Действующие лица



Скачать 473.54 Kb.
страница1/4
Дата30.04.2016
Размер473.54 Kb.
  1   2   3   4


Воскобойникова Инга (960) 256 0848 via_inga@yahoo.com

Пьеса «Н'ДАКУ-ВАНГА, или гоу хоум»


Драма в 3-х действиях с эпилогом
04.02.13

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

РОМАН БОРИСОВИЧ — 40 лет
ЛИЛИЯ — 30 лет
ОТЕЦ ЛИЛИИ — 60 лет
ЧАКУШКА — девочка 7-8 лет

БЛИЗНЕЦЫ — трое мужчин около 40 лет, не идентичное сходство, но очень похожие


ЭПИЗОДИЧЕСКИЕ ЛИЦА:

ДЕВОЧКА — 4 года
ТРУБАЧ ПЕРВЫЙ, ТРУБАЧ ВТОРОЙ — мужчины около 40 лет, похожие на БЛИЗНЕЦОВ
ОРКЕСТР — разные музыканты на репетиции в оркестровой яме
СТАРШАЯ ДОЧЬ и МЛАДШАЯ ДОЧЬ — дочери Лилии девочки-погодки 7 и 8 лет
СЫН — сын Лилии 2 года
МУЖ ЛИЛИИ — 40-45 лет

КАРЛИК — 45-50 лет

КАРЛИЦА — жена карлика 45-50 лет
АЛЬБИНОС — сын карликов, высокий крупный парень-альбинос 20-25 лет
АХМЕД — 50-55 лет
ПЛОТНИК — 35-40 лет
АЛКОГОЛИК — 60 лет
ВНУК — внук алкоголика 8-10 лет

ДЕЙСТВИЕ 1
Сцена 1: КАЮТА УТРО


Действие происходит в четырехместной каюте крупного пассажирского лайнера. Спальные места в каюте — четыре койки: две сверху, две снизу. На двери висит большое зеркало в человеческий рост. В каюте есть круглое окно, оно же ЭКРАН.
В помещении раскрыты чемоданы, разбросаны по спальным местам вещи. В зеркало смотрится ЛИЛИЯ, молодая женщина в роскошном длинном черном платье. Запястья украшают дорогие браслеты. Настроение у нее приподнятое, она прикладывает к себе разные наряды, напевает мелодию «
Strangers in a night».

Сцена 2: КАЮТА УТРО


Открывается дверь. Лилия на несколько секунд теряет свое изображение в зеркале. В дверях РОМАН БОРИСОВИЧ.


Роман Борисович: И куда ты так вырядилась?


Лилия (заигрывая): На завтрак иду.


Роман Борисович: Ты что с ума сошла? Мы ж договорились.

Лилия: А я есть хочу.

Роман Борисович
: То ты по нескольку дней вообще ничего не ешь, худеешь, то надумала. Давай не зли меня.

Лилия: А ваша толстуха уже отзавтракала?

Роман Борисович (присаживаясь): Ты это, Лиль, давай прекращай. Договорились ведь. Скоро они на берег сойдут. И потом мы с тобой. Вдвоем. В общем, не зли меня.

Роман Борисович закуривает сигарету.


Лилия: Фу, не курите. Задохнусь ведь тут.

Роман Борисович (тихо): Дым табачный весь воздух выел... (пауза) Мне там при детях нельзя.

Лилия: Роман Борисович, идите-ка вы отсюда. Решайте свои вопросы. Не злите и вы меня.

Мужчина продолжает курить, смотря в круглое окно каюты.

Роман Борисович: Вон уже виднеется берег.

Лилия прикладывает к себе красное платье, словно не слушая мужчину.

Роман Борисович: Провожу их на берег. А там спокойно до Рима доплывем.

Лилия: Как все сложно!

Роман Борисович, молча, курит. Смотрит на отражение Лилии в зеркале. Потушенную сигарету засовывает обратно в пачку, оставленную на столе. Собирается уходить.

Лилия: Это заберите с собой.

Роман Борисович: Пусть тут лежит, все равно скоро сюда переселюсь.

Лилия: Заберите, говорю.

Роман Борисович: Ты чего, в самом деле? А?


Лилия: Воняет тут. К тому же окурки всегда воняют сильнее, чем сами сигареты.

Роман Борисович: Мне туда с сигаретами нельзя.

Лилия: Оттуда с ними можно, а туда нельзя?!


Роман Борисович:
Ты сегодня не в духе? Голодная что ли? (обнимает девушку за талию, сильно наклоняя ее к зеркалу)

Лилия: Да, официант, принесите то, что ваша красотка не доела. (щелкает пальцами)

Роман Борисович: Прекращай, а! Ты чего это? (в дверях): Давай, не дури. Все по плану.

Мужчина пытает поцеловать девушку, но она несколько раз уворачивается от него. Наконец, он чмокает ее в макушку Раздается резкий звук. Каюта ходит ходуном.

Оба (испуганно): Что это? Что такое?


В глазах у Лилии ужас. Снаружи слышны крики людей на разных языках.

Лилия: Мы что? Что это? Что?


Роман Борисович: Да подожди ты. Ничего серьезного быть не может. К тому же вон берег, смотри, как близко. Наверняка, учебная тренировка.

На ЭКРАНЕ виднеется берег с маленькой итальянской деревушкой на нем.

Лилия (неуверенно): Если что и доплыть можно.

Мужчина суетливо начинает говорить, пытаясь быстрее уйти.

Роман Борисович: Давай. Без паники. Все по плану. Ничего серьезного быть не может. Это тебе не Россия. Давай. Чао. Все как договорились.

Лилия (недоуменно): Туда торопитесь? А мне здесь хоть помирай?

Роман Борисович: Не неси чепухи. Давай. По плану. Чао.

Мужчина пытается открыть дверь, но ему это не удается. Дверь крепко защелкнута.

Роман Борисович: Что за херня! (дергает сильно дверь): Черт! Черт! Что за … ! Сука!


Лилия (дергая дверь): Только без паники. (иронично) Все по плану.

У женщины начинается истерический смех. Роман Борисович хватает ее за плечи, начинает сильно трясти.



Роман Борисович: Заткнись ты! Ты! Это все ты! Со своими сраными окурками!

Лилия (отходя от смеха): Это Ваши сраные окурки.

Корабль еще раз сильно трясет, и он начинает накреняться. Снаружи слышатся крики людей, топот, гам. Роман Борисович со всей силы бьет кулаками по двери, дергает ее так сильно, словно пытается выломать. Но дверь не поддается натиску. На ЭКРАНЕ - покосившиеся кромка воды и берег с итальянской деревушкой.

Роман Борисович: Хелп! Хелп!


Женщина пустым взглядом смотрит на качающиеся развешенные платья.

Роман Борисович (смотрит на дорогие часы на руке): Завтрак скоро закончится.
Сцена 3: КАЮТА ДЕНЬ

Каюта еще немного накренилась. Женщина сидит на нижней полке, вжавшись в стенку. Мужчина спиной прислонен к зеркальной двери. Время от времени он выкрикивает призывные о помощи. Снаружи не стихают шум, крики, беготня.

Роман Борисович: Как? Как такое возможно? Ведь не Россия же. Там такая херня... везде...

Лилия сидит, руками сильно трет лицо, растирая косметику. Роман Борисович колотит по двери ногой. Достает мобильный, звонит.


Лилия: Не берет красотка ваша?

Роман Борисович: А ты вообще заткнись! Не зли меня! Если бы не ты… я был бы с ними.

Лилия: Если бы не вы, я была бы с мужем! Зеркало не разбейте — плохая примета.

Роман Борисович:
Примета. Тьфу! Твой муж сидит дома, попивает чай и почесывает одно место... а вся моя семья тут, на тонущем корабле. Вся! Ты слышишь! Дети мои тут! И я не знаю, что с ними.

Лилия: Нечего на меня орать! Не я придумала эти рождественские каникулы. Это был ваш гениальный план обольщения.

Мужчина закуривает сигарету, немного успокаивается. Лилия тоже закуривает трясущимися руками. Снаружи становится тише.

Лилия: Может, все-таки учебная тревога?

Роман Борисович хочет что-то ответить, но отворачивается и снова дергает дверь.
Снаружи раздается семикратный вой сирены. Оба обескуражено слушают сирену, не смотря друг на друга.

Сцена 4: КАЮТА ДЕНЬ


Мужчина сидит на полу у двери, время от времени ударяя по зеркалу кулаком. Мобильный включен на громкую связь, где идут гудки. Когда гудки смолкают, Роман Борисович повторно набирает номер. Лилия смотрит в окно. На ЭКРАНЕ появляются шлюпки.

Лилия (истерично): Шлюпки! Люди в шлюпках! Шлюпки! Шлюпки! Аааа!

Лилия начинает рыдать. Не замечая сидящего мужчину, бьется о зеркало.

Лилия: Помогите! Помогите! По-мо-ги-те!

Роман Борисович: Успокойся ты! Больная!

Женщина в истерике не слышит его. Роман Борисович быстро подбегает к окну.

Роман Борисович:
Дурак, дурак старый! Зачем? Зачем мне все это нужно было... Всех под удар, всю семью. (резко повернувшись к Лилии) Это все ты! Ты замутила! Мне это нахер не нужно было. Ты-то сама сдохнешь, а у меня вся семья под ударом. Детии-и-и!!!

Лилия: Мой муж даже и не знает, что я тут. Думает я на выставке в Риме. Удивится, когда по телеку мое имя в списке погибших увидит.

Роман Борисович: Заткнись ты, больная! Ты чё тут херь несешь!

Лилия (рыдая): Я даже не могу ему пожаловаться. Вы переживаете о своих. А обо мне никто! Никто даже не знает.

Роман Борисович: Позвони муженьку своему, пожалься. Может, спасателей тебе вызовет.

Лилия: У него сердце больное. Да и как я объяснять ему буду. Как? Как? Маме, тем более не могу — не выдержит она...

Роман Борисович (смотря в окно): Мои!!! Мои!!! В той шлюпке. Мои!!!

Он начинает смеяться, но смех быстро сменяется звуком, похожим на рев зверя.



Лилия: Где ваши? Где эта красотка?

Роман Борисович: Не твое дело! Язык свой попридержи! (пристально смотря в окно) Не твое дело! Не мешайся! (грубо отталкивает Лилию)

Лилия (упав на кровать): Знаем мы эту красотку! Каждый водитель говорил, «до чего у Ромашки жена страшная». У Ромашки. Ромашки…


Роман Борисович: Не зли меня! Ты своему муженьку даже позвонить не можешь. Сиди и жди его звонка. Думай, как врать будешь, какая в Риме погода.

Лилия: И как ромашки завяли. Или что они там сделали?... Ааа, спрятались.

Сцена 5: КАЮТА ВЕЧЕР


В каюте резко потемнело. На столе стоят разные сосуды – стаканы, колпачки от косметики – наполненные водой. На ЭКРАНЕ видна косая кромка воды и берег с итальянской деревушкой на фоне вечернего, а затем и ночного неба. В течение действия по мере наступления ночи в домах на берегу будет загораться свет. К концу первого действия свет во всех дома один за другим погаснет. Деревушка погрузится во тьму.

Роман Борисович отходит от двери, несколько раз дернув ее. Снаружи тишина. Ходить по каюте становится сложнее - приходится держаться за нижние и верхние полки.




Роман Борисович: Лиля, смени меня. На пять минут лягу. Ноги вытяну.

Лилия (с телефоном в руках): Протяну.

Роман Борисович: Не беси, а! Сил нет…

Лилия: Темнеет.

Роман Борисович: Что твой пишет?

Лилия: Переживает, все ли у меня в порядке на выставке.

Роман Борисович: Что-то сказать ему надо. Мобильный скоро разрядится. Вот мой мобильный сдох уже.

Лилия: К тому моменту, как он позвонит, нас вытащат отсюда, надеюсь.

Роман Борисович (ложится на полку): Нахера, спрашивается, нахера!

Лилия (сидя у двери и дергая ручку): Я тут недавно посмотрела «Титаник». Никогда не смотрела. А тут от начала и до конца. Забавно!

Снаружи слышны шаги пробегающего человека. Лилия подскакивает, начинает колотить в дверь и звать на помощь. Пробегающий останавливается, говорит что-то на итальянском. Роман Борисович подбегает к зеркалу.

Роман Борисович: Синьоре, порфаворе, хелп! Хелп!

Лилия: Помогите!

Роман Борисович: (Лилии) Замолчи ты! (в дверь) Хелп! Хелп! Хелп!


Голос пробегающего будто постоянно меняется. Создается впечатление, что с ними разговаривает ни один, а два или три человека. Непонятная итальянская речь заканчивается. Шаги растворяются в тишине.

Лилия (оживленно): Мне кажется, нас спасут! Вы слышали слово Сальва?! Или Сальса?! Это спасение? Наверняка, спасение! Вроде от Салвэйшен.

Роман Борисович молчит.


Лилия: Вы почему молчите? Почему вы молчите?


Девушка начинает рыдать.

Лилия: Меня всегда это в муже раздражало. Это тупое молчание. Рассказываешь ему что-нибудь полчаса. Ждешь ответа. Он два слова промямлит и всё. Или наоборот, разговаривает сам по телефону с кем-нибудь, долго, долго. А я сижу слушаю, жду комментариев. Кладет трубку, говорю «Ну что там?». А он мне «Да, это по работе. Ничего интересного». И всё. А еще убивает, когда он говорит «Ну тебе-то какое дело» и молчит. Каждый раз одно и то же.

Роман Борисович продолжает молчать.


Лилия (рыдая): Никогда не думала, что так умру.

Роман Борисович: Прекращай, а!

Лилия: Я так боялась самолетов. Аэрофобия у меня, видите ли. Каждый раз, думала, что вот этот полет - последний. Воображение рисовало в голове эти страшные образы. Как падаем. Как горим. Как обугливаемся. Но что вода! Кругом вода. Боже, какой кошмар!


Роман Борисович (лежа): А я «Титаник» так и не посмотрел. Меня дочка все просила, просила. ДиКаприо ей нравится. А мне все некогда было. То работа… то вот ты вырисовалась…

Лилия: Это кто еще из нас вырисовался – спорный вопрос.

У Лилии звонит мобильный телефон.

Лилия: Муж!


Роман Борисович: Ну бери!
Лилия (в трубку телефона): Привет, дорогой! Как ты? Да, я нормально. Как у тебя? Да ничего так, дождик моросит. Но теплее уж, чем дома (сдерживает дрожь в голосе). Как ты, лучше скажи? Как работа? Ничего интересного. Понятно… (голос срывается). А я на корабле! И он тонет. Двери заблокировались, и мне даже не выйти. Не шучу (рыдает). Какая разница! В Италии этой сранной. Огромный такой. Как-то Дакку-Ванга, Даху-Ванга, в общем, Ванга какая-то. По новостям посмотришь, уже показывают, наверное. С подругой! Так получилось! Думала, потом расскажу! Ты меня слышишь? Я могу умереть! А ты не понимаешь чего-то там. Чего ты там молчишь? Почему молчишь? Ты сидишь, чаек попиваешь, жопу просиживаешь, а я в тонущем корабле. Аааа!

Лилия кидает телефон на пол, рыдает в голос. Телефон разлетается на части.

Роман Борисович (через некоторое время): Полегчало?

Лилия: Я ему одно, а он другое. Как всегда! Всегда одно и тоже!

Роман Борисович отпивает немного воды из стакана.

Лилия (истерично): Это мой стакан. Вот ваша вода. Мы ж поделили все пополам. Вот – моя, вот – ваша! Выпьете свое и мое потом начнете? Это я придумала воду набрать, пока она была! Моя идея была! Моя!

Роман Борисович:
Слава Богу, миловал от такой ненормальной! Твоему мужу можно только посочувствовать.

Лилия: А Вы моего мужа не трогайте! У него сердце больное. И я не знаю, как он перенесет это все. Тем более телефон мой, скорее всего, сдох, как и ваш. Не позвонить мне больше. И мы сдохнем. Найдут тут закатанных как кильки в банке. Только глаза повылазят и отдельно плавать будут. А Ваша, Ваша корова сидит сейчас в гостиничке на берегу и чаек попивает, жопу свою просиживает. Жирную свою жопу.
Лилия судорожно пытается найти детали и собрать мобильный телефон.

Лилия: Нарисовалась я, значит? Бог миловал, значит? Больная я, значит? А кто мне названивать стал, спустя год после моего увольнения. «Лилия, а где сертификаты у нас лежат?». «А можешь помочь нам с отправкой в Америку?».

Роман Борисович (раздраженно): Так мне и правда нужны были сертификаты. И в Америку мне нужно было отгрузку сделать. Важная для меня отгрузка была Дура ты! Больная!

Лилия: Меня за всю жизнь никто – ни мама, ни бабушка, ни муж – столько раз не оскорбили, сколько Вы за один сегодняшний день. Вам отольется каждая моя слеза! Клянусь! Со мной так нельзя! За меня обязательно кто-нибудь заступится. Муж, не знаю, там, мама… Кто-нибудь. Обязательно.

Роман Борисович: Боже…

Лилия (почти кидается на него): И Бога тоже не трогайте! Мужа и Бога! Не хватало еще, чтобы такой подонок трогал Бога, Бога, в которого к тому же и не верит…

Роман Борисович (дергая за дверь): Сумасшедшая!... Боже ты мой…

Слышно, как на пол капает вода из стаканов на стол. На ЭКРАНЕ ярко светящиеся домики деревушки выглядят как игрушечные.

Сцена 6: КАЮТА НОЧЬ


Вода уже стекает со стола на пол. Мужчина и женщина лежат на противоположных нижний полках.

Лилия (приподнимаясь): Спите?

Роман Борисович (не сразу отвечая): Да, как беспечный младенец.

Лилия: Как Вы думаете, мы все-таки умрем?

Роман Борисович: Прекращай, а!

Лилия: Не ну правда, я как выгляну в это окошко, так мне жутко становится. Эта черная вода. И еще эти светящиеся дома, как издевательство какое-то. Никогда не задумывалась, что темнота так страшна, так уродлива. И мне все эти картинки в голову лезут, как мы падаем-падаем в эту черноту, а вода все выше и выше. И вот мы уже не можем дышать. И в общем, все там внутри наполняется водой, а потом лопается, разрывается.

Роман Борисович: Заткнись ты уже! Пристрелить готов.

Лилия: Да пристрелите, пожалуйста. Сколько вы людей за свою жизнь угробастали. А? (пауза) Раньше Вы как-то охотнее меня слушали.

Роман Борисович: Сидя в кресле и попивая вино...

Лилия: А я думала, это я вам интересна. А оказывается вино, оказывается, кресло...

Некоторое время в каюте полная тишина.


Лилия:
Ладно, еще там, все разрывается, задыхаешься. Страшно жутко. А куда страшнее, что там потом.

Роман Борисович: Что потом, а?

Лилия: Это ведь еще неизвестно, куда попадешь. В ад, в рай. Да и как он выглядит, этот ад?

Роман Борисович (усмехаясь): Вот ты про что. А себе, значит, все-таки, отмерила ад?

Лилия: На рай я не тяну. Особенно после этой истории с вами.

Роман Борисович: Так она тебе не зачтется. Объяснишь все. Посидели. Поговорили. До самого интересного не дошли.


Лилия: Стыдно-то как. Там всех своих умерших родственников встречу, которых даже и не встречала при жизни. Как мне им в глаза смотреть? Как объяснять все это? А потом, когда муж умрет, и мы с ним встретимся там… Боже... Позор!

Роман Борисович (с нотками раздражения): Лиля, прекращай, а! Что за хрень.

Лилия: А по-вашему, Роман Борисович, вы умрете, и что там?


Роман Борисович
: Там нет.


Лилия: Вообще нет?

Роман Борисович
: Нет.

Лилия: Вот Вы умираете, и что там?

Роман Борисович:
Вот я умираю - и темнота. Чернота.

Лилия: И…

Роман Борисович: И всё. И меня нет. И тебя нет. И никого нет. И родственников нет. И жены моей нет. И детей моих нет. Ничего нет. И света в конце тоннеля тоже нет. Так что можешь не терзаться, там ничего никому объяснять не надо. Там нет.

Лилия:
Так вон оно, как Вам просто живется. Делай, что хочу по жизни. И ни перед кем объясняться потом и не надо. Хорошо Вы устроились. То-то Вы так живете, творите, что хотите. Легко вам. Хотя Вас все терпеть не могут.

Роман Борисович: Да наплевать мне на всех.

Лилия: И на жену наплевать?

Роман Борисович: А при чем тут жена? Жена что, все что ли?

Лилия (грустно): А я значит – все.

Роман Борисович молчит.

Лилия: Хорошо вам с вашей жизненной позицией. Тоже так хочу! И умирать не страшно.

Роман Борисович: Страшно еще как. Но не из-за всей этой твоей мракобесной хрени - ад, рай, костры, зеленые лужайки, а из-за того, что не увижу, как дети растут. Помогать им надо. Работать.

Лилия: Вы тоже мне тут свою мракобесную хрень не несите. Все прекрасно знают, что ваша жена и без Вас хорошо пристроена. Так пристроена, что это вы пристроились к ней. И теперь можете не работать шибко до конца своих дней.

Молчание. Небольшой толчок корабля.


Лилия: Не хочу я, как у вас. Не хочу темноту. Хочу свет в конце тоннеля. Вообще, хочу свет, а не черноту. Хочу бабушку там свою увидеть. На маму оттуда смотреть хочу. На мужа. Помогать им чем смогу (пауза) Хотя... смотреть, как мой муж встретит девятнадцатилетнюю дуру, и она родит ему троих детей... не хочу. И к моему возрасту у нее дети пойдут в школу... не хочу. Не хочу. (плачет) И так не хочу, и так не хочу. Но свет точно хочу. И чтобы Бог был. Потому что если его нет, то это такая подстава, прости Господи (смеется сквозь слезы).

Роман Борисович
(усмехается): Подстава, это то, что сейчас происходит. Вроде не сранная Россия, мать вашу!

Лилия: А что ж вы в свою Америку любимую не уедете?

Роман Борисович (пауза): Да, не пускают меня туда. Я уж и не знаю, на какой хромой кобыле туда въехать. Не нравится им что-то во мне.

Лилия: Плохая биография?

Роман Борисович:
Порнография, а не биография. Бегаю по посольствам и душу распахиваю.

Лилия: Что Вы там распахиваете-то?... А Вы, Роман Борисович, вообще для чего живете?

Роман Борисович: Для себя. Для родителей. Для жены. Для детей.

Лилия: Что я вообще тут делаю?

Роман Борисович: Я вот задаюсь аналогичным вопросом.

На ЭКРАНЕ гаснет свет в последнем домике. Деревушка погружается в темноту.


ДЕЙСТВИЕ 2

Сцена 1: ВАННАЯ В КАЮТЕ УТРО
Роман Борисович курит в узкой ванной комнате перед зеркалом. Лицо его осунулось, будто постарело на несколько лет. Ванная комната наполнена дымом.

Роман Борисович (глядя в зеркало): Позавтракать так и не успел.
Мужчина смотрит на себя через белую пелену. В раковине стоит стакан, в который очень медленно капает вода. Корабль сильно дергает, мужчина чуть не падает. Вода из крана начинает течь тонкой струйкой.

Роман Борисович
(в каюту): Вода! Вода! (в ответ тишина) Лиля, принеси еще стаканы.
На последнем слове его оглушает пронзительный семикратный вой сирены. Когда он приходит в себя, вода из стакана переливается.

Роман Борисович (в каюту): Лиля, тащи стаканы, говорю!
Снова тишина. Роман Борисович выглядывает в каюту и видит, как Лилия, смотря на верхнюю полку, что-то невнятное говорит.

Роман Борисович
(раздраженно): Молишься там что ли? Стаканы тащи сюда.

Лилия медленно поворачивается в его сторону, глаза неестественно широко раскрыты.

Лилия: Тут папа пришел.

Роман Борисович: С ума сошла что ли? Черт. Сука! Больная! Вода снова закончилась. Среди воды помрем от жажды.

Лилия (кому-то в каюте): И что? Их трое? Так они нас спасут?

Роман Борисович выходит из ванной в полным стаканом воды.

Роман Борисович (очень раздраженно): Что галлюцинации уже начались?…

Сцена 2: КАЮТА УТРО


Роман Борисович видит над своим местом на верхней полке взрослого мужчину ОТЦА ЛИЛИИ. Ноги у Романа Борисовича подкашиваются, но он доносит до стола стакан, после чего падает на свою койку. Вода из стакана тут же начинает вытекать.
На ЭКРАНЕ видна косая кромка воды, деревушки почти не видно.
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница