Действие первое сцена первая



Дата09.05.2016
Размер76 Kb.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

В КЛУБЕ
БАНКОМЁТ, ПЕРВЫЙ, ВТОРОЙ, КАЗАРИН, ШПРИХ, ЗВЕЗДИЧ, АРБЕНИН

1: Позвольте мне поставить.

Б: Извольте.

1: Сто рублей.

Б: Идет.

1: Ну, в добрый путь.

2: А не боитесь проиграться?

1: Что же делать? Два средства только есть: дать клятву за игру вовеки не садиться или опять сейчас же за игру.

2: Но чтобы здесь выигрывать решиться, вам надо кинуть все: родных, друзей и честь.

КАЗ: Вам надо испытать свои способности и душу; привыкнуть ясно читать на лицах чуть знакомых вам все побуждения и мысли.

2: Годы употребить на упражненье рук; все презирать: закон людей, закон природы. День думать, ночь играть, и чтоб никто не видел ваших мук.

КАЗ: Не трепетать перед противником искусством равным, удачи каждый миг постыдный ждать конец и не краснеть, когда вам скажут явно, что вы подлец.

ЗВ: Ва-банк.

2: Эй, князь, гнев только портит кровь, - играйте не сердясь.

ЗВ: На этот раз оставьте хоть советы.

Б: Ваша карта бита.

ЗВ: Черт возьми.

Б: Позвольте получить.

2: Я вижу, вы в пылу готовы все спустить. Что стоят ваши эполеты?

ЗВ: Я с честью их достал, и вам их не купить.

КАЗ: Скромней бы надо быть с таким несчастием да в ваши леты.

ШП: Не нужно ль денег, князь? Я тотчас помогу. Проценты вздорные, а ждать сто лет могу.

+ А.

КАЗ: А, Арбенин!



А: Ты что ж не за столом, Казарин?

КАЗ: Смотрю, брат, на других. А ты, любезнейший, женат, богат, - стал барин и позабыл товарищей своих.

А: Да, я давно уж не был с вами.

КАЗ: Делами занят все?

А: Любовью… не делами.

КАЗ: С женой по балам?

А: Нет.

КАЗ: Играешь?



А: Нет, утих.

2: Казарин!

КАЗ: Что там за беда?

- КАЗ. + ЗВ.

А: Князь, как, вы здесь? Ужель не в первый раз?

ЗВ: Я то же самое хотел спросить у вас. Я проигрался.

А: Вижу. Что ж теперь? Топиться?

ЗВ: О, я в отчаянье. Не знаю, как мне быть, что делать?

А: Что хотите.

ЗВ: Быть может, счастье мне удачу принесет…

А: О, счастия здесь нет.

ЗВ: Я все ведь проиграл. Ах, дайте мне совет!

А: Советов не даю.

ЗВ: Ну, сяду…

А: Погодите. Я сяду вместо вас. Вы молоды, - я был неопытен когда-то и моложе, как вы, заносчив, опрометчив тоже, и если б кто-нибудь меня остановил, то… Дайте мне на счастье руку смело, а остальное уж не ваше дело. Мне дайте место за столом.

Б: Извольте, вам и карты в руки, вы игрок бывалый.

1: Ну, берегись, имей теперь глаза.

ШП: Боюсь, нашла коса на камень. Не грянула б гроза.

2: Задаст он нам на месяц страху. Видно, мастер.

КАЗ: Был.

ШП: Был? А теперь?

КАЗ: Теперь женился и богат, стал человек солидный.

2: Глядит ягненочком, а право, тот же зверь.

1: Обрежется.

КАЗ: Посмотрим….

… А: Баста!

ЗВ: Ах, никогда мне это не забыть. Вы жизнь мою спасли.

А: И деньги ваши тоже, и, право, трудно разрешить, которое из этих двух дороже.

ЗВ: Большую жертву вы мне сделали.

А: Ничуть.

ЗВ: Но проиграться вы могли.

А: Я…нет. Я вижу все насквозь, все тонкости их знаю, вот отчего я нынче не играю.

ЗВ: Вы избегаете признательность мою?

А: Её я не терплю. Ни в чем и никому я не был в жизнь обязан, и если я кому платил добром, то просто потому, что видел пользу в том.

ЗВ: Я вам не верю.

А: Кто велит вам верить! Я к этому привык с давнишних пор, и если бы не лень, то стал бы лицемерить… но кончим этот разговор. Рассеяться б и вам, и мне не худо, ведь нынче праздники и, верно, маскерад у Энгельгардта?

ЗВ: Да.

А: Под маской все чины равны. У маски ни души, ни званья нет, - есть тело. И если маскою черты утаены, то маску с чувств снимают смело; в толпе я отдохну. Поедемте?



ЗВ: Я рад.
Д-1. СЦЕНА ВТОРАЯ

НА МАСКАРАДЕ

ГОСТИ, ЗВЕЗДИЧ, БАРОНЕССА ШТРАЛЬ, АРБЕНИН, МАСКА

БШ: Я знаю тебя…

ЗВ: И, видно, очень близко.

БШ: О чем ты размышлял, и это мне известно. Тебе я нравлюсь, знаю я, - тем хуже.

ЗВ: Для кого?

БШ: Для одного из нас.

ЗВ: Не вижу отчего? Ты предсказанием меня не испугаешь, и я, хоть очень не хитер, но все ж узнаю, кто ты.

БШ: Так, стало быть, ты знаешь, чем кончится наш разговор?

ЗВ: Поговорим и разойдемся.

БШ: Право?

ЗВ: Налево ты, а я направо.

БШ: Но ежели я здесь нарочно с целью той, чтоб видеться и говорить с тобой? И если я скажу, что через час ты будешь мне клясться, что вовек меня не позабудешь, что будешь рад отдать мне жизнь свою в тот миг, когда я улечу, как призрак, без названья, чтоб услыхать из уст моих одно лишь слово: до свиданья?!

ЗВ: Ты маска умная, а тратишь много слов. Коль знаешь ты меня, скажи, кто я таков?

БШ: Ты бесхарактерный, безнравственный, безбожный, самолюбивый, злой, но слабый человек; в тебе одном весь отразился век, век нынешний, блестящий, но ничтожный. Страстей ты избегаешь; людей без гордости и сердца презираешь, а сам игрушка тех людей. О, знаю я тебя!

ЗВ: Мне это очень лестно.

БШ: Ты сделал много зла.

ЗВ: Невольно, может быть.

БШ: Кто знает! Только мне известно, что женщине тебя не надобно любить.

ЗВ: Я не ищу любви.

БШ: Искать ты не умеешь.

ЗВ: Скорей, устал искать.

БШ: Но если пред тобой она появиться и скажет вдруг: ты мой! – ужель бесчувственным остаться ты посмеешь?

ЗВ: А кто ж она? Конечно, идеал… Ты покажи её, пусть явится мне смело.

БШ: А ты? Ты клятву дашь оставить все старанья разведать, кто она, и обо всем молчать?..

ЗВ: Клянусь землей и небесами и честию моей.

БШ: Смотри ж и помни, шуток нет меж нами. Теперь пойдем…

- БШ. и ЗВ.
+А. и М.

А: Вы, сударь, мне вещей наговорили таких, которых честь не позволяет перенесть. Вы знаете ль, кто я?

М: Я знаю, кто вы были.

А: Снимите маску – и сейчас! Вы поступаете бесчестно.

М: К чему? Мое лицо вам так же неизвестно, как маска.

А: Вы трус. Подите прочь.

М: Прощайте же, но берегитесь: несчастье с вами будет в эту ночь…

А: Постой…пропал…кто ж он? Вот дал мне Бог заботу. Трусливый враг какой-нибудь, а им ведь у меня нет счету, - ха-ха-ха-ха – прощай, приятель, добрый путь.

-А.
+БШ. И ЗВ.

БШ: Ах, я едва дышу… он все бежал за мною… что, если бы сорвал он маску… Нет, он не узнал меня, и не дано ему узнать, что женщина, которой свет дивится с завистью, в пылу самозабвенья к нему в объятья кинется и дерзко скажет: я твоя. Он этой тайны вечно не узнает, но он желает на память от меня какой-нибудь предмет. Кольцо? Что делать? Риск ужасный!.. Вот счастье, Боже мой, - потерянный браслет… Отдам ему, прекрасно; пусть ищет с ним меня.

ЗВ: Ах, вот ты где! Меж тысячи других теперь тебя узнаю. О, ты не убежишь.

БШ: Я и не убегаю. Чего хотите вы?

ЗВ: Вас видеть.

БШ: Мысль смешна. Я перед вами.

ЗВ: Это шутка злая. Но цель твоя шутить, а цель моя другая. И если мне небесные черты сейчас же не откроешь ты, то силой я сорву коварную личину.

БШ: Поймите вы мужчину! Мало вам того, что я люблю вас, вам надо честь мою на поруганье выставить, чтоб, встретившись со мной на бале, на гулянье, друзьям смешное приключенье рассказать, промолвить: вот она, - и пальцем указать? Прощай навеки.

ЗВ: О, еще мгновенье. Так ничего на память не оставишь, и нет в тебе к безумцу сожаленья?

БШ: Вы правы, жаль мне вас. Возьмите мой браслет.

-БШ.

+А.


ЗВ: Я в дураках. Есть от чего рассудка тут лишиться.

А: Кто ж этот злой пророк…Он должен знать меня…и вряд ли это шутка.

ЗВ: Мне в пользу послужил давнишний ваш урок, и счастье налетело само собой. Но только я схватил и думал: кончил дело, - как вдруг плутовка вырвалась – и вот как будто сон, конец прежалобный. Но я её сыщу на дне морском, браслет поможет мне.

А: Да, счастье вечно так… Но покажите-ка браслет…довольно мил, и где-то я видал такой же…Да нет, не может быть…забыл.

ЗВ: Друг мой, ну-с, сделаем еще два тура да и домой пора. Окончен бал.
Д-1. СЦЕНА ТРЕТЬЯ

У АРБЕНИНЫХ

АРБЕНИН, СЛУГА, НИНА

А: Ну, вот и вечер кончен. Как я рад, весь этот маскарад не под мои уж леты. Что, барыня приехала домой?

С: Нет-с.

А: А когда же будет?

С: Обещалась в двенадцатом часу.

А: Теперь уж час второй, не ночевать же там она осталась.

С: Не знаю-с.

А: Будто бы? Ступай, свечу поставь на стол.

-СЛУГА

А: Бог справедлив. Бывало, так меня чужие жены ждали, теперь я жду жены своей… В кругу обманщиц милых я напрасно и глупо юность погубил. Любим был часто пламенно и страстно и ни одну из них я не любил. И кто-то подал мне совет тогда лукавый жениться, чтоб иметь святое право уж ровно никого на свете не любить. И я нашел жену, покорное созданье, прекрасное и нежное – и понял вдруг, что я её люблю.



+Н.

А: Ах, Нина, здравствуй, наконец! Давно пора.

Н: Неужели так поздно?

А: Я жду тебя уж целый час.

Н: Серьезно? Ах, как ты мил.

А: А думаешь: глупец? Он ждет себе, а я…

Н: Ах, мой творец, ты как всегда не в духе, смотришь грозно, и на тебя ничем не угодишь. Ты без меня скучаешь, а встретимся, молчишь. Скажи мне просто: Нина, кинь свет – я буду жить с тобой и для тебя… Но к чему меня воображение умчало? Положим, ты меня и любишь, но так мало, что даже не ревнуешь ни к кому.

А: Как быть? Я жить привык беспечно, а ревновать смешно.

Н: Конечно.

А: Ты опечалилась?

Н: Нет, я только говорю, что ты меня не любишь.

А: Нина!


Н: Что вы?

А: Послушай, нас одной судьбы оковы связали навсегда…ошибкой, может быть – не мне и не тебе судить. Ты молода летами и душою, в огромной книге жизни ты прочла один заглавный лист. Ни сердца своего, ни моего не зная, ты любишь – верю я – но безотчетно, чувствами играя, смеясь и плача, как дитя. Но я люблю иначе: я все видел, все перечувствовал, все понял, все узнал; любил я часто, чаще ненавидел и более всего страдал. Я сердцем слишком стар, ты слишком молода, но чувствовать могли б мы ровно. Поверь, я счастлив; я жестокий, безумный клеветник, далёко от толпы завистливой и злобной, я счастлив, я с тобой. Оставим прежнее, забвенье старине! Я вижу, что творец тебя в вознагражденье с своих небес послал ко мне…

Н: Ты побледнел, дрожишь…о боже!

А: Где твой второй браслет?

Н: Потерян.

А: Потерян? Отчего я этим так смущен? Какое странное мне шепчет подозренье? Ужель то было только сон, а это пробужденье?!

Н: Тебя понять я, право, не могу. Не так он дорог…

А: Так браслет потерян?

Н: Нет, я лгу! Верно, уронила в карете я его, велите обыскать.

А: Карету обыщи ты вдоль и поперек, потерян там браслет. Избави бог тебя вернуться без него… Ну что?

С: Я перешарил всю карету и не нашел там.

А: Я это знал. Ступай.

С: Конечно, в маскераде он потерян…

- С.


А: Ах, в маскераде? Так вы были там? С кем были вы?

Н: Спросите у людей; они вам скажут всё и даже с прибавленьем: кто был там, с кем я говорила, кому браслет на память подарила… Смешно, ей богу, из пустяков таких поднять тревогу.

А: Послушай, Нина, я смешон, конечно, тем, что люблю тебя так сильно, бесконечно, как только может человек любить. Но если я обманут…если на груди моей змея так много дней была согрета…если точно я правду отгадал, тогда не ожидай прощенья. Закона я на месть свою не призову, но сам, без слов и сожаленья, две наши жизни разорву.

Н: Не подходи…о, как ты страшен.

А: Неужели? Я страшен? Я смешон. Скорее, где же он, любовник пламенный, игрушка маскерада? Пускай потешится, придет. Вы дали мне вкусить почти все муки ада, и этой лишь недостает.

Н: Так вот какое подозренье! И этому всему виной один браслет. Смешно.

А: Прочь от меня, гиена. И думал я, глупец, что тронута, с тоской, с раскаяньем во всем передо мной она откроется, упавши на колена. Я ждал слезу – смех был мне ответом.

Н: Не знаю, кто меня оклеветал, но я прощаю вам; я не виновна.

А: О, замолчи…прошу тебя…довольно.

Н: Послушай…

А: Наизусть я знаю все, что скажешь ты.

Н: Мне больно твои упреки слушать. Я люблю тебя, Евгений, в тебе ж доверья нет. Скажи, чего ж ты хочешь?

А: Мести.

Н: Кому ж ты хочешь мстить, не мне ли? Что ж медлишь ты? Кому ж?

А: Вы за кого боитесь? О, час придет, и, право, мне вы надивитесь.

Н: О, перестань. Ты ревностью своей меня убьешь. Я не умею просить, а ты неумолим, но я и тут тебя прощаю.

А: Лишний труд.

Н: Однако есть и бог, он не простит.

А: Жалею.

-Н.


А: Я думал, знаю я давно все эти ласки и упреки, но жалкое познанье мне дано, и дорого плачу я за уроки… Что делает она? Смеется, может быть?.. Нет, плачет. Жаль, что поздно…


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница