Дальневосточного филиала имени в. X комарова



страница4/24
Дата10.05.2016
Размер5.51 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

Тип леса.

(Тип леса.)

Лесное сочета­ние, тип дре­востоя (тип насаждения).

Вариация типа

леса. Тип леса.

(Тип леса). Формация,

Тип леса.

Ассоциация.

Группа ас­социаций.

Класс ассо­циаций.

Формация.

Топографиче­ски замещаю­щая ассоциа­ция, вариант ассоциации.

Ассоциация.


Группа (ком­плекс) типов насаждений.

Тип лесной ра­стительности.



Флористиче­ский комплекс лесов.

Примечания. 1) Жирным шрифтом показаны основные единицы классифика сивом — признаваемые, но неиспользуемые авторами в их работах единицы. 2) Зна (хотя бы и не при характеристике кедровых лесов), но оставленные без обоснования в тех случаях, когда автор в отступление от своих теоретических позиций непроиз широкий объем его единицы позволяет сравнивать ее с единицами разных градаций




Таблица 2 ся авторами, предложившими классификации кедровых лесов Дальнего Востока

Комаров, 1917


гические классификации

В
Кабанов, 1937


. Васильев, 1937

Сочава, 19446, 1946

Ландшафт но-ботаниче-ские классификации

Савич, 1928, 1930

Характеристика единиц


Ассоциация.

(Ассоциа­ция.) (Ассоциа­ция).

Группа ас­социаций.

Формация.



Тип леса.

Группа ти­пов леса.

(Группа ти­пов леса).

Формация.



Ассоциация.

Группа ас социаций.

(Формация) (Формация)

Фация, суб­формация.

Класс фор­мации.

Фратрия формации.

Тип расти­тельности.

Тип расти-тельно-

Ассоциация.

Тип расти­тельного покрова.

Фация (1930), фло­ристическая область

(1928).



  1. Низшая, элемен­
    тарная единица,
    устанавливаемая по
    физиономическим
    признакам расти­
    тельности.

  2. Комплексная еди­
    ница, выделяемая
    по господствующей
    породе и по особен­
    ностям условий ме­
    стопроизрастаний,
    учитываемых пря­
    мо или косвенно
    (через экологиче­
    ский облик расти­
    тельности).

III. Единица, выде­
ляемая по господ­
ствующей породе.

IV. Сверх- и внутри-


формационные
вспомогательные
подразделения, от­
ражающие измен­
чивость формаций
или группы их, в
пределах ареала
распространения в
связи с разнообра­
зием лесорастит
тельных условий
(рельеф, климат).

V. Крупные объе­


динения раститель­
ности, объединяю­
щие формации по
сходству требова­
ний господствую­
щих пород к усло­
виям физико-гео­
графической среды
зонального значе­
ния (климат).

ций; светлым шрифтом—следующие по значению и вспомогательные единицы; кур­ком -f показаны единицы соответствующего ранга, используемые авторами в работе и не названные особым термином. 3). В скобки взяты классификационные единицы вольно расширял объем ее при описании конкретных группировок (В. Васильев) или в классификациях других авторов (Ивашкевич, Кабанов, Сочава).


ОБЗОР КЛАССИФИКАЦИЙ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

им же сделана первая попытка построить единую классификацию дальне­восточных лесов (1927а) и разработать систему ее единиц (1933). Лесо-типологические воззрения Ивашкевича основаны на творческом при­менении в специфичных дальневосточных лесорастительных условиях и к своеобразным лесам классических идей морозовского учения о типах насаждений с их дальнейшим развитием в направлении учета закономер­ностей динамики леса (классификация 1933 г.). Последнее выразилось главным образом в установлении закономерностей возрастных смен в ке­дровниках, в связи с чем выдвинуто представление о типе леса как о есте­ственном комплексе стадиально-родственных «лесных сочетаний», объ­единенных общностью условий местопроизрастания. Взе три варианта классификации Ивашкевича были основаны на учете производствен­ного опыта местных лесоводов и нашли применение в лесном произ­водстве (лесоустройстве) своего времени. Недостатками последнего варианта (1933) являются: схематизм во всех частях, неполнота и односторонность характеристик типов леса, несовершенство системы .клас­сификационных единиц, недостаточное использование при построении классификации собственных прогрессивных положений, развитых к тому же фрагментарно.

Тем не менее, классификация Ивашкевича в редакции 1933 г. должна рассматриваться как наиболее совершенная из всех предложенных и как исходная при построении единой классификации лесов Дальнего Востока, отвечающей современным требованиям науки о лесе и лесного производ­ства. Необходимый для этого фактический материал содержится в поздней­ших лесотипологических работах лесоводственного и фитоценологического характера по отдельным лесным массивам Дальнего Востока.

2. Ландшафтно-ботанические классификации, возникшие почти одно­


временно с лесоводственными, были рассчитаны на использование их при
рекогносцировочных мелкомасштабных исследованиях, имевших целью
предварительную оценку территории для ее сельскохозяйственного исполь­
зования.

Отсутствие теоретического обоснования принципов классификации, односторонность и узость применявшихся методов изучения раститель­ности и грубость классификационных построений привели к потере ими научной и производственной значимости, как только возникла потреб­ность в более детальном и глубоком познании закономерностей жизни растительного покрова.



  1. Возникновение на Дальнем Востоке фитоценологического направ­
    ления в изучении лесной растительности и появление фитоценологиче-
    ских классификаций способствовали расширению и углублению знаний
    о закономерностях распространения, жизни и развития лесов и резкому
    увеличению объема фактических данных. Однако предложенные рядом
    авторов фитоценологические классификации в свою очередь не могут
    удовлетворить запросы современного лесного хозяйства, и ни одна из
    них не равноценна лесоводственной классификации Ивашкевича. Авторы
    этих классификаций свели свою задачу либо к инвентарной описи неко­
    торой части лесных группировок различного классификационного ранга
    (Кабанов), либо дали классификации, не равноценные во всех частях и
    с произвольно-субъективным объемом низшей и основной единицы
    (В. Васильев), либо перенесли центр внимания на высшие объединения
    растительности с построением классификационной схемы теоретического
    значения (Сочава).

  2. Общим недостатком классификаций всех разновидностей и всех
    авторов, кроме Ивашкевича (1933) и Вильямса (1930), выраженным в раз-

ОБЗОР КЛАССИФИКАЦИИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 39

ной степени, является недооценка ими резкой и быстрой изменяемости леса во времени, в процессе его развития. Признание изменяемости леса во времени отражается в классификациях лишь путем выделения корен­ных (основных) и производных группировок. Притом типы леса характе­ризуются признаками и свойствами, присущими спелым и перестойным насаждениям или близким к ним по возрастным стадиям развития древо­стоя. Начальные стадии развития (молодняки—приспевающие древостой) и стадии разрушения, коротко-производные и большинство дли­тельно-производных группировок, как правило, классификациями не охва­тываются. Даже Ивашкевич (1933), ярко показавший в своих теоре­тических представлениях динамичность лесной растительности, не сумел отразить ее в самой классификации и в конкретных описаниях типов леса.



  1. Несмотря на различия в теоретических взглядах и в подходах к ре­
    шению классификационной проблемы, авторы всех классификаций кед­
    ровых лесов Дальнего Востока сознательно или стихийно придерживались
    материалистического положения о взаимозависимости лесной раститель­
    ности и условий ее местопроизрастаний (среда). Даже авторы, при­
    знававшие положение А. П. Шеиникова «классифицировать раститель­
    ность только по признакам самой растительности» (1938), на практике,
    при описании и классификации кедровых и других лесов Дальнего
    Востока, не следовали этому одностороннему принципу, а прямо или
    косвенно учитывали среду местопроизрастания леса и использовали ее
    признаки при диагностике выделявшихся ими конкретных «ассоциаций»
    и тому подобных единиц. Это обстоятельство позволяет, игнорируя
    теоретические расхождения между охарактеризованными направлениями
    в лесной типологии и их сторонниками на Дальнем Востоке, без колеба­
    ний вести сопоставление по объему и содержанию, описанным в литера­
    туре, различных подразделений кедровых лесов, ориентируясь исклю­
    чительно на фактические описания и характеристики последних.

  2. Сопоставление 11 классификаций кедровых лесов, предложенных
    разными авторами, показывает крайнее обилие терминов, употребляв­
    шихся для обозначения классификационных единиц разного ранга
    (22 термина). Нередко одним и тем же термином обозначаются разные по
    •объему и содержанию единицы и, наоборот, разные термины употреб­
    ляются для равноценных понятий. Тем не менее и вопреки различию в тео­
    ретических позициях и оттенках взглядов авторов классификаций, срав­
    нение конкретных описаний кедровых лесов различного классификацион­
    ного ранга, приводимых ими, позволяет свести это разнообразие терминов
    я понятий всего к 5—6 единицам.

а) Всеми без исключения авторами употребляется крупная клас­
сификационная единица, устанавливаемая по породе, господствующей
{преобладающей) в составе древесного полога (кедр или кедр совместно
с какой-либо согоеподетвующей лиственной). Оценку господства — пре­
обладания — лесоводы производят «по массе», фитоценологи и ботанико-
географы в большинстве случаев — «по обилию». Почти всеми авторами
эта единица называется формацией (или оставляется без названия)
и рассматривается как одна из важных классификационных единиц,
к которой относятся выводы общего порядка.

б) Большинство авторов (кроме Комарова) выделяют крупную еди­


ницу меньшего ранга, нежели формацию, получившую наибольшее ко­
личество разных наименований. Это основная единица лесоводственных
классификаций — т и п леса, —единица, комплексная по содержанию,
устанавливаемая по породе (породам), преобладающей (преобладающим)
на стадии спелости древостоя и по характеру условий местопроизрастаний

40 ОБЗОР КЛАССИФИКАЦИЙ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

леса. Последние лесоводами определяются по рельефу и другим непосред­ственным признакам и свойствам местопроизрастаний, фитоценологами — косвенно учитываются через эколого-флористический состав нижних ярусов. Многими авторами она подразделяется на 2 единицы — более мелкую (тип леса Ивашкевича, 1933) и более крупную, объединяющую несколько предыдущих (тип насаждений Ивашкевича, 1915, или класс ассоциаций Колесникова). При разделении их, прямо или косвенно, учитывается степень однородности условий местопроизрастаний.

в) Рантом ниже типа леса идет низшая и элементарная единица рас­


членения лесной растительности. Признается и учитывается большинством
авторов, но выделение ее считается обязательным только ортодоксальнымрг
фитоценологами, в классификациях которых ей отводится роль основной
единицы (ассоциация). При ее описании в основном учитываются при­
знаки самой растительности — господствующая порода (породы) и ви­
довой состав нижних ярусов, в наименовании наблюдается разнобой лишь
немногим меньший, чем в случае с типом леса (6 терминов).

г) Между формацией и типом леса некоторыми авторами, разрабаты­


вавшими классификации для обширных территорий (Ивашкевич, Сочава,
Колесников, В. Васильев), выделяются вспомогательные классификацион­
ные единицы, числом 1—2, объем и содержание которых обоснованы не­
достаточно. Они отражают различия либо в физико-географических усло­
виях (преимущественно климат) отдельных частей формации (фация и
субформация Сочавы), либо в крупных особенностях топографического
положения типов лесов (группа типов насаждений и тип лесной расти­
тельности Ивашкевича). В последнем случае она иногда трактуется одно­
временно и как сверхформационная единица, объединяющая типы лесов
из разных формаций (горные и долинные леса Ивашкевича и аналогич­
ные подразделения других авторов).

д) Наконец, высшей классификационной категорией единиц сверх-


формационного ранга, выделяемой только Ивашкевичем, Сочавой и
ботанпко-географами, являются единицы, объединяющие разнородные
формации (по Сочаве и нелесные по характеру доминаптов), характерные
для определенной ландшафтно-географической зоны (или флористиче­
ской области по Комарову и Ивашкевичу) и родственные по происхо­
ждению. Общие свойства лесных формаций в пределах такого крупного
объединения определяются ведущими особенностями физико-географиче­
ских условий зоны (области), прежде всего климатическими.

Как видим, все эти единицы являются естественными. Анализ их с до­статочной определенностью показывает путь решения нашей задачи •— построения системы единиц, достаточной для всесторонней разработки единой классификации лесов Дальнего Востока. На примере кедровых лесов необходимо:



  1. проверить надобность выделения каждой из упомянутых единиц,
    отбросив ненужные, и добавить, если потребуется, дополнительные;

  2. уточнить или обосновать, в меру необходимости, содержание,
    объем и диагностические признаки каждой единицы, обратив особое вни­
    мание на установление границ между ними, определенных в такой сте­
    пени, чтобы но возникло затруднений при отнесении к ним любого на­
    саждения, с которым может встретиться исследователь;

  3. построить с их помощью классификацию кедровых лесов, которая
    в соответствии с ранее сформулированными требованиям дала бы воз­
    можность показать сходство и различия между отдельными категориями
    кедровников, выявить их взаимозависимость от условий окружающей среды,
    показать закономерности пространственного распределения и развития;

ОБЗОР КЛАССИФИКАЦИЙ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 41

4) наконец, проверить удовлетворительность полученной классифи­кации путем решения с ее помощью вопроса, существенно важного для организации правильного лесного хозяйства в кедровых лесах и волную­щего производство, например вопроса о способе главной рубки.

Такова программа работы. Но прежде чем приступить к ней, позволю сформулировать некоторые общие положения о лесе, являющиеся исход­ными и не требующими специального обоснования.

1. Лес является сложным и динамичным единством живой (расти­


тельные и животные организмы) и неживой (условия их существования)
материй, находящихся между собой в состоянии разнообразных взаимо­
действий и взаимоотношений, составляющих содержание процессов его
жизни. Г. Ф. Морозов писал, что «тот, кто не только хочет понять ее
(жизнь леса,—Б. К.), но и овладеть ею, влиять на нее, регулировать ее
проявления, тот не должен терять чувства действительности, не должен
терять из виду сложность, многогранность, взаимную обусловленность
и связанность жизненных явлений» (1928, стр. 202). В другом месте он
отмечал, что «в сущности говоря, лес не есть только сообщество древес­
ных растений, объединенных взаимодействием друг на друга, а есть более
широкое понятие всех присущих лесу живых существ, объединенных взаим­
ной зависимостью, взаимным влиянием, в связи с условиями среды. Эти
условия гармонируют, соединяют во взаимное целое разнообразные
элементы жизни» (1918, стр. 169).

Чтобы действительно в совершенстве познать лес и овладеть зако­нами его жизни, необходимо в соответствии с общим указанием диалекти­ческого материализма изучить все его стороны, все связи и опосредство­вания.

2. Все разнообразие природных лесообразующих факторов, опреде­
ляющих важнейшие признаки и свойства леса и характер процессов его
жизни в конечном итоге сводятся к двум основным и первичным —
к биологическим свойствам древесных пород и к условиям среды их суще­
ствования при ведущем или диктующем значении последней, т. е. среды.
Это положение, отчетливо сформулированное еще Морозовым, содержит
в себе как следствие его второе, хорошо известное представление 6 том,
что «лес есть не только биологический феномен, но и географический»,
или что «лес — явление географическое» (1914).

Следовательно, все свойства и признаки леса изменяются в простран­стве в соответствии с законами изменения свойств среды. В частности, они подчиняются законам зональности природных явлений, обоснован­ных В. В. Докучаевым (1899) и развитым в последующем русскими гео­графами и лесоводами.

Среда существования леса (или условия его местопроизрастания, или также лесорастительные условия) слагается из сложного сочетания раз­личных взаимозависимых экологических факторов, точнее их режимов, делящихся, по В. Р. Вильямсу, на две крупных категории, с последующим разделением на группы — факторы космические (свет и тепло) и факторы земные (влага и элементы пищи). Взаимодействия их между собой и с лесной растительностью обусловливают рост и развитие леса и осуществляются в пространстве и во времени; они проявляются на конкретном участке земной поверхности, занимаемом лесом, и изменяются по величине и зна­чению каждого фактора не только по сезонам, от года к году и в вековых циклах, но и в зависимости от возраста древостоя леса. Формой взаимо­связи менаду факторами среды (факторы жизни растений), между ними и лесной растительностью является участок земной поверхности, на ко­тором лес произрастает определяемый в своих внешних признаках топо-

42 ОБЗОР КЛАССИФИКАЦИЙ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

графическими и геоморфологическими показателями элемента рельефа, к которому он (участок) относится (тип, подтип, форма рельефа и т. д.).

В условиях конкретного участка леса не все экологические факторы среды оказывают одинаковое решающее влияние на жизненные процессы, совершающиеся в его границах, и не одинаково постоянное в разные пе­риоды роста и развития леса. Среди них необходимо различать факторы диктующие (ведущие), определяющие своими величинами и характером изменений во времени (режимом) основные закономерности роста и развития леса, и факторы подчиненные, зависящие от диктующих и оказывающие меньшее влияние. Диктующее или подчи­ненное значение каждого конкретного фактора на данном конкретном участке поверхности не остается постоянным; оно меняется в связи со сменой характера и размеров требований растений к ним в процессе стадий­ного возрастного развития и с изменением величин и относительных со­отношений между ними во времени (по сезонам, от года к году, и т. д.).

Только различая среди разнородной суммы факторов диктующие факторы и оценивая их роль и значение во времени, при анализе законо­мерностей распространения, роста и развития леса можно избежать коль­цевых зависимостей, из которых соткана его сложная и многогранная жизнь.

3. Специфичной особенностью леса, отличающей его от других анало­


гичных явлений природы (луг, болото, степь, тундра и т. п.) и придающей
ему качественное своеобразие, является наличие древостоя. Древостой,
или древесный полог (ярус), образованный деревянистыми многолет­
ними растениями, способными выносить свои ассимилирующие органы
выше остальных растительных организмов, входящих в состав леса,
составляет необходимую и обязательную принадлежность его. Без древо­
стоя нет леса!

Но без древостоя может существовать потенциально лесная среда (потенциально-лесные местопроизрастания), занятая другими ти­пами растительности, как следствие гибели древостоя в силу различных при­чин или благодаря тому, что древесные растения из-за исторических усло­вий своего расселения не успели еще внедриться в нее. Для осуществле­ния лесных потенций таких местопроизрастаний необходимо либо время, достаточное по своей продолжительности для естественного заселения их древесными растениями, либо активное вмешательство человека, благо­приятствующего расселению или искусственно расселяющего их. Человек, кроме того, путем целеустремленных воздействий на географический ланд­шафт, через его изменение и преобразование, в состоянии создать лесную среду (лесные местопроизрастания) и лес там, где в природных условиях нет и не было в прошлом естественных предпосылок для их существования.

4. Лес как всякое природное явление находится в состоянии непре­
рывного развития, изменения, самодвижения. Источник развития заклю­
чается в противоречиях, возникающих между растительными организ­
мами, с одной стороны, и условиями их существования (среда), с другой,
так как «сами растительные формации накопляют в обитаемой ими среде
такие свойства, которые неизбежно должны привести к изменению усло­
вий среды» (Вильяме, 1949, стр. 213). Развитие леса идет путем накопле­
ния мелких количественных изменений условий среды, возникающих
в процессе его жизни. «Накопляясь, эти изменения неминуемо приводят
к глубоким качественным различиям, которые в геологической перспек­
тиве мы воспринимаем как эволюцию. Плавность ничтожных количе­
ственных изменений часто ускользает от нашего внимания. Мы их вос­
принимаем лишь тогда, когда они сложились в качественное различие,
в скачок. Качественные различия скачков мы и воспринимаем как револю-

ОБЗОР КЛАССИФИКАЦИЙ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 43

ционные моменты эволюции» (стр. 57). Приведенные высказывания В. Р. Вильямса по поводу почвообразовательного процесса целиком отно­сятся к процессу лесообразовательному и к явлениям так называемых «смен древесных пород», так как оба они представляют собой лишь разные взаимообусловленные стороны более широкого процесса эволю­ции географического ландшафта и еще более общего —«беспрерывного процесса эволюции жизни на земной поверхности». И как почвообразо­вательный процесс, по Вильямсу, являясь спирально-цикличным по своему характеру, слагается из последовательного чередования качественно различных стадий, фаз и периодов, так и лесообразовательный, подчи­няясь тем же общим законам развития природы, расчленяется на периоды, этапы, стадии, фазы и тому подобные качественно отличные друг от друга звенья, через которые проходила, проходит и будет проходить свой цикл развития растительность каждого участка земной поверхности, пока на нем сохраняются условия, пригодные для произрастания древесных пород.

Каждое лесное насаждение представляет собой относительно кратко­временное звено в длинной цепи (ряду) развития растительности данного участка территории. В его составе участвуют отмирающие элементы прош­лых стадий развития, благоденствующие — настоящей стадии и содержатся зародыши близкого будущего, находящиеся между собой в динамичных противоречивых отношениях.

Основная научная задача лесовода, изучающего лес, заключается в познании конкретных законов его развития, в раскрытии противоречий, присущих лесу как всякому природному явлению.

Только на основе правильно понятых и раскрытых законов развития леса возможен обоснованный прогноз и научные предвидение и предска­зание, составляющие конечную цель и содержание любой науки. Очевидно, что эти же законы развития лесов должны найти отражение в классифи­кации их типов.

В этой связи заслуживает упоминания тот факт, что подобное требо­вание к классификации типов леса было выдвинуто еще на заре возник­новения лесной типологии одним из ее пионеров П. П. Серебренниковым _{1913), утверждавшим, что научная классификации типов насаждений должна быть выработана на основании изучения процессов его возникно­вения и одновременно отражать все этапы жизни насаждения. Эта же мысль лежала в основе лесотипологических исследований Ивашкевича на Дальнем Востоке, найдя, как отмечалось выше, отчетливое отражение в его последней формулировке понятия тип леса (1933).

5. Лес — не только явление биологическое и географическое, но одно­временно часть природных ресурсов и объект разнородного хозяйствен­ного использования. Человек с его хозяйственной деятельностью является лесообразующим фактором, стоящим вне других упомянутых выше фак­торов (экологическая среда и древесные породы). Со времени своего по­явления на земле человеческое общество оказывает целенаправленное и стихийное, прямое и косвенное преобразующие воздействия на ход лесо-образователышго процесса и на жизнь леса. Исследователь обязан все­мерно учитывать прошлую преобразующую роль человека на жизнь леса, проверять свои научные выводы на имеющемся опыте производственного освоения лесов и не упускать из виду практическую сторону исследова­ний. Конечная цель любой формы познания жизни леса, в том числе по­строения классификации его типов, — облегчить процесс всестороннего освоения лесных ресурсов и направленного преобразования их в инте­ресах социалистического общества.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница