Действующие лица: яша — «новый русский»



Скачать 440.22 Kb.
страница1/2
Дата16.11.2016
Размер440.22 Kb.
  1   2
Ханами уик-энд / Hanami weekend

Лирическая комедия в двух действиях
Игорь (Лео) Левин.

Париж, Франция. 2015г.

explevin@yahoo.fr

Действующие лица:

ЯША — «новый русский» лет 40-45.

МАША — русская красотка-манекенщица лет 20.

ФАБРИС — элегантный молодой француз, муж Маши, он же — КОРОЛЬ — в гриме и образе Элвиса.

МИУ-МИУ — японская красотка-манекенщица.

БЕННЕТТ — управляющий директор гольф-клуба «Готемба Шицуока».

МИСТЕР ПАК — пожилой корейский бизнесмен, партнёр Яши.

Музыканты, танцоры, обслуживающий персонал, монах, посетители заведений, друзья Фабриса.



Действие первое

Пролог


Вид на Фудзи и цветущая сакура. МАША в черном трико, черной водолазке, черных балетках и ТАНЦОРЫ в белых «матросках» исполняют нелепый, но не лишенный изящества и сарказма танец под мелодию, напоминающую Gangnam Style в джазовой обработке. Маша демонстрирует причудливую смесь из классических балетных па, жемчужин тай-цзы-цюань, походки гейши, бродвейского джаза, будто Джо Стоктон решила самовыразиться в танце еще разок, 60 лет спустя. Танцоры-мужчины двигаются в стиле бродвейского джаза, брейк-данса и Gagnam Style. Суть: самцы исполняют свои брачные танцы вокруг объекта страсти, снисходительно на них отзывающегося. Девушка увлечена собой и отзывчива к импульсам окружающего мира, зовущего «глазеть и обжираться».
На сцену выходит КОРЕЯНКА и с удивлением смотрит на танцующих, пока они со смехом не убегают.
Сцена 1

Бар в офисном здании крупной международной корпорации, Сеул, Южная Корея. Слева — барная стойка. Справа — два кожаных дивана и низкий столик-трансформер. Кореянка идёт за барную стойку. В углу на диване сидит ЯША и говорит по телефону.


ЯША (в трубку). Старик, от одного вида гостиниц уже мутит, веришь? Английской речи радуешься, как родной. Всё чужое, уродливое, нозящее... Одно желание: скорее покинуть этот долбаный Сеул и вернуться в Париж... Соскучился по запаху круассанов и нормальному кофе… С женой? Не напоминай! Уже хочется найти спасительный повод полететь куда-нибудь ещё. (Заходит МИСТЕР ПАК, Яша встает ему навстречу) Извини, прощаюсь.

Мистер Пак жестом останавливает его и садится на свободный диван. Подходит Кореянка и ставит на стол чайный набор. Яша садится тоже, выключает телефон и кладет его на столик рядом с другим смартфоном и мини-планшетом. Разлив чай, Кореянка несколько раз кланяется и уходит, пройдя несколько шагов спиной вперед.

ЯША. Пятнадцать минут?

МИСТЕР ПАК. Семь. Извини, улетаю сегодня.

ЯША. Жаль, что не смогу сыграть с Вами… в последний раз.

МИСТЕР ПАК. К дочери еду, в Нью-Йорк. Летишь со мной?

ЯША. Нет, спасибо. Не могу. В понедельник обязательно нужно быть дома. Детям обещал.

МИСТЕР ПАК. Я должен отблагодарить тебя за незабываемый уик-энд в Париже! Но я знаю клуб лучше, чем твой «Paris International Golf Club». Кто его проектировал, кстати?

ЯША. Джек Никлаус, по-моему.

МИСТЕР ПАК. Я хочу, чтобы ты посмотрел, на что способен дизайнер Широ Акабаши. Очень тонкое понимание природного контекста. Он дизайнер самой природы, как Бог… Играл на полях «Gotemba Shizuoka»?

ЯША. Где это, в Японии?

МИСТЕР ПАК. Да, недалеко от Токио. С видом на Фудзияму. Такие места японцы называют «Фудзи-ми» и очень ценят. Тебе понравится. Прошу, не отказывай мне, поиграй пару дней за нас обоих. Тебе нужно успокоиться, подумать, все взвесить, преодолеть страх перед неизвестностью…

ЯША (насмешливо). Всё так плохо?

МИСТЕР ПАК (невозмутимо). Не обижайся, что не помог тебе выплыть. (Яша кивает, демонстрируя «понимание») Мы были партнерами шесть лет, и это было непростое время. Я тоже проходил «кризис среднего возраста». И не где-нибудь, а в тюрьме (скучающий Яша несколько оживает). Мой босс был великим человеком, основателем компании сразу после войны. Консорциум банков дал ему огромный кредит под дерзкие планы и честное слово. Ничего более. Через двадцать лет его слово стало более весомо, чем мнение Премьера, а это уже — политика. На нас стали давить со всех сторон. Я был ему как сын и не мог допустить, чтобы конкуренты чернили его имя: взял вину на себя и отсидел десять лет. Но сегодня президент — я. Понимаешь?

ЯША. Да, понимаю. Нет больше драйва. Не знаю… Ненавижу то, чем занимаюсь с некоторых пор. Эти рожи...

МИСТЕР ПАК (поднимаясь). Брось, займись тем, что любишь (Яша тоже встает), с новыми, интересными людьми. Ты должен сгореть, как Феникс, и возродиться из пепла. Тебе не будет равных. Возьми паузу. Всё получится. Извини, мне пора.

ЯША. Спасибо за всё...

Прощаются без объятий и рукопожатий. Мистер Пак уходит, Яша собирает гаджеты.


Сцена 2

Яша стоит на краю сцены на фоне фасада какого-то здания. В одной руке смартфон, в другой — дорожная сумка. Вдалеке можно различить звуки аэропорта. Звучит сигнал вызова Скайп.


ЯША. Чего ещё?

ГОЛОС (из динамика смартфона, близок к истерике). Яша, ты не понимаешь! Если мы не найдем хотя бы полтора лимона прямо сегодня, меня здесь разорвут! Ты понимаешь? Не тебя, ты в Сеуле! А меня!

ЯША. Не температурь, спокойно. Скажешь им, что не при делах... Приедет человек, решающий, перетрёт с вашей крышей...

ГОЛОС. Я так не могу, Яша! Я что, говно, по-твоему?

ЯША. Если не говно, так разводи сам! Истеришь, как баба… Не можешь — сиди и не пинтюкай. Я скоро приеду. Если менжуешься, лучше соскочи на время. К овце какой или в монастырь. Медитируй на трещину в стене… Не путайся под ногами только!

ГОЛОС. Ты хорошо подумал, старик? Тебе нельзя сюда…

ЯША. С каких пор ты стал думать за меня? За свои движения отвечай сначала, умник.

ГОЛОС. Предъявляешь? После всего, что мы прошли вместе?

ЯША. Пока нет, но предъявлю и обосную, если повод дашь. Мы не вместе, не заблуждайся.

ГОЛОС. Яша, братишка, позволь объясниться хотя бы. Когда прилетаешь? Я тебя встречу.

ЯША. Спасибо, меня встретят. Будь готов в любое время, жди.

Кладет смартфон в карман.


Сцена 3

Номер в токийской гостинице. Та же барная стойка и диваны, но в глубине обнаруживается большая кровать, комод с лампой и торшер из рисовой бумаги. Входит ЯША и МЕНЕДЖЕР с красиво упакованным свёртком в руках.


МЕНЕДЖЕР. Ирращаимасэ, мистер Инкермана-сан! Конбанва, дозо-дозо!

ЯША. Конбанва! Коли не шутишь...

МЕНЕДЖЕР. Дозо-дозо

Пытаясь пропустить, неловко сталкивается с Яшей.

ЯША и МЕНЕДЖЕР (одновременно). Сумимасен!

Улыбаются друг другу. Менеджер при этом непрерывно кланяется.

МЕНЕДЖЕР. Ресторан «American Bar & Grill», лучший в городе, на 52-м этаже. Спа, фитнесс и бассейн...

Менеджер ставит на стол большой бумажный свёрток, бережно перевязанный ленточкой. Снимает бумагу. Внутри — роскошная корзина с фруктами, баночка черной икры, блинчики и бутылка шампанского «Кристалл Рёдерер» в традиционном желтом целлофановом пеньюарчике.

МЕНЕДЖЕР (торжественно). Подарок от мистера Пака! Машина в Вашем распоряжении. Когда Инкермана-сан поедет в гольф-клуб?

ЯША. Часов в 10 утра.

МЕНЕДЖЕР. Аригато годзиамас! Водитель будет ждать в лобби. Ирращаимасэ!
Непрерывно кланяясь, менеджер выходит, пятясь задом, стремительно сворачивая оберточную бумагу. Звонит смартфон, вызов абонента Скайп.

ЯША. Привет, Марк, какие новости?

ГОЛОС (мужской, из динамика смартфона). Хороших нет.

ЯША. Это понятно. Какие есть?

ГОЛОС. Есть плохие. Все твои счета в Швейцарии заблокированы. Кредитные карточки тоже. Я очень рекомендую тебе найти деньги. Хотя бы 130-140 тысяч франков. Это спасло бы твою кредитную историю. Извини, ничем тебе помочь уже не могу.

ЯША. Да о чем ты! Спасибо за всё.


Не успел ЯША положить смартфон, как он весело запиликал снова. На этот раз голос женский:

ГОЛОС. Месьё Инкерман?

ЯША. Да. Добрый вечер.

ГОЛОС. Доброе утро, месье. Это мадам Бишар, Сосьете Женераль, Париж.

ЯША. Да, мадам.

ГОЛОС. Со всей возможной деликатностью вынуждена сообщить: счет Вашей компании закрыт.

ЯША. Почему, позвольте узнать?

ГОЛОС. Ваша деятельность не характерна для клиентов нашего банка. Мы не поддерживаем международные торговые операции.

ЯША. Позвольте, вы их столько лет поддерживали!

ГОЛОС. А теперь не поддерживаем. Поймите, это не моя личная позиция, месьё.

ЯША. Я понимаю, мадам.

ГОЛОС. Ваш личный счет и счет вашей жены тоже закрыты. Кредитные карточки аннулированы и будут изъяты банкоматом в случае попытки их использования.

ЯША. Почему?

ГОЛОС. Вы выписали чеков на большую сумму, чем имелось на счетах.

ЯША. Но мы же договорились с Вами перед отъездом о подстраховке… предоставлении овердрафта…

ГОЛОС. Позиция руководства изменилась.

ЯША. Меня нельзя было поставить в известность?

ГОЛОС. Всего доброго, месьё Инкерман. Сожалею.

ЯША. Твою мать!

Замахивается смартфоном с явной целью грянуть им оземь, но он звонит снова.

ГОЛОС (женский). Ты от меня скрываешься?

ЯША. Вовсе нет. Привет, как дела?

ГОЛОС. Как? Тебе, правда, интересно? Карточки не работают, наличных нет, холодильник пуст, за квартиру не заплачено. Штрафов и неоплаченных счетов — уйма. Всё хорошо, одним словом. Ты можешь что-то сделать?

ЯША. Что, например? У меня сейчас нет денег, ты же знаешь. В понедельник разберемся.

ГОЛОС. А мне что до понедельника делать? Попросить взаймы нельзя?

ЯША. Не у кого. В России не хочу, а здесь я никого не знаю.

ГОЛОС. Да, столько лет скрывался от меня в этой Корее и ни с кем не познакомился?

ЯША. Я в Японии сейчас.

ГОЛОС (саркастически). Надо же! Не смею отвлекать от великих дел своими глупостями.

ЯША (примирительно). Как дети?

ГОЛОС (зло). Забыли, как их папочка выглядит. (Вешает трубку).

Яша швыряет смартфон в угол. Он рассыпается на части и молчит. Яша падает на кровать. Полежав немного в одной позе, ворочается. Встаёт, идёт собирать смартфон. Убедившись, что он умер, бросает в мусорную корзину. Находит другой смартфон, подходит к краю сцены.


Сцена 4

Карниз на фасаде отеля. (Попасть на него можно через окно из номера).

Яша смотрит вниз, садится на край. В руке у него смартфон, в котором он что-то начинает искать, разговаривая сам с собой.
ЯША. Почему бы мне не стать послом доброй воли? Почётным Консулом Гондураса? Или стюардом? Хорошая мысль, учитывая, что стюардессы попадаются симпатичные.

ГОЛОС ЯШИ ИЗ СМАРТФОНА. И что? Наверняка, тёлки предпочтут пилотов, а пилотом Инкерман Яков Соломонович быть не может. Соломоновичи — прагматики, а не романтики. Как только пытаются стать романтиками, сразу попадают в неудачники.

ЯША. Депрессия — не лучшее состояние для борьбы за денежный знак. Нужно излучать оптимизм, но где его взять? Интересно, если прыгнуть, полетишь? (Смотрит вниз) Нет, сомнительно. Точно, не полетишь, а ёб… Бдыщщ! (Разводит руками, растопырив пальцы, иллюстрируя встречу с мостовой). Нужно создать комфортный душевный климат. С источником плохих новостей я уже расправился. (Злорадно) Пусть полежит, бесполезный, лишенный энергии, как я. А теперь твой выход, умник! (Смотрит вниз и отпускает второй смартфон в бездну, провожая его свистом, имитирующим падение бомбы) Бдыщщ! (Встает, шутливо козыряет в зал, уходит) Не надейтесь!

Сцена 5


Гостиничный «Американ Бар энд Гриль».

На диванах сидят Фабрис и двое его друзей, негромко общаются. Мужчины безупречно одеты. За столиком сидит Маша, уткнувшись в смартфон, покачивая босоножкой в такт музыке. Яша присаживается у барной стойки, заказывает у Бармена бутылку «Кристалл». Выходит Музыкант с контрабасом и Певица. Яша и Маша аплодируют музыкантам гораздо энергичнее всех, поглядывая друг на друга и улыбаясь. Певица страстно исполняет:


ПЕВИЦА: Heaven, I'm in heaven

And my heart beats so that I can hardly speak

And I seem to find the happiness I seek

When we're out together dancing cheek to cheek


Яша просит Бармена передать Маше бокал шампанского с крохотной белой карликовой розой, которую он выдернул из икебана на стойке. Маша выглядывает из-за склонившегося к ней официанта, улыбается и приветливо машет Яше рукой. Официант следует её примеру, будто Яша попросил их сфотографироваться вместе. Певица продолжает:
ПЕВИЦА Heaven, I'm in heaven

And the cares that hung around me through the week

Seem to vanish like a gambler's lucky streak

When we're out together dancing cheek to cheek…


Ещё некоторое время Яша и Маша обмениваются улыбками. Певица продолжает:
Oh I love to climb a mountain

And reach the highest peak

But it doesn't thrill me half as much

As dancing cheek to cheek


Следует инструментальная импровизация. Яша и Маша снова аплодируют громче всех. На неё смотрят с восхищением, а на него — с подозрением. Вся компания поднимается с диванов. Маша показывает Яше на прощание, что розочку она уносит с собой. Яша встаёт, подходит к краю сцены.
Сцена 6

Карниз окна в гостиничном номере.

Яша садится на край, свесив ноги. Достает из кармана пиджака мини-планшет.
ЯША (Диктует, используя программу распознавания речи). Пятница, точнее, уже суббота. Выбросил телефоны, опустошил мини-бар, вроде полегчало... немного. Не могу заснуть… Смотреть дублированный фильм в Японии всё равно, что слушать «Войну и мир» в постановке Ивано-Франковского оперного театра. Странные они типЫ! Взять хоть их идиотскую моду обтягивать салон автомобиля кружевными чехлами. Чувствуешь себя, как новорожденный в Вологодской губернии… Токио получше Сеула, без базара. Издали смотрится хорошо, даже днем, несмотря на лапидарную архитектуру. За городом особенно ощущаешь приход «ханами», времени цветения сакуры — праздника, когда вся Япония выглядит, как невеста, как розовый торт с белоснежными взбитыми сливками. Вишенкой на этом торте была эта девушка. Чудо, как хороша: молоденькая, с удивительно изящным, привлекательным лицом, точеной фигуркой. Стрижка открывает на всеобщее обозрение шею, которой бы позавидовала Нефертити. Выразительные глаза, улыбка открытая и непосредственная. Изящные пальчики, соблазнительные коленки. Общее впечатление трогательное, как от детей или стариков, которых хочется обнять и плакать. Упс, вишенку съел другой. (Проверяет записанный голосом текст) Накачу ещё, пожалуй… (Уходит)
Сцена 7

Бар гольф-клуба «Готемба Шицуока».

Беннетт сидит на диване. Входит Яша, БЕННЕТТ поднимается к нему навстречу, протягивая руку. Здороваются.
БЕННЕТТ. Беннетт, зовите просто — Бен.

ЯША. Инкерман, зовите просто — Джейкоб.

БЕННЕТТ. Рад Вас видеть, Джейкоб! Член «St. James`s» клуба для нас всегда почетный гость. Друзья мистера Пака — мои друзья. Не видел в своей жизни людей, более одержимых гольфом, чем корейские бизнесмены. Господин Пак — безусловный чемпион среди них!

ЯША. Я, к счастью, не столь одержим гольфом. Для меня это лишь европейский суррогат медитации с физкультурным уклоном. Я бы коньяка накатил, с Вашего позволения.

БЕННЕТТ (Наливая коньяк в шарообразный фужер) С такими мыслями Вы еще до сих пор член «Paris International»? — Прошу! (Ставит фужер на столик и жестом приглашает Яшу сесть на диван. Присаживаются оба)

ЯША (сделав глоток). Жизнь налаживается...

БЕННЕТТ. Любой каприз… Мистер Пак сообщил, что Вы не имеете привычки возить все с собой. Рад буду предоставить скромный набор клюшек «Ben Hogan Iron Set», если устроит...

ЯША Да, конечно. Спасибо. Мне ещё нужны ботинки. «Foot Joy Classic Tour».

БЕННЕТТ. Сим сэдл?

ЯША. Center Seam, размер 42-й… я, скорее «casual golfer».

БЕННЕТТ. Верится с трудом. А как же принцип: «Не важно, как ты играешь. Важно, как ты выглядишь»?

ЯША. Даже не знаю, что хуже: то, как я выгляжу, или то, как я играю.

БЕННЕТТ. Бросьте, Джейкоб. Не говорите никому.

ЯША. Постараюсь. Играть нет настроения. Если выделите тренировочную площадку поживописнее, буду благодарен.

БЕННЕТТ. Безусловно. К Вам «подселить» кого-нибудь (обрисовывает ладонями воображаемую грудь 4-го размера), чтобы не скучно было?

ЯША. Нет, спасибо. Мне с собой не скучно.

БЕННЕТТ. Как скажете. Все для Вас. Ваше пребывание полностью оплачено. Любой каприз! (хитро улыбается). Господин Пак платит! Наслышан о ваших экстравагантных... требованиях, мистер Инкерман. Могу я надеяться, что мы и сегодня хорошо заработаем?

ЯША. Я не в форме…

БЕННЕТТ (с притворным ужасом). Катастрофа! (Смеются) Шутка!

Яша берет сумку-тележку с клюшками и подходит к краю сцены.


Сцена 8

Тренировочная площадка гольф-клуба. Вид на Фудзи.

Яша машет какое-то время клюшкой. В раздражении замахивается клюшкой, будто хочет ударить кого-то в зале. Бросает клюшку в сумку. Садится, скрестив ноги. Достаёт мини-планшет, начинает диктовать.
ЯША. Суббота. Не знаю, что со мной случилось, но я не могу закатить мяч в лунку. Он катится, аккуратно прокатывается по краю лунки и выкатывается на другую сторону. Или: шарик катится, перескакивает… (изображает злость). Я уже начинаю заводиться. Злость внутри пухнет, как тесто в печи. Клюшка Бена и ближайшее дерево еще не знают, что находятся на волосок от гибели.

Появляется Бенннетт.

БЕННЕТТ. Как успехи?

ЯША. Лучше всех, но никто не завидует.

БЕННЕТТ (посмеиваясь). Тогда — обедать.
Сцена 9

Бар гольф-клуба «Готемба Шицуока». Беннетт усаживает Яшу за свободный стол, вручив ему меню и карту вин, а сам направляется приветствовать гостей, сидящих на диване (МАША, ФАБРИС и пара ДРУЗЕЙ ФАБРИСА). Со всеми обнимается, целуется, шепчется… Яша встречается взглядом с прекрасной незнакомкой из гостиничного бара. Рассаживаясь, все здороваются и улыбаются Яше: «Bonjour!» Яша улыбается и кивает в ответ. Прикрываясь картой вин, Яша неприлично уставился на красотку, сидящую прямо напротив на диване, в надежде, что она его узнает. Девушка явно не в духе: покусывает нижнюю губу и изредка бросает на него колючие взгляды. Ее спутники французы, как всегда, жалуются на жизнь. Доносятся только отдельные фразы, типа: «…vous n`imaginez pas a quel point c`est difficile…» Наконец, девушка обращается к Яше далеко не ангельским голосом:


МАША (грубо). Ne me regardez pas comme une bete courieuse!

ЯША (пряча смущение за усмешкой). Vous etes l`envoye` du ciel…

МАША (зло). Pardon?

ЯША (вынув маленькую розочку из икебана на столе, протягивает Маше). Это — Вам!

Маша, выронив из рук смартфон от неожиданности, неловко берет розу и размахивает ей.

МАША (эмоционально). Блин! Я, как дура, слова подбираю, а Вы — русский, оказывается! Никогда бы не подумала!

Французы разом перестают болтать и смотрят на них.

МАША (подсаживаясь за стол к Яше). Это ж Вы мне вчера шампанское прислали… бли-ин, я бы в жизни не узнала. Вчера Вы такой были представительный. Я подумала, богемный персонаж какой-то, их в Токио полно крутится… Вы когда пришли, Бен Вас показал, сказал, что крутой парень из Парижа. Я и подумала: на француза не похож…

ЯША (прерывая поток эмоций соотечественницы). Давайте познакомимся — Яша!

МАША. А я — Маша. Вот здорово: Маша и Яша в Токио встретились. Я уже русских два месяца не видела. Давайте я Вас с моими пупсиками познакомлю.


Бойкая Маша встаёт и берет Яшу за руку. Приходится подчиниться её порыву и встать. Все уже давно следят за ними и тоже встают, едва Яша поднялся.

МАША. Ce mon amie Russe Jasha!

У Фабриса и его друзей вытягиваются лица от плохо скрываемого ужаса и удивления.

МАША. Ce mon home Fabris!

Лицо скисает у Яши.

ЯША. J`en suis bien aise.

Очень вежливо и очень официально Яша и Фабрис обмениваются рукопожатиями. Яша специально чуть сдавливает ему руку, чтобы сделать больно.

МАША. Ce sont nos amis.

Яша и друзья Фабриса кивают друг другу. Все садятся на свои места. Маша садится за стол к Яше.

МАША. Слушай, Яша, можно на «ты»?

ЯША. Конечно.

МАША. Я надеюсь, ты не собираешься снова на поле ехать?

ЯША. Какие будут предложения?

МАША. Поехали потусуемся! Я гольф терпеть не могу, а они собираются весь уик-энд тут торчать. Я тебе Токио покажу. Поехали, а? Устроим хали-гали. Пупсики такие правильные, что меня от них тошнит иногда…

ЯША. Как тебе отказать?

МАША. Здорово!


Маша встаёт и, коснувшись кончиками пальцев щеки Яши, возвращается на диван.

МАША. Встретимся на стоянке через полчаса.

Яша заказывает напиток, поглядывая украдкой на Машу. Она что-то энергично обсуждает с мужем, затем встаёт, расцеловавшись со всеми, машет Яше рукой. К нему за стол подсаживается Беннетт.

БЕННЕТТ. Нравится?

ЯША. Чудо, как хороша, но замужем. Везет, как утопленнику. Спасибо за гостеприимство, но я уезжаю.

Беннет не может скрыть разочарование.

ЯША. Бен, давай я распишусь, что был здесь два дня, чтобы Пака не обижать…
Французы пошли на поле и кивают Яше с Беннетом.

ЯША. И проставь союзникам бутылочку «Кристалл» от меня и мистера Пака вечерком.

БЕННЕТТ. Будет сделано, сэр.

ЯША. Отличный клуб. Надеюсь, ещё приеду. Спасибо.

БЕННЕТТ. Спасибо Вам, сэр. Буду рад.

Прощаются. Расходятся.


Сцена 10

Токио, район Асакуса. Вид на многоярусную пагоду замка Сенсо. Цветущая сакура.

Выходят Яша и Маша с небольшими подушечками в руках. Садятся на них на краю сцены. Озадаченный муж бомбардирует Машу звонками. Она отбивается с подчеркнуто ледяной вежливостью.
МАША (в трубку). Je ne le connais… c`est tout a fair accessoire… J`ignore tout de ses activites… ce la m`est indifferent… Je connais tout les trucs… ca n`existe pas… quelle gourde!…c`est ca… comme vous voulez…

Яша несколько смущен.

МАША (Бросая смартфон в сумочку). Как я его!

ЯША. Ты неподражаема, просто Одри Хэпберн в «Завтрак у Тиффани».

МАША. О! Пусть помучается, а то обнаглел последнее время. Сам ходит, куда хочет, а меня держит здесь, как болонку какую-то. Всегда занят... Большой специалист. Я работу из-за него потеряла, наверное.

ЯША. Что за работа?

МАША. Ой, Яш... я же моделью работала у Живанши, а здесь только фотосессий пару, и все. Английского не знаю: французский учила с детства. А без английского здесь трудно. Не учить же японский? Все равно же не выучишь, правда?

ЯША. Куда поедем?

МАША. А куда ты хочешь?

ЯША. Ты — босс…

МАША. Хочешь, на Гинзу поедем по магазинам шататься, а потом — в клуб?

ЯША. Я тебя умоляю, без шопинга, если можно…

МАША. Да показать тебе только! Здесь столько штучек всяких…

ЯША. Не хочу их штучек.

МАША. (просительно морща носик). Там даже «Тиффани» есть... (Яша молча закатывает глаза). В аркаду... Поиграем? Давай на башню телевизионную?

ЯША. Ты была в районе Янака?

МАША. Нет, а что это?

ЯША. Очень старый район с маленькими кладбищами при храмах. Японцы мирно уживаются с мертвыми. Хочешь посмотреть?

МАША. Не-ет, мертвых я боюсь.

ЯША. Живых надо бояться, а не мертвых. А здесь в Asakusa раньше была?

МАША. Не была. Здесь кладбищ нет?

ЯША. Не знаю. Мы на кладбище не пойдем.

МАША. Как ты говоришь? Ты — босс.
Встают, идут вдоль сцены. Маша обхватила двумя руками руку Яши. На каблуках она выше его и иногда спотыкается, припадая ему на плечо.

МАША. А что это за бумажечки висят на красных шнурочках в храме?

ЯША. Поминальные записки, типа того. Была в церкви православной?

МАША. Была. Я крещеная.

С готовностью демонстрирует маленький золотой крестик.

ЯША. Видела, как пишут записочки, а потом поп читает «За здравие», «За упокой»?

МАША. Да.

ЯША. Вот это — то же самое, но без попа. Ветер треплет бумажки, передаёт пожелания Небу. А может, и не пожелания вовсе — не помню. Японцы считают, что слово материально, а текст священен. У евреев похожий культ. Бог для христиан…

МАША (тихо). Лю-бовь...

ЯША. А Бог евреев — это текст. Лучше знаешь текст — ближе к Богу.

МАША. Как у них все сложно, у бедненьких… Любовь, таки, проще…

ЯША. Ну, это как сказать…


МОНАХ выкатывает традиционную храмовую курильницу на край сцены. Дождавшись, когда дым начнёт подниматься струйкой, круговым движением руки направляет дым себе на голову.

МАША. Что он делает?

ЯША. Считается, что священный дым помогает достичь просветления и здоровья.

МАША. Умнее хочет стать?

ЯША. Можно и так сказать.

МАША (смеясь). Тогда мне тоже надо.

Маша решительно направляется к курильнице, весьма непосредственно рассматривая действия старого монаха. Монах жестом приглашает её подойти. Маша, принюхиваясь к дыму, погоняет его ладошкой. Монах, тронув её за руку, показывает, как надо делать, и смеётся. Со второй попытки у Маши получается, и она возвращается к Яше, улыбаясь и пританцовывая. Монах смотрит ей вслед. Маша исполняет несколько движений из комплекса тай-цзы-цюань с веером, кланяется монаху и Яше. Мужчины тоже кланяются: монах — молитвенно сложив руки, а Яша — демонстрируя Цзюань Шоу (ладонь левой руки на кулаке правой).
МАША. Видел? Дедушка мне показал: закручиваешь дым вокруг головы, вот так! (Демонстрирует Маша, принимая позы vogue).

МАША. Пойдем, Яш, тебя окуривать. Ты умный, конечно, но просветлиться и тебе не помешает!

Маша тащит его окуриваться.

МАША (закручивает своей ладонью дым вокруг его головы). Вот так, так, все! Теперь ты просветлен. Я способствовала твоему просветлению. Ты рад?

ЯША. Ужасно рад. Дай, я тебя поцелую…

Маша с готовностью подставляет щеку. В момент, когда Яша тянется с поцелуем, она чуть поворачивает голову, как бы нечаянно. Яшины губы касаются ее щеки и уголка губ.

МАША. Упс!

Она смеется, комментируя контакт. Яша, пытаясь сохранить ощущения как можно дольше, невольно зажмуривается и кривится, как от боли.

МАША (дергая его за рукав). Яша, тебе плохо?

ЯША. Нет, мне хорошо, даже слишком.

МАША. Слишком хорошо не бывает. Хочешь, будет еще лучше?

Яша не отвечает. Маша целует его в губы, задерживаясь буквально на секунду.

МАША. Хорошо тебе?

ЯША. Здорово…

МАША. Вот видишь, (констатирует Маша с чувством выполненного долга), а ты не верил! Я все могу: просветлять могу, хорошо делать… еще много чего, но не всё сразу и хорошенького понемножку! Ещё влюбишься в меня и покончишь с собой. Жалко…
Сцена 11

Торговые ряды Накамисе Дори, недалеко от Сенсо.

Барной стойки не видно, вдоль нее стоит торговый прилавок. Маша и Яша заходят внутрь, бродят, рассматривая безделушки, фонарики с иероглифами, наборы для каллиграфии, печати. Маша приваливается к плечу Яши.
ЯША. У тебя есть печать?

МАША. Есть, конечно. Здесь без печати не проживешь: подписи, как таковой, нет. Показать? (Маша, не дождавшись ответа, достает маленькую бамбуковую палочку с вырезанным на торце иероглифом). Мое имя так по-японски пишется. У меня чернилки есть красненькие. Потом поставлю тебе куда-нибудь на память. Ты когда уезжаешь?

ЯША (приглашая Машу сесть на диван). Завтра.

МАША (присаживаясь рядом). Завтра? Так у нас совсем мало времени. Ну ничего, скоро я тоже в Париж вернусь. Какое у тебя любимое место в Париже?

ЯША. Булонский лес, парк Монсо, Сен Жермен… много чего. Я бы и в китайском квартале жил, в тринадцатом.

МАША. А где живешь?

ЯША. В шестнадцатом.

МАША. А мы на rue Levis, в семнадцатом.

ЯША. Я знаю это место, очень живое. Особенно, когда рынок работает. Ты живешь ближе к бульвару Курсей?

МАША. Да, всегда катаюсь на карусельке детской, когда иду мимо.

ЯША. Собираешь толпы зевак?

МАША. Преимущественно мужского пола. Катаюсь и показываю им язык.

ЯША. Срываешь восхищение?

МАША. Два-три предложения в день выйти замуж, пять или шесть — завести детей. Обычно французы так запросто предлагают заняться сексом! Говорят: «у меня есть полчаса свободных» или «…не беспокойтесь, у меня есть презервативы», ну, и всё такое. Мне, правда, редко такую хрень заявляют: больше от других слышу.

ЯША. Почему? Молодо выглядишь?

МАША. Да что ты! Кого это останавливает? Яша, извини, конечно, какой ты глупый! Они же меня боятся! Разве мужчины не боятся по-настоящему красивых женщин?

ЯША. Боятся, ты права. Особенно умных и красивых. От таких шарахаются.

МАША. Ты думаешь, я глупая? Ты думаешь, что я пустая и ветреная… я представляю. А я совсем не такая! Ты меня не знаешь. Конечно, я не читала Сартра, болтаю много, но французский же я выучила…


Маша заплакала и уткнулась Яше в шею. Он несколько растерялся и гладит её по волосам, как успокаивают детей.

МАША. Не относись ко мне, как un belle poupee, манекену… Хорошо?

Маша оторвалась от Яши и смотрит ему в глаза.

ЯША. Извини, если обидел. Я не хотел.

МАША. Это ты извини. У меня так меняется настроение… Все, я больше не буду. Скорее говори мне, какая я замечательная…

ЯША. Ты красавица…

МАША. Ну, это понятно…

ЯША. Просветительница…

МАША. Я так и знала!

Маша легонько бьёт ладонью Яшу по плечу, вернувшись в своё обычное беззаботное состояние.

МАША. Я так хочу покататься на этом утконосике скоростном… Как же его?

ЯША. Шинкансен. В Кобе съездить рекомендую. Очень красиво, наверно.

МАША. Точно! И на метро хочу покататься. Я же с тобой, а то пробовала как-то вначале — все меня лапают. Фу! Так противно. Правда?

ЯША. Правда, детка. Я что, такой страшный, что распугиваю сексуальных маньяков?

МАША. Ну, посмотри в зеркало: не амбал, но и не домашнее животное. Улыбаешься, но зубы никогда не показываешь, шутишь, но не смеешься. Смотришь очень жестко, подозрительно. Глянешь тебе в глаза и понимаешь —

пи...ц, приплыли…

ЯША. Не ругайся, деточка. Тебе не идет.

МАША. Хорошо, папик.

Маша снова привалилась к плечу Яши.

ЯША. Я не показываю зубы потому, что они некрасивые.

МАША. Не в этом дело. Я всё про тебя знаю.

ЯША. Что ты знаешь?

МАША. Бен сказал.

ЯША. Что я «крутой парень»? Погорячился Бен.

МАША. Это я так тебе сказала, а Бен сказал, что ты важный мафиози. Гангстер.

ЯША. Ты в это веришь?

МАША. Конечно!

ЯША. Чушь какая…

МАША. Скажи лучше, ты будешь моим папиком?

ЯША. Муж у тебя уже есть. Что ж, буду папиком, что делать? Только любимым папиком.

МАША. Конечно, любимым. А что — муж? Муж — объелся груш…

  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница