Contrastive analyses of word-building means for naming female agents in Russian, Belarusian and Polish Исследуются типы синтетических и аналитических конструкций со значением «лицо женского пола»



Скачать 98.29 Kb.
Дата11.11.2016
Размер98.29 Kb.
Т. П. Шуба
Личные женские номинации в контексте контрастивного анализа словообразовательных систем русского, белорусского и польского языков

Shuba T.

    Contrastive analyses of word-building means for naming female agents in Russian, Belarusian and Polish

    Исследуются типы синтетических и аналитических конструкций со значением «лицо женского пола» в русском, белорусском и польском языках и отмечается специфика их образования.

    Types of syntactic and analytic structures with meaning “a female person” in Russian, Belarusian and Polish are investigated and their common and specific features are singled out and analyzed.



Сопоставительное изучение генетически родственных славянских языков позволяет выявить их национально-культурные особенности. В статье представлены результаты исследования сопоставительного изучения словообразовательных систем близкородственных языков: русского, белорусского и польского, которые имеют больше общего, чем специфического. Сходства обнаруживаются на уровне использования одинаковых словообразовательных средств (при некотором графическом, акцентологическом, фонетическом и морфонологическом расхождении). Различия – в способах образования номинаций и в их семантике. Особенно четко данные сходства и различия проявляются в тех пластах лексики, которые в большей степени реагируют на изменения общественно-политической, экономической и социально-культурной жизни людей. Личные женские номинации относятся к такой лексике. Всего нами выбрано 3120 номинаций в русском, белорусском и польском языках.

Распределив существительные-фемининативы на две группы, рассмотрим способы образования в сопоставляемых языках: синтетические (однословные) и аналитические (раздельнооформленные) номинации, проанализируем их структуру и семантику.



  1. Тождественные по значению синтетические номинации (полные лексические соответствия).

Синтетические конструкции со значением «лицо женского пола» в русском, белорусском и польском языках неоднородны по своей словообразовательной структуре. При сопоставлении номинаций данного деривационного поля в трех языках можно выделить ряд схожих и отличительных черт, обуславливающих наличие следующих четырех групп.

    1. 1.1. Полные лексические межъязыковые соответствия (с тождественными по форме словообразовательными средствами и производящими основами).

    2. 1.2. Межъязыковые соответствия с тождественными по форме словообразовательными средствами и разными по форме производящими основами.

    3. 1.3. Межъязыковые соответствия с разными по форме словообразовательными средствами и тождественными по форме производящими основами.

    4. 1.4. Межъязыковые соответствия с разными по форме словообразовательными средствами и производящими основами.

Рассмотрим каждую из четырех групп. В качестве исходного языка возьмем белорусский.

1.1. Полные лексические межъязыковые соответствия (МС) (с тождественными по форме словообразовательными средствам, и производящими основами).

1.1.1. Самый многочисленный класс слов, относящихся к данной группе, представляют фемининативы, образованные с помощью суффикса бел. -к(а) (рус. -к(а) и польск. -k(a)). Такие существительные отмечены в каждом трех сопоставляемых языков. Следует отметить, что в структуре субстантивов формант -к(а) является многозначным. Он может реализовывать разные словообразовательные значения: а) «лицо женского пола»; б) «жена лица, названного мотивирующим словом»; в) «лицо женского пола» и «жена лица, названного мотивирующим словом».

Однако к группе МС с тождественными по форме словообразовательными средствами и основами мы можем отнести номинации только со значением «лицо женского пола». Например, бел. артыстка – рус. артистка – польск. artystka, бел. дантыстка   рус. дантистка – польск. dantystka, бел. знахарка – рус. знахарка – польск. znachorka, бел. суседка   рус. соседка – польск. sąsiadka, бел. турыстка   рус. туристка – польск. turystka и др.

1.1.2. К данной группе мы можем отнести и стилистически маркированные слова, образованные с помощью суффиксов бел. -ачк(а), -ушк(а), -еньк(а) и др.; рус. -очк(а)/-ечк(а), -оньк(а)/-еньк(а), -ушк(а)/-юшк(а), -ичк(а) и др.; польск. -eczk(a), -eńk(a), -yczk(a) и др., являющихся алломорфами суффикса -к(а): бел. мамачка   рус. мамочка   польск. mateczka, memeczka, бел. унучачка   рус. внучечка   польск. wnuczeczka, бел. цётачка   рус. тетушка   польск. cioteczka, бел. сястрычка   рус. сестричка   польск. siostrzyczka и др.

1.1.3. Фемининативы с суффиксом бел. -ын(я)/-ін(я) (рус. -ин(я), польск. -yn(i)/-in(i)) также относятся к данной группе слов, но они представлены лишь такими единичными образованиями, как бел. багінярус. багіняпольск. bogini и под. В них реализуется словообразовательное значение «лицо женского пола».

Рассмотренные тождества составляет около 39 % (1116 номинаций) от всех выбранных нами (при условии сопоставления трех языков). Для двух языков их процент был бы намного выше, а данная группа была бы более многочисленной.

1.2. Межъязыковые соответствия с тождественными по форме словообразовательными средствами и разными по форме производящими основами.

1.2.1. МС с разными по форме производящими основами в парах языков "белорусский   польский" и "русский   польский": бел. марачка – рус. морячка   польск. żeglarka, бел. салдатка – рус. солдатка – польск. żołnierkа, бел. афіцыянтка – рус. официантка – польск. kelnerka, бел. бежанка – рус. беженкапольск. uciekienierka и др.

1.2.2. МС с разными по форме производящими основами в парах языков "белорусский   русский" и "русский   польский": бел. гандлярка   рус. торговка – польск. handlarka, бел. тубылка   рус. туземка – польск. tubyłka, бел. парфіянка рус. прихожанка польск. parfijanka, бел. катралёрка рус. контролерша польск. kontrolerka, бел. паэтка рус. поэтессапольск. poetka, бел. мучыцелька   рус. мучительница польск. męczycielka и под.

В этой группе слов реализуется словообразовательное значение «лицо женского пола». Всего к этой группе относится 625 номинаций (около 20% от общего числа отобранных).

1.3. Межъязыковые соответствия с разными по форме словообразовательными средствами и тождественными по форме производящими основами.

К этой группе относятся фемининативы с словообразовательным значением «жена лица, названного мотивирующим словом»: бел. прафесарыха   рус. профессорша – польск. profesorowa, бел. султаніха рус. султаншапольск. sultanowa, бел. мiнiстрыха   рус. минестерша – польск. ministerowa, бел. ханiха   рус. ханша – польск. chanowa и др.

В этой группе слов реализуется словообразовательное значение «лицо женского пола». Всего к этой группе относится 781 номинация (около 25% от общего числа отобранных).

1.4. Межъязыковые соответствия с разными по форме и словообразовательными средствами, и производящими основами.

В сопоставляемых языках данный класс представлен такими фемининативами, как бел. палюбоўніца – рус. содержанка – польск. utrzymanka, бел. ашуканка – рус. обманщица – польск. szubrawczyni и т.д. В этой группе слов реализуется словообразовательное значение «лицо женского пола».

В этой группе слов реализуется словообразовательное значение «лицо женского пола». Всего к этой группе относится 627 номинаций (около 20% от общего числа отобранных).

2. Аналитические номинации.

Вопрос об аналитизме (лексическом, грамматическом, деривационным и др.) рассматривался многими учеными (Арутюнова 1965, Михневич 1967; Михневич 1982; Михневич 1990; Никитевич 1985; Нелисов 1990 и др.). Но, как правило, речь шла об аналитизме в рамках одного языка.

Значение женскости в сопоставляемых языках имеют не только однословные (синтетические), но и многословные (аналитические) номинации.

Раздельнооформленные русские, белорусские и польские номинации не многочисленны – всего менее 5 % от общего количества номинаций (115 номинаций) со значением женскости, а это свидетельствует о том, что раздельнооформленные номинации в сфере наименования лиц женского пола малопродуктивный способ образования (к тому же он не особо свойственен языковым системам сопоставляемых языков). Все аналитические конструкции сопоставляемых языков со значением женскости («лицо женского пола») иллюстрируют два вида аналитизма: 1) словообразовательный аналитизм; 2) лексико-словообразовательный аналитизм1. Рассмотрим подробнее каждый из них:

2. 1. Словообразовательный аналитизм.

В цельнооформленной номинации словообразовательное значение выражается с помощью форманта. В соответствующей ей раздельнооформленной номинации данное значение отображено компонентом или группой компонентов. Таким образом, синтетическая и аналитическая номинации выражают одно и то же словообразовательное значение, только в одном случае это значение выражается с помощью форманта в пределах одной синтетической единицы, а в другом   деривационным словом, по значению и функции равным форманту (Роўда 1999).

2.1.1. Белорусской цельнооформленной номинации с суффиксом іх(а)/-ых(а) и цельнооформленной польской номинации с суффиксом ow(a) соответствует русская раздельнооформленная номинация с деривационным словом жена: бел. кавалiха – польск. kowalowaрус. жена кузнеца, бел. сталярыха – польск. stolarzowaрус. жена столяра, бел. шаучыха – польск. szewcowa – рус. жена сапожника, бел. корчмарыха – польск. karczmarzowaрус. жена корчмаря и т.д.

2.1.2. Белорусской синтетической номинации с суффиксом -оўн(а) и польской конструкции с суффиксом -ówn(a) соотносима русская аналитическая конструкция с деривационным словом дочь: бел. леснікоўна – польск. leśnikówna - рус. дочь лесника, бел. дзякоўна – польск. diakówna - рус. дочь дьяка, бел. кавалёўна – польск. kowalówna - рус. дочь кузнеца и т.п.

2.1.3. Белорусской и русской синтетическим номинациям, выраженным существительными общего рода с грамматическим показателем женскости, в польском языке следует аналитическая номинации с деривационным словом kobieta: бел. хітруга – рус. хитрюга – польск. chytrа kobieta, бел. скнара – рус. жадеба – польск. skąpa kobieta; бел. зазнайка – рус. зазнайка – польск. kobieta, która zadziera nosa; бел. зубрыла – рус. зубрила – польск. kobieta, która wkuwa się и т.д.

2.1.4. Белорусской и русской синтетической номинации с суффиксами -ніц(а)/-ниц(а) соответствует польская аналитическая номинация: бел. спадарожніца – рус. спутница   польск. towarzyszka podróży, бел. паплечнiца   рус. соратніца   польск. towarzyszka broni и под.

2.1.5. Русской синтетической номинации с суффиксом -к(а) соответствуют аналитические номинации в белорусском языке с деривационным словом жыхарка и в польском языке с деривационным словом mieszkanka: рус. южанка   бел. жыхарка поўдня   польск. mieszkanka krajów południowych, рус. северянка   бел. жыхарка поўначы   польск. mieszkanka krajów połnocnych.

Также к данной группе относятся фемининативы, такого типа, как бел. гараджанка   рус. горожанка   польск. mieszkanka miasta, где белорусской и русской синтетическим номинациям с суффиксом -к(а)соответствует польская аналитическая номинация mieszkanka.

2.2. Лексико-словообразовательный аналитизм.

Этот вид аналитизма представлен конструкциями, в состав которых входят квазидеривационные слова, выполняющие функцию словообразовательного форманта, но отличающиеся от деривационных слов тем, что они индивидуальны в каждом аналитическом номинанте (Роўда 1999). Квазидеривационные слова делают данные словосочетания индивидуальными и, следовательно, лексичными.

2.2.1. Белорусской синтетической номинации соответствуют аналитические номинации в русском и польском языках: бел. дружка – рус. подруга невесты в свадебном обряде – польск. towarzyszka pani młodej, бел. векавуха – рус. старая дева – польск. stara panna, бел. весялуха – рус. веселая женщина – польск. wiesoła kobieta и др.

2.2.2. Русской синтетической номинации соответствуют аналитические номинации в белорусском и польском языках: рус. домохозяйка   бел. гаспадыня дому   польск. właścicielka domu, рус. сослуживица   бел. товарышка па службе   польск. kolezanka biurowa и др.

2.2.3. Русской и польской синтетической номинации в белорусском языке соотносима аналитическая номинация: рус. скотница   польск. skatarka   бел. даглядчыца жывёлы, рус. производственница   польск. wytworczyni   бел. работніца вытворчасці и под.

2.2.4. Белорусской и русской синтетическим номинациям равна польская аналитическая номинация: бел. клікуша   рус. кликуша   польск. kobieta opętana, бел. парушальніца   рус. нарушительница   польск. gwałcicielka ustaw, бел. парабчанка   рус. батрачка   польск. robotnica rolna и под.

2.2.5. Белорусской и польской синтетической номинации соответствует русская аналитическая номинация: бел. замужка – польск. małżonka   рус. замужняя женщина и т. д.

В целом в области белорусских, русских и польских номинаций со значением женскости обнаруживается тенденция к синтетическому способу выражения значения «лицо женского пола».

Таким образом, среди русско-белорусско-польских соответствий несовпадения по формантной части, при наличии семантического тождества основ, единичны. Однако нередки случаи совпадения формантов в двух языках (чаще   в белорусском и польском, реже   в белорусском   русском и русском   польском). Раздельнооформленные же русские, белорусские и польские номинации не многочисленны, как отмечалось выше. Язык стремится к упрощению сложных аналитических конструкций, и сфера наименования лиц женского пола не составляет исключения.

Источники



  1. Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1981.

  2. Тлумачальны слоўнік беларускай мовы: У 5 т. / Пад рэд. К.К. Атраховіча. Мн., 1979.

  3. Słownik jezyka polskiego / Рod red. Doroszewskiego. Warszawa, 1979.

Литература

  1. Арутюнова Н.Д. О критерии выделения аналитических форм // Аналитические конструкции в языках разных типов. – М.; Л.: Наука, 1965. – С.89-93.

  2. Граматыка беларускай мовы. Мн., 1962.

  3. Михневич А.Е. О типах аналитических структур в белорусском языке // Вопросы словообразования и номинативной деривации в славянских языках: Материалы III респ. конф. – Гродно, 1990. – С.20-25.

  4. Михневич А.Е. Словосочетания с однословными синонимами // Проблемы аналитизма в лексике. – Мн., 1967. – Вып.1. – С. 69-76.

  5. Міхневіч. А.Я. Аспекты аналітызму ў славянскіх мовах // Словообразованиеи номинативная деривация в славянских языках: Тез. докл. респ. конф.: В 2 ч. – Гродно, 1982. – Ч.1. – С.203-204.

  6. Нелисов Е.А. Аналитическая форма слова, ее сходство и различие с морфологическими и синтаксическими сочетаниями // Вопросы словообразования и номинативной деривации в славянских языках: Материалы III респ. конф. – Гродно, 1990. – С. 123-128.

  7. Никитевич В.М. Основы номинативной деривации – Мн., 1985.

  8. Роўда І.С. Рознаўзровневая намінатыўная адпаведнасць беларускай і рускай моў (у сувязі з праблемай лексічных лакун). – Мн., 1999.

  9. Русская грамматика. М.: Наука, 1980.

  10. Bąk P. Gramatzka języka polskiego. Warszawa,1993.

Сведения об авторе.



Шуба Татьяна Павловна   аспирантка кафедры русского языка БГУ. Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор И. С. Ровдо.



1 В данной статье мы опираемся на определения, данные в монографии Ровдо И.С. "Рознаўзроўневая намiнатыўная адпаведнасць беларускай i рускай моў" (Ровдо 1999).


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница