Дани Лоран На войне как на войне! «A la guerre comme a la guerre !»



страница1/4
Дата09.11.2016
Размер0.73 Mb.
  1   2   3   4
Дани Лоран

На войне как на войне!

«A la guerre comme a la guerre !»
Перевод с французского Ирины Прохоровой

Персонажи:

Сюзи – медсестра, тридцать лет;

Адриенна – аристократка, пятьдесят лет;

Мадемуазель Маргарита – старшая медсестра, сорок лет;

Луиза – скромная девушка из буржуазной семьи, двадцать лет;

Пьер – сын Адриенны, с легкими отклонениями, двадцать лет;

Сцена представляет собой комнату отдыха медсестер в госпитале. Время действия – первая мировая война (23-25 декабря 1917 года).

Большие окна. Две двери. Первая, двухстворчатая, выходит в коридор, ведущий в палату, где лежат раненые. Она открывается в обе стороны. Вторая – дверь на улицу. Над дверью в коридор – три колокольчика. Все три звонят по-разному.

В глубине – альков с занавеской, прикрывающей кровать.

Стол. Печка. Стулья и старое кресло.

Шкаф одновременно для верхней одежды и личных вещей.

Над дверью с колокольчиками – бюст святой Марии.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Раннее зимнее утро. Сцена пуста. Открывается входная дверь, входит МАРГАРИТА. На ней накидка медсестры. Темные чулки, высокие плотные носки, шерстяные перчатки, шарф. На голове – чепец медсестры. Войдя, она тут же идет в печке и подбрасывает в нее дров. Затем, снимая на ходу чепец и накидку, подходит к шкафу. Под накидкой - белая рубашка, на которую надет фартук, подколотый булавкой. Достает из комода железную коробку, открывает, берет из нее сигарету, закуривает, жадно затягивается несколько раз, тушит, окурок кладет обратно в коробку. Бережно прячет коробку в глубину комода. Машет руками, пытаясь рассеять дым от сигареты. Идет к двери, ведущей в палаты, распахивает одну из створок.

МАРГАРИТА (зовет). Сюзи! Сюзи! Вы можете уходить! Я уже пришла! (Возвращается, пытается снова развеять дым. Входит СЮЗИ. Она тоже в форме медсестры. У нее очень усталый вид.)

СЮЗИ. Здравствуйте, мадемуазель Маргарита! Я просто падаю от усталости. Как хорошо, что вы пришли пораньше!

МАРГАРИТА. Ерунда! Вставать в пять утра очень полезно для суставов.

СЮЗИ. Здесь пахнет сигаретами.

МАРГАРИТА. Да? Наверное, это воняет печка. Что-то она барахлит в последнее время.

СЮЗИ. Вчера она работала нормально.

МАРГАРИТА. Вчера работала нормально, а сегодня барахлит. Ветер поменял направление. Вот дым и оседает в трубах, плохо выветривается.

СЮЗИ (садится): Сразу видно, что вы жили в деревне.

МАРГАРИТА. А мне удалось достать кофе. Вам заварить?

СЮЗИ. Кофе? Настоящий?

МАРГАРИТА. А то! Я вчера забегала в замок. Мадам Графиня дала мне целую пачку.

СЮЗИ. Мадам Графиня - мужественная женщина.

МАРГАРИТА. И эта мужественная женщина, тем не менее, умирает от страха за своего сына.

СЮЗИ. Сегодня ему отрежут ногу.

МАРГАРИТА. Если ничего не случится.

СЮЗИ. А что может случиться? Сломается пила?

МАРГАРИТА. Очень смешно! (Сюзи закрывает лицо руками, пытаясь скрыть слезы.) Что-то вы сегодня слишком чувствительны. Понятно, у вас же свои любимчики среди раненых.

СЮЗИ. Ночь была тяжелая. Четырнадцатый номер харкал без остановки, его аж выворачивало. Если он дотянет до вечера, я сильно удивлюсь.

МАРГАРИТА. Надо было дать ему успокоительное.

СЮЗИ. А где я должна была взять это успокоительное, не подскажете? Нам, кажется, сегодня обещали привезти лекарства и продукты? Ждите! Это как Дед Мороз, главное, в него верить. Вот вы, например, верите в Деда Мороза? Ваш кофе очень недурно пахнет… Луиза еще не приходила?

МАРГАРИТА. Вы знаете, который сейчас час? И потом, что вам нужно от Луизы?

СЮЗИ. Да так, ничего особенного…

МАРГАРИТА. Вы думаете, я ничего не заметила? Все эти ваши шу-шу-шу за моей спиной?

СЮЗИ. Какие еще шу-шу-шу?

МАРГАРИТА. Я еще неокончательно ослепла! И со слухом у меня все в порядке! Будьте осторожны, с ее мамашей шутки плохи. Я училась с ней в одном классе. Она никогда не садилась со мной за одну парту… Еще бы, мой отец был из простых, а ее родители владели «Дамским счастьем».

СЮЗИ. Подумаешь, большие шишки! Мелкие лавочники!

МАРГАРИТА. Ни фига себе – мелкие! «Дамское счастье» был самым красивым магазином в городе. Ковры, парадные лестницы; прилавки, вылизанные до блеска, молоденькие продавщицы в черных платьях с белыми воротничками… Это было красивое зрелище! Будьте осторожны, предупреждаю вас!

СЮЗИ. Я очень люблю Луизу, только и всего. Быть дочерью буржуа – не так-то просто. Лично я предпочитаю быть дочерью простого рабочего. Свободней дышится, вы не находите?

МАРГАРИТА. Знаю я вашу свободу! Свобода корпеть всю жизнь счетоводом!

СЮЗИ. Мы как раз хотим все изменить! У вас случайно нигде сигаретки не завалялось?

МАРГАРИТА. Сигаретки? Вы шутите! Откуда у меня сигареты? Даже если бы она у меня и была. В госпитале курить запрещено. Такова инструкция. И ее надо соблюдать.

СЮЗИ. А инструкция допускает шестнадцатичасовой рабочий день при ста двенадцати раненых, и это на двух-то медсестер? Без медикаментов вообще? С двумя врачами, самый молодой из которых годится мне в дедушки? Что про все это написано в вашей инструкции?

МАРГАРИТА. Это война, дорогая моя!

СЮЗИ. Лично я против всяких уставов и правил. Их пишут для дебилов.

МАРГАРИТА. С вами все ясно, Сюзи, вы – бунтарка!

СЮЗИ. Я революционерка, прошу не путать. Вот увидите, мадемуазель Маргарита, настанет день, и на свете не будет ни бедных, ни богатых. (Поет.)

МАРГАРИТА. Я и не сомневалась.

СЮЗИ (поет):

МАРГАРИТА. Замолчите сейчас же!..

СЮЗИ (поет):

МАРГАРИТА. Что?

СЮЗИ (поет):

МАРГАРИТА. Какой ужас!

СЮЗИ (поет):

МАРГАРИТА. Сюзи, прекратите немедленно!

СЮЗИ (поет):

МАРГАРИТА. И что же вы собираетесь с ними сделать?

СЮЗИ (поет):

МАРГАРИТА. Вы с ума сошли, Сюзи!

СЮЗИ (поет):

МАРГАРИТА. Бедняжки!

СЮЗИ (поет):

МАРГАРИТА. Где вы набрались всего этого ужаса?

СЮЗИ. Дед научил. Он был анархистом. Неплохо, правда?

МАРГАРИТА. В устах такой молоденькой девушки подобные песенки звучат вульгарно! А если бы вошел доктор Мюллер?

СЮЗИ. Доктор Мюллер - жалкий старикан. Ему уже не лечить нужно, а думать о вечном. На раненых ему глубоко наплевать! Пусть все подыхают – ему хоть бы хны! Меня тошнит от одной только мысли, что именно он будет ампутировать ногу месье Анри.

МАРГАРИТА. Сюзи, опомнитесь, вы так говорите о герое войны 870-го года!

СЮЗИ. Вот именно, 870-го, а не 914-го.

МАРГАРИТА. Вы невыносимы, Сюзи! Пейте лучше кофе, он вас как-то приведет в себя.

СЮЗИ. А кусочка сахара у вас не найдется?

МАРГАРИТА. А круассан с джемом вам не подать?

СЮЗИ (смеется): Ха-ха-ха! А не очень-то и хотелось! Я никогда не пью кофе с сахаром! Господи, какая же я дура! А что мне еще остается делать! Если я не буду сама себе поднимать настроение, то буду все время рыдать, как корова. (Пьет кофе. Звонит колокольчик, привязанный к двери.)

МАРГАРИТА. Ну, вот, началось! Это из второй палаты.

СЮЗИ. И это еще далеко не конец. Денечек обещает быть не из легких!

Настойчиво звонит колокольчик.

МАРГАРИТА. Да, слышу, слышу! Что за пожар! Я уверена - это малыш Бебер! Ему кажется, что я его мама!

СЮЗИ. Бывают дни, когда лучше быть сиротой.

МАРГАРИТА. Сюзи! (Выходит.)



Сюзи выдвигает ящик стола, достает лист бумаги. Вытаскивает карандаш, пишет. Маргарита возвращается. Услышав ее шаги, Сюзи. быстро засовывает карандаш и бумагу в карман.

МАРГАРИТА. Это был старик Мартино. Он утверждает, что у него приступ подагры. Мне больше делать нечего - только выносить за стариками! А тут еще этот Марсель с опухшей десной! Как можно думать о боли в десне, когда у тебя недавно отрезали ногу! Естественно, крошка Поль воспользовался моим появлением и стал требовать, чтобы я принесла ему одеколон. Он, видите ли, не в состоянии больше переносить эту вонь в палате.

СЮЗИ. Этот мальчик дурно воспитан. Впрочем, чему удивляться? При мамаше, которая владеет парфюмерным салоном, нетрудно набраться дурных привычек! Господи, когда же закончится эта война!

Из коридора доносится крик: «Vive la France!»

МАРГАРИТА. Что за крики! Это Демаи! (Кричит.) Тихо, Демаи! Что вы сказали, Сюзи?

СЮЗИ. То же, что и всегда. Когда же закончится эта война! Иногда кажется, что она не закончится никогда!

МАРГАРИТА. Закончится, вот увидите, и очень скоро! Вы слышали новости с фронта? Они, кстати, весьма обнадеживающие!..

СЮЗИ. А какими еще они могут быть, если их нам преподносит наше дорогое правительство? Помните, как мы жили до войны? Все были счастливы, только не осознавали этого счастья. Считали, что так и должно быть.

МАРГАРИТА. А для меня война ничего существенного не изменила. Когда я пришла работать в этот госпиталь, мне было двадцать два. Скоро мне стукнет сорок один. И что? Война – не война, - без разницы. Раненые есть раненые, покойники есть покойники. С той лишь разницей, что раньше здесь работали настоящие врачи, а сегодня мы выкручиваемся сами, как можем. Ничего не поделаешь - все врачи на фронте. Чем вы занимались до войны?

СЮЗИ. Шила. Знаете модельный дом Тувэ?

МАРГАРИТА. Еще бы, кто его не знает! Лично мне он был не по карману, но…

СЮЗИ. Я работала там портнихой. Мой отец был жестянщиком, но он был против того, чтобы я пошла к нему на завод. Что я, что моя сестра. Сестра вышла замуж за хозяина небольшого ресторанчика. Они неплохо зарабатывают. А я пошла в модельное дело. В престижный дорогой салон. Мой хозяин считал меня самой талантливой из портних. Это было то, чем мне нравилось заниматься. Муслин, шелка… Особенно мне удавалось драпировка. Меня даже называли королевой драпировки. В этом я – асс! Хотите – покажу?

МАРГАРИТА. Ну, давайте...

СЮЗИ (демонстрирует на своем фартуке). Берете ткань вот так, между большим и указательным пальцами, и хоп – отпускаете. Видите? Складки ложатся сами собой. Остается только их заколоть булавкой. В последнее время только меня и посылали на примерки. У-у-у, это мое, это я обожала. После войны я открою собственное ателье. Неплохая идея, да? Вы будете моей первой клиенткой.

МАРГАРИТА. Я? Вы что, хотите разориться?

СЮЗИ. Я на все говорю: «После войны!» А ведь были войны, которые длились по сто лет! Сто лет, представляете? До меня это не доходит.

МАРГАРИТА. До меня тоже.

СЮЗИ (тихо). Ненавижу войну.

МАРГАРИТА. Что вы там шепчете?

СЮЗИ. Я ненавижу войну.

МАРГАРИТА. Война – это данность, ненавидите вы ее или нет! И все эти ваши возгласы бессмысленны.

СЮЗИ. Почему? Я хочу мира, черт возьми!

МАРГАРИТА. Во время войны не принято говорить о мире. Вы из пацифистов, как я понимаю? А вы в курсе, что делают пацифистами по законам военного времени? Их расстреливают! Вы этого добиваетесь? Хотите покрасоваться перед народом в предсмертной драпировке, когда вас поведут на расстрел? Не забывайте только, что вместе с вами могут расстрелять и нас. Так что, оставьте свои идеи при себе, сделайте одолжение. Думать, как вы, сегодня – преступление. Безумие! Сумасшествие! Да скажите же что-нибудь, черт возьми!

СЮЗИ. На самом деле я бы хотела оказаться где-нибудь за тысячу километров отсюда. Там, где тихо, и нет ни войны, ни смерти. Где живут спокойно. Если бы я верила в Бога, то встала бы на колени и молилась, молилась…

МАРГАРИТА. Чтобы он сохранил ногу Анри.

СЮЗИ. Чтобы он освободил его от страданий. Я полна сил и здоровья, а он… он там, по другую сторону. Говорят, что даже во сне человек чувствует боль. А сразу после ампутации кажется, что нога все еще на месте. Только это оказывается неправдой. На ее место привинчена культяпка. Ужас!..

МАРГАРИТА. Возьмите себя в руки, Сюзи. Это ведь не первая ваша операция.

СЮЗИ. Я не могу больше видеть зияющие раны на месте бывших конечностей!

МАРГАРИТА. Не нужно было тогда идти работать в госпиталь! Вы выполняете свой долг. Думаете, мне доставляет удовольствие опорожнять горшки целыми днями?

СЮЗИ. Иногда мне так кажется.

МАРГАРИТА. Очень напрасно! Да, я никогда не была избалованной фифой. Когда мне исполнилось пятнадцать, мой отец сказал: «Пора начать зарабатывать свой кусок хлеба, моя девочка». Мне было не до шуток! Когда целыми днями торчишь в огромном замке, чтобы заработать жалкие гроши, становится не до сантиментов. Твердеешь характером, взрослеешь быстрее. Я была старшей в семье. Четверо братьев и сестер, и всех надо было поставить на ноги. Так что же оставалось бедной Маргарите? Выйти замуж за графского сына? С моей-то внешностью? Так что пришлось засучить рукава и рассчитывать только на себя. Что ж – работа как работа. Во всяком случае, здесь я чувствую свою нужность. Мой отец оказался прав. В жизни нужно рассчитывать только на себя.

СЮЗИ. Ваш отец жив?

МАРГАРИТА. Нет, конечно. Он ушел от нас. Как и мама. Но мама умерла раньше.

СЮЗИ. Мне очень жаль.

С улицы, издалека, раздается пулеметная очередь.

СЮЗИ. Слышите?

МАРГАРИТА. Слышу, не оглохла. Это пулемет. (Снова огонь. Это граната.) Надо ждать новых поступлений. Только куда нам их класть? (Снова пулеметная очередь.) Ничего себе, вот палят! Давайте мне лист дежурств и отправляйтесь домой. (Сюзи достает из кармана спрятанный лист бумаги, спохватившись, тотчас же засовывает его обратно.)

МАРГАРИТА. Что это у вас? Покажите!

СЮЗИ. Ничего!

МАРГАРИТА. Дайте сюда, я вам говорю! Сюзи, здесь госпиталь!

СЮЗИ. И что?

МАРГАРИТА. Вы что меня за дуру держите? Я не знаю, что именно вы замышляете, да мне на это и наплевать, но я чувствую - что-то тут не то. Все эти ваши тайны, покрытые мраком! Листовки под подкладками пальто! Все это очень опасно, предупреждаю вас!

СЮЗИ. Я делаю то, что считаю нужным!

МАРГАРИТА. Вы – ради Бога, только не Луиза!

СЮЗИ. Луиза тут абсолютно ни при чем!

МАРГАРИТА. Врете! Дайте мне эту бумагу!

СЮЗИ. Ни за что. (Маргарита хватает ее за руку.) Отпустите или я закричу.

МАРГАРИТА. Нехорошо так поступать! Если мать Луизы хоть что-то узнает, она тут же запрячет ее в монастырь. Отдайте мне эту бумагу и завязывайте с этими глупостями. Давайте.

СЮЗИ (отстраняясь). Никогда! Не лезьте не в свое дело!

МАРГАРИТА. Это мое дело! Мы с вами на войне. Вдолбите, наконец, себе это в голову!

СЮЗИ. Я только этим и занимаюсь, представьте себе!

МАРГАРИТА. Вот и давайте вместе бороться, только без этих писюлек!

СЮЗИ. Вы предлагаете мне встать к пулемету?

МАРГАРИТА. Предоставьте пулеметы мужчинам! И вообще, мы здесь для того, чтобы не размышлять, а выполнять свой долг.

СЮЗИ. Его-то как раз я и выполняю. И не я одна. Кстати, именно поэтому мне нужно взять отпуск на пару дней!

МАРГАРИТА. Ну, вот доболтались? Какой отпуск? Вы с ума сошли?

СЮЗИ. Мне нужно уехать. В конце концов, я в госпитале на добровольных началах и не обязана…

МАРГАРИТА. Чушь! Добровольцы, профессионалы – какая разница? Главное сейчас – выполнять нашу работу. Только это имеет значение! Добровольные начала!.. Скажете тоже!

СЮЗИ. А кто меня гнобил за то, что я не справляюсь с работой? Даже курицей вареной меня называл!

МАРГАРИТА. Когда это было! И не курицей, а цесаркой, это разные вещи!

СЮЗИ. Ну, хорошо! Недолгое отсутствие цесарки вы и не заметите.

МАРГАРИТА. В том-то и дело, что цесарка сильно преуспела за последнее время. Сейчас она запросто может отличить плеврит от сенной лихорадки.

СЮЗИ. В общем, цесарка я или курица, мне нужен отпуск. По семейным обстоятельствам. Ну, что да или нет?

МАРГАРИТА. Нет!

СЮЗИ. Луиза могла бы меня прекрасно заменить.

МАРГАРИТА. Какая Луиза? От вашей Луизы толку никакого!

СЮЗИ. Значит, не отпускаете?

МАРГАРИТА. Я не могу дежурить здесь одна днем и ночью, поймите вы, наконец, дурья вы голова!

СЮЗИ. Тогда обойдусь без вашего разрешения! Свой долг, который вас так пугает, я буду выполнять также истово, как и вы, чего бы мне это не стоило!

МАРГАРИТА. Да это просто бунт какой-то!

СЮЗИ. Самый настоящий! (Направляется к шкафу, достает пальто, одевает.)

МАРГАРИТА. Что вы делаете?

СЮЗИ. Уезжаю в отпуск, самовольно, поскольку вы отказываетесь предоставить мне его официально. Собираюсь навестить свою тетушку Сюзен, что-то она себя плохо чувствует. Наша контора прекрасно обойдется без меня. В ближайшее время вы меня здесь не увидите.

МАРГАРИТА. Вы что, смеетесь надо мной? Тетушка Сюзен! Знаю я, какую тетушку вы собираетесь навестить! Небось еще один шифр, пароль или очередное место ваших тайных явок! Никаких тетушек! Никуда вы не поедете! Мы все здесь в одной лодке, Сюзи, и отступать поздно! Вы не имеете права!



Сюзи надевает пальто, направляется к двери. Маргарита резко хватает ее за руку.

МАРГАРИТА. Вы останетесь здесь, со мной! Вы нужны мне здесь!

СЮЗИ. Там я тоже нужна!

МАРГАРИТА. Франция в крови! В огне! Сейчас не время писать всякую ахинею на клочках бумаги, а потом садиться в кружок и обсуждать ее с умным видом! Надо засучить рукава и оставаться на своем посту! Не задавая лишних вопросов и не размышляя!

СЮЗИ. На свой пост как раз я и направляюсь!

МАРГАРИТА. Ваш пост здесь, Сюзи! Кто поможет доктору Миллеру ампутировать ногу Анри? Луиза, которая хлопается в обморок при виде шприца?

СЮЗИ. Не надо меня шантажировать!

МАРГАРИТА. Это не шантаж, Сюзи! Дайте мне лист дежурств и идите домой, отдыхать! Через два часа жду вас на операцию.

СЮЗИ. Вам никогда ничего не понять! Вы упрямы, как ослица!

МАРГАРИТА. Ослы, между прочим, очень необходимы, чтобы тянуть лямку! Кто-то же должен ее тянуть!



Сюзи молча протягивает лист Маргарите.

МАРГАРИТА. Идите, Сюзи. До скорого. Я рассчитываю на вас. (Сюзи не двигается с места.) Что-то не так?

СЮЗИ. Я могу поспать здесь?

МАРГАРИТА. Во дает! Только что хлопала дверью, бросая меня здесь одну, а теперь хочет, чтобы я спела ей колыбельную!

СЮЗИ. Не нужна мне ваша колыбельная! Я прошу вас позволить мне здесь немного поспать.

МАРГАРИТА. Где это здесь?

СЮЗИ. Да вот тут, хотя бы! (Показывает на альков.)

МАРГАРИТА. Вы с ума сошли, Сюзи! Это вам госпиталь, а не будуар! Представляете реакцию доктора Мюллера, когда он застанет вас здесь в ночной рубашке и с растрепанными волосами?

СЮЗИ. Доктор Мюллер как раз будет очень даже доволен!

МАРГАРИТА. Хватит, Сюзи, ваши штучки сейчас неуместны!

СЮЗИ. Какие еще штучки! Гораздо приятнее смотреть на красивую девушку в ночной рубашке, чем на какого-нибудь солдата в кальсонах!

МАРГАРИТА. Доктор Мюллер – почтенный и уважаемый человек, и я не позволю вам…

СЮЗИ. Вы видели, как этот почтенный человек подглядывал за Луизой, когда та мыла пол, стоя на карачках! Выпучил свои бесстыжие глаза, абсолютно не стесняясь!

МАРГАРИТА. Это вы бы постеснялись так говорить!

СЮЗИ. А что? Старик он и есть старик! В любом случае, лучше быть живым стариком, чем молодым покойником!

МАРГАРИТА. Очень смешно!

СЮЗИ. Вы мне это уже говорили! Ну, так что? Я могу ложиться? Уверяю вас, доктора Мюллера не хватит апоплектический удар, если он застанет меня здесь в неглижэ. Держу пари, он даже не сообщит об этом своей жене.

МАРГАРИТА. Вы просто невыносимы, Сюзи!

СЮЗИ. Ну, вы же нормальный человек! Дайте мне немного поспать. Пожалуйста!..

МАРГАРИТА. Вы и мертвого уговорите!

СЮЗИ. Спасибо, мадемуазель Маргарита! Не злитесь, вы же знаете, я бы все равно вас не бросила. Я просто очень устала.

МАРГАРИТА. И очень взвинчены!

СЮЗИ. Да, это так.

МАРГАРИТА. Не волнуйтесь, Сюзи, все будет хорошо!



Сюзи распускает волосы, у нее красивые длинные волосы. Проходит в альков, оставляет занавеску открытой. Маргарита некоторое время наблюдает за ней, затем идет к шкафу, достает одеяло, заботливо ее накрывает, целует в голову, задергивает занавеску и выходит в дверь, ведущую в палаты. В момент, когда она открывает дверь, из коридора доносится крик: «Vive la France!»

МАРГАРИТА. Да, тихо вы, Демаи! Иду!



С улицы доносится колокольный звон. Занавеска алькова приподнимается. Сюзи, быстро окинув взглядом комнату, на цыпочках бежит к шкафу. Достает маленькие листовки, сворачивает их и засовывает в картонную коробку. Достает клей и кисточку и наклеивает смятый лист бумаги на коробку. В это время раздается стук во входную дверь. Сюзи быстро засовывает коробку в глубину шкафа, возвращается в кровать и задергивает занавеску. Пауза. Входная дверь медленно приоткрывается, входит ПЬЕР. Он одет в пелерину, на голове - берет. Подпрыгивает, отряхивая снег с ног. Выглядит довольно странно. Осторожно проходит в комнату, оглядываясь по сторонам, подходит к столу, присаживается, снимает берет.

ПЬЕР. Есть кто-нибудь? (Снова надевает берет.) Кто-нибудь! (Подходит к шкафу, начинает передвигать висящие на вешалках платья, срывая и резко бросая их на пол. Наконец, наткнувшись на белый халат, нежно берет его в руки и начинает с ним вальсировать. Входит Маргарита. Пьер не замечает ее появления, продолжает кружиться все быстрее и быстрее. Маргарита молча наблюдает за Пьером, пока он на нее не натыкается.)

МАРГАРИТА. Пьеро… Ты что, спятил?

ПЬЕР. Простите, простите…

МАРГАРИТА (замечает разбросанную по полу одежду): Это ты сделал, Пьеро? (Пьер что-то недовольно бурчит.) Ну-ка, сделай одолжение, собери все это и побыстрее.

Пьер, продолжая ворчать, кивает в знак согласия, подходит к вещам на полу, сгребает все в кучу и запихивает в шкаф.

МАРГАРИТА. Всё, Пьеро, успокойся! Твоя мать должна появиться с минуты на минуту. Сегодня ампутируют ногу твоему брату! Так что, оставь свою истерику до следующего раза! Понял? Это из-за операции Анри ты так разошелся? Радоваться нечему, я понимаю. Но твоей матери гораздо тяжелее, поверь мне. Бедная, у нее в жизни было все, чтобы стать счастливой. А стала вдовой. Мужа убили, старший сын будет инвалидом, младший…

ПЬЕР. Это я.

МАРГАРИТА. Да знаю я, что это ты! Может, хоть сегодня возьмешь себя в руки? Не носись по госпиталю, как угорелый, сделай хоть раз так, чтобы о тебе забыли! А то смотри, мать упрячет тебя куда-нибудь… Отдай халат! (Берет у него из рук халат.) Это халат Луизы. (Он вырывает халат у нее из рук и залезает под стол.) Прекрати немедленно, Пьеро, вылезай оттуда! Отдай халат! И вообще, что ты привязался к Луизе? Пьер! Если ты сейчас же не вылезешь из-под стола, я сделаю тебе укол огромной иглой!

ПЬЕР. Нет, нет, не надо…

МАРГАРИТА (присев на корточки): Что с тобой? А? Маргарите ты можешь рассказать все. Ты чем-то расстроен? Ответь мне. Обещаю, я ничего не скажу твоей матери. (Пьер бьет кулаками по полу и рычит.) Хочешь мятную конфетку? Я припрятала одну специально для тебя. (Достает из кармана конфету, протягивает ее Пьеру. Он медленно вылезает из-под стола и бросается к ней, пряча лицо в складках ее одежды.) Эй, осторожней, грубое ты животное! (Гладит его по голове.) Расскажи, тебе станет легче. Да ты же весь мокрый, как курица! Простудишься ведь! Когда ты был маленький и болел, я частенько за тобой ухаживала. Помнишь, как ты подхватил ветрянку? У тебя была такая высокая температура, что тебе казалось, будто на тебя наваливается потолок. Ты вопил как резаный. Я пыталась тебя успокоить, рассказывала тебе сказку. Одну и ту же, про Буратино. «Жил да был…»

МАРГАРИТА и ПЬЕР (вместе): «Старый Карло, у которого не было детей».

МАРГАРИТА. Ты родился в пятницу. Был прекрасный теплый день, самый разгар сбора урожая. К восьми часам вечера разразилась жуткая гроза. Молнии так и сверкали, одна из них даже уничтожила чудесное липовое дерево в парке. И в это самое время ты появился на свет, как маленькая птичка, выпорхнувшая из своей скорлупы. Дождь внезапно прекратился, небо прояснилось, и ты одарил нас своей первой улыбкой. Раньше ты мне все рассказывал, а сейчас… Ну, так что? Будешь со мной разговаривать?

ПЬЕР. Хочу Луизу.

МАРГАРИТА. Что значит – хочу Луизу?

ПЬЕР. Пьер хочет Луизу.

МАРГАРИТА. Хочет Луизу. Только для себя? Ты что, хочешь на ней жениться? Молодец! А ты, оказывается, еще более чокнутый, чем я предполагала. Жениться на Луизе! Ты на себя-то посмотри! Луиза – красивая, чистая девушка. И к тому же невеста.

ПЬЕР. Плевать.

МАРГАРИТА. А жених ее на фронте. Разве это будет честно с твоей стороны? И к тому же, чтобы жениться, нужно согласие обеих сторон, уж я-то знаю, поверь мне.

ПЬЕР. Хочу Луизу.

МАРГАРИТА. Ну, хватит! Луиза тебе не пара, отстань от нее!

ПЬЕР (начинает топать ногами, размахивать блузкой Луизы): Хочу Луизу, хочу Луизу…

МАРГАРИТА (обнимая его). Хватит, я сказала! Тише! Успокойся! Тише! (Пьер постепенно успокаивается. Маргарита забирает у него блузку.) Ну, вот, так лучше. Будь умницей, ладно? И что тебе вдруг приспичило жениться? У тебя вся жизнь впереди. После войны будет богатый выбор среди молодых, одиноких девушек. Надо только набраться терпения. Договорились? (Пьер бросается ей на шею и страстно целует.) Ну, будет, будет тебе, успокойся. Хочешь доставить мне удовольствие?

ПЬЕР. Ага.

МАРГАРИТА. Помоги мне сложить простыни.

ПЬЕР. Нет.

МАРГАРИТА. Ну, тогда иди, проведай новеньких, только не путайся у меня под ногами. Да что сегодня происходит? Что вы все играете у меня на нервах? Сначала Сюзи, теперь этот. Вы что, сговорились, что ли?

ПЬЕР. Сюзи? Сюзи здесь?

МАРГАРИТА. Скоро увидишь. Она спит.

ПЬЕР. Хочу видеть Сюзи.

МАРГАРИТА. Нет! Ты или помогай складывать простыни, или отправляйся к раненым, только не мешайся тут, ладно?

ПЬЕР. Хочу видеть Сюзи.

МАРГАРИТА. Я сейчас рассержусь, Пьеро! Послушай! Сейчас ты пойдешь в мэрию, внимательно прочитаешь, что написано на двери, все хорошенько запомнишь, если есть письма, возьмешь их, только, чур, не читать, и принесешь их сюда. Ты все понял?

ПЬЕР. Я не дурак.

МАРГАРИТА. Да что ты? Ну, так ступай. Иди, проветрись немножко. Да и я отдохну немного.

ПЬЕР. Злая Маргарита.

МАРГАРИТА. Иди, иди и постарайся вернуться с хорошими новостями.

ПЬЕР. Поцелуй?

МАРГАРИТА. Еще чего! Не стал мне помогать, не будет тебе поцелуя!

ПЬЕР. До встречи.

МАРГАРИТА. Давай, давай, топай!



Пьер выходит. Маргарита принимается складывать простыни. Звонит колокольчик на двери, ведущей в палаты. Маргарита спокойно продолжает работу. Снова звонок. Глубоко вздохнув, она подходит к двери.

МАРГАРИТА. Одну минуточку! Сейчас я иду!



Возвращается, заканчивает складывать простыни, подходит к алькову, прислушивается. Убедившись, что Сюзи спит, проходит к шкафу, достает из глубины коробку. Читает адрес.

МАРГАРИТА. Ну, я так и думала. Нас всех здесь перестреляют. Всех. (Раздается стук в дверь. Маргарита кладет посылку на место, закрывает шкаф.) Входите.



Входит ЛУИЗА. Очаровательная, скромная девушка двадцати лет, очень изящно одета.

МАРГАРИТА. Вы как раз вовремя, милая Луиза.

ЛУИЗА. Доброе утро, мадемуазель Маргарита.

МАРГАРИТА. Вы не встретили по дороге Пьеро?

ЛУИЗА. Встретила.

МАРГАРИТА. Я послала его за почтой. Переодевайтесь, сегодня вам улизнуть от работы не удастся.

ЛУИЗА. Я не могу найти свой халат.

МАРГАРИТА. Когда же вы научитесь все класть на свое место! (Кидает ей халат. Показывает на простыни.) Вы только взгляните на это! Они думают, что мы ломовые лошади! Каждый день менять простыни в большой зале!

ЛУИЗА. В большой зале?

МАРГАРИТА. Ну, да. А вы что-то имеете против большой залы?

ЛУИЗА. Нет, только…

МАРГАРИТА. Это самый отвратительный зал, я знаю… Но что поделаешь! Раненые с оторванными конечностями - зрелище не из приятных! Это еще ничего! Во второй зале лежат такие же, только у них еще и туберкулез. Так что они не только потеют, но и харкают кровью. A la guerre comme a la guerre!

ЛУИЗА. На войне как на войне.

МАРГАРИТА. Сегодня утром мы оперируем месье графа. Что ж, одной ногой меньше!

ЛУИЗА. Это брат Пьера?

МАРГАРИТА. Прежде всего, это сын Адриенны де Мерикур. Вот несчастье так несчастье! Вряд ли она оправится от такого горя, бедняжка!



С улицы доносится пулеметная очередь. Луиза вскрикивает.

Что вы так кричите? Фу, как я испугалась!

ЛУИЗА. Они стреляют все ночи напролет!

МАРГАРИТА. А что им еще остается делать? В домино что ли резаться? Сегодня ветер с севера, вот и слышно, будто все за углом. (Вместе складывают простыни.)

ЛУИЗА. Сюзи уже ушла?

МАРГАРИТА. А зачем вам Сюзи?

ЛУИЗА. Да так…

МАРГАРИТА. Если у вас какие-то проблемы, то делиться ими нужно со мной.

ЛУИЗА. Да нет, ничего. Все в порядке. Только…

МАРГАРИТА. Только что? Складывайте поаккуратнее, углы распрямляйте. Ваша матушка поручила вас мне. Именно мне, а не кому-то другому. Она хочет, чтобы вы узнали, что такое настоящая жизнь во всем ее разнообразии. Здесь для этого самое подходящее место. Все, что вы хотите сказать Сюзи, вы можете сказать мне. Здесь у нас нет секретов. Госпиталь – вроде стеклянного домика, где все на виду. И всем все известно. Итак, что я должна передать Сюзи?

ЛУИЗА. Нет, нет, ничего.

МАРГАРИТА. А мне казалось, у вас было что-то срочное.

ЛУИЗА. Да нет, уверяю вас.

МАРГАРИТА. Вы мне не доверяете, я это чувствую.

ЛУИЗА. Это не так, я вам очень доверяю. Просто моя мама…

МАРГАРИТА. Что ваша мама?

ЛУИЗА. Моя мама хочет заказать ей платье. Она так хорошо шьет…

МАРГАРИТА. Да, да, знаю…. Она спит там, в алькове. Вы сможете с ней поговорить, когда она проснется. Звонили из третьей палаты, идите, взгляните, что там. (Берет у нее из рук простыню.) Ну, что это такое? Вы что, никогда простыни не складывали? (Луиза едва сдерживает слезы.) О, нет, только не это! Никаких слез, деточка! Я что-то не так сказала? Все они одинаковые, что мелкие буржуи, что аристократы! Слишком уж витают в облаках! Мечтатели! Взять хотя бы Адриенну. Моя мать служила в ее фамильном замке поварихой. Так вот сама Адриенна – очень милый человек, но руки растут из одного места!

ЛУИЗА. Не говорите так, мадемуазель Маргарита! Извините, но я очень люблю мадам Графиню! Она замечательная женщина, вы ведь сами знаете!

МАРГАРИТА. Разве я что-то имею против? Она действительно замечательная. Когда я родилась, ей исполнилось восемь лет. Мы росли практически вместе. Только она в графских покоях, а я все больше на кухне. Правда, это не мешало нам проводить время вместе. Мы встречались во дворе замка и часами играли вдвоем. Она замечательная, правда, только совершенно бесполезная. (Раздается стук в дверь. Маргарита громко.) Входите!



Дверь открывается. Входит Адриенна де Мерикур. Лет 50, элегантно одета, но во все темное: пальто, шляпа, маленькая дамская сумочка, перчатки из тонкой кожи. Кроткое, благородное лицо. Закрывает входную дверь, продолжая стоять на пороге.

АДРИЕННА. Доброе утро, Маргарита! Доброе утро, Луиза!

МАРГАРИТА и ЛУИЗА (хором). Доброе утро, мадам Графиня!

АДРИЕННА (не двигаясь с места). Простите, что надоедаю вам чуть свет. Но сегодня такой особый, такой тяжелый день.

МАРГАРИТА. Что вы там стоите? Проходите, присаживайтесь. (Кладет простыни на пол и выдвигает кресло. Усаживает Адриенну.) Это кресло напоминает мне меня, уставшую, разбитую, но все еще приносящую пользу. Чашечку кофе, мадам Графиня?

АДРИЕННА. С удовольствием, Маргарита. Утро такое холодное.

ЛУИЗА. Термометр на моем окне показывал минус пять. Хотя чему удивляться? Все-таки 23 декабря.

Звонит дверной колокольчик на двери, ведущей в палаты.

МАРГАРИТА. Господи, я совсем забыла! Луиза, идите, узнайте, что там происходит!

ЛУИЗА. Куда?

МАРГАРИТА. Вы что, оглохли? Это же ми бемоль. Третий зал, вторая койка справа.

ЛУИЗА. Я всегда забываю. (Выходит без особого энтузиазма.)

МАРГАРИТА. Вам налить как есть или подогреть?

АДРИЕННА. И так сойдет, Маргарита, не беспокойся.

МАРГАРИТА. Он и теплым хорош. Это же ваш подарок.

АДРИЕННА. Я, наверное, отвлекаю вас от работы.

МАРГАРИТА. Нам не хватает рук. Слишком много работы. Я как раз говорила об этом с Луизой перед тем, как вы пришли. Катастрофически не хватает рук.

АДРИЕННА. Может, я смогу быть вам чем-то полезна? Когда руки заняты делом, как-то отвлекаешься…

МАРГАРИТА. О, с каким бы удовольствием я ни на что не отвлекалась!

АДРИЕННА. Я, конечно, мало что умею, но то, что могу - делаю неплохо.

МАРГАРИТА. Да что вы?

АДРИЕННА. Я когда-то неплохо вязала. Правда, давно это было. Даже предлагала свои услуги в ателье при доме престарелых.

МАРГАРИТА. Зачем вам дом престарелых? Госпиталю тоже нужны вязаные вещи. Лично я не отказалась бы от ваших услуг, мадам Графиня. Даже Пьеро вяжет шерстяной шлем для наших мужиков!

АДРИЕННА. О, Господи, Пьеро! Как это хоть выглядит?

МАРГАРИТА. Во всяком случае, оригинально.

АДРИЕННА. Он заходил сюда?

МАРГАРИТА. Ага, минут десять назад.

АДРИЕННА. Ну, и как ты его нашла?

МАРГАРИТА. Чудесно. Он в отличной форме.

АДРИЕННА. Ты очень добра ко мне, Маргарита! Ты так говоришь, чтобы меня успокоить. Всю ночь Пьера мучили кошмары. Ты же знаешь, какие у него бывают приступы. Ему приснилось, будто ему тоже должны отрезать ногу. Боже мой!

МАРГАРИТА. Сегодня просто тяжелый день. Завтра будет легче.

АДРИЕННА. Как там Анри?

МАРГАРИТА. Молодцом. Он очень сильный человек. В этом ему повезло!

АДРИЕННА. Я всю ночь не сомкнула глаз. Его страдания разрывают мне сердце. Мой бедный мальчик! Я не могу представить его на костылях! С протезом вместо ноги. Он всю жизнь будет чувствовать себя ущербным… Это при его-то гордыне! Все будущее насмарку! Что же делать, Маргарита?

МАРГАРИТА. Молиться. Чтобы операция прошла успешно.

АДРИЕННА. Иногда я начинаю сомневаться в пользе наших молитв.

МАРГАРИТА. Сомневаться? Ты?

АДРИЕННА. Да, я. Представляешь? С моей-то набожностью! Вера не приносит мне больше облегчения. Мне стыдно жаловаться! Вокруг и так столько горя! У тебя нет детей, Маргарита, тебе трудно понять…

МАРГАРИТА. У меня их сто двенадцать, все калеки, и все держатся за мою юбку.

АДРИЕННА. Прости...

Входит Луиза.

ЛУИЗА (вне себя). Это был месье Люсьен!

МАРГАРИТА. Что ему опять нужно?

ЛУИЗА. Он то смеется, то плачет, то стучит зубами. А когда я подошла к нему, он меня чуть не задушил. Еле отодрали!

АДРИЕННА. Господи, Боже мой!

МАРГАРИТА. Без паники, Луиза! Ничего страшного не произошло. Как бы сделать так, чтобы он пил поменьше? (Проходит к шкафу, достает шприц и пузырек с лекарством.) Кто его держит?

ЛУИЗА. Месье Гарон и тот большой месье, у которого гнойный плеврит.

МАРГАРИТА. А… у него крепкие руки. (Идет к двери.)

ЛУИЗА. Что вы собираетесь ему сделать?

МАРГАРИТА. Влить немного морфина, моя девочка. А вам пора уже начать осваивать профессию. Немножечко морфина. (Выходит.)

АДРИЕННА. Выпейте воды, Луиза. Вы молоды и слишком чувствительны. Вам не кажется, что работа в госпитале тяжела для вас?

ЛУИЗА. Нет, нет, я привыкну. Моя мама считает, что эта работа поможет мне приобрести богатый жизненный опыт.

АДРИЕННА. Вот как? А где Пьеро? Я просила его дождаться меня.

ЛУИЗА. Я встретила его по дороге. Он пошел в мэрию за почтой.

АДРИЕННА. Одному Богу известно, с какими новостями он придет. Скорее, печальными. А какими они еще могут быть? Кругом одно горе!

ЛУИЗА. Ну, зачем же так пессимистично? Наступит день, и война обязательно закончится!

АДРИЕННА. Она должна была закончиться до того, как Анри отрежут ногу. Муж убит, сын инвалид… Я гордилась тем, что мой муж погиб во славу отечества. Но вечерами одной в постели холодно, Луиза, холодно и неуютно. Я привыкла обедать стоя, на кухне. Одиночество – жуткая вещь, Луиза!

ЛУИЗА. У вас есть Пьер!

АДРИЕННА. Конечно, у меня есть Пьер. Он всегда просится переночевать в моей постели. В его-то годы. Он тоже ужасно одинок.

Возвращается Маргарита.

МАРГАРИТА. Почему вы не пьете мой кофе, мадам Графиня?

АДРИЕННА. Да нет, нет, я пью.

МАРГАРИТА. И как он вам?

АДРИЕННА. Превосходно, Маргарита. Лучше, чем мой.

МАРГАРИТА. У кофе, сваренного в нашем госпитале, особый вкус – вкус милосердия!

АДРИЕННА. Да, ты права, Маргарита. Вкус настоящего милосердия. (Плачет.)

МАРГАРИТА. Ну, будет, будет. Сейчас не время нюни распускать. Если все начнут плакать, меня вряд ли на всех хватит. Хотите чего-нибудь выпить для поднятия духа?

АДРИЕННА (оживившись). Неплохая идея, Маргарита! Это меня немного взбодрит.

Маргарита идет к шкафу и достает оттуда большую бутыль.

МАРГАРИТА. Шнапс из запасов мсье кюре. (Наливает Адриенне в чашку. Адриенна выпивает залпом и вновь подставляет свою чашку. Маргарита наполняет.)

МАРГАРИТА. Не хотите немного развлечься? (Все удивленно на нее смотрят.) Помогите скрутить бинты!

АДРИЕННА. А как это?

ЛУИЗА. Я вам покажу. Это нетрудно.

МАРГАРИТА. Когда закончите, сложите их в коробку. Луиза, подбросьте-ка дров в печку! (Проходит к шкафу.) Куда же хлороформ запропастился? Все время куда-то исчезает! На днях я его спутала со спиртом. Девяностоградусным.

АДРИЕННА. Кошмар!

МАРГАРИТА. А два дня назад привезли одного верзилу. В жутком состоянии. Он принял меня за свою невесту. Теперь все время просит, чтобы я полежала рядом. Бедный, такие галлюцинации!

АДРИЕННА. Вот ужас!

МАРГАРИТА. Мне больше делать нечего, только валяться с больными по койкам! Поэтому я во избежание лишних проблем, раз - тампон с хлороформом ему под нос, и привет. Сразу смиреет. Главное - не перепутать пузырьки. (Выходя.) Не забудьте про бинты! (Луиза собирает разбросанные бинты.)

АДРИЕННА. Я могу подбросить дров, если хотите.

ЛУИЗА. О, нет, нет, вы же испачкаетесь!

АДРИЕННА. В детстве я обожала подбрасывать дрова в печку на кухне. Мой отец, правда, запрещал мне приближаться к печке, а ворошить печку было намного интереснее, чем камин в гостиной. (Поднимается, как и была в шляпе и перчатках, направляется к печке.) В какую сторону двигать ручку?

ЛУИЗА. Ее надо просто повернуть.

АДРИЕННА. Мне следовало захватить свои очки. (Не в состоянии что-либо разглядеть, опускается на колени.)

ЛУИЗА. Может, вам лучше снять пальто?

АДРИЕННА. Видела бы меня сейчас моя матушка! А ваша мама строга с вами, Луиза?

ЛУИЗА. Строга, даже сурова. Она считает, что девушка из благородной семьи не должна работать. Ее призвание – быть образцовой женой. Я лично так не считаю. Разве я для этого училась?

АДРИЕННА. Ручка заржавела. Надо ее смазать маслом. Ай!

ЛУИЗА. Вы поранились?

АДРИЕННА. Я сломала ноготь.

ЛУИЗА. Сейчас я вам помогу.

АДРИЕННА. Не беспокойтесь, это пустяки. Лучше поищите, чем можно смазать эту ручку.

ЛУИЗА. По-моему, в шкафу должно быть немного масла.

АДРИЕННА. Мой отец всегда сам смазывал маслом все дверные ручки в доме. Сто двадцать три двери. Покончив с дверьми, он принимался за окна. Бедный папа! (Луиза протягивает ей пузырек.) Две капли, не более. Луиза, будьте так любезны, помогите мне с дровами.

ЛУИЗА. Сию минуту. (Идет за дровами.)

АДРИЕННА. Смотрите-ка, вы не боитесь тяжелой работы. С виду вы кажетесь такой хрупкой, нежной.

ЛУИЗА. Дома мне очень хочется помогать по хозяйству. Но мать мне запрещает. Она считает, что каждый должен знать свое место.

АДРИЕННА. У папы были золотые руки. Анри весь в него, все ему удается. Он может и ножку стола починить, и суп приготовить, и крышу сарая переложить. И все это с высочайшим мастерством!

ЛУИЗА. Вот и мой жених такой же.

АДРИЕННА. У вас есть жених? Но вы так молоды, Луиза!

ЛУИЗА. Жорж на фронте. Когда он вернется, мы сразу же поженимся. Он знаком с вашим Анри. Он несколько раз был у вас. Они вместе с Анри ездили на охоту.

АДРИЕННА. Ах, да, Жорж! Ну, конечно, я помню! Высокий, красивый блондин!

ЛУИЗА. Да, это он.

АДРИЕННА. Поздравляю вас! Очаровательный, галантный кавалер! Анри теперь придется отказаться от верховой езды. Вся его жизнь теперь будет долгим отречением от прежних привычек. Когда он был маленьким, одним из его любимых развлечений было собирать с крестьянами сено. Он часто оставался ночевать на ферме, иногда мог целую неделю не появляться в замке. Как я скучала без него! И сейчас скучаю!.. Одному Богу известно, как мне его не хватает. Он страдает, а я ничем ему не могу помочь! Господи, как это несправедливо! Как же Бог мог такое допустить? Почему он? Почему?

ЛУИЗА. Потому что он справедлив.

АДРИЕННА. Вы действительно так думаете? Но Анри не был готов к такому испытанию. Он любил рисовать, обожал музыку. Мы играли с ним в четыре руки. Когда объявили всеобщую мобилизацию, он взял свой военный билет и пошел воевать. Говорят, он повел себя как настоящий герой. Добровольно вызвался идти на какое-то опасное задание. Сам вызвался, никто его не просил! Он, конечно, хотел отличиться, чтобы все им гордились. Он всегда считал, что люди нашего положения должны быть примером для подражания. Вы хотите иметь детей, Луиза?

ЛУИЗА. Конечно, очень хочу!

АДРИЕННА. Да-а-а… Вы, безусловно, правы. (Пауза.) Маргарита будет нами недовольна. Работники мы с вами никудышные!

ЛУИЗА (собирая бинты в кучу). Сейчас вы увидите, это очень даже приятное занятие!

АДРИЕННА (начинает вдруг напевать считалочку). ……….. Забыла, как дальше… (Поет.) ….. (Резко смеется.) Извините, Луиза. Иногда полезно посмеяться. Просто так, без причины. Я очень люблю Маргариту. Ворчать – ее призвание. (С улицы доносится шум, голоса, крики. Луиза подходит к окну.) Что там происходит?

ЛУИЗА. Добровольцы. Отправляются на фронт. Там необходимо подкрепление.

АДРИЕННА. Совсем еще дети. Говорят, многим из них нет еще восемнадцати. Слава Богу, Пьер не подлежит мобилизации! Хоть в нем и есть кое-какие изъяны, зато он останется жив! Живой! Это сегодня равносильно чуду.

ЛУИЗА. А вы слышали про братьев Тома?

АДРИЕННА. Бедная мадам Тома! Обоих сыновей отдать родине. Какая жуть!

Влетает, как вихрь, Маргарита.

МАРГАРИТА. Ну, что? Бинты готовы?

АДРИЕННА. Почти.

МАРГАРИТА (замечая груду разобранных бинтов). Я вижу.

АДРИЕННА. Сейчас мы их скрутим.

МАРГАРИТА. Быстрее, девочки, быстрее. Доктор Мюллер должен появиться с минуты на минуту, а у нас ничего еще не готово.



Начинают вместе скручивать бинты. Маргарита и Луиза лихо справляются, в то время как у Адриенны все валится из рук.

АДРИЕННА (с тревогой). Ты видела Анри?

МАРГАРИТА. Естественно.

АДРИЕННА. Как он там?

МАРГАРИТА. Как он может быть? У него отличная выдержка. Настоящий мужик. Из него получится отличный генерал.

АДРИЕННА. Без ноги.

МАРГАРИТА. Ну и что? Был же у англичан Нельсон!

ЛУИЗА. Нельсон был без глаза.

МАРГАРИТА. Возможно, но командовать армией гораздо лучше одноногим, чем одноглазым, поверьте мне.

АДРИЕННА. Я могу его увидеть?

МАРГАРИТА. Конечно, нет! Больному перед операцией необходим покой. Держите за кончик бинта, Адриенна. А вы, Луиза, скручивайте потуже. Слишком уж вы нежная, моя девочка.

АДРИЕННА. Что-то у меня все из рук валится, концы не могу соединить, как странно! Даже обидно, а мне казалось, что у меня довольно ловкие руки!

МАРГАРИТА. Не расстраивайтесь! Возьмете домой несколько штук, потренируетесь!

АДРИЕННА. Я хотела бы остаться здесь, возле своего сына.



Дверь резко открывается, влетает обезумевший Пьеро.

ПЬЕР (кричит). Ужас, ужас! Боши! Боши!

МАРГАРИТА. Что такое? Боши идут?

Пьер носится по комнате. Из алькова появляется Сюзи в рубашке.

СЮЗИ. Совсем что ли взбесился этот полоумный? Простите, мадам Графиня, я не знала, что вы здесь. Что ты так раскричался?

АДРИЕННА. Пьер, Пьер, пожалуйста, успокойся. (Обнимает его.) Тише, тише. Успокойся.

ПЬЕР (заикаясь). Боши, боши.

МАРГАРИТА. Да что они такое натворили, в конце концов?

СЮЗИ. Ему надо врезать хорошенько, чтобы он пришел в себя!

АДРИЕННА. О, нет, нет! Никакого насилия! Будет еще хуже.

ПЬЕР. Боши, они…

МАРГАРИТА. Что они, Пьеро?

ПЬЕР. Д…д…д…

СЮЗИ. Дампьер. Они уже в Дампьере. Я так и знала.

МАРГАРИТА. Господи, боже мой, моя тетка живет в Дампьере.

ПЬЕР. Н…нет… Д…д…да.

СЮЗИ. Домреми? Недавно они от него были в двух шагах.

ПЬЕР. Д…д…д…

СЮЗИ. Дешапель? Они что взяли в плен Дешапеля?

ПЬЕР (вопит). Н…е…е…т…

Все замирают, как вкопанные. Пьер весь напрягся, кажется, его хватит удар.

ПЬЕР. Дуамонт! Отбили Дуамонт!



Общее негодование, все говорят одновременно.

СЮЗИ. Вот сволочи! Ты что сразу не мог сказать?

ПЬЕР. Слово трудное.

ЛУИЗА (направляясь к шкафу за вещами). Я должна вернуться домой.

АДРИЕННА. Боже, мы пропали! Дуамонт взят, это же будет настоящая резня!

СЮЗИ (про себя). Мерзкая война.

МАРГАРИТА. Они заставят нас захлебнуться в крови! Перебьют всех наших мужиков до последнего.

АДРИЕННА. Линия фронта станет еще ближе. Дойдет почти до нас! Если не завтра, то через несколько дней! Какой ужас!

ЛУИЗА. Я слышала, они арестовали женщин в Липе.

СЮЗИ. Это правда. Я читала в газете. Их погрузили в вагоны, как скотину, и изнасиловали.

МАРГАРИТА. Если наши немедленно не отобьют Дуамонт, войну можно считать проигранной.

АДРИЕННА. Говорят, что немцы убивают наших солдат огнеметами.

ЛУИЗА. Мадемуазель Маргарита, я должна вернуться домой!

МАРГАРИТА. Ну, привет! И как же я справлюсь одна?

СЮЗИ. А я здесь для чего, по-вашему?

ЛУИЗА. Мне надо идти, прошу вас, я должна идти.

АДРИЕННА. Я могу помочь тебе, Маргарита.

СЮЗИ (тихо, Луизе). В чем дело? Вы не можете уйти. Я должна вам кое-что передать.

ЛУИЗА (в панике). Я завтра вернусь.

СЮЗИ. Завтра будет слишком поздно. Это надо отправить сегодня же.

ЛУИЗА. Умоляю вас, Сюзи, я все сделаю завтра, но…

СЮЗИ. Итак, вы меня бросаете!

ЛУИЗА. Нет, конечно, и вы это знаете! Я объясню вам, Сюзи, это очень важно!

СЮЗИ. Доставить посылку сегодня не менее важно! (Луиза с пальто в руках направляется к двери.)

ПЬЕР. Луиза, Луиза, не иди!

Общее молчание. Он протягивает ей письмо.

СЮЗИ. Ты что, не мог раньше ей дать это письмо?

ПЬЕР. Жених.

ЛУИЗА. Слава Богу!

ПЬЕР (Маргарите). Дать?

МАРГАРИТА. Долг прежде всего, Пьеро! Все личные отношения – на второй план.

АДРИЕННА. Пьер, я надеюсь, ты не вскрыл конверт?

ПЬЕР. Нет, мама.



Луиза отходит в сторону, читает.

ЛУИЗА. Это первое письмо с тех пор, как он уехал. Целых два месяца.

СЮЗИ. Письма сейчас идут долго.

АДРИЕННА. Я иногда неделями ждала писем от Анри… Это было невыносимо!

СЮЗИ. Главное, чтобы новости были хорошие.

МАРГАРИТА. Она держит в руках письмо, значит, он жив. Это главное.

АДРИЕННА. Наша повариха Жозефина вот уже два месяца ждет вестей. Ее муж воюет где-то под Верденом, это очень плохая зона. Угораздило же ее выйти замуж перед мобилизацией.

МАРГАРИТА. Если его убьют, она сможет получать пенсию, как вдова солдата. Тоже неплохо.

АДРИЕННА. Не все бы разделили вашу точку зрения.

СЮЗИ (Луизе). Ну, что? Хорошие новости?



Луиза медленно сворачивает письмо. Явно взволнована.

ЛУИЗА. Даже не знаю. Многие из друзей погибли в бою, пришлось отступать, оставляя траншеи, потом их снова отбивать. Вонь, смрад. (Плачет.)

АДРИЕННА. Он вернется.

ЛУИЗА. Он хочет, чтобы я смотрела на все с большим оптимизмом.

СЮЗИ. Понятно. Не плачьте, Луиза, он ведь жив. Жив. Это главное.

ЛУИЗА. Я должна поехать к нему, мне необходимо с ним поговорить! Обязательно!

СЮЗИ. Успеете наговориться, когда он вернется. У вас вся жизнь впереди.

МАРГАРИТА (Луизе). Я сейчас накапаю вам успокоительного. Сразу станет легче. (Луиза отрицательно качает головой.)

АДРИЕННА. Успокойтесь вы, Луиза! Что с вами? Это всего лишь письмо с фронта, и в нем нет никаких тревожных вестей.

МАРГАРИТА. Вы слишком эмоциональны, Луиза! Многие женщины мечтали бы оказаться на вашем месте. Письмо с фронта - это же настоящий подарок к Рождеству!

ЛУИЗА. Это правда, но…

МАРГАРИТА (наливает ей успокаивающих капель). Никаких «но»! Держите и пейте! И перестаньте сейчас же плакать!


СЮЗИ. Я тоже всегда плачу от радости.

ЛУИЗА. Я должна поехать к нему. Это очень важно.

СЮЗИ (тихо, Луизе). Вы же получили письмо, оставайтесь.

МАРГАРИТА. Пейте залпом.

СЮЗИ (бежит к шкафу). Я знаю, что ей сейчас нужно.

ЛУИЗА. Нет, нет, спасибо, я ничего не хочу. Мне так стыдно, что я надоедаю всем со своими проблемами. Господи, как же мне стыдно!

АДРИЕННА. Стыдно! Слишком громко сказано!

СЮЗИ (возвращаясь с бутылкой кальвадоса). Жизнь станет веселее, сейчас увидите.

МАРГАРИТА. Да это же мой кальвадос!

СЮЗИ. Он самый! (Луизе.) Это ее шеф производит сие снадобье в своей деревушке. В тайне от полиции, разумеется. Не так ли, мадемуазель Маргарита?

МАРГАРИТА. Что она несет?

СЮЗИ. Я его уже пробовала. Вы можете убедиться сами – потрясающе вкусная штука! (Держит бутылку высоко, на вытянутой руке и запевает.)



Куплет.

СЮЗИ. Пьеро, ты не хочешь ко мне присоединиться? А вы, Луиза?



(Поют втроем).

Куплет.

К ним присоединяется Маргарита. Во время припева Сюзи разливает всем

кальвадос. Поют хором.

Припев.

СЮЗИ. Браво! Даже мадам Графиня знает эту песенку.

АДРИЕННА. А почему нет? Это же классика.

СЮЗИ. Еще рюмочку, мадам Графиня?

АДРИЕННА. Не откажусь. Кальвадос хорошей выдержки никогда не повредит.

ПЬЕР. Еще рюмочку, еще рюмочку.

АДРИЕННА. Пьер, в твоем возрасте алкоголь противопоказан. Бедный ты мой малыш!

ПЬЕР. А сама?

АДРИЕННА. Я - это другое дело. Я - твоя мать.

С улицы доносится шум подъезжающего автомобиля.

МАРГАРИТА. Это машина доктора Мюллера. Мы тут веселимся, а ничего еще не готово.

СЮЗИ. Господи Боже мой!

Маргарита выбегает в коридор. Звук хлопающих дверей и голоса в

коридоре.

АДРИЕННА. Как доктор Мюллер, так рано...

СЮЗИ. Вы хотели сказать, так поздно! Он должен был быть еще полтора часа назад. (Берет стул, подносит к двери и, вскарабкавшись на него, смотрит в окно над дверью. Луиза подходит к ней, за ней следует Пьер.)

ПЬЕР. Хочу смотреть, хочу смотреть.

АДРИЕННА (медленно приближаясь к ним). Там не на что смотреть, Пьер. Не волнуйся так. Тебе опять станет плохо.

Во время последующего разговора все стоят спиной в зал, пытаясь

Разглядеть, что происходит в коридоре. Хорошо видно лишь Сюзи, которая

стоит на стуле.

СЮЗИ. А вот и он.

АДРИЕННА. Он один?

СЮЗИ. С ним какой-то старичок, а-а-а, это доктор Портал.

АДРИЕННА. Боже мой, жизнь моего сына в руках двух стариков! Им же уже все равно! Хоть резать скот на скотобойне!

ПЬЕР. Хочу смотреть.

ЛУИЗА. На прошлой неделе он ампутировал три руки и две ноги.

СЮЗИ. И без особых осложнений. Один покойник из пяти возможных - не так уж плохо!

ЛУИЗА. Тем более что не повезло немецкому пленному.

СЮЗИ. Смерть есть смерть, Луиза. У нее нет национальности.

ЛУИЗА. Это правда.

СЮЗИ. Кажется, доктор Мюллер не в духе. А вот и наша мегера возвращается. (Быстро спускается со стула. Все улыбаются. Маргарита быстрой походкой проходит в комнату.)

МАРГАРИТА. Нам не хватает рук. Есть добровольцы?

СЮЗИ. Для чего?

МАРГАРИТА. Чтобы отрезать ногу мсье Анри, черт подери!

Адриенна готова упасть в обморок. Сюзи ее поддерживает.

ЛУИЗА. Хотите воды?

СЮЗИ. Я уже свое отдежурила этой ночью. Завтра - пожалуйста, сколько угодно, но

сегодня я не в состоянии!

МАРГАРИТА. Ну что ж, тогда ничего резать не будем.

СЮЗИ. Да и незачем ее резать! У мсье Анри нога уже пятнадцать дней как в гипсе. Так что слишком поздно. Гангрена уже сделала свое черное дело. Как мы могли это допустить? Во всем виноват этот Мюллер. Он был обязан забить тревогу раньше!

АДРИЕННА. Она права, Маргарита. Анри испытывал дикие боли, а доктора Мюллера это нисколько не волновало.

МАРГАРИТА. Доктор Мюллер не может успеть повсюду! Во всяком случае, сейчас уже эти разговоры не имеют смысла!

СЮЗИ. Вашему доктору Мюллеру глубоко наплевать на страдания других людей!

ЛУИЗА. Не надо так говорить!

СЮЗИ. Почему не надо? Почему? А если это правда? Он спохватился в последнюю минуту. Пятнадцать дней я уже бью тревогу. Я его предупреждала, что все это плохо кончится, и вот результат, все так и вышло. Теперь ампутация неизбежна.

АДРИЕННА. Я ему тоже говорила, только кто же станет прислушиваться к словам женщины! Если бы мой муж был жив, такого бы не произошло!

МАРГАРИТА. Мне нужны добровольцы!

АДРИЕННА. Я... Может, я смогу помочь?

МАРГАРИТА. Здрасте! Даже не думайте! Как раз вам это не... Ну в общем, я хочу сказать...

АДРИЕННА. Что эта работа мне не по плечу! Или, может быть, это не мое дело? А я думаю иначе и не желаю оставаться в стороне!

МАРГАРИТА. Адриенна!

АДРИЕННА. Прошу тебя, Маргарита!

МАРГАРИТА. Ну, ладно. Ты... Вы... будете держать ногу.

ЛУИЗА. Господи боже мой!

СЮЗИ (Маргарите). Вы не в своем уме!

МАРГАРИТА. А что вы мне предлагаете делать?

СЮЗИ. Это же его мать! Это ужасно, в конце концов! Мы как-нибудь справимся втроем.

АДРИЕННА. Ни в коем случае! И ничего ужасного нет. Гораздо страшнее остаться калекой в тридцать два года. И в данном случае я нуждаюсь в жалости гораздо меньше, чем Анри! Разве вы со мной не согласны? Пойдем-ка, Маргарита, нам надо спешить!

МАРГАРИТА. Мне нужен еще один человек для хлороформа.

ПЬЕР. Пьеро! Пьеро!

МАРГАРИТА. Ты останешься здесь и будешь нести караул.

СЮЗИ (Адриенне). Вам лучше?

АДРИЕННА. Я очень волнуюсь, очень! Доктор Мюллер не слишком-то молод и...

МАРГАРИТА. Послушай, Адриенна. Мой отец охотился на кабанов до восьмидесяти лет. И бедное животное даже не успевало охнуть, как уже оказывалось с перерезанным горлом. Так что успокойся... Ну, так кто возьмется за хлороформ?

СЮЗИ (натягивая халат). Те же, что и всегда! На следующей неделе я поеду на дачу к сестре в Клермон-Ферран, и никто меня не остановит!

МАРГАРИТА. А вы, Луиза?

ЛУИЗА. Нет, я не могу!

СЮЗИ. Ну что ж! Мадам Графиня держит ногу, а я отвечаю за хлороформ. Вперед! Проклятая война! (Выходя.) Собачья жизнь!

АДРИЕННА (выходя). Господи, помоги мне!

МАРГАРИТА. В следующую войну я пойду работать танцовщицей в Мулен Руж. Меньше нервов.



Сюзан возвращается и отводит Луизу в угол комнаты.

СЮЗИ. Луиза, в глубине шкафа лежит посылка. Адрес написан на коробке. Отправить ее надо непременно сегодня. Поезд отходит после полудня.

ЛУИЗА. Сегодня? Но я не могу сегодня!

СЮЗИ. Можете! Надо еще упаковать другие листовки, они там за коробкой. Только перевяжите покрепче, а я потом доделаю остальное. Вы все поняли?

ЛУИЗА. Прошу вас, Сюзи!

СЮЗИ. Вы что, боитесь? Но это же неопасно.

ЛУИЗА. Да нет, я не боюсь, но...

СЮЗИ. Вы жалеете, что согласились мне помогать?

ЛУИЗА. О, нет, нисколько, напротив!

СЮЗИ. Я прошу вас, Луиза, это очень важно. Вы смелый человек, я знаю это. Вы разве

не хотите, чтобы ваш жених поскорее вернулся назад?

ЛУИЗА. Хочу. И именно поэтому я...

СЮЗИ. Что вы?

ЛУИЗА. Я не могу сейчас вам все объяснить. Но это очень серьезно, Сюзи. Вы должны

мне поверить.

СЮЗИ. А война, по-вашему, это несерьезно? Наша борьба - несерьезно ? Луиза, вы верите в необходимость нашего дела?

ЛУИЗА. Конечно, верю. Я знаю, что правда на нашей стороне, но только...

СЮЗИ (обнимает ее, крепко прижимая к себе). Не оставляйте меня, Луиза. Сегодня такой ужасный день. Мне страшно. Они ждут меня. Молитесь за меня. Луиза, молитесь за него. Прошу вас. (Быстро выходит.)





Луиза и Пьер на сцене одни.

ПЬЕР. Кофе?

ЛУИЗА. Вы очень любезны, Пьер, спасибо.

Пьер наливает ей кофе. В это время Луиза медленно подходит к шкафу и
достает посылку.

ПЬЕР. Злая Сюзи?

ЛУИЗА. Нет.

Пьер медленно подходит к Луизе; Луиза в это время пытается разобрать адрес
на коробке. Вздрагивает, увидев его возле себя.

ЛУИЗА. Вы меня напугали, Пьер!

ПЬЕР. Пьеро не пугает. Пьеро хороший.

ЛУИЗА. Простите меня, я что-то сегодня не в себе.

ПЬЕР. Пьеро отнесет посылку.

ЛУИЗА. Как вы сказали?

ПЬЕР. Пьеро отнесет посылку.

Удивленная Луиза пытается спрятать коробку. Пьеро смеется.

ПЬЕР. Пьеро знает! Пьеро все знает. Нельзя посылку, нельзя!

ЛУИЗА. Вы ошибаетесь, Пьер. Это посылка для... для...

Пьер берет у нее из рук коробку, продолжая смеяться. Она пытается забрать ее у него, он начинает бегать от нее по комнате.

ЛУИЗА. Пьер! Отдайте мне этот пакет, Пьер! Прошу вас, Пьер!

ПЬЕР. Нельзя! Нельзя!

ЛУИЗА. Пожалуйста, Пьер, отдайте мне пакет.

ПЬЕР (держит коробку на вытянутой руке). Пьер все знает! Нельзя! Нельзя!

ЛУИЗА. Пьер!

ПЬЕР. Нельзя! Нельзя!

Медленно гаснет свет.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница