Дальневосточного филиала имени в. X комарова



страница14/24
Дата10.05.2016
Размер5.51 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24

15»

и многими лиственными породами, иногда ему едва удается завоевать относительное преобладание.

Грабовые кедровники распространены в Приморском крае только в бассейне рек залива Петра Великого (к западу от р. Судзухэ), за пределы



Рис. 11. Группа подроста кедра в кленово-лещинном кедровнике с липой и дубом. (Фот. Д. Г. Кононова).

которого к северу и востоку не выходят; типичны для Южноприморской лесорастительнои провинции. Невидимому, более характерны для при­легающих к СССР пространств Северо-Восточного Китая и Северо-Запад­ной Кореи (бассейн рек Сунгари, Тумань-ганга и Ялу-цзяна). В СССР грабовые кедровники почти исключительно связаны со средними частями склонов гор, преимущественно северных (теневых) экспозиций, оставляя долины рек, верхние части склонов и южные экспозиции в районах своего



160 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

распространения за типичными кедровниками. В сильной степени по­страдали от пожаров и рубок. Лучше всего сохранились в верховьях pp. Майхэ-Шкотовской и Супутинки, где вместе с ними местами распро­странены чернопихтово-широколиственные леса с господством в древо­стое цельнолистной пихты. Последние типичнее для остатков лесов в Хасанском районе, где грабовые кедровники встречаются редко. Ука­зать четкие и ясные признаки, на основании которых можно было бы с уверенностью разграничивать в природе насаждения грабовых кедров­ников и чернопихтарников на всех стадиях их развития, в настоящее время невозможно. Лишь углубленное изучение закономерности разви­тия их древостоев позволит найти четкие критерии для такого разграни­чения. Возможно, что некоторые чернопихтарники окажутся всего лишь определенными стадиями возрастного и восстановительного разви­тия грабовых кедровников.

Для северных кедровников (кедровников с пихтой, елью и лиственницей) характерно постоянное присутствие в древостое таежных древесных пород, сопутствующих кедру, частично замещающих в этой роли лиственные породы и последовательно вытесняющие кедр или ослабляющие его позиции в процессе возрастных и вековых смен. Среди лиственных пород заметно усиливается роль мелколиственных (маньчжурская и желтая березы, осина), тогда как широколиственные — дуб, ясень и липа Таке (другие виды лип редки) — несколько отхо­дят на задний план, сохраняя свое лесообразующее значение лишь при определенных условиях местопроизрастания. В частности березы (осо­бенно маньчжурская) и осина, местами лиственница приобретают важное значение при восстановительных сменах после лесных пожаров (пиро-генные смены). В составе компонентов кедровников сокращается коли­чество типичных для них мезофильных «маньчжурских» видов растений за счет возрастания видов психромезофильных, таежных. Характерно некоторое ослабление роли травяного покрова за счет мохового. Весьма показательно усиление среди папоротников таежных видов Dryopteris amurensis, D. dilatata, Phegopteris Linnaeana и др.) при полном исчез­новении или резком сокращении южных форм (D. wladiwostokensis, Adiantum pedatum) и др.

Северные кедровники преобладают на территории северной части ареала формации (начиная с бассейна реки Иман ) и вблизи верхней границы ее распространения, будучи характерными для Амуроко-Уссурийской лесорастительной провинции. Довольно далеко прони­кают на юг по инверсионным участкам долин рек, по ветробойным северным склонам и по вершинам гор, вторгаясь в пределы районов, занятых типичными кедровниками. Они представлены там особыми кли­матическими вариантами (обогащение широколиственными породами и южными теплолюбивыми видами растений в составе нижних ярусов) соответствующих типов леса, нормально распространенных значительно севернее и выше. Постепенными и слабо выраженными переходами свя­заны с кедрово-еловыми и аянско-елово-широколиственными лесами, в составе которых объединяются типы леса, переходные от кедровников к ельникам. В качестве условного разграничительного признака между кедровниками и этими формациями мною принимается доля участия кедра в составе господствующего полога древостоя на стадиях спелости и близких к ней стадий приспевания и перестойности. Если доля участия кедра составляет 0.4—0.5 и более, мы имеем кедровники; если менее 0.4—0.5 — кедрово-еловые или елово-широколиственные леса. Спелость оценивается по возрасту господствующего поколения кедра.

ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 161

В типологическом отношении северные кедровники изучены недоста­точно, и при современном уровне знаний построить для них стройную классификацию типов леса еще невозможно.1



ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ, ИХ ПОЧВЕННО-ГИДРОЛОГИЧЕСКИЙ И КЛИМАТИЧЕСКИЙ РЕЖИМЫ

Однообразное строение поверхности (горно-долинный ландшафт) на протяжении всей области распространения кедровых лесов на Дальнем Востоке является причиной закономерной повторяемости в пределах каждой из упомянутых частей ее одних и тех же, сходных по топографи­ческому положению и происхождению форм и элементов рельефа. Клима­тический режим таких местопроизрастаний кедровников в каждой части ареала последних имеет свои специфичные особенности, но основные за­кономерности изменения их под влиянием природных факторов остаются в значительной степени сходными (интенсивность денудации для горных склонов, степень аллювиалыюсти для речных террас, режим грунтовых и почвенных вод и т. д.). Отличаясь в признаках, зависимых от макро-климатических факторов географической среды, типы кедровых лесов на подобных, одноименных по формам рельефа местопроизрастаниях имеют некоторые общие особенности, обусловленные сходством факторов гидрогеоморфологических. Их, следовательно, можно рассматривать как климатически (фациально) замещающие типы леса. Поскольку форма рельефа является наиболее важным признаком усло­вий местопроизрастания и может рассматриваться как синтетическое выражение суммы природных факторов, характерных для них, класси­фикация типов леса, построенная с учетом рельефа для какой-либо од­ной климатической фации, в основных чертах должна повторять клас­сификации для остальных. Это и подтвердилось на примере кедровников. Например, во всех трех фациях кедровники крутых южных склонов, отличаясь по ряду признаков, зависящих от климата (состав сопутствую­щих кедру древесных пород и компонентов нижних ярусов), имеют между собой много общего (обязательное присутствие дуба как важнейшей со­путствующей породы, низкая производительность, маломощность и ске-летность почв, ясная выраженность эрозионных явлений и т. п.); то же можно отметить на примере кедровников надпойменных террас, кедров­ников гребней водоразделов и т. д. Это обстоятельство позволяет в даль­нейшем подробно останавливаться только на лучше изученных типах из фации типичных кедровников, указывая параллельно при их характе­ристике лишь специфичные фациальные особенности климатически заме­щающих аналогов из других фаций.

Вспомогательные понятия о климатических фациях и климатически замещающих типах леса позволяют исследователю выяснить особенности леса, зависящие от макроклиматических условий отдельных частей ареала формации. Столь же вспомогательное понятие о геоморфологическом комплексе типов леса позволяет решить эту задачу в зависимости от осо­бенностей гидрогеоморфологического режима местопроизрастаний типов леса. В составе г е о морфологического комплекса объединяются типы лесаТ произрастающие на формах рельефа, относящихся по гео-мо£^оло1 и_чес кпм признакам к одному" из его крупных подразделений и категорий (подтипы и типы рельефа) и характеризующихся определен-

i Недавно опубликованная работа Н. В. Дылиса и П. Б. Виппера (1953) несколько облегчает эту задачу.

11 Труды Дальневост. филиала, т. II

162 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

ной направленностью процессов их формирования под преобладающим влиянием какого-то одного ведущего или диктующего гидрогеоморфоло­гического фактора. Например, на горных склонах формирование поверх­ности идет под постоянным воздействием процессов эрозии в различных ее видах и проявлениях, а в горных долинах решающая роль в эволюции форм рельефа принадлежит созидающей и разрушающей деятельности постоянного водного потока реки и т. д. Установив особенности каждой крупной категории форм рельефа, с которой закономерно связаны опре­деленные типы леса, и поставив их во взаимообусловленную связь с осо­бенностями свойственного им лесообразовательного процесса, мы полу­чим возможность более глубокого и всестороннего познания последнего и овладения им.

Для кедровых лесов как формации горно-долинного ландшафта таких геоморфологических комплексов типов леса устанавливается три: кедро­вые леса горных склонов и возвышенностей (горные кедровники), кедро­вые леса современных террас широких долин рек и крупных речек-клю­чей (долинные кедровники) и кедровые леса древних озерно-аллювиаль-ных террас («увалы») предгорий горных систем и окраин межгорных равнин (предгорные кедровники, или кедровники увалов). Напомню (табл. 2), что две первые категории кедровников (горные и долинные) выделялись Б. А. Ивашкевичем, начиная с его первой работы (1915), так же как принимались большинством последующих исследователей (Савич, В. и Я. Васильевы, Колесников и др.); последняя (кедровники увалов) впервые установлена В. Васильевым (1937) в предгорьях Малого Хингана. Классификационные единицы подобного характера применя­лись и как сверхформационные объединения группировок лесной расти­тельности, причем Ивашкевич предложил для них особый термин «тип лесной растительности» (1933), соответствующий термину «тип лесного массива» Морозова (1904, 1918). Ивашкевич в 1915 г. указал на принци­пиальное различие в процессах развития у лесов горных и долинных, однако в весьма общей форме и без специального обоснования (см. главу II).

Более детальные и разносторонние соображения о характере процес­сов развития растительности на горных и долинных местопроизрастаниях в условиях Дальнего Востока содержит упоминавшаяся работа В. Р. Виль-ямса (1930) по Биробиджану, применявшего для обозначения соответ­ствующих понятий термины «группа сообществ растительности» и «сооб­щества растительности».

Местопроизрастания горных кедровников весьма разно­образны в связи с различиями объединяемых ими форм рельефа по топо­графическому положению, абсолютной и относительной высотам, экспо­зициям, крутизне склонов и т. п. Но самыми общими чертами всех их являются: 1) положение на склонах гор и возвышенностей от их под­ножья до водораздельной линии; 2) близость к поверхности сильно вы­ветренных горных пород или их делювиальных скелетных наносов, под­стилающих почвы; 3) глубокое залегание грунтовых вод, находящихся в типичных условиях, вне досягаемости для корневых систем растений; 4) формирование почвенного покрова под постоянным воздействием процессов денудации, выражающихся главным образом в смыве, пере­носе и отложении водами поверхностного и отчасти внутрипочвен-ного стока мелких и крупных продуктов выветривания горных пород и почвообразования и выносе минеральных солей от водоразделов к до­линам, являющихся местными базисами эрозии (денудации).

Эрозионные явления, особенно плоскостной смыв (у подножий скло­нов еще и линейный размыв), в горных кедровниках протекают постоянно

ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ



и являются важным фактором почвообразования. На это обстоятельство почвоведы, изучающие горные почвы Дальнего Востока, обращали недо­статочное внимание или не придавали ему существенного значения. Лишь совсем недавно применительно к Дальнему Востоку М. А. Жу­кова (1946), Ю. А. Ливеровский (1946а) и Ливеровский и Колесников (1949) высказали соображения о крупном почвообразующем значении эрозии в условиях горно-долинного ландшафта, но без подробной кон­кретизации. Объяснение можно видеть в том, что в сомкнутых насажде­ниях с более глубокими почвами, к которым преимущественно приуро­чивались почвенные разрезы при изучении лесных почв Дальнего Востока, процессы смыва выражены в мало заметных формах, не бросающихся в глаза при беглом осмотре. Эрозия фиксируется только непосредственно после выпадания сильных ливневых осадков,1 выражаясь в образовании неглубоких струйчатых промоинок по линиям стока поверхностных вод и в смыве последними пылевато-мелкозернистых частиц из верхних слоев почвы в тех местах, где она недостаточно плотно прикрыта лесной под­стилкой или не скреплена корневищами трав. Подобные смывы, имеющие локальный характер, вскоре же после ливня маскируются опадом листвы или разрастанием травяного покрова и не привлекают к себе внимания наблюдателя. В более изреженных лесах, произрастающих у вершин гор и по крутым склонам, денудация выражена заметнее и присущая их почвам маломощность и скелетность находятся уже в явной зависимостя от нее, что и отмечалось рядом исследований (например Жукова, 1936, 1946). Еще большей силы эрозионные явления достигают после изрежи-вания сомкнутого господствующего полога древостоя в результате ветро­валов, пожаров и сильных рубок. Нередки случаи, фиксированные мно­гими лесоустроительными отчетами по лесам побережья Японского моря и отмеченные в других пунктах Приморья, когда на гарях и сплошных лесосеках в результате смыва почвы обнажается горная порода и на месте леса возникает голая каменная россыпь или щебнистая осыпь. Для греб­ней водоразделов и наветренных склонов видное место следует отвести, кроме смывов, еще и выдуванию сильными ветрами (преимущественно северными) мелкозема и даже мелких песчанистых частиц. На побережье Японского моря отмечены факты ячеистого выветривания лишенных растительности скал, идущего под воздействием сильных ветров, несу­щих мелкие песчинки, шлифующие горные породы (Овсянников, 1930). Подобным сильным степеням выраженности денудации и эрозионных явлений на почвах горных лесов Дальнего Востока тем не менее не при­давалось большого значения, поскольку причины их видели в незаконо­мерных «катастрофических» воздействиях внешних факторов. С учетом же изложенных выше особенностей возрастного развития кедровых наса­ждений, при котором стадии весьма сомкнутых древостоев чередуются со стадиями резко наступающей и значительной изреженности их, перио­дическое усиление денудационных процессов в свою очередь является неизбежной закономерностью и приобретает значение нормального и даже обязательного явления.2

1 Интенсивность ливней в южных частях Дальнего Востока весьма велика. Метеоро­
логическими станциями Приморского края зарегистрированы многочисленные, чуть,
ли не ежегодные случаи выпадения за отдельные сутки в течение июлясентября
свыше 150 мм осадков. ,

2 В последнее время существенное значение процессов эрозии в явлениях смен
лесной растительности на ветровальниках и на участках, покрытых усохшими древо-
стоями, подчеркивает А. И. Куренцов (1948, 19506 и др.); он же связывает усыхание
и ветровальность с последствиями гибели или ослабления жизнестойкости деревьев
от нападения первичных энтомовредителей, особенно короедов (для кедра — шести-

11*


164 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

С полным основанием можно заключить, что в результате умеренного постоянного, но длительного, и кратковременного периодически усилен­ного воздействия различных видов денудации почвы горных кедровников беспрерывно омолаживаются за счет выноса мелкозема и вовлечения в почвообразовательный процесс новых слоев выветривающейся горной породы. Сходные соображения были высказаны М. А. Жуковой (1936) при характеристике бурых горнолесных почв Супутинского заповедника и повторены в позднейшей работе (1946) о почвах Горнотаежной станции АН СССР при объяснении причин нахождения в горизонте А2 южных подзолистых почв на эродированных участках включений ортштейна, нормально наблюдаемых, как известно, только в горизонте В.

В нижних частях склона, где происходит частичная аккумуляция (кольматаж) сносимых сверху продуктов, «омолаживание» почв идет в связи с постоянным нарастанием ее сверху за счет поступающих делю­виальных наносов. Денудация на горных склонах как бы стабилизирует ход почвообразования, задерживая его в течение длительных промежут­ков времени на одних и тех же стадиях почвообразовательного процесса.

Напряженность и формы проявления ее не остаются, конечно, неиз­менными и постоянными на протяжении всего склона — от гребня водо­раздела до подножья. То же относится и к ряду других явлений, проте­кающих на склонах гор. Несколько схематизируя наблюдаемые законо­мерности, вдоль продольного профиля склона, занятого горными кедров­никами, отчетливо выделяются 3 полосы, отличающиеся по особенностям их денудационного режима.

По гребням водоразделов и на прилегающих к ним верхних третях склонов, отличающихся наибольшей крутизной (до 30° и более), явления денудации особенно заметны. Это — полоса сноса продуктов денудации (эрозии) быстро стекающими поверхностными водами, ветром и под дей­ствием силы тяжести. Почвенный покров формируется здесь на элювии горных пород или даже непосредственно на слабо выветренной (рухля­ковой) поверхности последней (фрагментарные или сильно скелетные почвы).

В средних, менее крутых, третях склонов располагается полоса сноса и транзита продуктов денудации, преимущественно водами поверхностного стока, имеющими несколько замедленные скорости (меньшие уклоны, сомкнутый травяной покров); происходит аккумуляция наиболее крупных и тяжелых продуктов выветривания в виде камня, крупного щебня и т. п. Именно в этих частях склона чаще всего располагаются нижние окраины осыпей и россыпей, спускающихся языками от гребней водоразделов и зарастающие здесь постепенно лесом. Почвенный покров развивается на делювиально-элювиальных продуктах при различных соотношениях между элювием и делювием. Скелетность и маломощность (фрагментар­ность) почв еще велика.

Наконец, в нижней трети на пологих подножиях склонов располагается полоса аккумуляции еще более легких продуктов денудации (песок, мел­кий щебень), сносимых сверху, и частичного размыва их местами линей-

зубый короед). Надо заметить, что Куренцов как энтомолог несомненно преувеличи­вает решающую роль короедов и других энтомовредтггелей в процессах разрушения древостоев кедровников и ельников Дальнего Востока, недооценивая того факта, что от них гибнут преимущественно перестойные деревья и поколения древесных пород в перестойных же насаждениях, характеризующихся ослабленной жизнестойкостью и подготовленные всем ходом своего возрастного развития к отмиранию. Вредители лишь ускоряют естественный процесс отмирания перестойного поколения деревьев, которое произошло бы и без их содействия, но может быть несколько позже и не столь быстро.

ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 165

ной эрозии. По нижней кромке склона делювиальные наносы опускаются в долину и перекрывают более или менее сплошным плащом аллювиаль­ные отложения прилегающих к ним терасс, маскируя резкость перехода от склона к речной долине. В долину выносятся наиболее легкие и мелкие частицы выветривания и почвообразования (ил), так же как и вымывае­мые почвенными и грунтовыми водами минеральные соли. Почвы нижних третей склонов формируются уже целиком на делювиальных наносах, погребающих коренные материнские породы или древний делювий. Количество скелета в механическом составе почвы заметно падает, а раз­меры его уменьшаются; возрастает мощность почв и ослабевает степень ее скелетности.

В сходных условиях оказываются и почвы высоких террас долин горных рек, прилегающие к склонам и перекрываемые сверху более или менее сплошными слоями делювия. Такие террасы, когда они являются остатками деятельности древних водотоков, целесообразно рассматривать в нашей схеме как непосредственное продолжение склона водораздельной возвышенности, а не как часть современной речной долины. Это даже необходимо, так как линия причленения их к склону возвышенности, как правило, так замаскирована процессами современной денудации, что может быть установлена только после специальных квалифицирован­ных геоморфологических исследований. На местности она плохо заметна и часто не обнаруживается явственными изменениями в составе и строении растительности.

В полосе сноса почвенные воды практически отсутствуют и наблю­даются в виде непостоянного и кратковременного тока только в моменты выпадения осадков; в полосе сноса и транзита они маломощны и пре­рывисты, наблюдаются преимущественно в дождливые периоды; в полосе аккумуляции — более устойчивы, но последовательно опускаются в ниж­ние горизонты почвогрунта и лишь у самого перехода склона в современ­ную долину, где частично пополняются глубинными грунтовыми водами, местами приобретают вполне постоянный характер, приближаясь к поверхности.

Подобная последовательность в смене денудационного режима и свя­занных с ним явлений (от вершины водораздела к окраине долины) имеет место как общая схема, далеко не всегда осуществляющаяся в действи­тельности. Не анализируя всех возможных причин наблюдающихся отклонений от этой схемы, укажу на самую общую и наиболее важную. Схема предполагает равномерную смену уклонов по продольному профилю склона: крутой выпуклый отрезок вблизи водораздела, прямой с меньшей крутизной в средней части и вогнутый пологий у подножья. Всякое, отклонение от такого строения профиля склона вызывает отклонения и нарушения в «нормальном» ходе денудации. В частности, весьма харак­терная для материковых частей Сихотэ-Алиня и окраин базальтовых плато ступенчатость профиля склонов гор обусловливает нередко накопление мелкого делювиального материала на сположенных участках вне зави­симости от их относительного положения над дном долины. С другой сто­роны, в случае подмывания подножий гор, ограничивающих ее современ­ную долину, или при обнажении круто поставленных пластов горной породы в нижней части склона резко и незакономерно возрастает их крутизна. Вместо аккумуляции сносимого сверху денудационного мате­риала происходит его дальнейший транзит в долину, а сам склон подвер­гается усиленной эрозии. Благодаря подобным и не столь уж редким отклонениям от схемы, при классификации горных типов местопроизра­станий, деление склона на упомянутые 3 полосы (трети) не является

166 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

исчерпывающим. При характеристике типов местопроизрастаний оно должно дополняться указанием на крутизну, происхождение подстилаю­щего почву материала, а в отдельных случаях на форму продольного про­филя (прямой, выпуклый, вогнутый, ступенчатый) в пределах характери­зуемого участка местности.

Охарактеризованные общие закономерности денудационного режима по отдельным частям склонов обусловливают некоторые общие особенности почвенного покрова под горными кедровниками: его скелетность, зависи­мость мощности от мощности и характера элювия и делювиальных наносов, легкий механический состав (супеси-суглинки) .при возрастании мелко-земистости вниз по склону, хорошую воздухопроницаемость и отсут­ствие условий для застоя почвенной влаги и возникновения устойчивых процессов заболачивания. В прямой связи с ними, а также со слабостью и прерывистостью, а у подножий склона удаленностью от поверхности тока почвенных вод находится малая влагоиасыщенность почв и тесная зависимость их водного режима от интенсивности и частоты выпадения атмосферных осадков. Поэтому оценки влажности почв горных кедровни­ков по всем горизонтам и во все времена года, за исключением периодов, непосредственно следующих за выпадением осадков, колеблются от очень сухих до умеренно влажных (свежих). Лишь при специфичных топогра­фических условиях (плоские широкие водоразделы плато, перегибы поло­гих склонов вблизи их подножий и пологие склоны в истоках ключей, где подходят к поверхности глубинные грунтовые воды или постоянно высачиваются почвенные и т. п.) горные почвы в течение значительной части вегетационного периода бывают устойчиво влажными, а временами мокрыми (временно переувлажненными).

В засушливые периоды года (весна, осень), особенно в годы летних засух, почвы на всех местопроизрастаниях горных кедровников пересы­хают настолько сильно, что произрастающие на них мезофильные рас­тения испытывают резкий дефицит влаги, вплоть до потери листвой тур-гора и завядания в зеленом состоянии на ветвях, с последующим частич­ным опаданием ее. Такое явление,как массовое, наблюдалось мною во время сильной летней засухи 1949 г. в различных типах горных кедровников бассейна низовий Имана и Бикина на многих экземплярах чубушника, элеутерокока, маньчжурского ясеня и других древесно-кустарниковых мезофильных растений. Даже засухоустойчивые ксеромезофильные кустарники леспедеца и разнолистная лещина, а также многие мезоксеро-фильные травы (например Artemisia sacromm, A. stolonifera, Aster sca-ber, Chrysanthemum spp., Sedum spp. и др.) и скальные папоротники (Woodsia spp.) на крутых южных склонах с фрагментарными почвами в часы наибольшего солнечного нагрева, когда показатели относительной влажности воздуха достигали минимальных величин, свертывали листву, так как растения были не в состоянии обеспечить приток к ней необхо­димых количеств влаги из полностью иссушенной почвы. Именно такие засухи являются роковыми для перестойных древостоев горных кедров­ников, о чем упоминалось выше. На подросте и молодых кедрах они, видимо, отражаются только снижением прироста.

При оценке плодородия почв из-под горных кедровников следует иметь в виду, что они в подавляющем большинстве случаев формируются на бескарбонатных горных породах, но достаточно богатых почти всеми необходимыми минеральными солями. Поэтому потенциальное плодоро­дие их зависит от мощности корнедоступного слоя, степени его мелкозе-мистости и обеспеченности влагой, определяемыми особенностями дену­дационного процесса. Эта закономерность хорошо подтверждается воз-

ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 167

растанием производительности кедровых лесов от гребней водоразделов сопок к подножьям их склонов; вниз по склону бонитет насаждений кедровников последовательно повышается в ряде случаев от V до II.

В прямой зависимости от решающего влияния денудации находятся и некоторые особенности химизма всех типов и разностей почв горных кедровников — бедность их легко вымываемыми азотом и фосфором, умеренно кислая или почти нейтральная реакция, слабое или умеренное развитие подзолообразовательного процесса. По типу почвообразования почвы из-под горных кедровников относятся в настоящее время большин­ством исследователей к бурым горнолесным (Жукова, 1936, 1946; Ливе-ровский, 1937; Ливеровский и Колесников, 1949) и к своеобразным и плохо изученным светло- и темносерым, несколько напоминающим серые лесные почвы европейской лесостепи (Ливеровский и Колесников, 1949). Это сходство для почв Северо-Восточного Китая впервые было отмечено еще Б. А. Ивашкевичем (1916). Кроме того, для Южного Приморья М. А. Жуковой (1936, 1946) указаны особые южные серо-желтые подзо­листые почвы. Вообще же закономерности почвообразовательного про­цесса в горных кедровниках изучены чрезвычайно слабо, а имеющиеся данные носят отрывочный характер, подчас гипотетический. Чрезвычайно слабо охарактеризованы почвы химическими анализами. В частности, даже указать с полной определенностью тип почвы, не только ее разность, для каждого описываемого ниже типа кедровника не представляется возможным и должно составить задачу будущих исследований.

Необходимо отметить, что у подножий склонов в полосе аккумуляции продуктов денудации, где мощность почв возрастает, а скелетность умень­шается, на стадиях преобладания в древостое лиственных пород и при малых сомкнутостях его часто констатируется наличие дернового про­цесса, выраженного достаточно отчетливо. На стадиях же сомкнутости древесного яруса и преобладания кедра он, повидимому, ослабевает или затухает, сменяясь на подзолообразовательный.

Например, явственные признаки подзолообразования в горизонте А2 мною наблюдались преимущественно в почвах под спелыми и перестой­ными кедровниками с максимальными сомкнутостью и участием кедра в древостое («кедрачи»); эти признаки почти не обнаруживались или вовсе не фиксировались на стенках почвенных разрезов в кедровниках, находящихся по развитию на стадиях разрушения и деградации кедровых поколений в составе древостоя. Признаки дернового процесса показывают обратную зависимость.

Очевидно, что, как и в хвойных лесах равнины европейской части СССР (Вильяме, 1949), смена фаз преобладания кедра и лиственных пород в кедровниках сопровождается параллельными изменениями в характере присущего им почвообразовательного процесса и приводит к периоди­ческой смене фазы преобладающей выраженности подзолообразования на фазу доминирования дернового процесса.

Совершенно иной характер имеет гидрогеоморфологический режим в пределах современных долин рек и крупных горных ключей, в которых уже произошло обособление надпойменных террас от поймы. Количество надпойменных террас в долинах рек Дальнего Востока, как правило, невелико (редко 2—3), а максимальная высота их над меженем водотока не превышает 5—-8(10) м. Более высокие террасы обычно являются древ­ними образованиями, иногда даже не связанными генетически с совре­менным водотоком. Поскольку они в той или иной степени перекрыты делювиальными отложениями с прилегающих склонов, а главное — в гид­рологическом режиме мало связаны с современной речной долиной, я их

168 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

условно отношу к полосе подножий последних (полоса аккумуляции делювия).

В пределах современных речных долин кедровые леса произрастают преимущественно на надпойменных террасах. Лишь изредка они встре­чаются на наиболее высоких участках поймы, затопляемых водами рек на длительное время при сильных подъемах во время ежегодных навод­нений. По Вильямсу, такие участки могут быть отнесены к высшим точкам притеррасной поймы.

Таким образом, в наиболее активной части речной долины (прирусло­вая и центральная пойма) кедровники не растут, а одиночные кедры и группы их, встречающиеся иногда там, являются остатками кедровых насаждений, росших когда-то на надпойменных террасах, но позднее размытых рекой во время блуждания ее русла по долине. Тем не менее для долинных кедровников река является тем фактором, который, подобно процессам стока на горных склонах, определяет харак­тер и направление эволюции их местопроизрастаний. Прежде всего поло­жение русла горных рек весьма изменчиво, и во время сильных наводне­ний река размывает значительные участки надпойменных террас и вновь включает их в состав поймы, разрушая при этом произраставшие на них кедровые насаждения (рис. 12). По этой причине, например, в долинах быстрых горных рек, стекающих со склонов Сихотэ-Алиня в Японское море, современные надпойменные террасы высоких уровней (выше 4— 5 м) встречаются редко и преимущественно в виде незначительных уча­стков, причлененных к коренным склонам (по местному «прилавки»). Остальное пространство долин занято узкой поймой и широкой низкой надпойменной террасой (высота 1.5—3 м), несущей на своей поверхности серию продольных понижений — следов былого и недавнего блуждания русла реки. Эта низкая терраса, занятая особыми типами кедровников, фактически лишь условно может быть названа надпойменной, так как во время непериодически повторяющихся сильных летних наводнений она целиком или на большей части заливается и подтапливается водами реки. При этом почвы за счет седиментации несколько обогащаются с поверх­ности илистыми и перегнойными частицами, смытыми водами с верхней части долины и со склонов гор.

Водный режим почв на высоких надпойменных террасах, непокрывае-мых водами реки в наводнения, целиком зависит от ее гидрологического режима, поскольку уровень межени определяет уровень почвенных и грунтовых вод в пределах всей долины. Под такими террасами он зале­гает на глубине всего 2—3 м и выше, т. е. в пределах корнедоступного слоя, повышаясь после выпадения осадков и подъема уровня реки. Устой­чивая влагообеспеченность почв обусловлена затем обилием, во всякого рода понижениях микрорельефа на поверхности террас, различных по величине, постоянно переувлажненных и даже заболоченных группиро­вок растительности (лесные осоковые эутрофные болотца, сырые ольхов­ники с пушистой ольхой и т. п.). В широких долинах с малым уклоном падения дна, кроме того, вдоль кромки коренного склона или у подножья остатков высоких древних террас нередко имеются тихие притеррасные речки. Они питаются за счет вод мелких притоков реки, аккумуляции части пойменных вод после наводнений и почвенно-грунтовых вод, сте­кающих со склонов. В других случаях в этих местах протягивается цепочка осоковых болот, мелких зарастающих водоемов и даже небольших обле­сенных сфагновых мезотрофных торфяничков.

Наконец, все террасы современной долины целиком сложены продук­тами долговременной деятельности реки. Литологический и механиче-

ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

169


скин состав их определяется положением характеризуемого участка на продольном профиле водотока (верхние, средние, нижние течения), харак­тером горных пород на прилегающих территориях, скоростью течения реки и т. д. Однако в наиболее типичных случаях (в области распростра­нения кедровников на Сихотэ-Алине) в основании террас залегают галеч­ники, перекрытые сверху последовательно песчанистыми, супесчано-суглинисто-иловатыми аллювиальными отложениями с линзами гальки. Среди них лишь изредка и преимущественно в узких долинах вблизи склонов попадаются линзы и прерывистые тонкие прослойки щебнистого











Рис. 12. Эрозионные размывы после наводнения в долинном кедров­нике по р. Сандагоу. Лазовский лесхоз.

делювия, принесенного во время ливней с прилегающих склонов и высо­ких древних террас.

Зольных веществ в составе почвогрунтов надпойменных террас, пови-димому, немного, так как аллювиальные наносы быстрых горных рек, как известно, характеризуются относительной бедностью из-за преобла­дания в их составе сильно перемытых песчанистых частиц. Однако к бор­там долины, куда регулярно поступает мелкоземистый делювий со скло­нов коренного борта долины и близко к поверхности подходят или даже обнажаются минерализованные грунтовые, почвенные и поверхностные воды, стекающие оттуда же, плодородие почв повышается. Отчасти в зави­симости от этого находится закономерное возрастание производитель­ности древостоев долинных кедровников по мере движения от русла рек к более высоким надпойменным террасам и к бортам долины (от III бони­тета ко II и местами I). Таким образом, на топографическом поперечном профиле от вершин сопок, ограничивающих долину, и до русла реки кри­вая производительности кедровых лесов имеет максимум на пологом под­ножье склона и на высоких речных террасах, понижаясь в обе стороны — к руслу и к вершине сопки.



170 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

Характер и направление почвообразовательного процесса, свойствен­ного почвам из-под долинных кедровников, установлен недостаточно определенно. Бесспорно констатируется лишь то, что почвы под кедров­никами низких заливаемых надпойменных террас являются более моло­дыми, чем на высоких незаливаемых. В морфологии первых почв это выра­жается слабой расчлененностью ях профяля на почвенные горизонты с сохранением в нем ясной слоистости, обусловленной периодическими отложениями рекой аллювия. На более высоких террасах слоистость в процессе почвообразования постепенно сглаживается и одновременно ясно проявляется разделение профиля почвы на генетические горизонты. Следует отметить для аллювиальных почв отчетливо выраженную тен­денцию к образованию при изреживании древостоев мощных дернин. Дерновый процесс устойчив и констатируется даже при достаточно высо­ких показателях сомкнутостя древостоя я пря преобладаяяя в нем кедра.1

В кедровниках высоких террас, в верхнем и среднем течении горных рек, почвообразовательный процесс, повидимому, идет по типу бурых горнолесных почв, тогда как в их низовьях, особенно если они откры­ваются в сторону лесостепной Суйфуно-Ханкайской равнины, прибли­жается к типу упоминавшихся светло- и темносерых.

Таким образом, горные и долинные кедровники достаточно резко отличаются между собой по характеру тех гидрогеоморфологических факторов, которые обусловливают происхождение и развитяе ях место­произрастаний. Для горных местопроизрастаний диктующим фактором оказывается денудация в различных ее видах, но при преобладании явле­ний, связанных со стоком поверхностных вод; для долинных — размы­вающая и транспортирующая деятельность постоянного водного потока реки. Для местопроизрастаний предгорных кедровников подобным же фактором, повидимому, следует считать гидрологический режим почвен­ных и грунтовых вод.

В отличие от горных и долинных кедровников, встречающихся одина­ково часто по всей области распространения формаций, предгорные кедровники в настоящее время строго приурочены к северной части ареала, к окраинам Средне-Амурской и Нижне-Уссурийской рав­нин. Возможно, что в прошлом они встречались и южнее, например в низовьях Бикина, Имана, Вака и Даубихе — там, где их долины сли­ваются с Ханкайско-Уссурийской равниной, но ныне здесь их возмож­ные местопроизрастания заняты устойчиво-производными мелколиствен­ными (осинники, белоберезники) я шжроколиствешгьгмя (дубняки, лип­няки) лесами и редколесьями. Лучше всего рассматриваемые кедровники теперь развиты в предгорьях северного Сихотэ-Алиня в бассейнах pp. Обора, Немпту и Мухень (Оборский и Нанайский лесхозы), где сла-

1 Надо заметить, что дерновый процесс проявляется не только в его обычном виде, когда дернообразователями выступают травянистые растения, плотнокустовые и кор­невищные злаки и осоки. Иногда своеобразными «дерноообразователями» оказываются папоротники, образующие густые заросли на полянах и в понижениях микрорельефа, вроде зарослей осмунды и особенно страусника, под которыми почва сплошь покрыта сплетением их плотных корневищ. В других случаях, что бывает и на пологих склонах, своеобразную «дернину» дает также хвощ зимующий, пронизывающий и скрепляющий своими корневищами верхние горизонты почвы. Обычно такие участки характери­зуются повышенной влажностью почвы в связи с близким положением почвенных, повидимому, сильно минерализованных вод, нередко высачивающихся на поверхно­сти («мочажины»). Конечно, в таких случаях почвообразовательный процесс имеет специфичный характер, ближе не изученный. Как правило, в подобных зарослях возобновление кедра протекает неудовлетворительно, так же как и большинства дру­гих пород, за исключением ореха маньчжурского, ясеня маньчжурского, отчасти ильма белокорого, бархата и еще некоторых других (яблоня, боярышники, сирень}.

ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 171

гают основную часть кедровых массивов, почти не затронутых эксплу­атацией. Видимо, некогда довольно крупные массивы их в бассейнах pp. Биры и Биджана (Ленинский и Биробиджанский лесхозы), Кура и Урми (Кур-Урминский лесхоз) и на левобережье Амура (Литовский лес­хоз) к настоящему времени вырублены, а в основном уничтожены или разрушены лесными пожарами и палами. Изучены предгорные кедров­ники весьма слабо, и для характеристики их возможно опираться только на беглые замечания В. М. Савича (1928) и скупые описания В. Н. Ва­сильева (1937). Лично мне удалось их наблюдать мельком только в Обор-ском лесхозе (Колесников, 1946). Используя последние наблюдения и ли­тературные источники, местопроизрастаниям предгорных кедровников можно дать в настоящее время такую неполную и предварительную харак­теристику.

Они произрастают на наиболее высоких древних озерно-аллювиальных террасах; по отношению к современной гидрографической сети они тяго­теют к пространствам междуречных водоразделов, к их наиболее дрени­рованным участкам, какими являются либо окраины террас, сравнительно круто обрывающиеся к долинам рек и ручьев (коренные берега последних), либо более возвышенные части междуречий — высшие точки водоразде­лов. Уклоны местности редко превышают 5°, чаще колеблются около 2—3° и ниже. Эрозионные явления при ненарушенном растительном покрове выражены слабо и в эволюции местопроизрастаний им, видимо, не при­надлежит заметного места. Почвы мощные, глубокие, в верхних гори­зонтах почти бесскелетные, суглинистые, реже супесчаные, свежие или влажные, богатые питательными веществами, на древних озеро-аллюви­альных отложениях четвертичного возраста. Иногда ближе к предгорьям эти кедровники произрастают на скульптурных аккумулятивных терра­сах, сложенных в основании различными горными породами, и на пло­ских базальтовых покровах. В последнем случае, наблюдавшемся мною по р. Дурмин (Оборский лесхоз), в основании почвенного слоя (мощность свыше 2 м) залегали округлые глыбы и камни базальта, напоминавшие по первому впечатлению валуны. Характерна большая мощность почв и своеобразная окраска их нижних горизонтов — охристого или иногда даже красноватого оттенка. Так называемые «латеритоподобные ископае­мые почвы Дальнего Востока» (Глинка, 1911; Криштофович, 1932), воз­раст которых определяется чуть ли не как третичный или во всяком слу­чае среднечетвертичный, обнаружены именно под предгорными кедров­никами северо-западной оконечности Сихотэ-Алиня (бассейны Мухеня и Немпту).

По морфологическим признакам типичные разности почв предгорных кедровников ближе всего напоминают бурые лесные слабо оподзоленные, иногда с некоторой оглеенностью в горизонте В2 и ниже. Грунтовые воды залегают сравнительно неглубоко, местами выходят на поверхность в виде родников, открывающихся в понижениях мезорельефа. Распреде­ление растительности на поверхности террас находит ближайшее объяс­нение в положении уровня почвенных и грунтовых вод, где они распо­лагаются ближе к поверхности и, повидимому, преобретают застойный характер. В кедровниках усиливается роль влаголюбивых лиственных пород (ясень, ольха пушистая), появляется местами лиственница и, наконец, они сменяются лиственничными или мелколиственными лесами (последние обычно имеют производный характер). Вообще по ряду кос­венных данных можно заключить, что в лесообразовательном процессе части предгорных кедровников существенное место занимают явления заболачивания в связи с повышением уровня грунтовых вод и накопле-

172

КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ



нием органического вещества в почвах в процессе жизнедеятельности растений.

Помимо охарактеризованных выше различий в гидрогеоморфологиче­ских особенностях, местопроизрастания горных и долинных кедровников заметно разнятся также по микроклиматическому режиму, специфика которого в свою очередь определяется рельефом.

Для характеристики ведущих особенностей последнего приведу дан­ные 5-летних одновременных наблюдений в долине и на горных склонах двух экспозиций (южной и северной), проводившихся Горнотаежной станцией АН СССР (урочище «Кривой ключ», бассейн р. Супутинки, вблизи г. Ворошилова). Они частично опубликованы Т. П. Самойловым (1946). Наблюдения проводились в условиях окультуренного горно-

Таблица 11

Температз'рные условия горных склонов и долин по наблюдениям на Горнотаежной

станция АН СССР



Показатели

Высота метеоприборов над уровнем моря (в м) ....

Среднегодовая температура (°С)

Среднемесячная температура (°С)

Январь

Апрель (первый месяц с положительной температурой)



Август

Ноябрь (первый месяц с отрицательной температурой) Среднемесячная амплитуда (°С)

Январь

Апрель


Август

Ноябрь


Продолжительность вегетационного периода (в днях) .
Продолжительность безморозного периода (в днях) . . .
Сумма температур вегетационного периода (°С) ....
Сумма температур безморозного периода (°С)


Долина

Северный склон


115

3.3

168

4.2


—18.5

—16.8

4.3

5.1

21.8

21.5

—3.7

—2.2

22.4

12.7

16.7

11.9

8.9

6.9

12.7

10.2

223

227

127

147

2787.3

2881.3

2419.1

2638.5

Южный склон

158 4.6


—16.3

5.Б


22.0

—2.3


14.8 11.4 7.6 10.8 227 144 2901.9 2599.5

лесного ландшафта низкогорной окраины р. Да-дян-шань. Метеорологи­ческие приборы располагались среди небольших участков сельскохозяй­ственных угодий, окруженных остатками лесной растительности. Тем не менее результаты наблюдений достаточно показательны для качественной сравнительной оценки температурного режима упомянутых местопроиз­растаний лесного ландшафта.

При наблюдениях метеорологические приборы пункта «долина» рас­полагались на участке, расчищенном из-под долинного ильмово-ясеневого леса с кедром, пункта «северный склон» — в плодовом саду, созданном на месте давно вырубленного и раскорчеванного мезофильного лещин-ного кедровника с липой и цельнолистной пихтой, и пункта «южный склон» — среди производного дубняка, возникшего после разрушения огнем и рубками ксеромезофильного кедровника с дубом. Крутизна скло­нов умеренная: для северного около 10°, для южного около 15°. Резуль­таты наиболее показательной части наблюдений приведены в табл. 11.

Имеющиеся в моем распоряжении некоторые дополнительные данные по тем же пунктам показывают значительное варьирование абсолютных показателей их температурного режима по отдельным годам. Но во всех



ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 173

случаях долина оказывалась более холодной, нежели поднимающиеся над ней склоны. Так, дата последнего заморозка в долине, по наблюде­ниям за ряд лет, колебалась между 1 и 31 мая, а на северном склоне — между 29 апреля и 14 мая; дата первого осеннего заморозка соответственно между 7 сентября—4 октября и 20 сентября—22 октября; наконец, продолжительность безморозного периода равнялась 120—148 и 128— 175 дням. Опубликованная Т. П. Самойловым часть данных аналогичных температурных наблюдений за один год в долинном кедровнике с ильмом и грабовом кедровнике на северном склоне в условиях сплошь облесен­ного Супутинского заповедника приводит к совершенно сходным выводам. Так, среднегодовая и среднемесячная амплитуды температур долины заметно меньше для северного склона, особенно в зимние месяцы (например в феврале 23.1° в долине и лишь 12.1° на северном склоне).

Из просмотра данных табл. И следует, что температурный режим местопроизрастаний долинных кедровников характеризуется значи­тельно более низкими показателями и большей контрастностью, чем для горных кедровников, произрастающих на южных склонах. Местопро­израстания кедровников северных склонов занимают промежуточное по­ложение, но более близкое к кедровникам южных склонов, причем им свойствен наиболее равномерный ход температур (минимальные пока­затели среднегодовых и среднемесячных амплитуд, наиболее продол­жительный и теплый безморозный период), что особенно благоприятно для развития растений, требовательных к теплу и чувствительных к за­морозкам.

Одновременно констатируется как общее явление, на основании ви­зуальных наблюдений над экологическим обликом растительности в целом и отдельных индикаторных видов растений (точные инструментальные наблюдения по кедровникам мне не известны), что склоны северной экспо­зиции при сравнении с южными характеризуются, сверх того, высокими показателями относительной влажности воздуха и более равномерным ходом ее в суточном и годовом циклах. В долинах влажность вообще выше, чем на южных склонах, но суточные и годовые амплитуды ее колеблются в зависимости от местных условий, в частности от высоты террас и удален­ности их от русла реки, весьма широко и, невидимому, в отдельных случаях равнокачественны с показателями склонов южной экспозиции.

Подобные качественные особенности температурного режима и режима влажности воздуха в долинах и на склонах двух основных экспозиций наиболее полно были учтены Я. Васильевым (1939) при объяснении не­которых закономерностей пространственного распределения различных типов кедровников и лесов других формаций в пределах Супутинского заповедника. Позднее они же получили дополнительное освещение в ра­ботах И. В. Грушвицкого (1940, 1946), В. Б. Сочавы (1945а) и других с приведением материала по более северным районам. В качестве основ­ной причины, объясняющей указанные особенности микроклимата до­лин и склонов, всеми авторами выдвигалось упоминавшееся явление тем­пературной инверсии. Это объяснение в настоящее время является обще­признанным, и оно действительно хорошо согласуется с многочисленными фактами нарушения закона высотной поясности растительности в его клас­сическом виде. Как указывалось, в зоне смешанных лесов Дальнего Востока обычны случаи, когда на средних частях склонов оказываются группи­ровки значительно более теплолюбивого характера, нежели в долинах, так же как и случаи появления в долинах и у подножий склонов группи­ровок растительности зонально распространенных выше и севернее. Однако при детальном изучении распространения по элементам рельефа,

174 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

уже не формации кедровых лесов в целом, а ее отдельных типов леса, учет только одной температурной инверсии оказывается недостаточным. Известны нередкие исключения из рассмотренного инверсионного пра­вила, ограничивающие его универсальность. Из числа их особенно часты и повсеместны факты появления холодолюбивых группировок расти­тельности значительно южнее и ниже нормальных границ их распростра­нения, среди более теплолюбивой растительности, по гребням водоразде­лов и по верхним частям северных склонов в условиях, где явления инвер­сии исключаются. Объяснение подобным нарушениям зональности, по моим наблюдениям, обусловлено подверженностью таких участков прямому и длительному воздействию суровых северных ветров зимнего мус­сона, важная роль которых в динамике кедровых лесов упоминалась выше.

Явление «ветробойности» наиболее существенно отражается на распре­делении по рельефу типов кедровых лесов на восточных склонах среднего Сихотэ-Алиня, обращенных в сторону Японского моря, где ветры зим­него муссона достигают наибольшей силы при сравнении с другими ча­стями Дальнего Востока в пределах хвойно-широколиственной области. Здесь, как правило, по ветробойным северным склонам располагаются типы кедровников из их северной фации, хотя на южных склонах и в долинах господствуют типичные кедровники, или они даже замещаются, еще в значительном удалении от верхних границ распространения фор­мации, пихтово-еловыми и лиственничными лесами вполне таежного характера.

Кроме того, при объяснении указанных микроклиматических особен­ностей долин и склонов недостаточно учитывается своеобразие их радиа­ционного режима, вытекающее из различной продолжительности осве­щения солнечными лучами и напряженности солнечной радиации. В этом отношении склоны горных возвышенностей, особенно расположенные вблизи вершин или ориентированные на юг, находятся в значительно лучшем положении, чем долины рек, хотя бы и достаточно широкие (для узких затененных горных долин это вполне очевидно). Первые солнеч­ные лучи утром прежде всего освещают склоны и затем уж проникают в долины, тогда как вечером наблюдается обратное. Затем в долинах рек значительно чаще образуются конвекционные туманы, держащиеся во второй половине вегетационного периода нередко до 10—12 час. дня и сильно ослабляющие интенсивность солнечной радиации. Наконец, бла­годаря наклону поверхности солнечные лучи падают на горные склоны и в до- и в после полуденные часы под углами, более близкими к прямому, и отдают поэтому им бблыпие количества тепловой энергии в виде пря­мой солнечной радиации, нежели на горизонтальных поверхностях до­лин рек. Разница в тепловом нагреве из-за отмеченного обстоятельства, повидимому, достигает крупных размеров, о чем косвенно можно судить хотя бы по данным о величинах сумм тепла прямой солнечной радиации, приходящихся на горизонтальную и перпендикулярную поверхность во Владивостоке. По данным А. А. Борисова (1948), они соответственно равны за год 59.900 и 116.765 кал.-см2, а за период с положительными средне­месячными температурами (апрель—октябрь) — 37.790 и 72.920, т. е. в обоих случаях первая цифра почти в два раза меньше второй. Если по годовому количеству радиации на горизонтальной поверхности, судя по карте, помещенной в упомянутой работе, кедровники Дальнего Во­стока находятся в сходных условиях с растительностью европейской лесо­степи, то те местопроизрастания их, которые могли бы получать ее в раз­мерах, соответствующих количествам, приходящимся на перпендикуляр-

ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 175

ную поверхность по той же карте, оказываются в положении раститель­ности окрестностей Ташкента и Сталинабада.

В действительности подобные резкие по величине контрасты, конечно, не наблюдаются в кедровых лесах, но считаться с проявлением их в смяг­ченном виде необходимо. Особенно значительная разница в величинах по­лучаемой солнечной радиации, а следовательно, и в температурном ре­жиме должна иметь место между местопроизрастаниями кедровников при-водораздельных участков склонов южной экспозиции и кедровников горных долин. В последних величина прямой солнечной радиации ниже. Северные склоны целиком и нижние трети склонов южной экспозиции займут промежуточное положение: чем участок положе и чем ниже распо­ложен по склону, ближе к долине, тем его радиационный режим будет характеризоваться относительно меньшей напряженностью, а темпера­турный — более низкими показателями.

Это заключение верно при условии неподверженности северного склона прямому удару ветров зимнего муссона. Оно оправдывается для северных склонов и пологих подножий склонов южной экспозиции и при отсутствии проявления температурной инверсии. В обратных случаях температур­ный режим, несмотря на смягчающее влияние повышенных величин солнечной радиации, заметно ниже, чем в долине, неиспытывающей влияния инверсии и зимних ветров.

Высокие показатели солнечной радиации на южных склонах, превы­шающие средние значения ее для остальных местопроизрастаний кед­ровых лесов, создают для их типов леса специфичные условия. Они сво­дятся не только к повышению показателей температурного режима, что отражено в табл. 11, но и к усилению испаряемости и общей сухости (почвы и воздуха), констатируемых по экологическому характеру растительности в виде преобладания ксеромезофильных форм растений.

Эти качества среды местопроизрастаний южных склонов, в частности, позволяют понять, почему по ним кедр и кедровые леса наиболее далеко проникают на север и высоко в горы, причем на этих местопроизрастаниях появляются насаждения, относящиеся к типам леса южнее приурочен­ных к склонам теневых (северных) экспозиций. Например, свежие чубуш-никово-актинидиевые кедровники с желтой березой и липой, в средней части ареала кедровых лесов строго приуроченные к теневым склонам, в северной части его перемещаются на западные и юго-западные, а иногда даже южные. Очевидно, общее ухудшение температурных условий и по­вышение влажности воздуха, свойственные лесорастительным условиям северной части ареала, достигают там величин, при которых микрокли­матический режим склонов южных экспозиций по ведущим показателям оказывается сходным с режимом теневых склонов средней части ареала. Режим же остальных факторов среды (гидрогеоморфологических), как мы выяснили, в его основных закономерностях зависит не от экспозиций, а от положения участка в той или иной трети горного склона. В нашем примере при указанном экспозиционном перемещении чубушниково-актинидиевых кедровников геоморфологические показатели их место­произрастаний остаются неизменными (для верхней трети склона).

Приведенные соображения показывают, насколько сложны и разно­образны причины, обусловливающие особенности микроклиматических условий отдельных местопроизрастаний долин и горных склонов в пре­делах области распространения кедровых лесов. Это обстоятельство обя­зывает уделять особое внимание характеристике микроклиматического режима местопроизрастаний и считаться с ним при попытках найти объяс­нения тем или иным своеобразным свойствам типов леса. В частности,

П6 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

при характеристике кедровников, произрастающих на склонах, необхо­димо учитывать относительные различия отдельных местопроизраста­ний по степени их инсолируемости, оценивая последнюю хотя бы в виде условных относительных градаций — сильная, умеренная, слабая.

Казалось бы указание на экспозицию и положение участка на продоль­ном профиле склона может полностью заменить субъективное указание на степень инсолируемости. Однако в действительности это не так. В не­редких случаях участки, расположенные на южном склоне и у гребня водо­раздела, по инсолируемости оказываются в худщих условиях, чем со­седний северный склон, если они обращены в узкую горную долину и затенены противоположным высоким водоразделом. Открытый крутой участок юго-восточного склона, обрывающийся к руслу широкой реки, либо к обезлесенной речной террасе, выигрывает в этом отношении перед таким же участком в верхней части склона южной экспозиции, обращенным к облесенной узкой долине. Подобно тому, как при характеристике почвен-но-гидрологических условий мы пришли к выводу о целесообразности до­полнять указание о положении участка по профилю склона ссылкой на его крутизну и происхождение почвоподстилающего материала, так и в данном случае указание на экспозицию и положение участка не исчерпы­вает представления об особенностях микроклиматического режима. Их следует дополнять указаниями на степень инсолируемости.

Из схематично и кратко обрисованных особенностей среды местопро­израстания горных и долинных кедровых лесов достаточно ясны их резкие качественные отличия, обязывающие к раздельному рассмотрению их типов, хотя бы в облике и в составе компонентов последних и обнаружи­вались бы те или иные черты внешнего сходства. Качественные отличия геоморфологического и гидрологического режимов их местопроизрастаний предопределяют различия в процессах, присущих кедровникам смен. Имеющиеся в этом отношении наблюдения позволяют подтвердить в прин­ципе правильность процитированного ранее (стр. 14) вывода Б. А. Иваш­кевича о закономерностях смен в горных и долинных лесах. Обобщая эти данные и материалы по динамике лесов других формаций Дальнего Вос­тока, здесь неприводимых, возможно прийти к следующему общему выводу В кедровниках и других лесах, произрастающих на горных склонах {включая высокие древние террасы, являющиеся их продолжением), лесо-образовательный процесс идет при относительной стабилизированное™ почвообразовательного процесса в связи с омолаживающим влиянием на почвы денудационных явлений, так же как и при качественном постоян­стве гидрологического режима, зависящего от режима осадков, сравни­тельно однородного в пределах всей области распространения кедровников. Решающее значение в темпах и направлении смен леса принадлежит межви­довым отношениям главной и сопутствующих пород, протекающих по-раз­ному в различных по общегеографическим (в основном климатическим) условиям частях ареала формации кедровых лесов. Вековые смены идут очень медленно, слагаясь из серии скачкообразных изменений, последо­вательно усиливающих в насаждениях данного типа местопроизрастаний позиции одной породы (главной), выступающей первоначально как со­путствующая, за счет ослабления другой. Но зато эти смены приводят к коренному изменению всех условий жизни леса и его самого, сопровож­даясь в местах, где они происходят, общей сменой ландшафтов. Например, в результате вытеснения кедра аянской елью или лиственницей в про­цессе вековой смены, после ее полного завершения на значительных про­странствах, территория по характеру ландшафта может переместиться из зоны смешанных лесов в зону лесов таежных,

ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ 177

В долинных лесах, произрастающих на современных террасах, про­цессы вековых смен идут в том же направлении, что в лесах на приле­гающих склонах, поскольку они взаимосвязаны с изменениями общегео­графических условий и ландшафта района в целом. Но они маскируются и сильно видоизменяются деятельностью самой реки, создавшей террасы и продолжающей оказывать постоянное и сильное влияние на их геомор­фологический, гидрологический и микроклиматический режимы непосред­ственно и косвенно через сопряженные с ней факторы среды (уровень грунтовых и почвенных вод, режим влажности почв, седиментация во время наводнений и т. п.).

Для активной части поймы (прирусловая и центральная) решающее значение реки в явлениях лесообразовательного процесса чрезвычайно ярко и наглядно обнаруживается на примере чозениевых лесов, изу­ченных ранее (Колесников, 1937). Как показали исследования, воз­никновение, существование, закономерности развития, наконец, момент гибели чозениевых насаждений и смены их насаждениями ильмово-ясе-невых долинных лесов целиком и полностью определяются деятельностью горной реки, с гидрологическим режимом которой теснейшим образом связана даже биология самой чозении. Имеется в виду совпадение у чозении времени плодоношения (раскрывание семенных коробочек и развеивание семян ветром) с началом летних наводнений, в течение которого рекой создаются молодые обнаженные от растительности галечниковые косы, на которых обычно происходит возобновление чозении.

Для долинных кедровых лесов столь явной сопряженности процессов их развития с жизнью реки не обнаруживается, так как их местопроиз­растания располагаются в более устойчивой части долины, главным обра­зом уже в пределах надпоймы. Однако в кедровниках, произрастающих на низких надпойменных террасах, общий для данной фации ход лесообразо­вательного процесса беспрерывно нарушается и отклоняется во время сильных наводнений. Пока участки такой терассы в связи с седимен­тацией аллювиальных наносов и углублением рекой своего ложа не пере­местятся на более высокий уровень, не заливаемый при наводнениях, развитие произрастающего на нем кедровника регулируется рекой и дли­тельно поддерживается на одном уровне. Лишь в кедровниках высоких уровней надпоймы закономерности вековых смен, обусловливаемые межвидовыми отношениями и общегеографическими условиями района, начинают проявляться с улавливаемой наблюдениями определенностью. Впрочем, они нередко имеют иное выражение, чем на склоне. Например, в долинных кедровниках с ясенем на переувлажненных почвах надпой­менных террас, прилегающих к коренным склонам долин, их развитие идет под знаком последовательного заболачивания и в сторону не собственно лесных, а слабо облесенных лугово-болотно-кустарниковых группировок. Но и на этих местопроизрастаниях вековые смены постоянно нарушаются рекой, меняющей экологический режим местопроизрастаний при каждом изменении положения русла с перемещением его в пределах долины, в частности при наводнениях. Изменения положения русла влекут за собой разнообразные изменения во всех типах долинной растительности через изменения почвенно-гидрологических и микроклиматических усло­вий и их режимов, приводя в том числе и к сменам сопутствующих дре­весных пород в кедровниках, а иногда и к потере кедром значения глав­ной породы. Но эти смены резко отличаются от вековых смен на горных склонах. Они не сопровождаются одновременной переменой в зональном характере растительности долины, а сводятся к пространственным пере­группировкам в пределах долинных местопроизрастаний того набора типов

12 Труды Дальневост. филиала, т. II

178 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

леса, который свойствен долинам рек области данного зонального ком­плекса лесных формаций. Динамичные и кратковременные по темпам смены в долинных кедровниках, отчетливо зависящие от динамичных изменений в топографическом положении и гидрологических условий, обусловлен­ных рекой, принципиально отличаются по своим закономерностям от медленно протекающих, поистине вековых смен на горных склонах. Эта разница и была подмечена Ивашкевичем на заре лесоводственного и лесо-типологического изучения кедровых лесов Дальнего Востока.

Для предгорных кедровников в связи с их слабой изученностью нет воз­можности дать характеристику особенностей их микроклимата и наметить общие закономерности хода присущих им вековых смен, как это сделано для горных и долинных кедровников, в размерах больших, чем это было сказано выше. Несомненно они имеют свои специфичные особенности, при­чем можно предполагать, что смены характеризуются не меньшей замедлен­ностью и стабильностью, чем у горных кедровников, поскольку режим грунтовых вод, с которым они сопряжены, должен отличаться постоян­ством и устойчивостью, равноценными режиму денудационных явлений на склонах. По крайней мере, это вытекает из данных В. Р. Вильямса (1930) по предгорьям Малого Хингана для местопроизрастаний дубовых и черноберезовых лесов, аналогичных местопроизрастаниям предгор­ных кедровников («сообщество увалов»). Хорошо согласуется с высказан­ным соображением и факт нахождения под предгорными кедровниками реликтовых «латерито-подобных» почв, сохранение которых доныне воз­можно, очевидно, только при условии стабилизированности почво- и лесо-образовательных процессов.

ГРУППЫ ТИПОВ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

Как было сказано, на различных частях склонов и на террасах долин


разного высотного уровня проявления общих для этих геоморфологических
комплексов закономерностей почвеннотгидрологического и климатиче­
ского режимов имеют свою специфику. Для горных склонов эта специфика
определяется положением участков в одном из трех их денудационных
поясов (трети склонов) и, кроме того, зависит от экспозиции (инсолируемо-
""сти); "в долинах рек она определяется высотой террас над меженным
уровнем реки и возможностями заливания их во время наводнений. По
этим признакам в пределах геоморфологических комплексов горных и
долинных кедровников возможно выделить несколько более мелких
по объему категорий, которые будем рассматривать как группы
JF-JLJLILB JLfiJ5. 3, а соответствующие им объединения местопроизраста­
ний как группы типов местопроизрастани и. "******

В очерках по биэкологии кустарниковой разновидности тиса остро­конечного (Колесников, 19356) и о распространении на Дальнем Востоке обыкновенной сосны (Колесников, 1946) для обозначения этого понятия мною употреблялся термин стация, применяемый зооэкологами.

При установлении групп типов местопроизрастаний учитываются для горных местопроизрастаний три признака, общие участкам местности, объединяемым в группы: степень их инсолируемости (включает в себя влияние экспозиции), уклон поверхности (зависит от характера денуда­ционного режима) и происхождение подстилающего почву материала (определяется денудационным режимом и режимом вод поверхностного и почвенного стока). При объединении в группы долинных типов местопро­израстания принимаются во внимание два показателя: положение над уровнем реки в периоды наводнений и степень дренированности почв.

ГРУППЫ ТИПОВ КЕДРОВЫХ ЛЕС'ОВ

17§


Причины ориентировки на эти признаки и их особенности ясны из выше­изложенного, не требуя пояснений. Остановлюсь только на терминологии в отношении уклонов поверхности (крутизна склонов) и границах между принятыми градациями их. Те и другие разработаны путем сопоставле­ния большого количества обмеров крутизны склонов при описании лесных группировок в различных частях Дальнего Востока и наблюдений за сменами растительности в пространстве и интенсивностью эрозионных яв­лений (плоскостная эрозия) при смене показателей уклона. В качестве же, ориентировки принята шкала крутизны склонов, предложенная И. В.Ткн риным (1949) в связи с классификацией лесных площадей по их водо-охранно-защитной роли. В этой шкале показатели крутизны различных? категорий склонов, выраженные в градусах, дифференцированы в зависи­мости от характера грунтов (лёсс, валунные суглинки, плотные грунты) и степени устойчивости их эрозионным процессам. К соответствующим пока^ зателям шкалы Тюрина в условиях горно-долинного ландшафта Дальнего; Востока наиболее близки его данные для «плотных грунтов», развитых преимущественно в районах водоохранных лесов Урала. Но для Дальнего Востока понятие «плотных грунтов» требует дальнейшей дифференциации, так как интенсивность проявления эрозионных процессов на устойчивых к выветриванию массивно-кристаллических породах (интрузивных и не­которых эффузивных) выражена сильнее, чем при равных уклонах на легко выветриваемых и разрушающихся осадочных (сланцы, песчаники, известняки, конгломераты) и базальтах. Кроме того, климатические (лиД вневый характер выпадения летних осадков) и орографические (сильное1 расчленение рельефа) условия Дальнего Востока обусловливают большую' интенсивность эрозионных процессов, нежели на Урале. Наконец, шкалой Тюрина предусмотрено всего 4 градации склонов по уклонам, в которые1 трудно уложить все разнообразие местопроизрастаний горных кедровых' лесов по их крутизне. Все эти обстоятельства требуют детализации и' некоторого изменения шкалы Тюрина при применении ее на Дальнем Во­стоке. В конечном итоге, она может быть представлена в следующем виде; (табл. 12).

Таблица 12



Горные породы

Склоны



очень крутые

крутые

средне-крутые (покатые)

пологие

очень пологие



их уклоны в градусах

Массивные кристаллические породы Осадочные породы и базальты . . .

Плотные породы Урала (по Тюрину)



25° 30

25—18° 30—20
20

18—10° 20—12
20—10

10—1° 12—1
10

1—2° 1—2

Ниже привожу перечень групп типов местопроизрастаний, разверну­тые названия которых могут служить их краткими характеристиками, причем в скобках приводятся названия соответствующих групп типов кедровников из фации типичных. Описания последних будут даны далее.

12*



180 КЛАССИФИКАЦИЯ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   24


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница