Дальневосточного филиала имени в. X комарова



страница5/24
Дата10.05.2016
Размер5.51 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Ill

РОЛЬ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ В СЛОЖЕНИИ ЛЕСНОГО ФОНДА ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ИХ ПО ТЕРРИТОРИИ

В экономике Дальнего Востока кедр и кедровые леса занимают вид­ное место и пользуются особым вниманием со стороны дальневосточного лесного хозяйства. Это подтверждается тем, что территория, покрытая кедровым лесами, к настоящему времени почти полностью лесообследо-вана, как это видно из сравнения картосхемы изученности лесов Дальнего Востока в пределах госфонда на 1948 г., приложенной к статье А. А. Цы-мек (1950а), с ареалом кедровых лесов (см. ниже). Даже с учетом еще не подвергнутых обследованию пространств государственного лесного фонда в бассейнах pp. Кура, Урми, Анюя, Хора, Бикина и Имана, где возможны ке­дровники, изученность лесов на площади ареала кедровых лесов окажется не менее 80—90%. Казалось бы, подобная степень изученности, достаточно высокая в условиях Дальнего Востока, обеспечивает для кедровых лесов наличие вполне точных и исчерпывающих данных о размере и состоянии их фонда. Однако такие данные в настоящее время отсутствуют, и едва ли можно рассчитывать на получение их, если даже подвергнуть специаль­ной обработке исходные материалы лесообследований. Дело в том, что лесообследовательские работы на Дальнем Востоке проводились в те­чение длительного периода, начиная с 1909 г., с применением различной методики, с различной точностью (от лесоустройства по II разряду до аэровизуального обследования) и с различными целями. Точность многих из этих обследований невысока, притом даже в таком важном факторе, как оценка господства пород в насаждениях. Например, мне приходилось уже указывать (Колесников, 1938), что при лесоустройстве в 1924 г. Амгинской лесной дачи на восточных склонах среднего Сихотэ-Алиня площадь лесов с преобладанием кедра показана в отчете с преувеличе­нием против действительности в 1.5—2 раза за счет уменьшения площади, занятой лесами с преобладанием ели и пихты. К кедровникам в отчете и на плане лесонасаждений отнесены обычные в том районе (и вообще вблизи северной границы их распространения) пихтово-еловые леса с еди­ничной примесью перестойного кедра, в которых завершается начавшийся очень давно процесс вытеснения его елыо.

Наконец, по многим лесным дачам и даже целым лесхозам (преимуще­ственно на юге и юго-западе Приморья и вдоль долины Амура) после однократного лесоустройства или лесообследовашш их территории в до­революционное время или в первом десятилетии после установления на Дальнем Востоке советской государственности повторные лесообследо­вательские работы не производились. За последние 20—30 лет в лесах Дальнего Востока велись напряженные промышленные рубки, происхо­дили пожары, леса частично переходили в пользование сельского хо­зяйства и т. п. На месте спелых и перестойных кедровников в результате смены пород возникли молодняки лиственных, заросли кустарников

РОЛЬ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ В СЛОЖЕНИИ ЛЕСНОГО ФОНДА 45

или даже образовались нелесные площади. Между тем, в учете лесного фонда эти площади нередко продолжают числиться под кедром и при исчислении общих запасов древесины рассматривались как занятые его спелыми насаждениями. Обнаруживается устарелость таких данных не сразу.

В конечном итоге все изложенное выше показывает большую, трудность использования подобных исходных материалов для получения бесспор­ных и точных сводных данных о размерах и состоянии фонда кедровых лесов в целом и по отдельным лесхозам и обязывает относиться с осторож­ностью к приводимым сведениям, рассматривая их как ориентировочные и приближенные.

По интересующему нас вопросу наиболее обстоятельные сведения со­общаются Б. А. Ивашкевичем (1932, 1933) и Б. А. Вирясовым (1933), причем последний указывает, что он основывается на материалах первого. Тем не менее, показатели площади, занятой кедром, у них по неясной при­чине резко расходятся, так же как есть расхождения у самого Ивашке­вича между его данными 1932 и 1933 гг.

Мы склонны в большой мере доверять данным Ивашкевича в работе 1933 г. (табл. 3). Они близки к данным других источников.

Сведения, опубликованные позднее, имеют отрывочный и случайный характер. Все же они заслуживают внимания, так как основаны на не­опубликованных сводках о лесном фонде Дальнего Востока и его отдель­ных частей, учитывающих первичные материалы лесообследований, выполненных после публикации материалов Ивашкевича и вносящих коррективы в его данные. Такие сведения сообщаются в популярных статьях и брошюрах Н. С. Новоселова, Ф. А. Кожевникова и С. Н. Мои-сеенко (1938), Б. П. Колесникова и А. А. Цымек (1947), А. А. Цымек (1949). Большой интерес имеют материалы учета лесного фонда по Приморскому и Хабаровскому краевым и Амурскому областному Управлениям лесного хозяйства на 1 января 1950 г. Точность их, очевидно, невелика, так как они получены в результате суммирования соответствующих сведений по большому числу лесхозов, имеющих в составе своего лесного фонда кедровники. Сведения же по лесхозам составлены разными лицами, не имев­шими специальной подготовки и пользовавшимися исходными материа­лами, повидимому, иногда сомнительного качества. Тем не менее, они в их относительных величинах, если особенно последние корректировать данными другого порядка, дают возможность выяснить некоторые общие закономерности географического распределения кедровых лесов в пре­делах Дальнего Востока.

Обобщение и сопоставление всех этих данных показывает с достаточ­ной определенностью, что в пределах Приморского края кедровые леса занимают не менее 1и до V4 его лесопокрытой площади и в них сосредото­чено до а/5 общих запасов древесины, а запасы самого кедра составляют не менее 1последних. Относительное значение кедра в сложении лесов Хаба­ровского края менее существенно в связи с резким преобладанием на его территории лесов с господством таежных хвойных пород (лиственница, ель), но абсолютные показатели фонда кедровых лесов очень немногим уступают показателям Приморского края. По данным учета лесного фонда (табл. 4), в Хабаровском крае сосредоточено около 44% обще­дальневосточной площади кедровников, такой же процент общих запасов древесины и почти 50% эксплуатационных запасов производственных сортиментов кедра. В лесах Амурской области кедр и кедровые леса являются большой редкостью, встречаясь всего лишь в одном, крайнем юго-восточном лесхозе (Архаринском). Следует еще указать, ориентируясь



46

РОЛЬ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ В СЛОЖЕНИИ ЛЕСНОГО ФОНДА



на материалы, опубликованные И. Я. Гурвичем (1949), что площадь, за­нятая на Дальнем Востоке под лесами с преобладанием корейского кедра, составляет около 0.5% площади лесов СССР (за основу для оценки при­няты данные Ивашкевича и учета лесного фонда), а запасы древесины, сосредоточенные в них, соответственно около 1.7%.

Для приближенного представления о распределении кедровых лесов в пределах Дальнего Востока некоторый интерес представляют соответ­ствующие данные, опубликованные Б. А. Ивашкевичем (1933) и Б. А. Ви-рясовым (1933), по «лесоэкономическим районам», несмотря на расхожде­ние между ними (табл. 3).

Несмотря на расхождение между данными указанных авторов, из таблицы видно, что основные площади кедровых лесов, сосредоточены в бассейне р. Уссури, на втором месте стоит бассейн среднего и нижнего Амура и, наконец, на третьем — побережье Японского моря в его сред­ней части (район между м. Поворотным и бухтой Самарга). К югу и се-

Таблица 3

Распределение площади лесов с преобладанием кедра по лесоэкономическим райо­нам Дальнего Востока (в млн га)







Вирясов, 1933


2.7

Л
Владивостокский

Уссурийский

Хабаровский

Нижне-Амурский

Буреинский

Южнопобережный (Тернейский, Ольгинский)


Севернопоборежный (Совгаванский)

есоэкономические районы

веру от этих районов площадь, занимаемая кедровыми лесами, резко со­кращается.

Более уточненное представление о закономерностях распределения кедровых лесов и их запасов в пределах южной половины Дальнего Вос­тока можно получить из анализа материалов учета лесного фонда (табл. 4).



  1. В распределении площадей кедровых лесов и запасов их древесины
    по территории южной половины Дальнего Востока обнаруживается ясная
    зональность. Здесь можно выделить по меньшей мере 3 «области» (или
    зоны) различной степени концентрации кедровых лесов.

  2. Основные массивы кедровых лесов сосредоточены в пределах лес­
    хозов Нотинского, Вакского, Иманского, Бикинского, Хорского и На­
    найского, площади которых, соприкасаясь друг с другом, протягиваются
    сплошной полосой вдоль среднегорных по строению поверхности мате­
    риковых склонов Сихотэ-Алиня, через бассейны крупных левобережных
    притоков Уссури и Амура (pp. Ното, Иман с Ваком, Бикин, Хор, Мухень
    с Немпту, Анюй), примерно от 45° с. ш. на юге до 49° с. ш. на севере. Это
    область максимальной концентрации кедровых
    лесов.

В относящихся к ней 6 лесхозах сосредоточено почти 52% общедаль-иевосточной площади кедровых лесов, свыше 59% запасов древесины, заключенных на ней, и до 56% эксплуатационных запасов производствен­ных сортиментов самого кедра. В каждом из них в отдельности сосредо-

РОЛЬ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ В СЛОЖЕНИИ ЛЕСНОГО ФОНДА

47


Таблица 4

Распределение площади и запасов кедровых лесов по лесхозам Приморского и Хабаровского краев и Амурской области (по данным учета лесного фонда

на 1 января 1950 г.)


Лесхозы




Занято под леса-

ми с преоблада-

нием кедра


В лесах

с преобла-

данием кедра со­держатся запасы

древесины



Запасы про-

изводствен-

ных сорти-

ментов кед­ра в эксплу-

атационной

части лесно-

го фонда







































Приморский край


Барабашский

Владивостокский

Шкотовскии (с Маихинским опыт­
ным)

Сучанский

Ольгинский (с б. Судзухинским
заповедником)

Тетюхинский

Тернейский

Суйфунский (с Супутинским за­


поведником)

Гродековский

Лефинский

Спасский

Анучияский

Даубихинский

Уссурийский .

Улахинский

Ноттинский

Фудзинский

Вакский

Иманский

Бикинский

1.5


14.3 7.0

5.5 13.0


19.8

4.1


41.4

39.7


19.9

45.5


32.7

34.1


42.0

25.0


64.3

47.2


25.6

0.01


0.4

0.8


0.7 0.7 2.1

1.1 0.1 0.9 1.3 1.3 2.2 1.7 3.5 4.7 1.7



11.0 8.7

12.7


1.8

16.1 11.1

8.8 28.7 25.2

29.6 5.0 49.5 31.9 28.0 68.0 50.9 45.2 49.3 29.2 72.5 57.5 50.4

0.2 0.6

0.5 0.6 2.0



0.9

0.04


1.0

0.3


1.4

2.0


2.1

4.3


5.4

1.8


9.6

12.2


10.7

0.0


0.1 0.9

1.2 0.7 1.9

0.3

0.5 0.1 0.4 1.3 2.4 4.5 6.0 2.2 8.8 11.2 8.1




Итого . . .

27.9


55.7

44.7


зо.б

50.7



Вяземский ....

Хорский


Оборский .... Хабаровский . . . Нанайский .... Хунгарийский . . Нижне-Тамбовский Комсомольский Литовский ....

Хабаровский край

  1. 4.0
    28.7 8.7

  1. 3.8
    3.3 0.01

23.5 10.7
7.8 2.6
16.2 2.5
1.1 0.9
12.7 2.3

51.7 31.В 62.7

5.5 30.1

9.4 21.6


2.4 17.6

3.5 9.1 4.3 0.01 12.2 2.5 3.0 1.0 1.5

3.0 9.3 4.3 0.01 12.7 3.4 2.0 1.0 0.7

48

РОЛЬ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ В СЛОЖЕНИИ ЛЕСНОГО ФОНДА





Таблица 4 (продолжение)

Лесхозы




Занято под леса-

ми с преоблада­нием кетгпа



В лесах с

преобла-


данием кедра содержатся запа-

сы древесины



Запасы про-

изводствен-

ных сорти-

ментов кед­ра в эксплу-

атационной

части лесно-



го фонда


































9.0

3.4

11.2

3.5

7.9




3.5

0.1

7.7

0.05

0.04




27.2

2.4

23.2

1.0

0.5




15.3

2.6

18.5

2.6

3.2




1.3

0.2

0.9

0.1

0.1




0.01




0.01




1.2

Итого

2.6

44.2

5.4

44.4

49.3

Итого по лесхозам Хабаровского

края, имеющим кедровые леса

в составе лесного фонда . . .


7.4

44.2

16.4

44.4

49.3




Амурская

область










Архаринский

0.7

0.1

0.3

0.02

0.03

Итого

0.02

0.1

0.01

0.02

0.03

Всего по лесхозам Дальнего

Востока


4.4

100.0

9.1

100.0

100.0

точено от 4.7 (Нотинский) до 12.7% (Бикинский) площади, от 5.4 (Нотин-ский) до 12.2% (Бикинский, Нанайский) общих запасов древесины и от 6.0 (Нотинский) до 12.7% (Нанайский) эксплуатационных запасов про­изводственных сортиментов кедра от соответствующих величин всего Дальнего Востока. Наибольшими площадями кедровых лесов располагают Бикинский, Вакскийи Нанайский лесхозы; наибольшими общими запасами древесины в кедровниках и наибольшими эксплуатационными запасами производственных сортиментов кедра—Нанайский и Иманский. Роль кед­ровых лесов в сложении лесопокрытой площади этих лесов колеблется в широких пределах, что связано с их обширными размерами, охватываю­щими пространство всех горновысотных поясов растительности Сихотэ-Алиня, — от 64 (Вакский лесхоз) до 23.5% (Нанайский лесхоз). Кедровые массивы этих лесхозов преимущественно входят в состав лесов III груп­пы; лесной промышленностью освоены слабо и очень слабо (особенно в Бикинском и Нанайском лесхозах), являясь ее резервным фондом.


РОЛЬ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ В СЛОЖЕНИИ ЛЕСНОГО ФОНДА 49

3. Прямо противоположную характеристику получает группа из 16 лес­хозов, располагающихся на периферии, характеризуемой нами области распространения кедровых лесов на Дальнем Востоке. Хотя их площадь намного превышает площадь предыдущих 6 лесхозов, она включает всего лишь около 7% общедальневосточной площади кедровых лесов, немногим более 5 % общих запасов древесины и немногим более 6 % эксплуатацион­ных запасов произодственных сортиментов кедра. В эту группу, слагаю­щую область «распыленного» состояния кедровых лесов, относятся лесхозы — Барабашский,1 Владивостокский, Шкотов-ский, Сучанский, Ольгинский, Тетюхинский, Гродековский, Суйфунский, Лефинский, Спасский, Хабаровский, Биробиджанский, Архаринский, Комсомольский, Северный и Советский. Доля кедровых лесов в сложении лесопокрытой площади большинства этих лесхозов ничтожна: она колеб­лется от сотых долей процента (Северный и Архаринский) и до 7 % (Сучан­ский). Лишь на юге Приморья имеются небольшие отдельные лесхозы, в составе лесопокрытой площади которых доля кедра возрастает до 10— 20% (Шкотовский, Тетюхинский и Суйфунский), а у двух лесхозов даже по 40% и немногим более. Лесхозы этой группы либо расположены на по­бережье моря, либо в предгорьях Сихотэ-Алиня и других горных систем, включая прилегающие к последним лесостепные и лесо-лугово-болотные равнины. Исключением является Комсомольский лесхоз, материковый по положению и среднегорный по характеру поверхности, но в пределах которого кедр достигает северных границ своего распространения.

По степени освоенности территории (лесным хозяйством и лесной про­мышленностью) эти лесхозы отчетливо делятся на 2 группы. Все лесхозы Приморского края (первые 10 по приведенному выше списку), а также Хабаровский и Биробиджанский Хабаровского края и Архаринский Амурской области обладают сильно растроенным лесным фондом в связи с давними промышленными рубками, интенсивно проводившимися еще до Октябрьской социалистической революции, частыми и сильными лесными пожарами, неоднократно случавшимися еще в далеком прошлом. Кроме того, территория всех упомянутых лесхозов Приморского края относится к пространствам, в пределах которых (Арсеньев, 1921, 1923) в далеком прошлом (VII—XVI вв.) располагались государственные образования аборигенных маньчжуро-тунгусских племен, сельскохозяйственная куль­тура которых оказала серьезное преобразующее влияние на весь природ­ный ландшафт.

В значительной части лесной фонд их входит в состав лесов II и I групп. Крупных лесопромышленных предприятий в их границах немного, а не­большие изолированные массивчики и участки кедровых лесов, встре­чающиеся местами, для лесной промышленности (за немногими исключе­ниями) особого интереса не представляют.

Другую подгруппу слагают лесхозы Хабаровского края: Комсомоль­ский, Северный и Советский. Они располагаются на северной периферии ареала кедра, причем Северный и Советский характеризуются ничтожной долей участия кедра в сложении лесного фонда, не более 1.5% от лесопо­крытой площади.'2 Кедровники Комсомольского лесхоза, концентри-

1 В данных учета лесного фонда для него леса с господством кедра не показаны,
но они фактически встречаются небольшими площадями, например в заповеднике
«Кедровая падь» и в верховьях р. Монгугай.

2 Данные учета лесного фонда о наличии в Северном лесхозе эксплуатационных
запасов производственных сортиментов кедра (табл. 4) явно ошибочны и не соответ­
ствуют данным о площадях и общих запасах древесины в лесхозе, которые выявлены
сравнительно точно.

4 Труды Дальневост. филиала, т. II

50 РОЛЬ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ В СЛОЖЕНИИ ЛЕСНОГО ФОНДА.

рующиеся в его южной части (вблизи долины Амура), по абсолютным раз­мерам площади и запасам древесины имеют интерес для эксплуатации, которой они, однако, затронуты еще относительно умеренно. Эти кедров­ники входят в состав лесов III группы.

4. Остальные 14 лесхозов по значению имеющихся в их составе кедро­вых лесов составляют промежуточную и весьма неоднородную группу. Занимаемые ими пространства можно условно назвать «областью разобщенных крупных массивов кедровых лесов», так как в пределах ее обширные слитные пространства, покрытые кедровни­ками, чередуются с пространствами, где они встречаются редко или отсутствуют совершенно. Она объединяет около 36% общедаль­невосточной площади кедровых лесов, столько же процентов общих запасов древесины, заключенных в них и до 38% эксплуатационных запасов производственных сортиментов кедра. В каждом из лесхозов этой области сосредоточено от 1 до 4.5% площадей и общих запасов кедровников; по запасам особенно выделяются Улахинский и Оборский лесхозы. Доля участия кедра в сложении лесного фонда колеблется в широких пределах — от 7.8 (Хунгарийский) до 54.4% (Оборский). В среднем наиболее низкими показателями характеризуются лесхозы, расположенные у северной границы распространения кедровых лесов (помимо Хунгарийского, еще Тернейский, Кур-Урмийский, Литовский, отчасти Нижне-Тамбовский); наивысшими — лесхозы материковых склонов Сихотэ-Алиня (группа так называемых Верхне-Уссурийских лесхозов — Улахинский, Фудзинский, Даубихинский, Анучинский и Уссурийский, а также Вяземский и Оборский); промежуточное положе­ние между ними занимают лесхозы Биробиджана, расположенные на скло­нах Малого Хингана (Ленинский и Бнрский). Исключая Тернейский лесхоз, приморский по своему положению, все остальные являются материковыми.

В пределах упомянутых лесхозов в настоящее время сосредоточены наиболее крупные лесопромышленные предприятия южной половины Дальнего Востока, подвергающие усиленной эксплуатации массивы кедровых лесов. Последние в значительной части относятся к III группе лесов, но в Верхне-Уссурийских лесхозах (кроме Фудзинского), Вя­земском и Бирском некоторая (меньшая) часть входит в состав лесов II группы. Почти по всем лесхозам (кроме Ленинского и Оборского) вдоль рек выделены защитные леса, приравненные по режиму к. лесам I группы. Надо заметить, что кедровые массивы лесхозов, расположенных на мате­риковых склонах Сихотэ-Алиня, непосредственно прилегают к массивам первой из упомянутых областей — «максимальной концентрации кедро­вых лесов». В целом они образуют единый крупный сихотэ-алинский материковый массив кедровых лесов, протянувшийся от истоков Уссури (верховья pp. Улахе и Даубихе) на юге до среднего течения р. Хунгари и бассейна pp. Тудур и Мачтовая на севере. Целостность его оказалась нарушенной лишь с периферии в результате воздействия интенсивных рубок и лесных пожаров не только за последние 50—60 лет, но и на бо­лее ранних этапах освоения человеком природы этой страны.

■ Сообщенные сведения о распределении кедровых лесов по территории Дальнего Востока, основанные на анализе данных одного только учета лесного фонда, уже намечают вчерне схему географических закономер­ностей. Детализации и уточнению ее посвящена следующая глава.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница