Дальневосточного филиала имени в. X комарова



страница11/24
Дата10.05.2016
Размер5.51 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   24

8*

116 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

поколения кедра и все одновозрастные с ним стволы лиственных пород, не отмершие ранее. Подчиненный полог лиственных пород разрастается еще больше и занимает господствующее положение в древостое. Описан­ные Я. Я. Васильевым и упоминавшиеся кленово-грабовые группировки Супутинского заповедника, возникшие на месте разрушившихся от ста­рости грабовых кедровников, как раз отвечают какому-то моменту та­кого «скачка», протекающему в течение VII стадии.

Более ранние моменты «стадии разрушения» каких-то горных кедров­ников (невидимому свежих кедровников с желтой березой и липой по крутым и пологим склонам северной экспозиции) описаны мною на восточ­ных склонах среднего Сихотэ-Алиня (Колесников, 1938) под названием «низкополнотные кедровники с мощным ярусом подлеска и лианами». Для них характерно разрастание, помимо широколиственных, еще пихты белокорой и обильное естественное возобновление различных пород, в том числе кедра как в виде группового высокого подроста,так и самосева. Последнее является очень существенным показателем «стадии разрушения» по большинству типов кедровников, причем условия для появления обиль­ного естественного возобновления всех пород, особенно кедра, создаются в предшествующей VI стадии в результате изреживания древесного полога и некоторого усиления доли участия в нем лиственных пород. До этого в стадии спелости (V), как отмечалось в предыдущей главе, возможности естественного возобновления кедра и других пород были весьма сужены высокой сомкнутостью древостоя и абсолютным преобла­данием кедра. В стадии перестойности (VI) кладется «начало развитию нового поколения кедров», которое в будущем может занять в древостое господствующее положение.

Таким образом, схемы развития двух поколений, разделенных проме­жутком времени в 200—240 лет, совмещаются. Отмирание старого госнод-: ствующего поколения кедра является исходным моментом для возникно­вения нового, приходящего ему на смену и проходящего начальные ста­дии своего развития под защитой последовательно разрушающегося мате­ринского полога. На VI стадии развития материнского поколения это но­вое поколение еще находится в состоянии угнетенного подроста (I ста­дия, 0—40 лет), но дальнейшее уменьшение количества кедра в составе древесного яруса при возрастающем увеличении роли лиственных пород и снижении сомкнутости, совершающееся в течение VII стадии, создает условия для постепенного внедрения его в подчиненный полог, составлен­ный породами 3-й величины и молодыми деревьями, и развития в составе последнего (II стадия, 41—80 лет). На этих начальных стадиях развития кедр лишь в исключительных случаях (вроде упоминавшейся кедровой куртины Фишера) преобладает в древостое. Нормально в этом возрасте он самостоятельных насаждений не образует, что составляет характерную особенность кедровников, отличающую их от многих других лесных фор­маций Дальнего Востока и от всех таежных лесов северного полушария. Очень хорошо эта особенность подтверждается материалами лесообсле-дований и учета лесного фонда о распределении площади, занимаемой на Дальнем Востоке кедровыми лесами, по классам возраста. Анализ этих данных отчетливо показывает, что за исключением некоторых лесхо­зов, резко отличающихся от всех остальных по возрастной структуре их лесного фонда, доля участия молодняков в сложении лесного фонда кед­ровых лесов ничтожна, исчисляясь величинами не свыше 2—2.2%. К этому надо добавить, что подавляющая часть молодняков возникла на месте лесосек подневольно-выборочной и условно-сплошной рубки или на месте относительно недавних гарей, возобновившихся кедром, т. е. не как

ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА 117

следствие саморазвития кедровников, а в результате катастрофического вмешательства посторонних факторов в жизнь леса. В частности, сказан­ное целиком относится к упомянутым исключениям из правила, напри­мер к кедровникам Спасского и Архаринского лесхозов, усиленно рубив­шимся с конца прошлого века и издавна неоднократно подвергавшимся воздействию беглых низовых пожаров (палы).

Учитывая эти обстоятельства, Ивашкевич рекомендует при лесо­устройстве к I и II классам возраста кедра (1—80 лет) относить «листвен­ные насаждения любого возраста (березовые, дубовые и т. д.) с наличием развитого и обильного кедрового подроста», имея в виду подобные коротко-производные насаждения, в которых обеспечено в будущем восстанов­ление господствующей роли кедра. Лишь когда поколение кедра перей­дет в III стадию своего развития (81—120 лет) — стадию «наибольшего роста в высоту и врастания в состав верхнего яруса», — оно хотя и не часто, по приобретает в составе древостоя значение господствующего, что дает возможность выделить при лесоустройстве кедровники соответ­ствующего класса возраста. К этому времени прежнее господствующее поколение кедра, достигнув возраста 280 лет, переходит в VIII стадию развития, в течение которой оно полностью распадается («стадия постепен­ного вырождения»). От него в конечном итоге, примерно после 300 лет, останутся лишь одиночные деревья, могущие существовать затем еще длительный промежуток времени как свидетели прошлой истории наса­ждения, пока не достигнут предельного возраста, т. е. 400 лет, а возможно и более. Эти гигантские и фаутные кедры резко выделяются в составе древесного яруса, сложенного молодыми поколениями, и, как указывает Ивашкевич, не подчиняются «общим таксационным закономерностям вновь ■развивающегося комплекса деревьев».

Для III стадии развития кедровников характерно последовательное увеличение сомкнутости древесного яруса, по сравнению с предшествую­щими ей VII (II) и VI (1), при возрастании доли участия кедра. Но роль

; лиственных пород и других хвойных еще велика, причем быстрорастущие виды, одновозрастные с кедром из нового поколения, первоначально несколько обгоняют его в росте (ясень, желтая береза). Таким образом, внедряясь в верхний ярус, кедр вынужден пробивать полог крон не только деревьев предшествующих поколений, но и деревьев других видов,

. одновозрастных с ним. Именно в этой стадии развития кедра его крона окончательно приобретает характерную ей многовершинность, тогда как первое ветвление происходит еще в конце предыдущей стадии, в воз- , расте 60—80 лет, когда он пробивает полог деревьев 3-й вели­чины.

Конец III стадии совпадает с замедлением прироста у кедра в высоту, когда он пробился в верхний иолог. Начинается IV стадия «энергичного прироста по диаметру» (121—160 лет), в течение которой кедр закрепляет свое господствующее положение в древостое, что выражается в увеличе­нии его доли участия в составе древостоя до абсолютного преобладания. : В этот период межвидовая борьба у кедра с лиственными породами и дру­гими хвойными, растущими совместно с ним в составе верхнего яруса, невидимому, достигает максимальной остроты, причем кедр из нее выходит победителем. Этот процесс сопровождается отмиранием значительной части деревьев из прежних поколений (включая старые кедры) и особенно из числа менее долговечных видов — липы, желтой березы, пихты, ели аянской (последней в южной части ареала кедровников и в нижнем поясе гор). Также отмирают угнетенные и ослабленные в борьбе за господство деревья других пород, одновозрастные с прогрессивно развивающимся

ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

кедром. Сомкнутость крон, полнота насаждения и запасы древесины из этой стадии приспевания возрастают.

Кедровые древостой, находящиеся в III и IV стадиях развития (соот­ветствующие III и IV классы возраста), встречаются еще сравни­тельно редко. По Приморскому и Хабаровскому краям их участие в сложении фонда кедровых лесов в среднем колеблется около 12—14%. Но в отдельных лесхозах и лесных массивах их значение на­много больше. В упоминавшихся Спасском и Архаринском, а также в Ула-хинском лесхозе они, например, занимают от 35 до 42% общей площади кедровых лесов. Впрочем, подобно молоднякам, далеко не все, а скорее меньшая часть таких средневозрастных кедровников возникла в процессе только что охарактеризованного возрастного саморазвития древостоев. Многие из них принадлежат к категории коротко-производных насажде­ний, в которых завершается восстановление преобладающей роли кедра в древостоях широколиственных лесов (дубовых, липовых, желтоберезо-вых и др.), некогда возникших на месте выгоревших или вырубленных материнских кедровников. По крайней мере, средневозрастные и при­спевающие кедровники такого типа характерны, по моим наблюдениям, для лесных массивов Улахинского, соседних с ним Даубихинского и Анучинского и для более удаленного Лефинского лесхозов в Приморском крае. На территории всех их ясно обнаруживаются (при специальных исследованиях) следы пожаров XVIII и начала XIX вв. как в самих кед­ровниках этого возраста, так и в смежных с ними лесах других формаций (по р. Табахезе в Улахинском, по pp. Моховушке, Таежке и Муравейке в Анучинском, по р. Ян-дзингоу и Ханихеза в Даубихинском, по р. Сан-дугану в Лефинском лесхозе). Основываясь на некоторых косвенных дан­ных, можно смело утверждать, что такие же следы давних пожаров в сред­невозрастных и приспевающих кедровниках будут обнаружены в других лесхозах, где занимаемые ими площади достигают 25—40% (Бикинский в Приморском и Литовский, Ленинский и Биробиджанский в Хабаров­ском краях).

Данные учета лесного фонда отчетливо показывают, что на Дальнем Востоке среди кедровых лесов преобладают спелые и перестойные наса­ждения, под которыми в среднем занято не менее 80% их общей площади. Лишь в массивах, сильно расстроенных недавними рубками и пожарами, как в Спасском, Архаринском и других лесхозах, аналогичных им и пере­численных выше, процент спелых и перестойных кедровников опускается ниже 60. Но зато, как бы в порядке компенсации, в некоторых удаленных массивах этот процент поднимается до 90 и более, например в Тахобин-ской лесной даче Тернейского лесхоза. Средний возраст дальневосточных кедровников располагается в пределах V—VI класса, а Ивашкевич от­метил, что в начале 30-х годов господствующее положение в них повсе­местно занимало 170—200-летнее поколение кедра.

Подобная возрастная однородность девственных кедровых лесов на всем протяжении дальневосточной части ареала показывает, что возник­новение их произошло под влиянием однородных причин, так же как и дальнейшее развитие подчинялось общим закономерностям. Это позволяет распространять на всю площадь их ареала общие закономерности воз­растного развития девственных кедровников, установленные В. А. Иваш­кевичем. В различных районах в зависимости от местных особенностей, конечно, неизбежны те или иные отклонения от общих закономерностей.

Согласно схеме Ивашкевича, сменяющиеся в древостое и господствую­щие в нем поколения кедра разделены периодом продолжительностью 200—240 лет и у них совмещаются во времени VI и I, VII и II, VIII и

ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТВЛЬНОГО ПРОЦЕССА Н9

III стадии развития. В течение 200—240-летнего промежутка новые по­коления кедра либо в большей их части отмирают еще на стадиях само­сева и подроста (когда они возникают под материнским пологом поколе­ния кедра, проходящего стадию спелости), либо оказываются слабыми и малочисленными из-за жестокого и длительного, превышающего 80 лет, угнетения со стороны сомкнутого древостоя (когда они возникают под пологом поколения кедра, проходящего III, IV и VII стадии развития). Вследствие этого, в момент достижения господствующим поколением кедра стадии отмирания, промежуточные поколения в типичных случаях не в со­стоянии заместить его в составе верхнего полога. Именно в момент, когда сменяющимся поколениям кедра, одному из-за разрушения, другим (промежуточным) из-за слабости и последнему — младшему (будущему господствующему)—в силу молодости, не принадлежит господствующее положение в древостое, в составе последнего в кедровниках получают преобладание разнообразные лиственные породы и недолговечные быстро­растущие хвойные (пихта белокорая) из промежуточных поколений. Согласно исследованиям К. П. Соловьева (1937, 1948), лиственные породы, в отличие от кедра, более успешно возобновляются нйд пологом своих материнских деревьев, не избегая и полога кедра. Кроме того, многие из них обладают способностью к интенсивному порослевому возобновле­нию (липы, клен мелколистный, ильмы) или возобновлению от корневых отпрысков (осина). Наконец, почти все они растут в молодости быстрее кедра и отстают от него уже позднее. Благодаря этому они раньше и бы­стрее кедра используют возможность к ускоренному росту, как только в VI стадии развития начнется изреживание до того сомкнутого верх­него древесного полога.

Обобщая данные Ивашкевича и все сказанное о лесоводственно-био-логияеских свойствах кедра, весь цикл возрастных смен в кедровых ле­сах можно представить в виде двух качественно отличных фаз: преобла­дание в составе древостоя кедра и преобладание его конкурентов — лист­венных пород (или в некоторых случаях других хвойных, особенно пихты белокорой и ели аянской). Если не принимать во внимание I и II стадий развития, когда кедр не участвует в сложении верхних пологов древостоя девственных кедровников, то абсолютное преобладание его в нем осуществляется лишь в течение двух из остальных шести стадий {на IV и V), а для типов III бонитета в' некоторых случаях (кедрачи) в течение трех (дополнительно еще VI). На остальных стадиях он либо делит господство с лиственными породами (III и в большинстве случаев VI стадии), либо даже может находиться в подчиненном положении у по­следних (VII и VIII стадии).

В чем же причина столь своеобразной и сложной возрастной динамики кедровых лесов, не отмечавшейся пока исследователями для всех осталь­ных лесов северного полушария, для которых имеются хотя бы отрывочные соответствующие данные (сосняки, ельники, лиственничники, белобе-резники и т. д.)? Например, М. Е. Ткаченко (1943) на основании исследо­ваний в еловых лесах Среднего Урала пришел к выводу, что «теория пло­досмена», выдвинутая «некоторыми лесоводами (имеются в виду, очевидно, Б. А. Ивашкевич и К. П. Соловьев, — В. К.) при изучении хвойно-лиственных лесов Дальнего Востока», не подтвердилась на взаимосвязи



1 Впрочем, можно было ожидать заранее, что на примере взаимоотношений этих пород при их совместном произрастании невозможно обнаружить «плодосмен» в том виде, как он охарактеризован Ивашкевичем для кедровников, поскольку ель и пихта принадлежат к древесным растениям близких эколого-биологических типов. Зато эта

120 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

Ивашкевич (1927а), отметивший, что в девственных кедровниках мо­жет добиться господства в древостое лишь теневыносливая (в молодости) порода, способная оправляться после длительного и сильного угнетения, какой является кедр, указал причину, общую для многих пород, слагаю­щих девственные разновозрастные смешанные леса вертикальной сомкну­тости, но не специфичную для кедра и кедровников.

Эти причины надлежит искать в специфичных особенностях биологии кедра и таких же особенностях кедровников, отличающих их от других лесных формаций. Ими являются: 1) долголетие и способность кедра к длительному и беспрерывному росту по всем элементам ствола до глу­бокой старости, — особенности, не свойственные большинству видов, растущих с ним бок о бок, и 2) многовидовой состав древесного яруса кедров­ников, сложенный видами различных эколого-биологических свойств. Благодаря первой причине кедр, вопреки обилию соперников, все же до­бивается абсолютного преобладания в древостоях, используя ослаб­ление жизнестойкости своих конкурентов в связи с их одряхлением; но и они в свою очередь берут временный верх над кедром, когда его господ­ствующее поколение после достижения предельного возраста начинает отмирать и разрушаться. Вторая причина создает возможности осущест­вления возрастных смен по одному плану в различных лесорастительных районах и на разнообразных местопроизрастаниях, поскольку в кедро­вых лесах всегда имеются конкурентные по отношению кедра виды раз­личных древесных пород, способные заполнить временно освобожденное-им место в перестойном, одряхлевшем древостое при прохождении послед­ним стадии разрушения.

Каждое новое господствующее поколение кедра проходит сходные стадии развития с предшествовавшим ему, а в целом возрастные смены древостоев кедровых лесов имеют цикличный характер, требуя для пол­ного осуществления одного цикла не менее 2—2.5-векового периода. Чтобы при такой трактовке возрастных смен не создалось впечатления о их полной идентичности из поколения в поколение, Ивашкевич в послед­ней обобщающей работе (1933, стр. 19) особо оговаривает, что «раз имев­шие место во времени сочетания, вообще говоря, больше не повторяются, так как изменяется почва, климат, все условия существования, и мы лишь условно и приблизительно можем считать их неизменившимися, при незначительности этих изменений». Сверх того, в ряде работ, подчас вне связи с изложением или характеристикой схемы возрастной динамики кедровников, он не раз подчеркнуто оговаривал, что та или иная из раз-

«теория» находит известное подтверждение во взаимоотношениях пород, резко отличных по их требованиям к условиям среды и биологическим свойствам, например во взаимо­отношениях той же ели с мелколиственными породами (береза, осина) в процессах вос­становительных и вековых смен, так же как ели и бука в Западной Европе, на что не­давно обратил внимание А. С. Яблоков (1948). Еще полнее сходство со схемой Ивашке­вича будет обнаружено при углубленном изучении взаимоотношений между елью и дубом, сосной и дубом, дубом и осиной в смешанных и широколиственных и лесостеп­ных лесах европейской части СССР, к которым, несмотря на давность идискуссион-ность соответствующих проблем, почти не подходили с позиций стадиальности разви­тия их древостоев. Попутно замечу, что я избегаю применять термин «плодосмен» в приложении к лесообразовательному процессу в кедровниках по той причине, что «теория плодосмена», сформулированная немецкими лесоводами (например Юнак, 1929), правильно констатируя эмпирически установленную закономерность смены в древостоях господствующих пород, дает ему искаженное объяснение, предполагая, что каждая порода в процессе своей жизнедеятельности сама себе подготовляет «смерть», якобы истощая почву или делая ее непригодной для произрастания своих новых поколений. Познание механизма подобных смен эта теория подменяет грубым механистическим и упрощенным объяснением, неудовлетворительным с позиций ми­чуринской биологии. '

ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТВЛЬНОГО ПРОЦЕССА 121

бираемых им закономерностей, относящихся к ним (таксационные законо­мерности в строении ствола, особенности строения древостоев я т. д.), верна лишь «в данную эпоху и на данной стадии их развития». Иначе говоря, Ивашкевич считал, что закономерности возрастного развития древостоя кедровников, установленные им, ограничены определенным периодом лесо-образоватедьного процесса; они могли быть иными в прошлом, так же как эти закономерности не приложимы целиком к условиям эпохи «планомер­ного вмешательства человека» в жизнь леса, как он называл современный период развития советского лесного хозяйства на Дальнем Востоке. Ника­ких более подробных соображений о качественных изменениях «условий существования» в процессе прохождения различными поколениями одно­именных возрастных стадий и о характере возрастной динамики в иные «эпохи» Ивашкевич не дает. Этой важной стороне лесообразовательного процесса в кедровых лесах Дальнего Востока и в настоящее время еще невозможно дать достоверного освещения.

Вообще «схема диалектического развития девственного леса», как иногда именуется Ивашкевичем схема возрастного развития древостоев кедровых лесов, изложена им в предельно обобщенном виде, кратко и лаконично. Она не учитывает особенностей развития древостоя по от­дельным типам кедровников, не вскрывает частных закономерностей па­раллельной возрастной стадийности развития поколений, конкурентных по отношению к кедру других древесных пород, крайне общо характери­зует изменения состава древостоя в целом с возрастом, совершенно не касается вопроса об изменениях, претерпеваемых нижними ярусами наса­ждений в различные стадии развития древостоев. Недостатком ее является отсутствие указаний на роль и значение географической среды и среды местопроизрастаний кедровников в естественно протекающем процессе возрастного развития древостоев, так же как и на характер нарушений закономерностей последнего, вызываемых воздействиями на лес таких резких по силе природных явлений, как лесные пожары, ветровалы, засухи, эпизоотии вредных насекомых и т. п., а также хозяйственной деятельности человека (различные рубки). Слабо обоснованы строгая 35—40-летняя' периодичность «взрывов возобновления кедра» и согласованность их про­должительности с другими периодическими явлениями в развитии древо­стоев кедровников, положенные Б. А. Ивашкевичем в основу расчленения древостоя на 8 стадий. Создается впечатление, что Ивашкевич, принимая столь строгую периодичность, отчасти имел в виду обосновать природными закономерностями 40-летнюю продолжительность классов возраста, приня­тую в практике лесоустройства. Не случайно стадии развития древостоев в его схеме именуются «классами возраста». В действительности, точная и одинаковая по продолжительности на протяжении всего развития кед­рового поколения согласованность различных периодических явлений его жизни выявляется, невидимому, лишь при анализе обобщенного и обширного таксационного материала как статистическая закономер­ность. В конкретных древостоях она выражена не всегда отчетливо или даже не может быть обнаружена при беглом ознакомлении с ними, будучи часто скрыта и затушевана другими явлениями и процес­сами. Кроме того, не по всем типам кедровников продолжительность пе­риода «устойчивых соотношений между элементами древостоя» остается постоянной и равной продолжительности одной 40-летней стадии спелости. Как мы видели на примере древостоев кедрачей, этот период может рас­пространяться и на следующую «стадию перестойности» или, при другом объяснении, стадия спелости может длиться не 40, а 80 лет. Видимо, сходные моменты имел в виду и сам Ивашкевич, когда в характеристике I

122 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

и II стадий он оговорил (без пояснения причин), что их продолжитель­ность «точнее» соответственно равна не 1—40 и 41—80 годам, а 1—50 и 51—90 годам.

Однако все перечисленные и другие, менее существенные недостатки не могут быть поставлены в упрек Ивашкевичу. Дело в том, что разработка схемы не являлась для него самодовлеющей и основной целью. Она была установлена попутно и в связи с формулировкой им ряда закономерностей строения древостоя девственных кедровников, решающих для их пра­вильной и точной таксации при лесоустройстве (способ бонитировки и методы исчисления запаса, положение средней модели, изменение таксационных признаков стволов кедра и некоторых других хозяйственно-важных пород с возрастом и т. п.). Сам Ивашкевич своей схеме придавал «значение не окончательное, а ориентировочное, в качестве рабочей гипо­тезы» и ближайшей задачей последующих исследователей «девственных лесов Дальнего Востока» ставил «точное исследование возрастного строе­ния и уточнения схемы развития и смены поколений, с учетом изменения состава за время существования насаждения», призывая пополнить схему «точным цифровым содержанием».

К сожалению, призыв Ивашкевича до настоящего времени остался неосуществленным и специальных исследований, посвященных уточнению его схемы, не появилось. Схема не нашла должного применения и использо­вания при решении различных вопросов познания лесов Дальнего Востока, хотя пользуется признанием у дальневосточных лесоводов (К. Соловьев, Цымек и др.). Не была она подвергнута и специальному критическому обсуждению и оценке, если не считать беглого высказывания Я. Я. Ва­сильева (1939). Между тем, в многовидовых кедровниках, сложенных по­родами с различными биологическими особенностями и с различной тре­бовательностью к условиям среды, качественные различия между отдель­ными стадиями их развития достигают большого размаха. Это и было пре­красно отражено Б. А. Ивашкевичем в его схеме, несмотря на недоработку и общую ее фрагментарность. Стадиальность развития кедровых лесов Дальнего Востока показана Ивашкевичем с достаточной убедительностью, и только используя основные положения его схемы, возможно найти путеводную нить для распутывания сложного многообразия насаждений при их классификации.

Схема Ивашкевича безусловно нуждается в уточнении, детализации и дальнейшей разработке. Попытаюсь, в меру возможного, сделать это, опираясь на разнообразные наблюдения по многим типам кедровых лесов в разных частях Дальнего Востока, частично приводимых ниже при их характеристике.

Прежде всего при изучении явлений возрастного развития кедровни­ков необходимо строго учитывать влияние на них физико-географических условий. В средней и южной частях ареала кедровников у насаждений собственно кедрово-широколиственных лесов (климатическая фация «ти­пичных» кедровников) развитие древостоев у большинства типов леса идет в близком соответствии со схемой Ивашкевича, т. е. происходит чере­дование фаз преобладания кедра и лиственных пород (иногда с участием белокорой пихты). В северной части ареала и у верхнейграницы распростра­нил кедровников число сопутствующих кедру видов лиственных пород сокращается, а общеклиматические условия в меньшей степени благо­приятствуют росту оставшихся. Поэтому роль лиственных пород в воз­растных сменах постепенно ослабевает. Одновременно усиливается зна­чение в древостое белокорой пихты и позднее аянской ели, а на некоторых местопроизрастаниях — лиственницы. В насаждениях северной фации

ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА 123

кедровников пихта и ель совместно с лиственными породами участвуют в сложении древостоя в фазе преобладания лиственных. В ряде же типов леса фаза лиственных пород почти полностью заменяется фазой преобла­дания пихты и ели, лишь при соучастии лиственных, причем в составе последних видное место получают маньчжурская береза или осина (послед­няя в материковых районах), сравнительно редкие в кедровниках юга. Последовательное усиление к северу роли аянской ели, породы близкой к кедру по возрасту, в котором она достигает количественной спелости, и более теневыносливой, приводит к замене ею лиственных пород и кедра в такой степени, что и на стадии спелости она вместе с кедром делит пре­обладание в древостое (аянско-елово-широколиственные и кедрово-ело-вые леса), а затем и вообще полностью вытесняет лиственные породы и кедр.

Для южной части ареала кедра [по данным Я. Я. Васильева (1939) и другим материалам] допустимо рассматривать усиление роли целыю-листной пихты, граба и других южных теплолюбивых видов древесных пород в разрушающихся древостоях некоторых типов «грабовых» кедров­ников в качестве закономерной фазы возрастного развития их древостоев. Подобная географическая последовательность замены лиственных пород и кедра таежными темнохвойными, отчетливо наблюдаемая в природе в северной и горной частях ареала, так же как замена кедра цельнолист-ной пихтой и теплолюбивыми лиственными на юге, указывает на важ­ное значение возрастных смен в механизме процесса смен вековых и на их сопряженность и взаимозависимость. Смены пород разных порядков, протекающие в формациях, образованных различными породами (кедров­никах, ельниках, чернопихтарниках и широколиственных лесах), связы­ваются, таким образом, в единый лесообразовательный процесс, осуще­ствляющийся на пространствах обширной лесорастителыюй области.

В различных типах леса, в пределах однородной по почвенно-климати-ческим и геоморфологическим условиям части ареала кедровников, развитие их древостоев идет также своими путями в зависимости от особенностей местопроизрастаний. Качественные особенности среды находят свое отражение в том, что в течение лиственной фазы в составе древостоев соответствующего типа леса преобладающее значение получают определенные виды лиственных пород — дуб монгольский в кедровниках с дубом, липа в кедровниках с липой, желтая береза в кедровниках с жел­той березой и т. п. Не менее существенное значение имеют происходящие в зависимости от условий местопроизрастаний изменения в продолжитель­ности фаз и, возможно, отдельных стадий. Выше уже приводился пример этого в случае с некоторыми кедровниками III бонитета, дающими наса­ждения с абсолютным преобладанием кедра (кедрачи). Такие типы кедров­ников в основном приурочиваются к крутым южным (инсолируемым) скло­нам с сухими маломощными и скелетными почвами, где все лиственные породы, кроме дуба, а также белокорая пихта и ель вообще развиваются ослабленно или отсутствуют. Кроме того, подобные местопроизрастания в связи с их топографическим положением всегда находятся вне воздействия суровых и сильных ветров зимнего муссона, которые играют весьма важ­ную роль в разрушении древостоев перестойных кедровников. Специфич­ные условия среды этих местопроизрастаний, очевидно, благоприятствуют длительной задержке развития древостоев на стадии абсолютного пре­обладания кедра и более позднему наступлению стадии их разрушения, чем в типичных случаях. На местообитаниях с богатыми, влажными и глубокими почвами, благоприятными для энергичного роста многочислен­ных видов лиственных пород (II—I бонитет), фаза преобладания кедра

124 . ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

относительно кратковременна. На таких местообитаниях абсолютное преобладание его в древостое, даже на стадии спелости, осуществляется не всегда, а полное вытеснение всех лиственных и формирование совер­шенно чистого кедрового древостоя (типа кедрача) наблюдается в исклю­чительно редких случаях, при благоприятно сложившихся условиях; возможно, что развитие чистого древостоя из кедра вообще недостижимо в течение жизни одного поколения. Никогда не наблюдается абсолютное преобладание кедра в типах кедровых лесов, приуроченных к ветробой-ным северным склонам (например во влажных чубушниково-актини-диевых кедровниках), где все ослабленные и перестойные деревья посте­пенно вываливаются ветром. Особенности местопроизрастания в одних случаях благоприятствуют кедру в его борьбе за господство с лиственными и пихтой, в других — задерживают этот процесс и обеспечивают длитель­ное сосуществование кедра с лиственными породами.

Указывая на активную роль условий местопроизрастаний кедровников в ходе возрастных смен их насаждений, нельзя упускать из виду и обрат­ного влияния. Изменения в таксационных признаках господствующего поколения, в составе и структуре всего древостоя, в силу присущих всем лесным группировкам взаимовлияний и постоянного взаимодействия между их разнородными компонентами, неизбежно отражаются на фито-климате, гидрологическом режиме, на почве и т. п., а через нпх на новом поколении господствующей древесной породы и всей растительности. Осо­бенно резкие изменения во всем строе насаждения и его условиях существо­вания совершаются на стадиях разрушения господствующего поколения древостоя, когда огромные запасы органического вещества, накопленного им в течение двухсотлетней жизнедеятельности, и минеральных солей, перекаченных за тот же период из нижних горизонтов почвогрунта, в ко­роткий срок поступают в виде мертвой древесины в почву, обогащая и улуч­шая ее, меняя весь ход почвенно-биологических процессов. Новое поко­ление кедра попадает в условия, отличные от условий, в которых нахо­дилось старое на одноименной стадии развития. Поэтому его дальнейшее развитие не будет копировать ход развития своего предшественника, а пойдет более или менее отличным путем.

К явлению стадийно-возрастного развития древостоев кедровых ле­сов с полным основанием приложимо известное и важное общее положение акад. В. Р. Вильямса (1949, стр. 57), что «с точки зрения почвоведения жизнь есть беспрерывная смена процессов создания и разрушения органи­ческого вещества. Так как эта беспрерывная смена производит как бес­прерывные, так и скачкообразные изменения в условиях среды, в которой она совершается, то всякое новое поколение живого, наиболее приспособ­ленного к новым условиям, должно нести в себе отличия, определяемые новыми условиями среды. Накопляясь, эти изменения неминуемо приво­дят к глубоким качественным различиям, которые в геологической пер­спективе мы воспринимаем как эволюцию».

! Таким образом, возрастные смены в кедровниках (очевидно, та в дру­гих лесных формациях), хотя и имеют цикличный характер, но соверша­ется не по замкнутому кругу, а как бы по спирали, неизбежно сопрово­ждаясь количественным накоплением по всем компонентам насаждения 1свойств и признаков, способных вызвать на определенном этапе переход /его в новое качественное состояние, воспринимаемое как переход данного !типа леса в другой, как их смену. В особенностях возрастных смен наса­ждений надлежит искать наиболее достоверные следы недавнего прошлого (Исторического развития лесов. Возрастные смены позволяют усмотреть !тенденций и направления ближайшего будущего развития лесных форма-



ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА 125

ций. Закономерности возрастных смен в лесах дают ключ к пониманию закономерностей всего лесообразовательного процесса на данной терри­тории и к обоснованному прогнозу будущего состояния леса на конкрет­ных участках земной поверхности. При изучении подобных вековых смен целесообразно применять упоминавшееся выше понятие о генетическом ряде группировок растительности, понимая под ним цепь исторически связанных друг с другом группировок «развивающихся и могущих раз­виваться в будущем на данном участке территории. . . с присущими ему экотопическими условиями в результате последовательного изменения условий среды. Изменения же условий среды данного местообитания идут под совокупным влиянием ряда причин, среди которых ведущая роль принадлежит изменениям общегеографических условий окружающего их района и биологическим закономерностям жизни растений, слагавших и слагающих интересующие нас группировки» (Колесников, 1946). Понятие о «генетическом ряде группировок растительности» было исполь­зовано мною при изучении чозениевых лесов пойм горных рек Дальнего Востока (Колесников, 1937), сосновых и еловых лесов среднего течения р. Нем в Коми АССР (в 1940 г.) и заболоченных лиственничных лесов Средне-Амурской равнины (1946) и позволило выяснить некоторые закономер­ности их возрастного развития (чозениевые леса) и вековых смен (сосно­вые, еловые и лиственничные леса). Во всех трех случаях закономерности были различны в связи с различиями географической среды самих лесов и условий их местопроизрастаний, но всегда жизнь и история растительности оказывались тесно связанными с жизнью и развитием ее местопроизраста­ний, в первую очередь с историей развития форм поверхности(рельефа), на которых они росли. Одновременно как общая закономерность выясни­лось, что смена одной лесной группировки на другую (иногда, как у забо­лоченных лиственничников, нелесную по своему характеру) совершалась скачкообразно, совпадая с моментами качественных изменений в строе­нии древостоя (у чозениевых лесов), или с моментом отмирания господ­ствующего поколения и замены его новым (у лиственничных лесов). В случае рассматриваемых кедровых лесов упоминавшееся вытеснение кедра елью происходит, судя по отрывочным данным Я. Я. Васильева (1939), других авторов и моим наблюдениям, скачкообразно, проходя через ряд этапов (звеньев ряда). В обобщенной схеме, без детализации последовательности вытеснения кедра елью по типам местопроизрастаний этот процесс можно представить в виде следующего векового генетиче­ского ряда: кедровый лес без ели и пихты—кедровый лес с единичной примесью пихты—кедровый лес со вторым ярусом пихты и примесью ели—кедрово-еловый лес—пихтово-еловый лес с примесью кедра—пих-тово-еловый лес без кедра. Промежуток времени, в течение которого на определенном участке территории занимающие ее кедровники прой­дут последовательно через все этапы этого векового ряда, повидимому, весьма значителен. Если даже условно допустить, что переход от одного этапа к другому, т. е. смена одного типа леса другим, совершается в те­чение жизни только одного поколения кедра (это возможно для насажде­ний северных склонов и инверсионных участков в долинах рек) и совпадает с моментом его отмирания в возрасте 200—240 лет, то и тогда весь процесс смены растянется более, чем на 1200—1400 лет. Но это только допущение, тогда как имеющиеся наблюдения, по крайней мере для этапа (типа леса) «кедровый лес с единичной примесью пихты—кедровый лес со вторым ярусом пихты и примесью ели», указывают на его большую длительность, охватывающую период нескольких последовательно сменяющихся господ­ствующих поколений.

126 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

Как упоминалось, в кедровых лесах в разных частях их ареала идут и другие процессы вековых смен, совершающиеся по другим, отличным от приведенного, вековым генетическим рядам. Но детали их остаются пока совершенно невыявленными, так же как и для смены кедра елью мы в состоянии дать пока только общую и очень грубую схему.

Существеннее изменения в ходе возрастного развития древостоев кед­ровников возникают под воздействием различных внешних факторов. Оставляя в стороне случаи сильных степеней разрушения материнского насаждения (пожары, сплошные рубки), будем иметь пока в виду послед­ствия от воздействия сравнительно слабых факторов (ветровалы, неперио­дические сильные засухи, приисковые и умеренные подневольно-выбороч­ные рубки, слабые лесные палы), после которых происходит лишь частич­ное, иногда умеренное, изреживание древесного полога и сохраняются неизменными многие особенности среды местопроизрастания. К воздей­ствию таких факторов в силу своих биологических особенностей кедр зна­чительно более чувствителен, нежели почти все лиственные породы, растущие совместно с ним. Благодаря этому его позиции ослабляются в большей степени, чем позиции конкурентов, и роль последних в сложе­нии древостоя усиливается. Молодняки и приспевающие насаждения оказываются в той или иной степени отброшенными назад к начальным, уже пройденным стадиям возрастного развития и притом тем дальше, чем сильнее внешнее воздействие. Начиная со стадии спелости и перестой-ноети, подобные воздействия внешних факторов ускоряют процесс раз­рушения господствующего поколения кедра и сокращают продолжитель­ность заключительных стадий его развития. Если в силу конкретно сложив­шихся условий господствующее поколение кедра еще до достижения им возраста спелости испытывает одно или несколько таких ослабляющих его ударов, оно не сможет в последующем получить абсолютного преобла­дания в древостое; последнее окажется достижимым только для следую­щего очередного поколения, конечно, при условии, что оно не пострадает на начальных стадиях своего развития под материнским пологом и в свою очередь будет развиваться нормальным путем. Фаза преобладания лист­венных пород в древостое растянется, следовательно, на более длительный промежуток времени, нежели в нормальных условиях.

Но разрушительные воздействия факторов внешней среды не только тормозят или ускоряют прохождение стадий возрастного развития. Они, кроме того, во многих случаях оказываются непосредственной причиной 'упоминавшегося скачкообразного перерыва в развитии древостоя, прихо­дящегося на конец стадии перестойности. Ослабленная жизнестойкость господствующего поколения кедра в этот период жизни (высокий возраст с присущей ему меньшей пластичностью, пораженность гнилями) делает его особенно чувствительным к влиянию факторов такого рода. На них он реагирует особенно болезненно. Достаточно слабого толчка извне, чтобы в сомкнутом, внешне здоровом и жизнедеятельном, спелом или пере­стойном древостое началось диффузное отмирание деревьев, образование просветов в пологе и его разреживание. Если же толчок был достаточно силен, то отмирание и гибель основной массы стволов господствующего поколения кедра проходит в довольно сжатые сроки и быстрыми темпами, иногда в течение всего 2-5 лет, вовлекая в процесс отмирания и стволы из более молодых поколений, если таковые имеются. В таких случаях скачкообразный перерыв в развитии древостоя происходит поистине «революционно».

В числе важнейших природных факторов, вызывающих подобное уско­ренное отмирание господствующего поколения кедра в кедровниках,.

ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА 127

по моим наблюдениям, следует назвать ветровалы и непериодические лет­ние засухи. В кедровниках, произрастающих на низких надпойменных террасах, существенно также влияние сильных наводнений, вызывающих длительное затопление их полыми водами.1

Весьма важная роль ветра в жизни кедровых лесов была отмечена мною в одной из предыдущих работ (1938). Осенние и зимние ветры северных и западных румбов, достигающие на побережье Японского моря в период смены летнего муссона на зимний исключительной силы (среднемесяч­ные показатели скорости ветра по отдельным пунктам имеют величины 7—10 м/сек.) производят в кедровниках, произрастающих на местооби­таниях, подверженных их воздействию («ветробойные склоны»и «ветродуй-ные долины», по терминологии местных жителей), серьезные опустошения, вываливая и ломая все перестойные, достигшие предела естественной жизни и ослабленные вследствие тех или иных причин, стволы хвойных пород, прежде всего кедра. Лиственные породы как укореняющиеся бо­лее прочно и оказывающие своими кронами, лишенными поздней осенью и зимой листвы, меньшее сопротивление ветру, страдают от ветровала значительно слабее (зато процент бурелома у них выше, чем у кедра). В отдельных случаях в кедровых лесах побережья Японского моря (Тер-нейский лесхоз) ветровалы приобретают характер настоящей катастрофы, ускоряющей разрушение спелых и перестойных древостоев на обширных пространствах.

Так, после бури с 6 на 7 ноября 1933 г. в Тернейском лесхозе по ориен­тировочным подсчетам было уничтожено до миллиона кубических метров спелой и перестойной древесины хвойных пород (кедра и ели2), а площадь ветровала превысила несколько тысяч гектаров. В среднем течении р. Бе-лимбе ее долины и прилегающие к последней склоны, поросшие спелыми и перестойными кедрачами, лишь в слабой степени пройденными прииско­выми рубками, на протяжении свыше 10 км были совершенно загромо­ждены поваленными ветром стволами кедра и других пород, образо­вавших местами непроходимые «баррикады» высотой в 7—8 и более метров. Характерно, что приспевающие древостой кедра в незначитель­ной степени пострадали от ветровала; уцелела на ветровальниках и большая часть кедров младших поколений из подчиненного яруса, хотя они и получили сильные повреждения крон и стволов при падении сосед­них деревьев и от охлестывания.

На материковых склонах среднего Сихотэ-Алиня, где ветры менее сильные, чем на побережье, ветровалы и буреломы в кедровниках никогда не достигают упомянутых размеров. Но вывал одиночных деревьев кедра или их группы в осенний период наблюдается, как правило, и в этой части ареала. Ветер в кедровых лесах играет как бы роль заботливого лесовода, удаляющего из их древостоев все ослабленные и потерявшие жизне­стойкость деревья, а'в ряде случаев и все господствующее поколение кедра, достигшее стадии своего отмирания.

В свою очередь в материковых районах, граничащих с безлесными лесостепными пространствами Суйфуно-Ханкайско-Уссурийской депрес­сии, не менее существенное значение в качестве толчка, ускоряющего



1 Данные последних лет показывают, что массовые размножения физиологиче­
ских вредителей кедра из мира насекомых, например сибирского шелкопряда, также
относятся к числу подобных факторов для кедровников Дальнего Востока.

2 Пихтово-еловые леса Сихотэ-Алиня от ветровалов страдают еще больше кедро­


вых, что связано не столько с биологическими особенностями их господствующих по­
род, сколько с большей ветробойностыо местообитаний ельников, произрастающих
в верхнем горном поясе.

128 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

естественное изреживание перестойных древостоев, принадлежит силь­ным летним засухам. На лесах побережья Японского моря последние, видимо, отражаются слабее. Засухи в материковой частя ареала кедров­ников не составляют редкого явления и повторяются но меньшей мере раз в течение 7—10 лет (были, например, в Приморье в 1921, 1938, 1946 и 1949 гг.), иногда чаще. С их влиянием, невидимому, связано массовое и давно привлекавшее внимание дальневосточных лесоводов «усыхание» перестойных пихтово-еловых лесов Дальнего Востока. В кедровых лесах «усыхание» кедра как катастрофическое явление не отмечалось до недав­него времени другими авторами только потому, что оно не сопровождается оголением больших пространств лесной площади от живых деревьев. В перестойных кедровниках всегда имеются значительные количества лиственных пород, свободно переносящих засухи, да и само по себе коли­чество усохших перестойных стволов кедра относительно невелико (оно заметно увеличивается при оценке процента высохших деревьев по массе образуемой ими древесины). Кроме того, в связи с тем, что усыхание кедра всегда сопровождается и заканчивается массовым размножением вред­ных насекомых, особенно короедов, такие «усохшие» кедровники на Даль­нем Востоке обычно классифицируются как «короедники», а причины усы-хания относятся на счет короедов или других первичных физиологических вредителей-насекомых. Обилие «короедников» и «короедных очагов» в ле­сах Дальнего Востока отмечается многими исследователями, а при лесообследовании такие площади часто включаются в категории «редин». Следует отметить, что наиболее крупные «очаги усыхания» кедровников, так же как и у ельников, приурочиваются к местообитаниям, для которых в нормальные годы характерны достаточно высокие и устойчивые показа­тели влажности почвы (например пологие склоны в истоках ключей, тер-расовидные уступы на склонах гор и т. п.), где привычные для растений условия среды в годы засух меняются особенно радикально.

Показательные примеры разрушения перестойных кедровых древо­стоев после засух последних 10—15 лет можно, например, видеть в вер­ховьях р. Пейшула и по ее притокам — ключ Ламазина и Корявая падь в Майхинском лесхозе на склонах Майхэ-Даубихинского плато. Значи­тельные площади «усохших» кедровников встречены мною в Кабаргин-ской лесной даче Уссурийского лесхоза, в Ариадненском лесничестве Вакского лесхоза на склонах г. Тачинлаза, по р. Даубихезе в Нижне-Даубихинском лесхозе и в ряде других лесных дач и лесничеств бассейна Уссури. На побережье небольшие участки их наблюдались в центральной части б. Судзухинского заповедника (склоны горы Большой в истоках левых притоков р. Судзухе) и в Тернейском лесхозе.

Возрастные изменения состава и строения древостоев кедровых лесов сопровождаются параллельными изменениями во всех соподчиненных с ним нижних ярусах — в подлеске, травяном и моховом покрове и т. п., в возобновительном процессе, даже в характере и обилии валежа и сухо­стоя.

Основываясь на разнообразных наблюдениях различных типов кедро­вых лесов, можно в общей форме охарактеризовать закономерности та­ких изменений.

Для стадий спелости и перестойности (последнее только для группи­ровки типа «кедрач») характерно относительно слабое (при сравнении с другими) развитие растительности нижних ярусов. Обычно в составе подлеска, трав и мхов заметное преобладание получает ограниченное число наиболее теневыносливых видов, тогда как остальные встречаются одиночно или небольшими группами. Подлесок редкий, слабо облист-

ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА 129

венный, обычно высокий (вытянут к свету), расположен группами в более освещенных местах; лианы, если они свойственны данному типу леса, мало заметны, стелятся по почве, расположены пятнами, только вегети-руют. В травяном покрове преобладают тенелюбивые растения небольшой высоты, вроде майника, мителлы, василистника (Thalictrum filamentosum), кислицы, чаровницы альпийской, различных лесных мелких осочек и т. п., располагающихся разобщенными пятнами. Папоротники и злаки редки, ограниченно развито и высокое разнотравье. Сезонные аспекты выражены слабо, так как цветут и плодоносят немногие особи. Покрытие почвы растениями слабое, и повсюду проглядывают обширные участки грубой лесной подстилки, с преобладанием в ее составе неразложившейся хвои кедра. Пятнами различной величины в зависимости от типа леса встречаются наземные мхи. .Эпифиты (мхи и лишайники) на стволах дере­вьев развиты хорошо, нередко обильно (особенно на пихте). Валеж пред­ставлен сильно разложившимися, часто замшелыми, крупномерными и свежими, тонкомерными остатками деревьев. Среди многочисленного сухостоя преобладают тонкомерные стволы из подчиненного полога (пихта особенно). Самосев кедра и других пород встречается часто, при­урочивается к световым пятнам и «окнам» полога, но в стадию угнетен­ного и низкого подроста переходят лишь единичные экземпляры. Немно­гим лучше развивается возобновление других теневыносливых пород, таких, как белокорая пихта, клены (зеленокорый, желтый), отчасти порос­левая липа Таке.

Изреживание древесного полога, наступающее в течение стадии пере-стойности и достигающее максимума на следующей за ней стадии разру­шения, сопровождается буйным разрастанием нижних ярусов. Увеличи­вается флористическое богатство видов, в их составе преобладание переходит к светолюбивым, быстро развивающимся и с большой листовой поверхностью формам. Среди них заметное участие во многих типах леса получают растения — нитрофилы, такие, как крапивы (Urtica angustifolia и U. laetevirens), бальзамины (Impaliens noli-tangere, I. Tex-tori — на юге), вейник (Calamagrostis Langsdorffii) и другие аналогичные виды из трав; малина (Rubus crataegifolius, R. sachalinensis), бузина (Sam-bucus Miquelii, 8. latipinna) и прочие из кустарников, и т. п. Их буйному развитию благоприятствуют большие количества органического вещества, поступающего в почву в связи с разрушением и минерализацией отмершей древесины многочисленными видами дереворазрушающих грибов, плодо­вые тела которых в таких лесах встречаются особенно часто. Разрастается подлесок, образуя местами в некоторых типах, особенно на юге, трудно­проходимые заросли, перевитые лианами, взбирающимися по кустарни­кам и по деревьям подчиненного яруса на высоту 7—10 м. Некоторые особо мощные лианы (актинидии, лимонник, виноград) опутывают своими плетями и густо покрывают листвой кроны деревьев, что иногда является причиной отмирания последних. В травяном покрове резко усиливается роль высокотравья и папоротников, образующих на участках, свободных от подлеска, густые заросли. Возрастает значение дернообразующих растений (лесные злаки и осочки), но почва все же остается частично обнаженной и покрыта мощной рыхлой подстилкой мулевого типа. Се­зонные аспекты выражены отчетливо и ярко; большинство растений цве­тет и обильно плодоносит. Наземные мхи ютятся небольшими угнетен­ными колониями у основания стволов и по валежу, мало заметны. Эпи­фиты развиты умеренно, при сильных степенях разреженности древес­ного полога они испытывают угнетение от избытка света. Обилен свежий неразложившийся и слабо замшелый крупномерный валеж. Самосев кедра

9 Труды Дальневост. филиала, т. II

130 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

и большинства лиственных пород располагается группами по слегка притененным местам, вне зарослей подлеска и трав, чаще всего под защи­той валежа, пней и стволов деревьев. Хорошо развит подрост всех пород, иногда образующий плотные и густые группы.

Изложенные обобщенные данные дают в схеме представление о харак­тере качественного состояния нижних ярусов кедровых насаждений на крайних по сомкнутости крон стадиях развития их древостоев. Промежу­точные стадии характеризуются переходными состояниями, описывать которые нет необходимости. Отмечу только, что по мере смыкания крон уменьшения в связи с этим количества солнечного света, доходящего до почвы, последовательно уменьшается в нижних ярусах число свето­любивых видов растений, заглушаемых теневыносливыми и тенелюби­выми.

В заключение обзора закономерностей возрастных смен привожу (табл. 10) обобщенную схему развития их насаждений в течение жизни одного поколения кедра для фации типичных кедровников, дополняя и несколько изменяя соответствующую схему Б. А. Ивашкевича (1929а, 1930).

После воздействия на кедровые леса, находящиеся на любой стадии возрастного развития, сильных разрушительных факторов внешней среды, вызывающих гибель всех или большинства особей кедра во всех наличных поколениях (лесные пожары, сплошные или сильные подневольно-выбороч­ные рубки, оползни, эрозионные смывы почвы на склонах и в долинах рек), на их месте возникают производные насаждения или как временное явле­ние даже группировки ыелесного типа растительности. Обрывается не только естественное чередование возрастных стадий, но и резко наруша­ются закономерности вековых смен, присущих данному типу условий местопроизрастания. Вступают в силу новые закономерности возрастного развития производных группировок, вековые смены видоизменяются. Производные насаждения, возникшие на месте погибшего кедровника, могут развиваться в сторону кедровых же лесов только в том случае, если в составе возникающего производного древостоя кедру обеспечено уча­стие в количествах, достаточных для последующего восстановления его преобладания на стадии спелости. Это возможно, когда на участке леса, подвергшегося разрушению, сохранились его семенники, молодое «пре­дыдущее» возобновление, или когда семенные зачатки могут быть занесены на этот участок в достаточном количестве животными и другими природ­ными обсеменительными агентами (вода) со стороны. Но и этого мало. Необходимо, чтобы условия местопроизрастания не изменились бы в сто­рону, неблагоприятную для возобновления кедра, в частности, чтобы лес­ная почва сохранила качества, обеспечивающие прорастание его семян (не задернела, не повысилась резко ее влажность, не произошло бы обнажение коренной горной породы и т. п.), чтобы имелось притенение, предохраняющее молодые всходы и самосев кедра от обжигающих солнеч­ных' лучей, наконец, чтобы они не были бы задушены разрастающимися кустарниками и лианами. Подобные благоприятные условия для возоб­новления кедра вскоре же после гибели материнского насаждения возни­кают сравнительно редко и обычно на небольших по размерам участках, окруженных непострадавшими древостоями. Частным примером их могут служить упоминавшиеся одновозрастные кедровники и куртины молод-няков кедра. В таких случаях, как показывают наблюдения, восстано­вительный (демутационный по Г. Н. Высоцкому) процесс лишь на начальных стадиях зарастания древесными породами участка, лишенного леса, проходит через специфичные, иногда нелесные, стадии соответствую-



ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТКЛЪНОГО ПРОЦЕССА

131


Т а б л и ц а 10

Обобщенная схема развития насаждений кедровых лесов средней части их ареала (типичные кедровники, или кедрово-лиственные леса) в течение жизни одного

поколения кедра


Стадии развития ;

Характерные особенности стадий




I (VI) 1—40 лет.

II (VII) 41—80 лет.

III (VIII) 81—120 лет.

IV 121—160 лет.

V 161—200 лет.

VI (I) 201—240 лет.

VII (II) 241—280 лет.

VIII (III) более 280 лет.

Появление и развитие нового поколения кедра под поло­гом и в угнетении материнского насаждения.

Развитие молодого кедра в составе подчиненного яруса.

Наибольший прирост в высоту и вростание молодого кедра в состав верхнего яруса. Сомкнутость крон уве­личивается, в древостое велика роль лиственных пород из старших поколений и одновозрастных с кедром но­вого поколения (из числа быстрорастущих видов).

Энергичный прирост молодого кедра по диаметру и за­крепление им своего господства в верхнем ярусе. Энер­гичный отпад лиственных пород одного возраста с ним и всех пород (включая часть старого кедра) из пред­шествующих поколений; сомкнутость крон и полнота возрастают.

Стадия спелости. Максимальное участие кедра данного поколения в древостое (в «кедрачах» до 8—9 десятых) и минимальное лиственных; высшие показатели пол­ноты и сомкнутости, замедление прироста. Возобнови­тельный процесс ослаблен. Появляющийся самосев бы­стро отмирает. Угнетенное состояние и слабое развитие нижних ярусов. Стадия так называемых «кедровых боров», или «кедрачей», по некоторым типам кедровников.

Усиленное отмирание кедра прежних поколений (старше 300 лет). Уменьшение сомкнутости, снижение участия кедра в древостое (до 0.5—0.6). Заселение древостоя лиственными породами из младших (промежуточных) поколений подчиненного яруса, возрастание фаутности господствующего поколения кедра. Появление нового поколения (будущее господствующее) кедра в виде уг­нетенного подроста. Разрастание подлеска и трав. По­вышенная восприимчивость древостоя к воздействию ветров, засух и первичных физиологических вредите­лей-насекомых.

Стадия перестойности. Усиленный отпад всех стволов прежних поколений кедра и отмирание всех листвен­ных пород, одновозрастных с господствующим поколе­нием кедра, а также значительной части последнего. Вхождение нового поколения кедра в состав подчинен­ного яруса. Минимальное участие кедра в составе дре­востоя (0.3—0.5), наименьшая сомкнутость. Максималь­ное развитие нижних ярусов, лиан и подроста лист­венных пород; самосева кедра почти нет. Стадия раз­рушения древостоя.

Окончательное вырождение данного поколения кедра; его место занято следующим поколением и лиственны­ми породами. Медленное возрастание доли участия кедра в древостое, полноты и сомкнутости. Отмирание светолюбивых кустарников и трав, постепенное изре-живание нижних ярусов.



1 В скобках показаны стадии развития, на которых находятся в насажде­ниях предшествующие господствующие поколения кедра или новое молодое поколе­ние, впоследствии могущее занять положение господствующего.

9*



132 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

щих восстановительных смен. В дальнейшем же, вскоре после смыкания крон молодняка, вступают в силу закономерности возрастных смен, идущие в общем по схеме Ивашкевича. К возрасту спелости (около 160— 200 лет) или даже ранее происходит закрепление преобладающей роли кедра в древостое и, следовательно, относительная ликвидация послед­ствий нарушения природного процесса вековых смен. Восстановительные процессы в этом случае лишь замедляют или несколько видоизменяют, отклоняют от нормального ход вековых смен, свойственный данному типу местопроизрастаний, поскольку условия его среды под влиянием лесораз-рушитольыых агентов сохранили свои ведущие качественные особенности, изменившись лишь в количественных показателях. Такого рода стадиаль­ная смена насаждений, в процессе которой происходит восстановление преобладающей роли кедра в течение жизни всего одного его поколения, возникающего вслед за гибелью предшествующего, может быть названо коротко-восстановительной х (Соколов, 1926). Последо­вательное же чередование подобных коротко-восстановительных наса­ждений на данном участке территории, относящемся к определенному типу условий местопроизрастания, может быть объединено в производ­ный коротко-восстановительный генетический ряд группировок раститель­ности (Колесников, 1946). Ему отчасти соответствует понятие «серии ти­пов леса», или «серии лесных ассоциаций» С. Я. Соколова (1926, 1937), «коротко-временных дегрессивно-демутационных рядов» А. Н. Конова­лова (1928), «цикла» Я. Я. Васильева (1935), «серии» типов леса или ти­пов лесных биогеоценозов В. Н. Смагина (1950) и т. д.

Примером коротко-восстановительных насаждений кедровников мо­гут служить его молодняки, средневозрастные и приспевающие насажде­ния, возникшие на лесосеках после сплошных и интенсивных подневольно-выборочных рубок, а также на гарях, при условии возобновления их кед­ром, вскоре же после момента рубки или пожара. К этому же типу восста­новительных смен следует относить, на правах оТобого варианта, упоми­навшиеся выше (стр. 126) случаи быстрого восстановления целостности древостоев кедровников, которые происходят после слабых воздействий на него лесоразрушительных факторов (приисковые и слабые подневольно выборочные рубки, слабый беглый пожар, ветровал) и сопровождаются лишь некоторым искажением нормального хода возрастных смен. I Иные закономерности наблюдаются после гибели кедровых насажде­ний на обширных пространствах, необеспеченных семенниками кедра, 1 что происходит обычно после сильных лесных пожаров повального ха­рактера, прохождения палов по лесосекам, возобновившихся молодым кедром, или при повторных пожарах на возобновившихся гарях. Плохое возобновление кедра в настоящее время наблюдается на лесосеках после концентрированных условно-сплошных и сплошных промышленных ру­бок с применением механизированных способов трелевки заготовленных лесоматериалов (трелевка тракторами или лебедками), что видно из мате­риалов К. Соловьева (1949). В этих случаях, помимо гибели семенников кедра и его молодняка, одновременно заметно меняются условия место-

1 Для кедра, продолжительность жизни отдельных экземпляров которого опре­деляется несколькими столетиями, а возраст спелости наступает к кон цу второго века жизни, приставка «коротко» к восстановительным сменам этого типа имеет, конечно, условный смысл. Они «коротки» в сравнении со следующим типом восстановительных смен, растягивающихся на период жизни более чем одного поколения кедра, т. е. на 2.5—3 столетия и более. В полном же смысле они кратковременны лишь при слабых нарушениях цельности материнского древостоя, например после слабых подневольно-выборочных рубок. Вариант этого типа смен был рассмотрен нами выше.

ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРА30ВАТЕЛЫ1ОГО ПРОЦЕССА 133

произрастаний в сторону, неблагоприятную для немедленного, повсемест­ного и удовлетворительного возобновления кедра (развитие дернового процесса, буйное разрастание лиан и кустарников, местами переувлажне­ние или даже заболачивание почвы, ее частичное или полное уничтожение на отдельных участках). В производных насаждениях лиственных пород, или производных нелесных группировках, формирующихся на таких пространствах, либо вообще отсутствуют условия для восстановления господствующей роли кедра без активного вмешательства человека, либо оно идет чрезвычайно медленно, воспринимаясь лишь как тенденция, могущая получить осуществление в отдаленной перспективе. В составе древостоев таких устойчиво- и длительно-производных лесов получают господство древесные породы с иными, нежели у кедра, лесоводственными свойствами, а их возрастные и вековые смены подчиняются особым зако­номерностям. Они относятся уже к другим лесным формациям, родствен­ным кедровым лесам и обладающим с ними некоторыми чертами сходства в условиях местопроизрастания (например принадлежность к одним и тем же формам рельефа), видовом составе компонентов и в строении. Такие леса возникают в процессе длительно-восстановительных и устой­чивых (естественно-необратимых) смен, особенности которых могут быть охарактеризованы следующим образом.

Смены длительно-восстановительные, в отличие от коротко-восстановительных, растягиваются на период жизни более, чем одного (нескольких) поколения кедра, восстанавливающего свое пре­обладание в древостое, и сопровождаются значительными и длительными нарушениями закономерностей вековых смен, но без изменения их общего направления; в течение прохождения лесом стадий этого типа смен в дре-востоях кедровников наблюдается долговременное преобладание листвен­ных пород при незначительном участии или даже отсутствии кедра (в по-следнем случае он может иметься в насаждении, но в небольшом количестве в благонадежной части возобновления).

В кедровых лесах они возникают при недостатке семенников и семен­ных зачатков кедра на начальных восстановительных стадиях, вскоре после разрушения исходного материнского кедровника. Благодаря огра­ниченному участию кедра в составе восстанавливающегося древостоя, он к возрасту спелости не может получить преобладания в насаждении, которое осуществляется только следующим поколением (следующими по­колениями) кедра, возникшим в основном от семян первого. Примером длительно-производных типов леса могут служить в Приморском крае горные смешанные белоберезовые (В. manshnrica), желтоберезовые, нле-ново-липовые леса и незначительная часть дубовых лесов внутренних районов ареала кедровников. В составе древостоя и возобновления этих дубняков встречаются единичные особи кедра.

При длительно-восстановительных сменах условия среды местопро­израстаний потенциально благоприятствуют восстановлению преобла­дающей роли материнской породы (преобладавшей в насаждении до его гибели), т. е. кедра, но она не в состоянии их реализовать из-за отсутствия должного количества своих плодоносящих особей, могущих обеспе­чить ее достаточно обильное возобновление.

Смены у"с тойчивые (естественно-необратимые) протекают в условиях коренного изменения среды местопроизрастаний и полной безвозвратной гибели взрослых особей кедра на месте и вблизи уничтоженного насаждения, благодаря чему восстановление преобладаю­щей роли его в будущем невозможно без активного вмешательства лесо­вода. В результате этих смен возникают типы леса из других лесных фор

134 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

маций, которым свойственны специфичные закономерности возрастных и вековых смен. Примером устойчиво-производных лесов, возникших на месте кедровников, могут служить значительная часть дальневосточных дубняков, произрастающих по периферии ареала кедра (побережье Япон­ского моря, предгорья Сихотэ-Алиня, обращенные к Суйфуно-Ханкайско-Уссурийской впадине).1

В заключение обзора процессов восстановительных смен, свойствен­ных кедровым лесам, замечу, что лишь в особых и редких случаях (эро­зионный смыв маломощных почв с обнажением невыветренных слоев гор­ной породы по крутым склонам на гарях или на лесосеках сплошных ру­бок) после однократного воздействия разрушительных факторов они сме­няются нелесными или редколесными группировками (травянисто-кустар-шшово-лишайниковые несомкнутые группировки, заросли кустарников и т. д.). Как правило, на месте уничтоженного кедровника образуется в ко­нечном итоге какая-то лесная же группировка и участок остается не только в составе лесной, но и в составе лесопокрытой площади.

Резюмируя все сказанное об особенностях кедровых лесов, в качестве наиболее характерной из них следует назвать, вслед за Ивашкевичем, исключительное физиономическое многообразие насаждений — их м н о г о-форменность. Иначе говоря, кедровые леса представлены в при­роде чрезвычайно большим, не поддающимся полному учету количеством разнородных по физиономическим признакам насаждений.

Анализ причин многоформенности кедровников показал, что она прежде всего определяется разнообразием и быстрой изменчивостью в простран­стве условий местопроизрастаний, занимаемых ими в пределах обширной по площади и разнородной по физико-географическим условиям области их распространения.

Другой причиной является многовидовой состав и эколого-биологи-ческая разнородность компонентов кедровников по всем ярусам их наса­ждений, в первую очередь древесного. С ней связана очевидная сложность и запутанность межвидовых отношений между ними, в том числе между кедром и остальными древесными породами, находящая свое отражение в ряде характерных признаков древостоев: в их вертикальной сомкнуто­сти, в групповом расположении стволов, наличии многих возрастных поко­лений, в периодичности хода роста древостоя в целом и любого возраст­ного поколения из его состава, в пониженной производительности (общие и деловые запасы древесины), не соответствующей потенциальным возмож­ностям среды местопроизрастаний, в энергичном отпаде угнетенных ство­лов и обилии валежа и сухостоя и т. д. Не меньшей пестротой состава и сложностью строения характеризуются нижние ярусы кедровников.

Наконец, третьей причиной многоформенности кедровников, в свою очередь находящейся в причинной зависимости от первых двух, оказалась сложность и своеобразие присущего им лесообразовательного процесса, охарактеризованного по его трем основным проявлениям — возрастным, вековым и восстановительным сменам.

Наибольшим своеобразием отличаются смены возрастные, идущие в соответствии со схемой, предложенной Б. А. Ивашкевичем (1929а, 1930), и слагающиеся из нескольких (восьми) последовательно сменяю-

1 Во избежание недоразумений замечу, что в этих же районах возможны насажде­ния и типа коренных дубрав, в древостоях которых кедру никогда не принадлежала преобладающая роль или он даже не принимал в их составе участия. Коренные дуб­равы, в том числе остепненные (Колесников, 1949а; Куренцова, 1950а), характерны для пространств лесостепного Суйфуно-Ханкайского лесорастительного округа и лесо-лугового Ханкайско-Уссурийского округа.

ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА 135

щихся стадий. В порядке развития и дополнения ее указано, что законо­мерности возрастных смен видоизменяются в зависимости от особенностей условий местопроизрастаний кедровников, от степени и частоты воздей­ствия на лес лесоразрушительных факторов внешней среды (ветровалы, за­сухи, эпизоотии насекомых, пожары, рубки), наконец, имеют особый характер в разных частях ареала кедровников.

Одна возрастная стадия развития насаждений от другой отличается по многим существенным показателям, охватывающим все решающяе фи­зиономические признаки их внешнего облика (видовой состав пород и соот­ношение между ними в древостое, сомкнутость и ярусность последнего, состав, сложение и степень развитости нижних ярусов и т. д.). Момент жз отмирания в древостое господствующего поколения кедра, по прошэствии возраста количественной спелости, сопровождается особо резкими измене­ниями внешнего облика насаждений, совершающимися в сравнительно краткие сроки, отчетливо «скачкообразно*.

Внешние отличия отдельных возрастных стадий по многим типам кедровников настолько велики, что они в предшествующих работах иногда классифицировались раздельно, выделяясь в особые группы и классы ассоциаций («кедровые боры» Колесникова, 1938) и формации (Сочава, 19446).!

Для кедровников южной и средней фаций, характеризующихся про­израстанием в древостое совместно с кедром различных лиственных пород («грабовые» и типичные, или «безграбовые», кедрово-широколиствонныа леса), в схеме весь цикл их возрастных смен в течение жнзни одного по­коления кедра может быть -обобщен в виде двух фаз — относительного преобладания кедра и такого же преобладания лиственных пород. Продол­жительность полного цикла возрастных смен равна для них 200—240 го­дам. Внутренний "Ухе механизм смены имеет характер острой межвидовой борьбы за преобладание в древостое между кедром и лиственными поро­дами. Фазы преобладания кедра и лиственных в этих кедровниках попере­менно, из поколения в поколение, могут чередоваться друг за другом, и в целом развитие имеет спирально-цикличный характер.

Благодаря этому накапливающиеся на каждой стадии и фазе возраст­ных смен, из поколения в поколение, количественные изменения по всем компонентам насаждений и прежде всего по условиям среды местопроиз­растаний на определенном этапе развития приводят к крупным качествен­ным изменениям, воспринимаемым как необратимая смена одной породы другой (например кедра на аянскую ель), как превращение кедрового насаждения в насаждения иного типа леса или другой формации. Эти смены, растягивающиеся на ряд поколений и занимающие значительные промежутки времени, являются сменами вековыми; они слагаются из ряда этапов. Таким образом, возрастные смены подготовляют условия для смен вековых, а последние совершаются в процессе я при посредсгвз первых. Последовательное чередование этапов вековых смен, совершив­шихся в прошлом и протекающих в настоящее время (и возможных в бу­дущем) на определенном участке поверхности, относящемся к определен­ному типу местопроизрастания, может быть представлено в виде генети­ческого ряда группировок растительности.

Возрастные, а через них, следовательно, и вековые смены осложняются и видоизменяются различного рода воздействиями на лес со стороны раз-



1 Из работы И. П. Щербакова (1953) о естественном возобновлении в лесах Юж­ного Приморья видно, что выделенные им в качестве «групп типов леса» «кедров­ники» и «кедрово-лиственные леса» представляют собой физиономичоски сходные ста­дии развития нескольких типов леса горных кедровых лесов.

136 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

(рушительвых факторов географической среды (ветровалы, засухи, эпиде-(мическое размножение вредных насекомых и т. п.) и хозяйственной дея­тельности человека (лесные пожары, рубки и т. д.). Они приводят к нару­шениям целостности леса или к его полному разрушению, вслед за чем !начинаются лесовосстановительные процессы, выливающиеся в явления (восстановительных смен.

Восстановительные смены в кедровниках отличаются сложностью и внешним разнообразием стадий, через которые пр'оходят насаждения в процессе их осуществления, причем лишь смены коротко-восстановитель­ные не изменяют направления смен вековых, совершаясь в течение жизни одного поколения кедра. Смены же длительно-восстановительные и осо­бенно устойчивые сопровождаются существенными изменениями хода лесообразовательного процесса, в последнем случае придавая ему новое содержание и направление.

Обобщая все приведенные данные и дополняя ранее данное определение, кедровые леса Дальнего Востока коротко можно охарактеризовать как леса горно-долинного ландшафта и муссонного климата, многовидовые по составу лесообразующих древесных пород и остальных компонентов при преобладающем значении кедра, сложные по строению и межвидо­вым отношениям, весьма изменчивые в пространстве и чрезвычайно дина­мичные, т. е. как исключительно многоформениые и непостоянные по внеш­нему облику.

По совокупности этих признаков с ними трудно сравнивать подавляю­щее большинство любых других лесных формаций из остальных лесора-стительных областей Советского Союза. Даже многовидовые и столь же многоформенные мезофяльные широколиственные леса Закавказья, так называемые леса «колхидского» и «гирканского» типов, лишь-отчасти мо­гут сравниваться с дальневосточными кедровниками, поскольку в составе их древостоев хвойные породы почти не принимают участия. Поэтому можно ожидать, что процессы возрастного развития их должны быть менее контрастно-противоречивы, чем у кедровников. /В свою очередь елово-широколисгвенным лесам широколиственно-темноХвойной полосы Дподзоны) равнинных пространств европейской части СССР, относящимся, как и кедровники, к категории лесов смешанных и образованных сочета­нием хвойных и лиственных пород (также сосново-дубовые леса той же области), не свойствен многовидовой состав и резкая изменчивость в пространстве. Благодаря этому многоформенность и динамичность, несомненно присущие им, выражены ослабленно и до сих пор не привле­кали внимания исследователей. Надо, впрочем, заметить, что степень изученности этих лесов вообще невелика, а процессы динамики их, 'особенно возрастной, охарактеризованы крайне общо.

Из лесов других стран, расположенных в умеренных широтах земного шара с дальневосточными кедровниками могут сравниваться горные ши-роколиственно-темнохвойные леса средней и южной Европы, образован­ные Abies alba и Picea excelsa (Карпаты, Тироль, южная Германия) и Picea omorica (Балканы), такие же леса приатлантических штатов и Ска­листых гор США и Канады с Picea sitckensis (частично), P. Engelmannii, P. rubra, Pinus strobus, Tsuga canadensis и др.

На Дальнем Востоке сходные структурные черты присущи смешан­ным хвойно-широколиственным лесам: чернопихтово-широколиствен-ным (чернопихтарники), аяиско-елово-широколиственным, корейско-елово-широколиственным, лиственнично-пшроколиственным и т. д. С определен­ными ограничениями эта схема также приложима ко многим широколист­венным лесам Дальнего Востока, когда их древостой образованы несколь-

ОСОБЕННОСТИ ЛЕСООБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА 137

кими породами, а именно: к долинным ильмово-ясеневым, осиново-дубо-вым, длительно-производным кленово-липовым и т. д.

Следует предполагать, что свойство многоформенности, весьма ярко выраженное у кедровников и других смешанных лесов Дальнего Востока, не менее характерно всем лесным формациям, древостой которых образо­ван древесными породами различного эколого-биологического типа, про­являясь лишь в несколько ослабленном виде. По крайней мере мои на­блюдения в дубравах европейской части СССР (Теллермановский массив и Тульские засеки) дают основание относить это заключение к тем типам их, в составе древостоев которых на всех возрастных стадиях и на некото­рых восстановительных, кроме дуба, закономерно участвуют липа, ясень и осина. В этом отношении очень показательна, подтверждая мои наблю­дения, эволюция взглядов на типологию дубрав Тульских засек. Как известно, Г. Н. Высоцкий (1906) объединял все дубравы тульских засек в два, даже не типа леса, а подтипа: липо-дубняк с примесью ясеня на более высоких местах, с более благоприятными температурными услови­ями и почвами, богатыми известью, и липо-дубняк без ясеня, с худшими температурными условиями и менее известковыми почвами. Все произ­водные лесные группировки, так же как и некоторые мелкие основные, отражающие модификационные отклонения условий местопроизрастаний от типичных, Г. Н. Высоцкий подчинил этим двум основным подтипам. Можно отметить полное сходство в позиции Высоцкого с позицией Ивашке­вича по отношению к кедровникам Дальнего Востока.

Н. А. Коновалов в 1929 г. (Голосов, 1937; Архипов, 1939), основы­ваясь исключительно на физиономических различиях в составе травяного покрова насаждений, расчленил подтипы Высоцкого на 16 «коренных ти­пов» и около десятка производных. Как видим, классификация отличается большой дробностью и детальностью, но она не нашла практического при­менения, и, например, В. В. Попов (1949), изучавший методы формирова­ния древостоев широколиственных лесов Тульских засек с помощью рубок ухода, ею совершенно не пользовался. Им были приняты для засек и полно охарактеризованы всего 3 типа леса, различимые один от другого и легко обнаруживаемые в натуре, в чем мне пришло^ь-убедиться лично (дубравы ясенево-липовые, кленово-липовые и липовые). Без опасения впасть в ошибку можно утверждать, что типы леса Коновалова являются различными кратковременными стадиями разнообразных восстановитель­ных, а отчасти возрастных смен или же фиксируют мелкие модификаци­онные оттенки условий местопроизрастания в дубравах Тульских засек. Хорошо известно, что дубравы Тульских засек целиком и давно уже являются производными, поскольку вся площадь их неоднократно прой­дена повторными рубками различного характера, и эти дубравы частично восстановлены методами лесных культур. Благодаря этому трем типам дубрав, установленным В. В. Поповым, может соответствовать не 16 «ко­ренных типов» Н. А. Коновалова, а во много раз большее количество их, если с примененной последним физиономической меркой подойти не только к спелым и приспевающим древостоям, но и к молоднякам различного возраста и происхождения. Иначе говоря, типы леса Попова представ­лены многочисленными «формами», внешним выражением которых явля­ются типы леса Н. А. Коновалова.

Обращает внимание факт резкого несходства кедровых лесов, образо­ванных близко родственными видами кедровых пятихвойных сосен: на Дальнем Востоке корейским кедром (рассматриваемые кедровые леса), в Сибири и на Урале сибирским (Pinus sibirica) и на Карпатах и в Альпах европейским {Pinus cembra). Леса последних двух видов кедра, как можно

138 ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КЕДРОВЫХ ЛЕСОВ

судить по монографии В. А. Поварницына (1944), являются типичными горнотаежными лесами, одновидовыми или маловидовыми, с относительно малым и экологически однородным составом компонентов и довольно однообразными по строению образуемых ими типов леса. Свойство много-форменности, характерное для лесов корейского кедра, у сибирских и ев­ропейских кедровников проявляется не более, чем у таких же одновидо-вых и однообразных ельников и сосняков, и не привлекло внимания ис­следователей. В то же время можно определенно указать на большое физио­номическое сходство между некоторыми типами горных дальневосточных кедровников, когда их насаждения находятся на возрастной стадии спе­лости (кедрачи), со многими типами мшистых сибирских кедровников Яб­лонового хребта, Прибайкалья, Восточных и Западных Саян и Алтая. Можно найти также некоторые параллели на этих же стадиях развития у дальневосточных долинных кедровников с широкотравиыми типами лесов из сибирского кедра (группа Ma«no-Herbosa, по Поварницыну).

Ограничусь только констатацией этой особенности, не детализируя дальше и не затрагивая ее причин, поскольку для этого пришлось бы углу­биться в вопросы истории развития подрода кедровых пятихвойных сосен и в историю лесов Сибири в послетретичное время, что не входит в задачу настоящей книги.



1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   24


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница