Ценностные основы идеологии национализма и границы сферы политического



Скачать 60.97 Kb.
Дата07.11.2016
Размер60.97 Kb.


Ценностные основы идеологии национализма

и границы сферы политического

Политические процессы

Социально-культурные процессы

Автор:

Бахметьев Ярослав Александрович,

преподаватель кафедры политического поведения факультета прикладной политологии НИУ ВШЭ,

г. Москва, Кочновский пр-д, д. 3, каб. 619,

тел.: 8 (926) 88-39-152

e-mail: yaroslav.bakhmetjev@gmail.com
Суть идеологий состоит в том, что они предлагают обществу определённую картину мира, систему координат для оценки происходящих событий и, вместе с тем, образ «светлого будущего». Осями координат или основами дизайна «картины мира» выступают ценности. Идеологии базируются на совокупности определённых ценностей. Прежде всего, таковыми выступают социально-политические и экономические ценности: для либерализма – индивидуализм, права, свободы и интересы личности, частная собственность; для социализма – равенство, коллективная собственность, социальная справедливость; и т.д. Но исключительность национализма состоит в том, что он умеет политизировать ценности лучше иных традиционных идеологий. И политизирует он обычно (не считая территорию и «кровь») именно культурные ценности: язык, этническая идентичность, историческая память, религия и т.д. Таким образом, именно национализм чётко обеспечивает инклюзивность политической сферы, затягивая в неё культурную. И вопрос в том, насколько далеко он её может «утянуть» – каким ценностям придать политический аспект?

Одним словом, национализм является уникальной идеологией. И тому есть, как минимум, две причины:



  • подобно тому, как либерализм во второй половине ХХ в. перестал быть просто идеологией и стал «метадизайном картины мира», национализм является гораздо более широким феноменом. Социология выделяет у национализма шесть граней1: психология, политика, идеология, социальная практика, доктрина, принцип.

  • во-вторых, особенностью национализма, как категории идеологии заключается в том, что он не имеет статичного положения на идеологическом спектре. То есть национализм может быть обнаружен (или наоборот, расположен) на любом участке идеологического спектра.

Причины этого кроются как раз в ценностных основах данной идеологии. Грубо говоря, национализм не имеет никаких устойчивых идеологических основ или черт. Как справедливо отмечал Эрнест Геллнер: «национализм, который иногда берёт ранее существовавшие культуры и превращает их в нации … – это реальность, хороша она или плоха, и, в общем, реальность неизбежная»2. То есть, если для большинства идеологий, что логично, ключевыми являются политические составляющие и элементы, но для национализма таковыми являются социо-культурные. Именно их он и переводит в политическую плоскость. По сути, единственной безусловной основой национализма являются качества и черты самой нации. Даже точнее – те элементы (не политические, но социо-культурные!), на основе которых сложились нации.

Таким образом, главный вызов для национализма – он не будет становиться менее политически разборчивым следом за классическими идеологиями, напротив, он будет пытаться политизировать всё большее разнообразие культурных основ идентичности.

В связи с этим, автор доклада задаётся следующим вопросом, который можно сформулировать двояко:

- какими чертами/свойствами должны обладать политические ценности, чтобы они были способны в своей совокупности (necessario!) служить основой для национализма?

- каким потенциалом должны обладать некоторые ценности, чтобы базирующийся на них национализм был именно идеологией, а ничем другим (психологией, практикой и т.д.)?

Целью исследования, в рамках которого представляется доклад, является определение размеров культурного поля, которое может политизировать национализм. Т.е. насколько большой пласт «культурного» может вовлечь в «политическое» национализм. Тем самым, обозначив новые границы сферы политического.

В ходе доклада автор останавливается на нескольких важных моментах. Прежде всего, существует тенденция, связанная с изменением базы и референтных групп для идентичности. Традиционные культурные сообщества сплачивались на основе языка, религии, реальной культуры. В современном обществе многие виды идентичности стремительно теряют актуальность и релевантность (социо-экономические классы, политическое гражданство, мировые религии, политические и идеологические воззрения и т.п.). Сейчас, когда индивиды массово переходят в он-лайн жизнь, когда реальность настолько загоняет общество в рамки, что его представители бегут во всевозможные фантастические миры – литературу, офф-лайн и он-лайн игры, комиксы – формируются качественно новые формы идентичности (в русле постмодерна). На первый взгляд они кажутся совершенно утопическими, но процент людей, которые с каждым годом самоидентифицируют себя с каким-либо совершенно эфемерным сообществом, отражающим сугубо микро-культурный уровень, растёт. Одна из продолжательниц инструменталистских идей Геллнера, американский антрополог Кэтрин Вердери, ещё в середине 1990-х гг. предсказывала нациям кардинальные изменения в ближайшем будущем3: нации не выйдут из игры, а просто поменяют референтные группы. Будут новые критерии, на основаниях которых можно будет выделить новые нации, элиты будут опираться на иные ценности (например, транснациональные, религиозные). Вердери даже приводит примеры кандидатов на статус наций – арабскую нацию и нацию гомосексуалистов.

В связи с этим, первая задача, которая стоит перед современным национализмом, чтобы остаться актуальным – проблема референтных критериев опоры. А вторая, возникающая сразу же следом – ситуация с интегрирующими институтами. Создание и развитие интегрирующих институтов. Проблема кроется в следующем: исследования показывают, что «традиционные» интегрирующие институты (государство, существующие негосударственные политические институты, образовательные учреждения, армия и т.п.) больше не являются функциональными. Прежде всего, причиной этого является потеря доверия к данным институтам. Поэтому для реализации любых новых интеграционных концептов – на чём, на каких институтах стоит их основывать?

К тому же, некоторые рассуждения справедливы при ряде допущений. Самое главное из них – это необходимость интеграции общества в рамках государства, необходимость нации как таковой, её релевантность для современности.

Например, ещё в конце ХIХ в. Карл Реннер и Отто Бауэр разрабатывали концепцию мультинации4, которая предполагала разведение нации и государства. Нации в этой концепции являются высшей формой интеграции людей и носителем суверенитета, тогда как государство – всего лишь аппарат администрирования. То есть внутри государства может быть несколько наций, которые будут суверенны и будут блюсти все нормы внутри себя. А государство, по сути, осуществляет лишь формальные экономические функции. В данном случае мы приходим к осознанию того, что государство попросту теряет суверенитет – любой. А это не только ставит все предыдущие рассуждения о национализме в другую плоскость, но и ставит под вопрос само понимание форм идентичности.

Тем не менее, наличие некоего единого сообщества необходимо для поддержания государствами концепции национального суверенитета. Действительно, особенность государств, даже самых развитых из ныне существующих, состоит в так называемом «политическом лукавстве»: да, в рамках экономических отношений государства готовы идти даже на крайний либерализм и договариваться с любыми оппонентами; но в сфере политических вопросов по-прежнему торжествует теория реализма. Одним словом, единственной константой, которой государства не готовы жертвовать окончательно и пытаются держаться за неё любыми силами, ещё с XVII в. остаётся суверенитет. За какую бы интеграцию державы ни выступали, она может простираться ровно до того предела, где начинаются вопросы суверенитета. Отказываться от самой модели государственного суверенитета ни одно государство, даже самое интегрально-ориентированное, не готово. Совсем иная ситуация складывается с носителями суверенитета – с нациями. Справедливое суждение Эрнеста Ренана о том, что нации совершают ежедневный плебисцит, сейчас претерпевает серьёзнейшие испытания. В условиях современных миграционных процессов индивиды, осуществляющие плебисцит, каждый день новые! Одним словом, индивиды, имея такую свободу перемещения, всё меньше задумываются о том, к какой нации они принадлежат и какое глобальное сообщество представляют. Они вполне довольны «членством» в малых и средних группах – профессиональных, по интересам, культуре и проч. Для сохранения и поддержания модели государственного суверенитета государствам нужны нации, как носители этого суверенитета.



1 Мнацаканян М.О. Нации и национализм. Социология и психология национальной жизни: Учеб. пособие для вузов. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. С. 267.

2 Геллнер Э. Нации и национализм / пер. с англ. Т.В. Бердиковой, М.К. Тюнькиной; [ред. и послесл. И.И. Крупника]. М.: Прогресс, 1991. С. 114.

3 Вердери К. Куда идут «нация» и «национализм»? // Нации и национализм / пер. с англ. и нем. Л.Е. Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б. Гнедовского. М.: Праксис, 2002. С. 297-307.

4 Reifowitz I. Otto Bauer and Karl Renner on Nationalism, Ethnicity & Jews // Journal of Jewish Identities. 2009. Is. 2. Nо. 2. P. 1-19.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница