Цахуры: прошлое и настоящее. Древние говорили: «Человек, который не знает историю своего народа, подобен тому, кто не знает своего отца»



страница11/20
Дата01.05.2016
Размер3.9 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20

Святыни и религиозные деятели Цахуров
Джабраил-эфенди Лакитийи

 Совершенный праведник Джабраил является маазуном (человеком, получившим право на наставление людей) великого алима  Шейха  Махмуда-эфенди.

Джабраил был родом из селения Цахур, а жил он в свое время в селе Лакити. Сначала он был мюридом Шейха Аль-Хаджи Ахмада-эфенди из Алмали. Когда Махмуд-эфенди возвратился из Сибири, то он со своими 300 мюридами стал под его духовное воспитание. Джабраил совсем не думал о мирском. Махмуд-эфенди очень любил его и хвалил Джабраила перед людьми. Видя его совершенство, Махмуд-эфенди дал ему разрешение на наставление людей.

Он был добрым, благонравным, приятным в общении человеком. Джабраил-эфенди обращался с мюридами как со своими детьми. Шуайб-эфенди пишет про него так: «Когда я работал имамом в Цахуре, туда  на зиярат к могиле Шейха приехали Джабраил-эфенди, Аль-Хаджи Хамзат-эфенди, Аль-Хаджи Кусай-эфенди. Я от них не отлучался ни на шаг, пока они были в селении. Цахурский джама’ат принял их с уважением, и даже приглашал их кушать 5 раз в день. Однажды Джабраил-эфенди посадил меня на колени, напротив себя, так близко, что колени наши соприкасались. Мне было стыдно перед ним. Тогда мой устаз Кусай-эфенди слегка улыбнулся. В это время я сильно полюбил своего устаза. Потом Джабраил-эфенди сказал мне: «О, мой сын, Шуайб-эфенди, мне очень неудобно перед цахурским джама’атом из-за уважения, которое они оказывают мне. Я переселюсь в село Лакити». И он со слезами обнял меня. Тогда я подумал, что больше не увижу его. Он же сказал: «Шуайб, если позволит Всевышний, мы еще увидимся». Я хотел стать под его наставления, но боялся, что больше не увижу его. Тем не менее, что не предписано Всевышним, то не случается. Так мы с ним больше и не увиделись».

У Джабраила-эфенди было много караматов. У него получил совершенство и право наставления мюридов Абдуррахман-хаджи из села Асаб.

 Он ушел от нас в 1307 году 12 числа Джумад уль-ахира. Пусть Всевышний одарит нас, их баракятом.

  Махмуд-афанди из Алмалы

Да, у наших предков культура была на высоком уровне. Это все благодаря тому, что Всевышний Аллах наделил нас баракатом наших достойных ученых-алимов и шейхов того времени, одним из которых является досточтимый шейх накшубандийского тариката Махмуд-афанди из Алмалы. Махмуд-афанди это человек большой духовной степени, приблизившийся к Всевышнему Аллаху. Это духовный наставник и ученый – суфий, за наставлением и советом которого приходили верующие из российских губерний, из Турции и из арабских стран. Махмуд-афанди это сын цахурского народа, про которого написано много касыд (поэмы), книг на различных языках, одна из которых вышла в свет в Махачкале в исламской типографии «Ихлас». Книга на арабском языке и называется «Тухфат аль-ахбаб аль-халидият», что в переводе означает «Подарок любимцам халидитам (т.е. мюридам накшубандийского тариката)». Книга содержит 260 страниц. Впервые вышла в свет в 1332 году хиджры (это 1914 год по григорианскому календарю) в типографии Мавраева в г. Темир-хан-Шуре. Автор Хаджи Усман-афанди аль-Цахури, родом из Цахура, дает расширенное толкование к поэме о Махмуде-афанди, которая принадлежит перу Хаджи Абдулла-афанди аль-Цахури. Книга начинается так: “Именем Аллаха Милостивого Милосердного. И нет мощи оставить плохое и силы повернуться к хорошему, кроме как от Аллаха. Хвала Аллаху, который раскрыл сердца... Благословение и приветствие Пророку Мухаммаду.... Эту прекрасную книгу я написал к касыде, посвященной нашему господину досточтимому шейху Махмуд-афанди, да сделает Всевышний Аллах нам его баракат”.... На странице 6 говорится: «Также я написал бейты на турецком и персидском языках в некоторых местах этой книги».

В книге есть большая глава о чудесных поступках святых шейхов. В книге говорится не только о Махмуде-афанди, но и о других алимах и шейхах нашего горного края, таких как Хаджи Хамзат-афади из Цахура, зиярат которого находится в Илису, Хаджи Исмаил-афанди из Сувагиля, где и находится его зиярат, Хаджи Бакр-афанди из Мишлеша и многих других. Приводится подробное описание их жизни, рассказы, происшествия, караматы (чудеса). Здесь есть подробное описание истории и географического положения многих сёл. Например, на странице 77 говорится: «Цахур - это большое село, расположенное на реке Самур, расстояние между ним и городом Ахты можно преодолеть пешему человеку за полторы суток. История её поселения, согласно историческим книгам, 2877 лет». Из этого маленького предложения можно понять многое, например: когда писалась эта книга, Цахур уже не являлся большим городом, как это было несколько лет назад, а Ахты, который возник позже него, уже стал известным городом. Если учитывать, что книга была написана в 1914 году, то Цахуру 2967 лет.

Я уверен, что это далеко не единственная книга, написанная нашими предками. Это первая книга, которая вышла из тени, и инша-а ллагь не последняя.

Если учитывать большой авторитет книги среди дагестанских алимов, то, возможно, в будущем кто-нибудь возьмется за перевод на русский язык, и тогда, быть может, потомки узнают об истории, культуре и духовности своих предков. Общеизвестно, что без духовности и культуры не может быть и речи о существовании даже государства. Древние говорили:

«Человек, который не знает историю своего народа, подобен тому, кто не знает своего отца».

Дай Аллах нам силы познать истину, которую нам передали наши достойные предки, и следовать их мудрым советам. Амин.
Бытовая культура цахуров второй половины XIX – начала XX века
Жилище
Наиболее древний тип традиционного жилища цахуров был, видимо, «Дега». Это было большое однокамерное помещение, служившее жильем для большесемейной общины. Вся домашняя жизнь общины протекала именно здесь. В дега семья принимала пищу, воспитывала детей, сообща совершала семейные обряды и занималась домашним трудом. Отсеки и углы этой довольно просторной комнаты использовались для хозяйственно-производственных нужд, так как дега одновременно было кухней и кладовой, местом переработки и хранения растительных и животноводческих продуктов.

Комната обставлялась стоящими вдоль боковых стен деревянными, гончарными м медными изделиями: кувшинами с водой, сундуками, корытами, круглыми деревянными бочками и другой утварью, в которой хранили зерно, муку, молочные продукты и одежду. Под потолком комнаты и на лоджиях кладовой части свисали жерди, на которых подвешивали бараньи туши, домашнюю колбасу, съедобные травы для сушки. На плетенных из прутьев щитах складывали бурдюки с овечьим сыром, творогом, простоквашей и другими продуктами.

Чтобы увеличить полезную площадь жилья, к задней стене пристраивали открытые отсеки, разделенные на два полуэтажа. Верхний полуэтаж отсека назывался «кьас», а нижний – «хидва». В верхнем отсеке хранили всевозможный инвентарь, сельскохозяйственные орудия, постельные принадлежности; нижний служил для хранения продуктов, в основном молочных. Наличие в комнате таких двуярусных пристроек давало возможность сохранить в ней простор и свободное место для дневной работы семьи. «Подобная форма жилища – одноэтажного зауглубленного или приподнятого (тона) является промежуточной…и представляет собой попытку увеличить полезный объем жилища без значительных дополнительных затрат труда и средств».

Отопление и освещение жилища осуществлялось при помощи открытого очага, который устраивался в центре комнаты в небольшом углублении. Дым выходил наружу через светодымовые отверстия. Дальнейшее социально-экономическое развитие цахурского общества привело к значительной эволюции традиционного жилища. Наиболее значительное изменение заключалось в том, что однокамерный тип жилища – дега заменяется многокомнатным домом с тремя и более отделениями. Это было выражением процесса распада большесемейной общины, выделения малых, нуклеарных семей. А.И. Исламмагомедов верно замечает, что «изменение семейных отношений, выделение новой, вновь образовавшейся семьи из прежнего хозяйства способствовало появлению в доме новой камеры. Новые малые семьи, как хозяйственные единицы, вызывают необходимость увеличения числа жилых помещений в доме родителей, т.к. уход от родителей на окраину аула был нежелательным, а построить рядом новый дом было не всегда возможно, аул был скученным и существующий дом был тесно зажат со всех сторон другими домами. Чаще всего перестраивали старый дом, увеличивая число помещений в нем».

Произошли и другие весьма существенные изменения. В частности, изменилась высота жилых помещений. Комнаты становятся высокими, достигая 3-4 м. Ширина и длина комнат соответственно составляли 4-5 и 6-7 метров. Потолочную конструкцию, как и раньше, нес на себе центральный опорный столб, поддерживающий прогон матицы – «харанг», «тир». Само же потолочное перекрытие усложнилось и устраивалось теперь следующим образом. На уровне перекрытия первого полуэтажа комнаты, на высоте 2-2,5 м, прокладывали обтесанную четырехгранную матицу на всю длину комнаты. На нее вертикально ставили более короткие, круглые или граненые столбики высотою 0,8-1 м с резными капителями, на которые опирались 3-4 основные балки потолочного перекрытия, лежащие поперек нижней матицы. Их концы опирались на стены комнаты. Над этими балками поперек ставили четырехгранные подбалки длиною 1,3-1,5 м. Сверх этих подбалок шел из досок или из проточного камыша «нацl». Сверху накат накрывали березовой корой и земляным раствором, чтобы крыша не протекла.

На поверхность крыши наносили слой земли и утрамбовывали его при помощи деревянного или каменного катка. Чтобы защитить стены от дождя, по краям крыши укладывали деревянный карниз, выступавший на 30-40 см вперед от стен дома. Над карнизом укладывали тонкие каменные плиты с плотным слоем земли, чтобы вода стекала только по одному направлению через водослив. Плоская и ровная площадь крыши служили местом для хозяйственных всевозможных работ. Здесь производили чистку и сушку зерна, шерсти, кизяка, трав, кожи, одежды и др.

Традиционная система отопления у цахуров не отличалась сложностью. На середине земляного пола общего жилья выкапывали яму и обмазывали ее твердой земляной массой; затем боковые стенки обжигали. После этого здесь беспрепятственно можно было разводить огонь, который служил для приготовления пищи, обогрева помещения. Когда в жаровне оставались одни угли, над ямой ставили «курси» – вид табуретки, которую покрывали паласом или войлоком, чтобы дольше сохранить тепло. Такое центровое отопление у цахуров называется «лахха», т.е. ямочное отопление. «Здесь в зимнее время семья спала, располагаясь ногами к центру, к тандуру. Такую систему отопления мы наблюдаем не только в Дагестане, но и у части грузин, армян, азербайджанцев. Ареал данного вида отопления значительно шире и встречается у многих народов, различаясь лишь в деталях». Однако в первой половине XIX в. в традиционной системе отопления происходит важное изменение: именно к этому периоду относится начало перемещения центрового очага к одной из боковых стен и строительство пристенного камина. Каминный очаг «цlинакlур» особое распространение получил у азербайджанских цахуров, у которых он существовал вместе с центральным очагом. Каминный очаг, со специальным дымоходом внутри стен комнаты «куманын гlал», значительно облегчал процесс приготовления пищи.

Для освещения жилой комнаты пользовались сосновыми щепками «гаржибы», пропитанными смолой, березовой корой – «лукlун», астрагалом, жиром, а позже – сырой привозной нефтью.

Чтобы сохранить больше тепла и не дать развестись клопам и прочим насекомым, земляной пол периодически протирали специальной травой «хьошшена окl», и от ее сока пол приобретал зеленый цвет. Этим же раствором обводили панели по стенам комнаты высотою 20-30 см. В зимний период пол мазали раствором из синей глины «чlуlлъий» или «лагарна накьв». Этим же раствором обмазывали полы проходной и галереи.

Общее помещение сохраняло в основном свое былое назначение – быть местом пребывания всей семьи, однако претерпело значительные изменения в интерьере. Так, лоджии окончательно начинают использоваться для удовлетворения хозяйственных потребностей. Кладовая на нижнем полуэтаже – «хидва» плотно отделяется как от верхнего яруса, так и от общей комнаты, что позволило сохранять в ней прохладный постоянный температурный режим. Изменяется также наружный вид отсека. Он выступает как часть общего оборудования жилой комнаты с дверными ставнями и шкафчиками.

Важное изменение произошло и в системе освещения комнат. Потолочные светодымовые отверстия наглухо закрываются и взамен их на южной стороне фасада прорубались световые окна. Размером примерно 60 x 90 см, они устраивались на высоте 2-2,2 м от пола. Одновременно эти оконные проемы служили при отоплении комнаты дымоходами – «бажа». На ночь окна закрывались двустворчатыми ставнями. Чтобы лучше сохранить тепло в жилой комнате, к ней с передней стороны пристраивали проходную «суфа», кухню и сени с боковыми отверстиями или верховыми световыми окошками. Стены общего жилья и проходной (кухни, сени) штукатурили, а затем мазали белой глиной «кlатдал». Позже – во второй половине XIX в. – при побелке использовали известь.

Нововведением были большие ниши «йук саъан чига», которые встраивались в боковые стены; сюда вкладывали постельные принадлежности, паласы, лишние ковры, войлоки, верхнюю одежду. Над камином устраивались полки «тахжа» для самой необходимой посуды, а ниже с боковых сторон камина на полу ставились каменные скамьи – выступы «дарапан» для кувшинов с водой, светильников, разных мерок. Здесь же у камина отводили почетные места главе семьи, его жене и гостям «уджагь баши». На высоте 1,5-2 м от пола в стену вбивали деревянные колыши – «мыгIыр», на которые вешали верхнюю одежду, хурджуны, бурки, переметные сумы, оружие и другое снаряжение. Вешалкой служил также опорный столб, в который забивали гвозди, оленьи рога, деревянные и металлические крючки. У многих народов Дагестана такой «столб играл важную роль в жизни семьи: на нем висело оружие, здесь вырезали имена предков, записывали даты рождения детей, делали зарубки по их росту; записывали дату строительства дома, изречения и заклинания».

С развитием товарно-денежных отношений и проникновением в хозяйство цахуров элементов капиталистического уклада связан новый этап в эволюции местного жилища. Появились одно-двухэтажные дома с обязательными галереей-балконом и застекленными окнами. Мебели как таковой в таких домах не было. «Мебель, – пишет С.О. Ханмагомедов, – в цахурских жилых домах XIX века – редкое исключение». Зато полы жилых и кунацкой комнаты покрывались коврами, паласами и войлоком.

Азербайджанские цахуры строили дома более добротно и обставляли их лучше, чем цахуры Дагестана. Обилие стройматериалов, удобство их доставки позволяли строить многокомнатные жилища с подвальными помещениями для продуктов. Преобладали полутора и одноэтажные дома. В отличие от Горного Магала кровли домов здесь делали двускатные с чердаком и покрывали соломой, камышом. Это было вызвано непригодностью чернозема для покрытия плоской кровли, а также частыми осадками. Здесь преобладали традиционные дагестанские конструкции в жилище с заимствованными элементами азербайджанского происхождения.

Отличительной особенностью многих населенных пунктов цахуров было то, что при планировке и строительстве жилища его старались отделить от хозяйственных построек и скотного двора. Обычно под хозяйственные постройки отводилась специальная территория на окраине села, что не только облегчало уход за крупным рогатым скотом, но и способствовало улучшению санитарного состояния всего аула. Хозяйственные постройки в горах строили из камня, а на равнине – из саманного кирпича или из плетеных прутьев, обмазываемых глиной. Возводили их в два этажа. На первом этаже содержался крупный рогатый скот , причем строили несколько специальных отсеков. Лошади, мулы, ослы содержались в отсеке «тавла», телята – в отсеке «утъаб», молодняк – в отсеке «куш», «къум». Каждый отсек был оборудован кормушками для скота, утеплен утрамбованным полом из навоза. Пол имел наклон к небольшому отверстию в стене на фасаде, откуда выбрасывали навоз и его жижу. В середине передней стены имелись 1-2 проема для дневного освещения и вентиляции. В стойловых условиях зимнего содержания на ночь все эти проемы закрывали. Второй этаж предназначался для хранения корма. Иногда здесь устраивали специальный люк, который служил для подачи вниз корма. На лето на задней части крыши сеновала открывали отверстие, через которое засыпали сено и солому.

Хозяйственные постройки цахуры строили компактно с целью экономии стройматериалов. Второй этаж сеновала со стороны фасада оставался почти открытым, за исключением нескольких опорных колонн стенной кладки. Большие проемы между ними служили для проветривания и сушки сена.

На зимних пастбищах для овцепоголовья строили кошары земляного и полуземляного типа из саманного и камышового материала. Мелкий рогатый скот содержали отдельно, в зависимости от половозрастного состава. Особенно хорошие условия на зимовье создавали для ягнят, которым отводили специально утепленные сухие помещения с многочисленными отсеками. У цахуров Азербайджана строили специальное помещение и для содержания птицы.

Приведенный материал показывает, что еще в дореволюционный период жилище цахуров прошло ряд ступеней развития: от однокамерной «Дега» до одно-двухэтажного дома «хав». Каждая из этих ступеней вносила определенные изменения, как во внутреннее устройство жилища, так и его внешний вид.

Анализ соответствующего материала показывает, что наряду с самобытными элементами в строительстве и типе жилища, в цахурском народном зодчестве встречаются общедагестанские и азербайджанский пласты, что свидетельствует о широких и плодотворных контактах цахуров с соседними этносами. Как пишет С.О. Хан-Магомедов: «На протяжении своей истории цахурский народ создал самобытную архитектуру. Народные мастера – строители выработали наиболее рациональные типы жилых домов, хозяйственных и культовых построек. Общаясь с народами Дагестана и Азербайджана, цахуры обогащали свою архитектуру новыми формами».
Одежда
Специалистами уже давно отмечена степень единства, а порой и идентичности в такой сфере материальной культуры народов Кавказа, как одежда. Определенная вариативность в покрое, способе ношения и других незначительных деталях, фиксируемая в локальных зонах, не выходит за рамки достаточно жесткой и устоявшейся традиции, охватывающей всю кавказскую историко-этнографическую область. Естественно, что в традиционной одежде цахуров также есть много общего не только с дагестанской, но и с одеждой других народов Кавказа. Сходство наблюдалось и в другом: как и у остальных народов Кавказа, материалы, которые шли на изготовление цахурской одежды, представляли собой переработанные продукты скотоводства – шерсть, кожа, овчина и др. Формы покроя, способы ношения одежды были обусловлены хозяйственной деятельностью населения и климатическими условиями расселения цахуров.

Мужская одежда. Мужская одежда цахуров состояла из следующих элементов. На тело надевали рубаху «гурт-вахчаг». Ее шили из домотканой хлопчатобумажной ткани, а позже – из бязи и ситца. Правда, последние два материала фабричного производства были редкостью для горца и до середины XIX в. почти не встречались. Без сомнения, рубаха «гурт-вахчаг» очень древний элемент цахурской мужской одежды, фактически до начала столетия она исполняла роль нательной верхней одежды и сохраняла при этом простейшую туникообразную форму покроя. Рубашка шилась без застежки и манжет; воротник рубахи держался на одной пуговице.

В начале XX в. сначала у состоятельных, а затем у основной массы населения появляется верхняя рубашка. Ее шили из плотной ткани фабричного производства, предпочитая темные тона. По покрою она «гурт-вахчаг», хотя и была усовершенствована. Так, рукава обязательно шились с застежками, а по краям груди вставлялись кармашки. Воротник был стоячим, с узорными строчками.

Нижние штаны «вахчаг» шили такого же покроя, как у лезгин, рутульцев и азербайджанцев. Сверху они были широкие, а к низу суживалась, и между штанинами вставляли дополнительные клинья. В талии вахчаг поддерживался при помощи тесемки «багьбы». Верхние штаны «бада» изготовляли из цахурского домотканого сукна серого, черного, коричневого цветов. По покрою они отличались от нижних. Сверху широкие, они поддерживались в талии на шнурке, концы которого подпоясывались. Относительно короткие «бада» суживались постепенно к низу; их всегда закладывали в носки. Для свободы передвижения между штанинами пришивали треугольные клинья. Старожилы помнят, когда их предки наряду с грубошерстной тканью использовали на штаны и овчину – с хорошо обработанной и коротко подстриженной шерстью.

В начале XX в. у цахуров получили распространение брюки-галифе. Вначале они появились как парадный элемент костюма: их носили по праздничным и выходным дням, сочетая с сафьяновыми сапогами. К цахурам брюки-галифе проникли из Азербайджана и Грузии, вследствие контактов цахуров-мужчин с местным населением.

Характерным традиционным элементом мужской одежды цахуров был «архалыгь», который представлял тип широко известного общекавказского бешмета. Архалыгь носили поверх рубашки. Он шился распашным и отрезным в талии, плотно облегающим тело. Длина его доходила до середины бедра, но у пожилых людей архалыгь мог быть чуть длиннее. Допускалось ношение архалыга как с поясом, так и без него.

По сведениям А.Г. Булатовой, повседневной распашной одеждой цахуров был и «пlалтlум». К сожалению, исследователю не удалось увидеть этот элемент мужской одежды, так как к настоящему времени он уже не сохранился, однако по сообщениям информантов А.Г. Булатова смогла его реконструировать. Пlалтlум представлял собою прямого покроя куртку длиной до талии, сшитую из домотканого или покупного сукна черного, зеленого или других темных тонов на подкладке, а для стариков и на вате. «Пlалтlум» имел треугольный вырез ворота и шился без воротника. А.Г. Булатова высказывает предположение, что пlалтlум – локальная принадлежность одежды цахуров, так как у других народов Дагестана она не встречается. А.Г. Булатова также считает, что на его появление какое-то влияние оказало русское пальто, исходя из созвучия названий и времени бытования (начало XX в.) этого элемента одежды.


Традиционной верхней распашной одеждой цахуров была «чухъа» – типа черкески, которую шили их цахурского сукна «шали» серого, коричневого, а иногда и белого цвета. Кроили ее как черкеску, но без глубокого нагрудного выреза, длиною до колен, с широкими полами. Держалась она на талии при помощи сборных складок с 3-4 выступами сзади. Спереди она наглухо застегивалась на крючки «чарпазбы», рядом с которыми по обеим сторонам пришивали шнуровые пуговицы, доходящие до талии. Чухъа, как и архалух – бешмет в талии была отрезной. Покрой ее был заимствован у азербайджанцев.

В зимнее нерабочее время верхней одеждой служили большие шубы «барчамын кьаркьв» с ложными рукавами (наподобие «кавал» у лезгин и «гылымат»– у рутульцев). Такие шубы сшивались из овчин баранов осенней забивки с длинноволокнистой шерстью. Обычно большие откидные воротники ее были из овчины черного цвета. Короткошерстные овчины употребляли на рукава. Отборную шкуру использовали также и на передние бортовые части шубы. Разновидности больших шуб были широко распространены в горах Дагестана, где их использовали не только как накидную одежду, но и как заменяющую на ночь постельные принадлежности и укрывающую членов семьи от зимней стужи. «В горах шуба была важнейшим элементом одежды мужчин… Фактически она (большая шуба –К.Э.) является локальной горской одеждой Восточного Кавказа».

Зимой в рабочее время носили длинную легкую шубу – «аляъан кьаркьв» с обычными рукавами. Шили ее из полустриженой овчины и носили как зимой , так и летом в горах как рабочую одежду. В талии она застегивалась одной пуговицей из самой овчины или крючком. Покрой ее мало чем отличался от обыкновенных рабочих шуб других народов Дагестана, различия заключались в некоторых элементах покроя воротника, подола и бортов, которые иногда достигали колен, а иногда спускались ниже.

Широкое распространение у цахуров получили бурки – «лит». Они изготовлялись частью на месте, частью были привозными. Этот вид верхней одежды имел значительный ареал бытования, охватывая практически весь Северный Кавказ, Дагестан и соседний Азербайджан, однако “цахурская бурка наибольшее сходство имела с рутульской, агульской, лезгинской, лакской”.

Животноводы – чабаны вместе с легкой шубой аляъан кьаркьв носили еще войлочный плащ – пальто «чопуз» – прекрасно спасавший от дождя и мороза. Чопуз был распространен также у азербайджанцев, арчинцев, рутульцев и лезгин, у которых он известен почти под тем же названием: «чопуз», «чупус», «чупуз». По покрою он мало отличался от других войлочных накидок. Два боковых шва от плеча до полы разделяли чопуз на две равные части. Спереди у груди имелся небольшой вырез. Рукава снизу оставались полуоткрытыми и в двух-трех местах соединялись грубой шерстяной ниткой; края бортов и шейный вырез обшивали шерстяной ниткой. Низ подола по кругу не сшивали, чтобы дождевая вода стекала свободно. Чопуз застегивали спереди одной пуговицей или кожаным крючком. Иногда чопуз делали с накладными кармашками изнутри, куда клали подручные чабанские инструменты, ножи, табачные изделия.

Неотъемлемой принадлежностью цахурского животновода была самодельная кожаная сумка «кьочlе». Цахуры Азербайджана такую сумку называли «тlагьарчыкь». Её носили через плечо или на поясе. Сумка предназначалась для хлеба, мяса, сыра, охотничьего снаряжения, табака и др. Изготовителями мужской одежды – верхней и шуб выступали специалисты, которым за шитье давали определенную плату натурой или деньгами.

Традиционным головным убором мужчин была папаха «кьаlпаl», сохранявшая общекавказские и общедагестанские черты. Папахи были обычно белого, коричневого и черного цветов. Они выделывались из обработанной овчины мехом наружу и имели вид усеченного конуса или цилиндра. Подкладкой служила подстриженная овчина. Она же шла на изготовление ночных папах, рукавиц и т.п. Для подкладки иногда использовали плотную ткань черного, синего или коричневого цветов. В качестве парадного головного убора носили папаху из каракуля “кьачий” черного и коричневого цветов. У цахуров, как и у многих народов Кавказа, до наших дней сохранилось немало клятв и легенд, связанных с ношением папахи. Набор традиционной обуви состоял из вязаных шерстяных носков «къацабы» и из чарухов «шаламбы», «тlирихбы» и «цlуlгьаlаййбы», изготовленных из кожи крупного рогатого скота и др. материлов. Как «шаламбы», так и «тlирихбы» имеют много общего с азербайджанскими, лезгинскими и рутульскими чарухами и грузинской чабанской обувью из сыромятной кожи.

Рабочие носки были из натуральной шерсти черного и реже белого цвета, очень теплые и мягкие. Кроме этих носков, мужчины носили вязаную обувь с загнутыми вверх носочками «кьацабы» – наподобие «шаталар» у лезгин и «кемешмар» у рутульцев. В отличие от вязаных носков они имели более утолщенную подошву, прошитую для прочности дополнительными рядами нитей из козьей шерсти. Такая обувь была очень удобна и функциональна в горах: ноги в них не скользили и можно было спокойно передвигаться по горным тропам.

Поношенную старую обувь подшивали обработанной кожей, чтобы продлить срок ее носки, а чарухи заплетали на подошвах кожаными ремнями.

В конце XIX – начале XX в. у цахуров появилась фабричная обувь: башмаки «чlабатlбы», калоши и чувяки.

В заключение можно сказать, что мужская одежда цахуров мало отличалась от одежды соседей – рутульцев, лезгин, арчинцев и других народов Дагестана.

На одежду мужчин оказывали влияние южные соседи – азербайджанцы, особенно в покрое, деталях и в форме ношения.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница