Цмвс РФ командные кадры оперативного и оперативно-стратегического звена в Маньчжурской стратегической наступательной операции



Скачать 262.99 Kb.
Дата04.05.2016
Размер262.99 Kb.
В.А. Афанасьев,

ЦМВС РФ


Командные кадры

оперативного и оперативно-стратегического звена

в Маньчжурской стратегической наступательной операции
Аннотация – В статье рассматриваются некоторые аспекты планирования и подготовки Маньчжурской наступательной операции, проведенной в августе 1945 года под руководством А.М. Василевского, в частности, роль командных кадров оперативного и оперативно-стратегического звена в обеспечении успеха операции.

Ключевые слова: фронт, армия, военачальник, наступательная операция, полководческое искусство, Дальневосточный театр военных действий, боевой опыт.
Наступательная операция советских войск, проведенная в августе 1945 года на Дальнем Востоке против мощной группировки вооруженных сил Японии, вошла в историю как блестящий образец советского военного искусства. Ее успех во многом зависел от профессиональной подготовки руководителей оперативного и оперативно-стратегического звена, в первую очередь командующих фронтовых и армейских объединений.

  


В мае 1945 года отгремели победные залпы завершающих операций войны с фашистской Германией. Вся страна торжественно праздновала Победу. Но в это время уже готовилась широкомасштабная операция на Дальнем Востоке по разгрому Квантунской армии Японии. Проведение этой операции обуславливалось необходимостью ликвидации угрозы вторжения японских войск в пределы нашей Родины, освобождения от оккупантов исконно русских территорий и восстановления, таким образом, исторической справедливости, а также выполнения взятых перед союзниками обязательств.

Не один год США и Англия боролись на Тихоокеанском театре с восточным союзником фашистской Германии, но к лету 1945 г. союзники не располагали в бассейне Тихого океана реальными силами, способными сломить сопротивление Японии. 2 июля 1945 г. военный министр США Г. Стимсон представил президенту США Г. Трумэну памятную записку, в которой, в частности, отмечалось, что «… имеются основания полагать, что последующие за высадкой десанта операции по овладению Японией могут оказаться длительными и потребуют с нашей стороны больших затрат и упорной борьбы»1.

Исходя из разведывательных данных и опыта по захвату островов на Тихом океане, американский комитет начальников штабов определял потери союзников в планируемых десантных операциях примерно в 1 млн. человек и пришел к выводу, что война может продлиться до конца 1946 г. или даже позднее.

Вступление Советского Союза в войну против Японии, разгром ее основной части сухопутных войск – Квантунской армии, потеря экономических баз в Маньчжурии и Корее должны были обусловить безоговорочную капитуляцию Японии.

Для непосредственного стратегического руководства всеми сухопутными и морскими силами, сосредотачивавшихся для действий против японских вооруженных сил было создано Главное командование советских войск на Дальнем Востоке. Возглавлять его было поручено замечательному военачальнику Маршалу Советского Союза А.М. Василевскому. К тому времени Александр Михайлович был одним из опытнейших наших военачальников. С июня 1942 г. он возглавлял Генеральный штаб, принимал участие в планировании всех кампаний Великой Отечественной войны, значительную часть времени провел в качестве представителя Ставки ВГК на фронтах, координируя их действия, с февраля 1945 г. после смертельного ранения генерала армии И.Д. Черняховского командовал войсками 3-го Белорусского фронта. Это позволило Маршалу приобрести неоценимый опыт вождения войск, создало ему заслуженный авторитет среди солдат и офицеров.

Перед А.М. Василевским стояла исключительно сложная, беспрецедентная по масштабам задача. В предельно сжатые сроки предстояло выполнить колоссальный объем работ по подготовке небывалой по масштабам стратегической наступательной операции на сложнейшем Дальневосточном театре военных действий, охватывавшем Маньчжурию, Внутреннюю Монголию и Северную Корею, по площади, протяженности границы и рельефу местности резко отличавшемся от Европейского театра. Площадь его превышала 1,5 млн. кв. км. Территория только Маньчжурии, где размещалась Квантунская армия, составлявшая основу военной мощи Японии, равнялась площади фашистской Германии, Италии и Японии, вместе взятых.

Протяженность государственной границы Советского Союза и Монгольской Народной Республики с Маньчжоу-Го и Кореей, являвшейся рубежом развертывания советских войск, составляла более 5 тыс. км, что намного превышало протяженность всех европейских фронтов (советско-германского, западного и итальянского) в начале 1945 года.

К тому же природно-климатические условия нового для А.М. Василевского Дальневосточного театра военных действий были исключительно сложными. Основной географический объект этого театра военных действий на континенте - Маньчжурская равнина, окруженная хребтом Большой Хинган и плоскогорьем Барга на западе и юго-западе, хребтами Ильхури-Алинь и Малый Хинган на севере и северо-востоке, а также Восточно-Маньчжурской горной системой на востоке. Таким образом, горные хребты прикрывают густонаселенную Маньчжурскую равнину с ее промышленными, сельскохозяйственными и административными центрами. С севера и северо-востока район защищают крупные реки Аргунь, Амур и Уссури.

Характер территории Внутренней Монголии совершенно иной. Это безводная полупустыня или песчаная степь, частично всхолмленная и гористая, необжитая и почти лишенная дорог. Полоса горно-лесистой местности и пустыни, окаймляющая Маньчжурию с запада, севера и востока, слабо населена и почти не имеет удобных дорог.

От Забайкалья и восточной части МНР до предгорий Большого Хингана местность доступна для всех родов войск. Однако резко пересеченные гористые районы на западе, а также встречающиеся песчаные барханы и солончаки сильно затрудняли, а местами совершенно исключали движение транспорта. Рек здесь нет, озер мало, а вода в них, как правило, горько-соленая. Вся эта обширная территория заселена редко. Местные ресурсы весьма ограничены.

Центральную часть забайкальского направления пересекает Большой Хинган – 250 – 400-километровая полоса гор, простирающаяся на 1300 км к юго-западу от Амура. Вместе с Западно-Пекинскими горами Большой Хинган отделяет Маньчжурскую равнину от Монгольского плоскогорья и образует естественную преграду на пути из МНР в Маньчжурию и Северный Китай.

На приамурском направлении путь войскам преграждал полноводный широкий Амур. Предстояло хорошо организовать и всесторонне обеспечить его форсирование. А за рекой возвышались крутые и каменистые горы Малого Хингана, покрытые лесом и изобилующие болотами и топями. Перевалив через хребет, войска оказывались в заболоченных на десятки километров долинах рек Сунгари и Нуньцзян.

Со стороны советского Приморья наступательные действия могли развиваться только по совершенно разобщенным направлениям. Этот район Маньчжурии и северной части Кореи представляет собой 300-километровую полосу покрытых тайгой гор Чанбайшань, входящих в главный Корейский хребет и пересеченных грунтовыми и железными дорогами. Выход войск в центральные районы с этого направления был сопряжен с преодолением 400-500-километровой полосы параллельно расположенных хребтов, составляющих Восточно-Маньчжурские горы. Здесь, в непосредственной близости к границам СССР, противник создал сплошной пояс долговременных железобетонных сооружений.

Поверхность Южного Сахалина большей частью покрыта горами высотой 300-1600 м. Они узкими хребтами тянутся почти вдоль всего острова. Наиболее доступной для действий войск являлась долина рек Тим и Поронай, которая выводила в район Найро и далее вдоль железной дороги к Тойохара. Вдоль западного и восточного побережий острова протянулись железные и шоссейные дороги, обеспечивавшие противнику маневр силами и средствами.

От южной оконечности Камчатки почти на 1200 км на юго-запад до острова Хоккайдо простирается Курильская гряда, состоящая из 36 островов вулканического происхождения, отделенных один от другого проливами. Разрозненность островов и сложный рельеф местности на них затрудняли действия десантов при овладении этими островами. Курильская гряда это естественный раздел между Охотским морем и Тихим океаном. Острова использовались японцами для агрессивных действий против СССР. Первый и Второй Курильские проливы, через которые проходил путь из советского Приморья в Петропавловск-Камчатский, находились под полным контролем японцев.

В целом Дальневосточный театр военных действий был чрезвычайно разнообразен и труден для наступающих войск, которым предстояло действовать, как правило, на изолированных направлениях, в непривычных природных и климатических условиях. Ливни и ветры, холод и невыносимая жара, песчаные бури и глинистая грязь, внезапные наводнения и лесостепные пожары – частые явления в этом районе.

Таким образом, особенности района боевых действий, способствующие организации прочной обороны, в то же время сильно ограничивали и затрудняли ведение наступления.

Японское командование держало в Маньчжурии и Корее отборные императорские дивизии значительное количество танков и артиллерии. Основу сосредоточенной здесь крупной стратегической группировки японских и марионеточных войск составляла Квантунская армия, которую возглавлял опытный японский генерал армии Отодзо Ямада. Это объединение сухопутных войск включало два фронта (1-й генерала С. Кита и 3-й – генерала Д. Усироку) и две отдельные армии (4-ю генерала У. Микио и 34-ю – генерала К. Сэнити) (24 пехотные дивизии, 9 смешанных бригад, 2 танковые бригады и бригада смертников), 2-ю воздушную армию и Сунгарийскую военную флотилию. Авиационная группировка в Манчжурии и Корее включала 2-ю и 5-ю воздушные армии, которые насчитывали до 2 тыс. самолетов. Командованию Квантунской армии подчинялись также войска марионеточного государства Маньчжоу-Го и японского ставленника во Внутренней Монголии князя Дэвана.

На Южном Сахалине и Курильских островах были сосредоточены войска 5-го фронта генерала К. Хигути (3 пехотные дивизии, отдельная смешанная бригада, отдельные пехотный и танковый полки).

В Корее размещались войска 17-го фронта генерала И. Кодзуки (7 пехотных дивизий и 2 смешанные бригады).

Сосредоточенная у советских границ японская группировка вместе с марионеточными войсками местных правителей насчитывала свыше 1 млн. человек, имела 1215 танков, 6640 орудий и минометов, 26 кораблей и 1907 боевых самолетов2.

Сохранив основные силы, Япония готовилась к упорной обороне, рассчитывая на затяжную войну. Страна «восходящего Солнца» при этом опиралась на мощь своей сухопутной армии и на огромные экономические ресурсы территорий, захваченных на континенте от северных границ Маньчжурии до Сингапура включительно.

Не случайно, что Япония в своих планах особое внимание уделяла удержанию Маньчжурии и Кореи. Как пишут японские авторы, «часть военщины даже настаивала на том, чтобы в случае оккупации метрополии бежать вместе с императором на материк и здесь продолжать сопротивление силами Квантунской армии и экспедиционной армии в Китае»3. «В Маньчжурии нетронутая Квантунская армия, несокрушимый военный плацдарм. В Маньчжурии мы будем сопротивляться хоть сто лет, - заявил военный министр Японии Тодзио»4.

Японское правительство не теряло надежды на возможное возникновение разногласий между союзными державами и на более или менее благоприятные условия мира. Руководствуясь этим, японское командование намеревалось на длительное время задержать наступление советских войск, выиграть войну «любой ценой». В этих целях весной и летом 1945 г. на территории Японии, Кореи и в Маньчжоу-Го проводилась всеобщая мобилизация в вооруженные силы.

К подготовке операции по разгрому японских войск в Маньчжурии маршал А.М. Василевский приступил в конце апреля 1945 года после завершения Восточно-Прусской наступательной операции. Первоначально он работал в Москве: принимал участие в планировании операции, занимался подбором кадров, способных успешно решить стоящие перед нашими войсками задачи, организовывал переброску на Дальний Восток необходимых сил и средств.

По указанию Верховного Главнокомандующего в это время усиливались штабы и высший командный состав Забайкальского и Дальневосточного фронтов и Приморской группы. Туда направлялись опытные, закаленные в боях с гитлеровской Германией кадры. Командующим Дальневосточным фронтом оставался опытный генерал М.А. Пуркаев. Он до 1943 года получил богатый боевой опыт, успешно руководя штабом фронта, командуя армией, фронтом. Кроме того, командуя с апреля 1943 года Дальневосточным фронтом, он успел хорошо изучить особенности Дальневосточного театра военных действий.

Командующим Приморской группой был назначен Маршал Советского Союза К.А. Мерецков, который в годы войны приобрел богатый опыт проведения операций в сложных условиях лесисто-болотистой местности и прорыва укрепленных районов противника, и к тому же знавший Дальневосточный театр по довоенной службе (в середине 30-х годов он был начальником штаба Особой Краснознаменной Дальневосточной армии).

На главное - забайкальское направление по предложению А.М. Василевского командующим фронтом направлялся Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский, имевший опыт маневренных действий и преодоления горных хребтов в Европе. Начальником штаба к нему, также по рекомендации А.М. Василевского, назначался один из наиболее опытных начальников фронтовых управлений генерал армии М.В. Захаров5.

Заместителем Главнокомандующего был назначен генерал армии И.И. Масленников, имевший опыт командования войсковыми объединениями в различных условиях: и в предгорьях Кавказа, и в лесисто-болотистой местности, довелось ему и прорывать и сильно укрепленные оборонительные полосы противника. Начальником штаба у Василевского стал генерал-полковник С.П. Иванов – опытный штабной работник, отличный организатор, исключительно грамотный в военном отношении специалист.

На Дальний Восток направлялись такие опытные военачальники, как генералы А.П. Белобородов, Н.Д. Захватаев, Н.И. Крылов, А.Г Кравченко, А.А. Лучинский, И.И. Людников, И.М. Манагаров, И.А. Плиев, И.М. Чистяков и другие генералы и офицеры, имевшие немалый опыт руководства войсками в боях с германской армией. Командармы, командиры корпусов и дивизий подбирались с учетом их опыта в прорыве обороны, в действиях в оперативной глубине и т.д. Для усиления войск Дальнего Востока с западных фронтов было направлено 10 тысяч офицеров.

Необходимо отметить, что во главе фронтов и армий, которым предстояло участвовать в операции по разгрому японских войск (см. приложение), были поставлены образованные, знающие военачальники. Почти все они, за исключением Н.И. Крылова, С.К. Мамонова, М.Ф. Терехина и И.М. Чистякова, имели академическое образование. Некоторые получили первичное военное образование еще в Русской императорской армии. Так помимо А.М. Василевского, окончившего в годы 1-й мировой войны ускоренный курс Алексеевского военного училища, в военных училищах или школах прапорщиков обучались М.А. Пуркаев, А.И. Данилов, Н.Д. Захватаев, Л.Г. Черемисов.

Многие командармы направленные на Дальний Восток хорошо знали особенности этого края еще по довоенной службе. Так А.П. Белобородов знал эти места еще с Гражданской войны, в 1929 году принимал участие в боевых действиях в районе КВЖД, здесь прошел все ступени служебной лестницы, встретив начало Великой Отечественной войны в должности начальника отдела боевой подготовки штаба Дальневосточного фронта, отсюда в ноябре 1941 года во главе 78-й стрелковой дивизии убыл на защиту Москвы. Н.И. Крылов также воевал на Дальнем Востоке в Гражданскую, в межвоенный период служил в ОКДВА. С 1938 года стали дальневосточниками И.М. Чистяков и И.М. Манагаров. Оба командовали здесь дивизиями, корпусами, отсюда в ноябре 1941 года уехал на Западный фронт И.М. Чистяков, а вслед за ним в начале 1942 года И.М. Манагаров. В 1937-1938 годах добровольцем участвовал в боях с японцами в Китае А.А. Лучинский.

Военачальники, которым предстояло участвовать в предстоящей операции по разгрому японской группировки войск, за годы Великой Отечественной войны получили богатейший опыт командования войсковыми объединениями, многие из них за боевые заслуги были удостоены высших знаков отличия. Так А.М. Василевский, в начале войны генерал-майор, к 1945 году стал Маршалом Советского Союза, Героем Советского Союза, дважды был награжден высшим полководческим орденом «Победа». Этим же орденом был награжден Р.Я. Малиновский, начавший войну командиром корпуса, а уже в декабре 1941 года возглавивший войска фронта. На Дальний Восток он, как и К.А. Мерецков, ехал, имея воинское звание Маршала Советского Союза. За умелое командование армиями на советско-германском фронте были удостоены звания Героя Советского Союза А.П. Белобородов (дважды), Н.Д. Захватаев, Н.И. Крылов, А.А. Лучинский, И.М. Манагаров, И.М. Чистяков. И.А. Плиев стал Героем, командуя конно-механизированной группой фронта, а А.Г. Кравченко и И.И. Людников – корпусами.

Некоторые военачальники приступили к подготовке операции против японских войск уже находясь на Дальневосточном театре военных действий. Как уже отмечалось, с 1943 года войсками Дальневосточного фронта командовал М.А. Пуркаев.

Участник боев у озера Хасан в 1938 году С.К. Мамонов всю войну находился на Дальнем Востоке, с октября 1942 года командуя 15-й армией. С 1939 года служил в тех краях Л.Г. Черемисов, командуя корпусом, армией, с ноября 1941 года являясь помощником командующего войсками Дальневосточного фронта по вузам, а с сентября 1943 года командуя 16-й армией. С ноября 1943 года командовал 17-й армией в Монголии А.И. Данилов, получивший опыт руководства общевойсковой и танковой армией в ходе Сталинградской битвы и в операциях по освобождению Левобережной Украины. М.Ф. Терехин за умелое командование танковыми соединениями во время боев у Халхин-Гола был удостоен звания Героя Советского Союза, с июня 1940 года командовал механизированным корпусом в Забайкальском военном округе, а с марта 1941 года – 2-й Отдельной Краснознаменной армией Дальневосточного фронта.

Обладая общими чертами, позволившими добиваться успеха в операциях, такими, например, как способность проникать в оперативные замыслы противника, точная оценка сил, средств и возможностей противника, знание своих войск, тщательная подготовка их к операции, умение достигать оперативной внезапности, точный расчет сил и средств для проведения операции и ряда других, каждый из советских военачальников, которым предстояло командовать в предстоящей операции фронтами и армиями, имел свой, присущий только ему, полководческий почерк.

Замысел предстоящей операции был определен с учетом характера театра военных действий. «План, - по свидетельству А.М. Василевского, - заключался в одновременном нанесении со стороны Забайкалья, Приморья и Приамурья главных и ряда вспомогательных ударов по сходящимся к центру Северо-Восточного Китая направлениям с целью рассечения и разгрома по частям основных сил японской Квантунской армии»6. Предполагалось основные удары нанести с территории МНР на восток и из советского Приморья на запад, рассечь главную группировку войск Квантунской армии, окружить и последовательно уничтожить ее по частям в Северной и Центральной Маньчжурии, овладеть важнейшими военно-политическими центрами Шэньяном, Чанчунем, Харбином, Гирином.

Выбор направлений ударов советских войск был обусловлен не только принятой формой ведения стратегической операции, но и своеобразной конфигурацией государственной границы, характером группировки японских войск и системы их обороны.

Удар со стороны Забайкалья, с территории Монгольской Народной Республики, предполагалось нанести основными силами Забайкальского фронта под командованием Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского в общем направлении на Чанчунь, Шэньян. Этим ударом войска обходили с юга Хайларский и Халун-Аршанский укрепленные районы, рассекая 3-й фронт Квантунской армии. Советским войскам предстояло преодолеть безводную пустынную степь, а также труднодоступный горный хребет Большой Хинган.

Со стороны Приморья, из района южнее озера Ханка, в направлении на Гирин планировался удар войск Приморской группы под командованием Маршала Советского Союза К.А. Мерецкова. Войска Приморской группы кратчайшим путем выходили на соединение с главной ударной группировкой Забайкальского фронта. Наступавшим предстояло прорвать полосу укрепленных районов, что было полностью учтено командованием.

Избранные направления главных ударов позволяли советским войскам в короткие сроки лишить Квантунскую армию сообщений с метрополией и ближайшими крупными группировками в Северном Китае и Южной Корее, что способствовало ее полному окружению.

Развернутый в Приамурье Дальневосточный фронт под командованием генерала армии М.А. Пуркаева наступлением на сунгарийском и жаохэйском направлениях должен был сковать противостоящие силы противника и этим обеспечить успешное выполнение задач войсками, наносившими удары из Забайкалья и из Приморья.

В ходе операции предполагалось, во-первых, быстро разгромить японские войска прикрытия, преодолеть труднодоступную полосу местности, вывести силы трех взаимодействующих фронтов на рубеж, удобный для развития наступления непосредственно на жизненно важные районы противника; во-вторых, разгромить резервы Квантунской армии и вывести основные силы наступавших фронтов в центральную часть Маньчжурии, что в последующем должно было привести стратегическую группировку противника к поражению.

Операции предшествовала беспрецедентная по своим масштабам стратегическая перегруппировка советских войск с Запада на Восток страны7.

В общей сложности в весенне-летние месяцы 1945 г. на путях сообщения Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока находилось до миллиона советских солдат и офицеров, десятки тысяч артиллерийских орудий, танков автомашин и многие тысячи тонн боеприпасов, горючего, продовольствия, обмундирования и других грузов.

В результате к началу операции против японских вооруженных сил удалось сосредоточить 11 общевойсковых, танковую и 3 воздушные армии, 3 армии ПВО территории страны, флот и флотилию, в состав которых входили управления 33 корпусов, 131 дивизия и 117 бригад основных войск. Сухопутную границу СССР прикрывал 21 укрепленный район. Общая численность советской дальневосточной группировки составила 1747465 человек, на ее вооружении было 29944 орудий и минометов, 5250 танков и САУ, 5171 боевых самолетов, 93 надводных корабля основных классов,78 подводных лодок и 373 катера8.

Группировка советских войск на Дальнем Востоке теперь представляла собой силу, способную в короткий срок сокрушить японские войска в Манчжурии. Основу ее составляли войска, находившиеся во время войны на Дальнем Востоке, хорошо обученные, знавшие театр военных действий, характер обороны противника и особенности японской армии. Эти качества удачно дополнялись богатым опытом действий против сильного противника, который имели войска переброшенные с запада.

Проведенная перегруппировка столь значительных сил и средств в сжатые сроки и на огромные расстояния потребовала тщательной ее организации. Заблаговременно были приняты меры для надежного прикрытия путей сообщения, районов сосредоточения и развертывания войск от возможных ударов японских войск. Для обеспечения скрытности массовых железнодорожных перевозок ограничивался допуск лиц к их планированию; никто, даже офицеры штабов не знали куда и с какой целью перебрасывались войска, запрещалось ведение переписки и переговоров, связанных с передислокацией войск, станции выгрузки и обслуживания эшелонов нумеровались; боевая техника на железнодорожных платформах камуфлировалась; войска выгружались, как правило, ночью, после чего немедленно выводились в район сосредоточения.

А.М. Василевский и другие известные военачальники направлялись на Дальний Восток под чужими, вымышленными именами.

Под их руководством до конца июля шла напряженная, многоплановая работа по непосредственной подготовке войск к предстоящей операции. Командующие фронтами и армиями провели детальную рекогносцировку на основных операционных направлениях, лично проверили готовность войск к предстоящей операции. Под их руководством штабы и начальники служб кропотливо изучали местность, противника, свои войска, уточняли плановые сроки, принимали меры к улучшению материального обеспечения боевых действий. В ходе работы на местах родились многие соображения, предопределившие последующий успех операции.

30 июля 1945 года приказом Ставки ВГК № 11120 Маршал Советского Союза Василевский был официально назначен Главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке с подчинением ему с 1 августа Забайкальского, Дальневосточного фронтов, Приморской группы войск и Тихоокеанского флота9.

По предложению А.М. Василевского, приказом Ставки ВГК №11121 от 2 августа с 5 августа Приморская группа войск Маршала К.А. Мерецкова была переименована в 1-й Дальневосточный фронт, Дальневосточный фронт генерала армии М.А. Пуркаева стал теперь называться 2-м Дальневосточным фронтом. Тогда же был образован штаб Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке во главе с генерал-полковником С.П. Ивановым.

Директивой Ставки ВГК № 11122 от 7 августа войскам Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов и Тихоокеанскому флоту было предписано боевые действия начать 9 августа. При этом войска Забайкальского и 1-го Дальневосточного фронтов должны были перейти границу с Маньчжурией одновременно, время перехода границы войсками генерала М.А. Пуркаева было поручено определить А.М. Василевскому.

Войскам Дальнего Востока и Тихоокеанского флота была поставлена задача оккупировать территорию всей Маньчжурии, Внутренней Монголии, Ляодунского полуострова с портами Дайрен и Порт-Артур, Кореи до 38 параллели, южной половины о. Сахалин, половины о. Хоккайдо севернее линии, идущей от города Кусиро до города Румои, и полностью всех Курильских островов10.

В соответствии с этой директивой Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке отдал соответствующие распоряжения командующим фронтами и командующему Тихоокеанским флотом11.

8 августа на всем Дальнем Востоке во всех городах и селах приказом Маршала Василевского было объявлено военное положение.

8 августа в Москве в 23 часа японскому послу было передано заявление советского правительства, в котором говорилось, что в связи с отказом Японии прекратить военные действия против США, Великобритании и Китая Советский Союз с 9 августа считает себя в состоянии войны с ней.

Утром 9 августа началась наступательная операция, вошедшая в историю под названием Маньчжурской стратегической, она стала одним из самых ярких эпизодов второй мировой войны. Удар советских войск оказался для противника неожиданным. Операция развивалась исключительно динамично и изобиловала многочисленными поучительными примерами полководческой зрелости советских командующих фронтами и армиями. Неординарные, смелые решения, такие, например, как наступление на сильно укрепленные позиции противника без артиллерийской подготовки, предложенное генералом Н.И. Крыловым, бросок механизированных колонн через Большой Хинган, активное использование воздушных десантов и многие другие, в конечном итоге привели к успеху.

Грандиозное наступление советских войск, осуществленное на огромном пространстве в трудных географических условиях Дальневосточного театра военных действий, буквально смело оборону японских войск в Маньчжурии, не дало японскому командованию возможности не только восстановить разгромленные фронты, но и организовать какое-либо сопротивление в глубине территории

Направления главных ударов были избраны исключительно удачно. Они выводили советские войска на фланги и в тыл основной группировки противника, лишали его связи с метрополией и со стратегическими резервами, расположенными в Северном Китае.

Вспомогательные удары, которые наносились войсками фронтов еще на ряде направлений, были направлены против значительных группировок противника, сковывали их и активно решали роль оперативного обеспечения главных ударов. Кроме того, они заставляли японское командование держать оборону почти на всем протяжении государственной границы и не давали врагу возможности создать достаточно сильные группировки войск ни на одном направлении.

В ходе операции командующие фронтами и армиями смело сосредотачивали силы и средства на направлениях главных ударов. При общей протяженности фронта в Маньчжурии порядка 5 тыс. км активные наступательные действия велись на 2720 км, а главные группировки наносили удары на еще более узком фронте, что позволяло создавать на решающих участках значительный перевес над противником в силах и средствах.

Важнейшей особенностью Маньчжурской операции является то, что стратегические цели войны были достигнуты в ее начале. Эта операция характеризуется рядом особенностей, типичных для начального периода войны: скрытностью сосредоточения и развертывания группировок войск, внезапным переходом в наступление ночью и сокрушительным первоначальным ударом с участием максимума сил и средств в первом эшелоне.

Успехи советских войск в Маньчжурской операции во многом были обусловлены организаторскими способностями, полководческим талантом советских военачальников, в первую очередь Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке маршала А.М. Василевского и командующих войсками фронтов маршалов Р.Я. Малиновского, К.А. Мерецкова, генерала армии М.А. Пуркаева, глубиной и масштабностью их мышления, умением проникать в суть обстановки и направлять усилия подчиненных на решение боевых задач в наиболее приемлемом и эффективном варианте, способностью не только умело ориентироваться в сложной обстановке и принимать творчески смелые решения, но и с исключительной настойчивостью проводить их в жизнь.

Уже 23 августа в 22 часа Москва от имени Родины салютовала войскам маршала Василевского, «освободившим Маньчжурию, Южный Сахалин и часть Курильских островов, двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трехсот двадцати четырех орудий»12. Многие соединения и части удостоились почетных наименований Курильских, Сахалинских, Уссурийских, Харбинских, Амурских, Хинганских, Мукденских, Порт-Артурских и др. Более 300 тысяч солдат и офицеров было награждено орденами и медалями, а 92 человека удостоились звания Героя Советского Союза. Дважды Героями Советского Союза тогда стали А.М. Василевский, А.Г. Кравченко, Н.И. Крылов, И.А. Плиев, геройские звезды получили Р.Я. Малиновский, С.П. Иванов, И.И. Масленников, М.В. Захаров. К.А. Мерецков был удостоен ордена «Победа».

В результате стратегической операции трех фронтов и флота советские войска нанесли решительное поражение Квантунской армии. С разгромом и пленением Квантунской армии, а также изоляцией японских войск в Северном Китае Япония по существу осталась без сухопутной армии. Не располагая необходимыми силами для обороны метрополии и потеряв свою основную базу снабжения – Маньчжурию и Корею, - правительство Японии было вынуждено капитулировать и 2 сентября 1945 года в 9 часов 4 минуты в Токийском заливе, на борту американского линкора «Миссури», состоялось подписание Акта о капитуляции Японии, ознаменовавшее окончание второй мировой войны. От имени Советского Союза Акт подписал представитель главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке при главнокомандующем американскими войсками на Тихоокеанском театре военных действий генерал-лейтенант К.Н. Деревянко.

3 сентября А.М. Василевский доложил И.В. Сталину: «Советские войска на Дальнем Востоке в составе Забайкальского фронта, 1 и 2 Дальневосточных фронтов и Тихоокеанского флота, начав наступление 9 августа 1945 г., к 1 сентября 1945 г. выполнили поставленные Вами боевые задачи и заняли: полностью Маньчжурию, Ляодунский и Квантунский п-ова, Сев. Корею до 38-го градуса сев. широты, южную часть о. Сахалин и все Курильские о-ва. В основном уже закончено разоружение и сдача в плен Квантунской армии. На 1.09.45 г. сложило оружие 573 984 солдата и офицера японской армии, в том числе 110 генералов, захвачено 861 самолет, 372 танка, 1434 орудия, 379 паровозов, 9129 вагонов, много складов с продовольствием, военным снаряжением и обмундированием…»13

После окончательного подсчета эти цифры оказались еще большими. В Маньчжурии, Северной Корее, на Сахалине и Курильских островах советские войска взяли в плен более 640 тысяч вражеских солдат и офицеров, захватили 686 танков, 861 самолет, 1836 орудий, 2473 миномета, большое количество боеприпасов, военной техники и имущества14.

Разгромом Квантунской армии, стремительной, блестящей стратегической операцией, блестящей и по замыслу и по осуществлению, завершилась яркая страница боевого пути маршала Василевского и его боевых соратников. Итоги операции были поистине грандиозны.

Общим военно-политическим итогом операции советских войск на Дальнем Востоке был полный разгром и капитуляция японских войск в Маньчжурии, Северной Корее, на Сахалине и Курильских островах. Общие потери противника составили 83,7 тыс. человек убитыми и 640,1 тыс. пленными 15(при этом безвозвратные потери наших войск составили 12,1 тыс. человек). Была разоружена и распущена почти 200-тысячная армия Маньчжоу-Го. Избежали пленения лишь войска 17-го фронта, отошедшие за 38-ю параллель в районе Кореи. Советскими войсками была захвачена большая часть боевой техники и материальных запасов японских войск. От японских захватчиков была освобождена территория площадью более 1,3 млн. кв. км с населением свыше 40 млн. человек. Агрессоры лишились своих основных военно-экономических арсеналов на азиатском континенте – Маньчжурии и Кореи. Разгромив главную ударную группировку японских сухопутных сил – Квантунскую армию, советские войска предопределили военный крах Японии. Ни в одной из предшествовавших операций второй мировой войны японская армия, считавшаяся одной из сильнейших армий мира, не терпела такого поражения. Советские войска, вырвав у Японии основное средство для дальнейшего ведения войны, ее вооруженную опору, сделали невозможным сопротивление Японии во всех других регионах и заставили ее принять требования о безоговорочной капитуляции.

Военной победы столь большого масштаба, достигнутой в такой короткий срок, история еще не знала.

В заключение следует отметить, что многие военачальники, проявившие свои полководческие способности в ходе Маньчжурской операции, и в послевоенный период занимали заметное место в Вооруженных Силах Советского Союза. Так Маршал Советского Союза А.М. Василевский в послевоенные годы руководил Генеральным штабом, был министром Вооруженных Сил СССР и Военным министром СССР, затем занимал ключевые должности в Министерстве обороны СССР. Длительное время (почти десять лет) руководил Министерством обороны СССР Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский. Стал Маршалом Советского Союза и длительное время руководил Генеральным штабом М.В. Захаров. Маршалом стал и Н.И. Крылов, девять лет прокомандовавший новым видом Вооруженных Сил - Ракетными войсками стратегического назначения. Видные должности занимали и другие военачальники - дальневосточники. Генералами армии стали А.П. Белобородов, С.П. Иванов, А.А. Лучинский, И.А. Плиев.


Приложение.

Фронтовые, общевойсковые и танковые армейские объединения, принимавшие участие в Маньчжурской стратегической наступательной операции:

1-й Дальневосточный фронт (образован 5.8.1945 г. на базе Приморской группы войск) - командующий Маршал Советского Союза К.А. Мерецков (НШ - генерал-лейтенант А.Н. Крутиков);

2-й Дальневосточный фронт (образован 5.8.1945 г. из войск и полевого управления Дальневосточного фронта) – командующий генерал армии М.А. Пуркаев (НШ - генерал-лейтенант Ф.И. Шевченко);

Забайкальский фронт (образован 15.9.1941 г. на базе Забайкальского военного округа) - командующий Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский (НШ - генерал армии М.В. Захаров);

1-я Краснознаменная армия - командующий генерал-полковник А.П. Белобородов (НШ – генерал-майор Ф.Ф. Масленников);

2-я Краснознаменная армия - командующий генерал-лейтенант танковых войск М.Ф. Терехин (НШ – генерал-майор С.Ф. Можаев);

5-я армия - командующий генерал-полковник Н.И. Крылов (НШ – генерал-лейтенант Н.Я. Прихидько);

15-я армия - командующий генерал-лейтенант С.К. Мамонов (НШ – генерал-майор В.А. Прощаев);

16-я армия - командующий генерал-лейтенант Л.Г. Черемисов (НШ – полковник Л.Л. Борисов);

17-я армия - командующий генерал-лейтенант А.И. Данилов (НШ – генерал-майор А.Я. Спиров);

25-я армия - командующий генерал-полковник И.М. Чистяков (НШ – генерал-лейтенант В.А. Пеньковский);

35-я армия - командующий генерал-лейтенант, с сентября 1945 г. генерал-полковник Н.Д. Захватаев (НШ – генерал-майор С.А. Иванов);

36-я армия - командующий генерал-лейтенант, с сентября 1945 г. генерал-полковник А.А. Лучинский (НШ – генерал-майор Е.В. Иванов);

39-я армия - командующий генерал-полковник И.И. Людников (НШ – генерал-майор М.И. Симиновский);

53-я армия - командующий генерал-полковник И.М. Манагаров (НШ – генерал-майор А.Е. Яковлев);

6-я гвардейская танковая армия - командующий генерал-полковник танковых войск А.Г. Кравченко (НШ – генерал-майор танковых войск А.И. Штромберг);

Конно-механизированная группа Забайкальского фронта - командующий генерал-полковник И.А. Плиев (НШ – генерал-майор В.И. Никифоров).


Сведения об авторе:

Афанасьев Владимир Анатольевич - ведущий научный сотрудник Центрального музея Вооруженных Сил Российской Федерации, кандидат исторических наук.

Телефон: 8-495-681-23-33

Е-mail: cmvs-secretariat@mail.ru


Аннотация – В статье рассматриваются некоторые аспекты планирования и подготовки Маньчжурской наступательной операции, проведенной в августе 1945 года под руководством Маршала Советского Союза А.М. Василевского, в частности, роль командных кадров оперативного и оперативно-стратегического звена в обеспечении успеха операции.

Ключевые слова: фронт, армия, военачальник, наступательная операция, полководческое искусство, Дальневосточный театр военных действий, боевой опыт.

Summary - This article discusses some aspects of the Manchurian offensive operation planning and preparation. It was held under the leadership of Marshal of the USSR A.M. Vasilevsky in August 1945. Special interest is paid to the role of command personnel operational and operational-strategic level to the success of the operation.
Keywords: front, an army commander, offensive, generalship, the Far Eastern theater of war, combat experience.
V.A. Afanas’ev



 В данной статье в связи с ограниченностью ее объема рассматривается роль только общевойсковых и танковых командующих. Роль авиационных, флотских командующих, а также военачальников других воинских специальностей (артиллеристов, инженеров, связистов, организаторов ПВО и т.д.) является темой отдельной статьи.

 Ставка Верховного Главнокомандования, учитывая реальную опасность со стороны империалистической Японии, в течение почти всей войны была вынуждена держать на Дальнем Востоке значительное количество сил и средств: от 32 до 59 расчетных дивизий сухопутных войск, от 10 до 29 авиационных дивизий и до 6 дивизий и 4 бригад Войск ПВО общей численностью свыше 1 млн. солдат и офицеров, 8-16 тыс. орудий и минометов, свыше 2 тыс. танков и САУ, от 3 до 4 тыс. боевых самолетов и более 100 боевых кораблей основных классов. В общей сложности это составляло в разные периоды войны от 15 до 30 % боевых сил и средств Советских Вооруженных Сил (История второй мировой войны, том 11. - М.: Воениздат, 1980, с. 183).


1 Внотченко Л.Н. Победа на Дальнем Востоке. - М.: Воениздат, 1971 г., с. 20.

 С 10.8.1945 г. 17-й фронт был оперативно подчинен главнокомандующему Квантунской армией.

2 История второй мировой войны, том 11. - М.: Воениздат, 1980, с. 182.

3 История войны на Тихом океане, Т.4. - М.: Изд. иностранной литературы, 1958, с. 164.

4 Гареев М.А. Неоднозначные страницы войны (Очерки о проблемных вопросах истории Великой Отечественной войны). - М., 1995, с. 234.

5 Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. Кн. 1. - М.: Воениздат, 1985, с. 377.

6 Василевский А.М. Дело всей жизни. Кн. 2, 6-е изд. - М.: Политиздат, 1988,с. 241,242.

7 На расстояние 9 -12 тыс. км за три месяца (май - август) перебрасывалось два управления фронта (Карельский и 2-й Украинский), три общевойсковые армии (5, 39 и 53-я), 6-я танковая армия, две артиллерийские дивизии прорыва, семь зенитно-артиллерийских дивизий, 136 бригад и полков различных родов войск. Всего 400 тыс. чел, свыше 7 тыс. орудий и минометов, 2 тыс. танков и САУ, 1400 самолетов.

8 История второй мировой войны. Том 11. - М.: Воениздат, 1980, с. 197.

9 Русский архив: Советско-японская война 1945 года: история военно-политического противоборства двух держав в 30-40-е годы. Документы и материалы. Т.18 (7-1). - М.: ТЕРРА, 1997, с. 336.

10 Русский архив: Советско-японская война 1945 года: история военно-политического противоборства двух держав в 30-40-е годы. Документы и материалы. Т.18 (7-1). - М.: ТЕРРА, 1997, с.355.

11 Директивы Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке № 80/нш, 81/нш, 82/нш, 83/нш от 7 августа.

12 Приказы Верховного Главнокомандующего в период Великой Отечественной войны Советского Союза. Сборник.- М.: Воениздат, 1975, с.519.

13 Русский архив: Советско-японская война 1945 года: история военно-политического противоборства двух держав в 30-40-е годы. Документы и материалы. Т.18 (7-1). - М.: ТЕРРА, 1997, с. 371

14 История второй мировой войны. Том 11. - М.: Воениздат, 1980, с. 253.

15 Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование. - М.: Воениздат, 1993, с. 391, 223.

 25.2.1946 г. на базе Наркоматов обороны и ВМФ СССР был создан единый союзно-республиканский Наркомат Вооруженных Сил СССР, переименованный в марте 1946 г. в Министерство Вооруженных Сил СССР. 25.2.1950 г. это министерство было разделено на Военное министерство СССР и Военно-морское министерство СССР. 15.3.1953 г. на базе этих министерств вновь было создано единое министерство – Министерство обороны СССР.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница