение геноцида было поддержано и Международным Уголовным Судом (решение об учреждении которого было принято ООН в 1998 году в связи с войнами на территории бывшей Югославии; это решение вступило в силу 1 июля 2002 года). Необходимо заметить, что статья 442 Уголовного кодекса Украины почти дословно повторяет приведенное выше определение геноцида. Тем не менее, не только украинские СМИ, а и некоторые известные ученые, рассматривая этот аспект крымскотатарской проблемы, часто опираются не на юридически-правовые нормы национального или международного законодательства, а на значительно упрощенные представления о геноциде – например, такие: «геноцид предусматривает намерение полностью физически уничтожить народ». iv На самом деле же то, что произошло с крымскотатарским народом в 1944-м и последующих годах, вполне возможно характеризовать как действия, которые подпадают под пп. 2, 3, в определенной степени – п. 4 международного определения геноцида.


Другое дело, каким образом доказать (и возможно ли это вообще), что целью таких действий было осознанное намерение полного или частичного уничтожения этой этнической группы. Конечно, подобные откровенно сформулированные намерения вряд ли можно отыскать в любых архивных документах – так же, как и относительно Голодомора – геноцида украинского народа. Тем не менее, вескими доказательствами в пользу именно таких намерений служит стремление полностью избавиться от материального и духовного наследства крымских татар на их родине, которые последовательно и систематически происходили после их депортации из Крыма, а также сделать невозможным изучение родного языка, соблюдение традиций, развитие культуры во все времена после изгнания. Более того, даже самое название «крымские татары» исчезло из перечня национальностей, проживавших в Советском Союзе; вместо этого, их записывали просто как «татар», что свидетельствовало о желании полностью отрицать самое существование крымскотатарского народа как отдельного этноса.
Активисты Национального движения крымских татар (основанного в 50-х годах прошлого столетия и направленного на борьбу, исключительно мирными путями, за возвращение на Родину) начали опираться на международную концепцию геноцида в начале 1960-х. После спонтанной массовой репатриации в конце 1980-х - начале 1990-х гг. и возобновления таких выборных органов самоуправления, как Курултай (Национальная Ассамблея) и Меджлис (выбирается делегатами Курултая, объединяет функции представительного и исполнительного органа), этот вопрос не был забыт. Однако в то время, более приоритетные правовые, политические и экономические проблемы не позволяли приложить системные и последовательные усилия для признания депортации и ее последствий геноцидом крымскотатарского народа.
Ситуация несколько изменилась в 2005 году: 11 декабря 4-я сессия четвертого Курултая крымскотатарского народа признала депортацию 18 мая 1944 года и последующие десятилетия насильственного удержания крымских татар в местах изгнания актом геноцида коренного народа Крыма.v Тогда же была создана Специальная комиссия по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий; ее первое заседание было проведено 20 мая 2006 года, первый отчет работы Комиссии обнародован 22 декабря 2006 года на 5-й сессии четвертого Курултая.
Работа по признанию депортации актом геноцида значительно активизировалась в 2009 году. Для исполнения указов Президента Украины «Об ознаменовании в 2009 году Дня памяти жертв политических репрессий» и «О мероприятиях в связи с 65-й годовщиной депортации из Крыма крымских татар и других лиц по национальному признаку», в мае в Симферополе состоялась выездная Коллегия Службы безопасности Украины, в заседании которой приняли участие лидеры крымскотатарского народа Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров, муфтий мусульман Крыма Эмирали Аблаев, Постоянный представитель Президента Украины в АР Крым Леонид Жунько. Там было сообщено о рассекречивании ряда архивных документов, которые касались репрессий коммунистического режима против крымских татар. В Резолюции общекрымского траурного митинга 2009 года – последнего из тех, что ежегодно проходят в Симферополе в день депортации 18 мая – содержались довольно жестко сформулированные требования к украинскому государству, включая призыв принять более решительные меры для преодоления последствий геноцида.vi Более активная позиция крымскотатарского сообщества была отмечена и в обращениях Председателя Меджлиса, депутата ВР Украины Мустафы Джемилева к Президенту Украины и Главе СБУ, которые были поддержаны аналогичными обращениями народного депутата Григория Омельченко. В ответ на это, 2 июля 2009 года Президент поручил СБУ и Генпрокуратуре рассмотреть вопрос о возбуждении соответствующего уголовного дела, что можно считать первым шагом к официальному признанию депортации крымских татар актом геноцида.vii
14 июля, по инициативе СБУ, в Киеве состоялся круглый стол «Депортация крымских татар: исторические и правовые оценки», в котором приняли участие народные депутаты Украины, представители СБУ, общественных организаций, средств массовой информации, ряд экспертов и исследователей. Заместитель председателя СБУ Николай Герасименко сообщил, что во исполнение поручения Президента Украины Виктора Ющенко Служба безопасности Украины вместе с Генпрокуратурой проводит сбор материалов, которые касаются незаконных выселений в 1944 году крымскотатарского народа, а также болгар, армян, греков и немцев, проживавших на территории Крыма. Собираются и изучаются документы о преступлениях тоталитарного режима в 1944 году, устанавливаются и опрашиваются свидетели. Ожидается, что на основании полученных материалов СБУ и Генпрокуратура представят правовую оценку незаконному насильственному выселению «народов Крыма» согласно нормам отечественного законодательства.viii Кроме того, по поручению Президента в крымском филиале СБУ создана специальная следственная комиссия, которая начала сотрудничество с общественной Специальной комиссией Курултая. По словам заместителя председателя этой комиссии Эльведина Чубарова: «Мы уже начали передачу ей копий первых свидетельств о депортации, чтобы их приобщили как документы, могли их изучить и при необходимости опросить этих свидетелей депортации. Как мы знаем, данная следственная группа уже начала довольно активно работать в этом направлении».ix

Таким образом, было начато беспрецедентное – особенно учитывая специфику ситуации в АРК – взаимодействие государственной комиссии Службы безопасности Украины с общественной комиссией, созданной и до сих пор не признанным официально органом самоуправления – Курултаем крымскотатарского народа.


Обстоятельный отчет, охватывающий работу Специальной Комиссии за почти трехлетний период – с мая 2007 года до ноября 2009 – был представлен Эльведином Чубаровым делегатам Курултая 5 декабря 2009 года.x Результаты работы членов Комиссии, работающих безвозмездно, фактически на общественных началах, поражают. Ими создан архив документов – свидетельств, в котором содержится 610 писем с рассказами о спецоперации по насильственному выселению, о жизни в изгнании, физических и моральных потерях членов своих семей и родных. Большая часть этих воспоминаний опубликована в трехтомном издании «Депортация. Как это было». Последние 150 воспоминаний, поступившие в Комиссию в 2006-07 годах, еще ждут своего часа на издание, равно как и 60 архивных документов, собранных членом Комиссии Гульнарой Бекировой.
Отдельного внимания заслуживает инициированная Комиссией широкомасштабная акция «Унутма!» («Помни!»), начавшаяся 1 сентября 2009 года.xi Для ее проведения был разработан пакет документов, который включал Вопросник свидетеля депортации (57 вопросов), Обращение Специальной комиссии к соотечественникам, образец заявления свидетеля депортации и пояснение «Как составить заявление и свидетельство о депортации». Эти документы и присланные материалы размещаются на страницах газет «Авдет», «Голос Крыма», «Янъы Дюнья», «Къырым», «Маариф ишлери»; ход акции регулярно освещали программы новостей и тематические программы телеканала АТР и радиостанции «Мейдан», а также веб-сайты «Крым и крымские татары» (http://www.kirimtatar.com/), http://avdet.org/, www.goloskrima.com/.) Важно подчеркнуть, что в рамках этой кампании акцент сделан не просто на воспоминаниях, а именно на свидетельствах, т.е. заявители должны предоставлять свидетельства только о том, что они знают из своего собственного опыта.
За три месяца от начала акции в Комиссию поступили 120 заявлений, где содержатся просьбы максимально содействовать признанию украинским государством и мировым сообществом геноцида крымскотатарского народа, а также требования привлечь к ответственности тех, кто был причастен к совершению этого преступления. Каждое заявление сопровождается детальным описанием ужасов депортации и спецпоселений в Средней Азии, на Урале и Сибири, пережитых заявителем; ко многим из них добавлены копии документов и фотографий, подтверждающих приведенные факты.xii
Успешности работы Комиссии мешает ряд факторов преимущественно политического и юридического характера. Прежде всего, это касается до сих пор неурегулированных вопросов законодательной реабилитации крымскотатарского народа и определения его статуса как коренного народа (а не просто одной из многочисленных «национальных меньшинств» Украины).xiii Вспомним печальную историю и до сих пор не принятого закона о реабилитации. За законопроект "О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку", авторами которого были народные депутаты Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров, в июне 2004 года проголосовали 380 депутатов при необходимых 226. Тем не менее, на этот закон, после подписания его тогдашним председателем Верховной Рады, видимо, из сугубо политических соображений, было наложено вето президентом Леонидом Кучмой. К сожалению, ситуация не изменилась к лучшему и после победы Оранжевой революции, прихода к власти нового демократического правительства и парламентских выборов 2006 и 2007 гг. Последний вариант законопроекта, подготовленный Государственным комитетом по делам национальностей и религий, был значительно более слабой версией, чем предыдущая; он подвергся сокрушительной критике со стороны руководства и юристов Офиса Верховного Комиссара ОБСЕ по вопросам национальных меньшинств.xiv Нет никакого прогресса и в попытках представить на рассмотрение ВР закон о статусе крымскотатарского народа, первая версия которого была разработана еще в 1996 году – сразу же после принятия новой Конституции Украины. Понятно, что при таких обстоятельствах не стоит надеяться на то, что законодательное решение ряда неурегулированных проблем крымскотатарского народа начнется с разработки и рассмотрения нормативно-правового документа относительно признания геноцидом совершенного против него преступления.xv
В ряде материалов национальных украинских СМИ, в том числе цитированных автором, отображается преимущественно сочувственное, положительное отношение украинского общества к возможности признания депортации 1944 года и ее последствий актом геноцида крымскотатарского народа. Важно также отметить, что некоторые всеукраинские общественные организации – в частности, Конгресс национальных общин Украины – уже считают депортацию крымских татар одним из общепризнанных геноцидов ХХ-го века, – таких, как Голодомор, Холокост, Геноцид армян и т.п..xvi Более сложная ситуация с правительственными структурами, политическими партиями и депутатским корпусом, представители которых часто используют этот болезненный вопрос в сугубо политических целях, в первую очередь – в беспрерывной борьбе за власть, что в последние годы стало, к величайшему сожалению, неотъемлемой чертой политической жизни в Украине. Использование в политических целях трагедий Голодомора – геноцида украинского народа и депортации – геноцида крымских татар – является циничным и позорным, недопустимым явлением; государственная политика относительно этих проблем не должна претерпевать существенных изменений в зависимости от того, какая политическая сила и какой президент пришли к власти в результате очередных выборов.


i Див. The Deportation and Fate of the Crimean Tatars. By J. Otto Pohl, http://www.iccrimea.org/scholarly/jopohl.html

ii Зокрема, репресії, яким було піддано кримських татар, називає геноцидом Грета Велінг у дослідженні: UELHING, G. L., 2004, Beyond Memory. The Crimean Tatars’ Deportation and Return, New York: Palgrave: Macmillan, ст. 91.

iii Детальніше див. у: Sürgün: The Crimean Tatars’ deportation and exile. by Aurélie Campana..June 2008, Online Encyclopedia of Mass Violence.

iv Див., наприклад, коментар проф. Олександра Майбороди газеті «День»: Депортація кримських татар: як це назвати? Юлія КАЦУН, «День», №230, 13 грудня 2005.


v «Інтерфакс-Україна», 11 грудня 2005 року.

vi Див. Resolution of the Crimean Tatars Accepted by the participants of the all-Crimean mourning meeting commemorating the victims of the genocide against the Crimean Tatar people -the deportation of 18 May 1944, and the decades of forced detentions in the places of deportation,18 May 2009, Simferopol., 26 May 2009, http://www.unpo.org/content/view/9631/236/

vii Крок у напрямку визнання депортації кримських татар геноцидом? 03.07.2009,

http://www.dw-world.com/dw/article/0,,4450909,00.html.

viii "Депортація кримських татар: історичні та правові оцінки". 2009-07-15, Київ, в СБУ, Джерело: Майдан, http://www.xenodocuments.org.ua/factitem/1014. Під час ознайомлення з цим та багатьма подібними матеріалами необхідно звернути увагу на широко розповсюджене застосування некоректного терміну «народи Криму». Некоректним він є тому, що насправді єдиним цілісним народом, депортованим з Криму, були тільки кримські татари. Члени усіх інших груп, також депортованих за національною ознакою, складали лише частку народів, до яких вони належали за етнічним походженням; основна їх маса проживала й продовжує жити на власних історичних землях у межах власних національних держав – відповідно, Болгарії, Вірменії, Греції та Німеччини. Згідно з сучасною термінологією, члени цих груп належать до «національних меншин» або «kin-minoritiesі»; вони є громадянами інших країн («host-states»), ніж «материнські держави» («kin-states»). Тому треба розрізняти наслідки депортації для кримськотатарського народу, що могли призвести до його повного зникнення, і для представників інших етнічних груп, які зазнали схожих страждань і випробувань на індивідуальному та груповому рівні, але не в масштабі загрози знищення усього народу.

ix Кримські татари збирають свідчення жертв комуністичної депортації. Володимир Притула, Радіо «Свобода», 23.10.2009.

x О работе Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий за период с января 2007 по ноябрь 2009 года.. 5 декабря 2009 г., Эльведин Чубаров, заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий.

xi Кримські татари збирають свідчення жертв комуністичної депортації. Володимир Притула, Радіо «Свобода», 23.10.2009.

xii О работе Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствийза период с января 2007 по ноябрь 2009 года.. 5 декабря 2009 г., Эльведин Чубаров, заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий; див. також «О дальнейшей деятельности Специальной комиссии по изучению геноцида крымскотатарского народа», 5 декабря 2009 г. Гульнара Бекирова, руководитель Исторического Отдела Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа.

xiii Детальне висвітлення проблеми кримських татар як корінного народу див. у дослідженні "Indigenous Status" for the Crimean Tatars in Ukraine: A History of a Political Debate. By Natalya Belitser, http://www.iccrimea.org/scholarly/indigenous.html.

xiv Поглиблений аналіз і негативні висновки щодо цього законопроекту були оприлюднені на семінарах, проведених у Києві за участі ВКНМ ОБСЄ у травні та липні 2009 року.

xv Детальніше див. у інтерв’ю Гульнари Бекірової газеті «Україна молода»: Трагедія, яку не хочуть бачити. Ярослава МУЗИЧЕНКО, "Україна молода", №87, 18 травня 2007 року.

xvi Проект КНГУ «Клуби толерантності», Київ – Маріуполь – Львів – Кишинеу – Сімферополь, 2008.





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница