Боаз Якин Продюсеры: Лоуренс Бендер, Стив Чэсмэн, Кевин Спейси



Скачать 303.31 Kb.
Дата16.11.2016
Размер303.31 Kb.


ЗАЩИТНИК


Режиссер и автор сценария:



Боаз Якин
Продюсеры:

Лоуренс Бендер, Стив Чэсмэн, Кевин Спейси
В ролях:

Джейсон Стэтем, Игорь Жижикин
РЕЛИЗ ФИЛЬМА В РОССИИ 26 АПРЕЛЯ

Фотографии доступы по адресу: www.upimedia.com

(внимание: для доступа необходима регистрация)

За дополнительной информацией обращайтесь:

Татьяна Ремнева (495) 739-00-74, 75 * 1018; e-mail: Tatiana.Remneva@nbcuni.com

Мария Кожевина (495) 739-00-74, 75 * 1024, e-mail: Maria.Kozhevina@nbcuni.com

Анастасия Иловайская (495) 739-00-74, 75 * 1012; e-mail: Anastasia.Ilovayskaya@nbcuni.com



ЗАЩИТНИК

Синопсис
Бывший агент элитных спецслужб спасает девочку с уникальными способностями из цепких лап Нью-Йоркской мафии. Она – единственная, кто знает код от сейфа, где хранятся миллионы долларов китайских Триад. И теперь только профессионал может защитить ее от мафии, азиатских ассасинов и коррумпированных полицейских. На улицах Нью-Йорка развернется погоня за девочкой, которой очень повезло с Защитником… 



О создании фильма
Лоуренс Бендер в свое время продюсировал едва ли не самые неординардные и успешные экшны в истории кино: «Криминальное чтиво», «Бешеные псы», «От заката до рассвета», обе части «Убить Билла», «Бесславные ублюдки». И когда режиссер картины «Вспоминая титанов» Боаз Якин надумал снимать экшн, он не мог даже представить себе более подходящего продюсера, чем Бендер.
«Мы с Лоуренсом работали над фильмами «Дерзкий» и «Дороже рубинов», – говорит Якин, который также написал к «Защитнику» сценарий. – В последний раз мы сотрудничали 10 лет назад. А не так давно я искал продюсера, Лоуренс проявил интерес к моему новому проекту, и мы решили снова поработать вместе».
Бендер пришел в восторг от идеи сценария, написанного Якином. «Боаз отлично пишет, и он удивительный режиссер. Так что когда он мне сказал, что хочет снять боевик с четко очерченным эмоциональным стержнем, я загорелся желанием прочесть сценарий».
Несмотря на то, что Якин прославился как сценарист боевиков (он написал такие образцы жанра, как «Каратель» и «Новичок» Клинта Иствуда), он никогда ранее не ставил экшн-фильм. После эмоционально изматывающей драмы «Смерть в любви» (2008) Якин был готов снова взяться за экшн. «Я хотел сделать что-то, что было бы интересным во многих отношениях, и мне стало интересно, смогу ли я написать сценарий так, как писал когда-то давно, когда только начинал? По мере развития идеи я стал идентифицировать себя с главным персонажем: с его умением вытягивать себя за волосы из глубокой депрессии, заставлять себя делать один вдох за другим и искать причину для того, чтобы жить дальше».
По мнению Якина, эмоциональность – движущая сила «Защитника». «Идея снять боевик была, конечно, интересной, но если в нем нет сильной эмоциональной составляющей, сразу становится скучно – это все равно, что регулировать дорожное движение, – улыбается Якин. – На большинстве экшн-фильмов ты просто сидишь и ждешь, когда начнутся взрывы. Здесь же я хотел, чтобы каждая экшн-сцена была оправдана с эмоциональной точки зрения. Герой должен в ней по-настоящему нуждаться».
«Это фильм о человеке, который все потерял в жизни и которому всего лишь одна случайная встреча дает повод воспрянуть духом, – говорит Якин. – Маленькая девочка в беде, и главный герой, разбитый и подавленный, находит возможность ей помочь».
Когда дело дошло до выбора актера на главную роль, Бендер и Якин сошлись на том, что их интересует Джейсон Стэтем. «Я раньше общался с Джейсоном, он отличный парень, и я очень хотел с ним поработать, – говорит Бендер. – С того момента, как я впервые его увидел на экране, я был поражен его энергией, внутренней силой, его безграничной харизмой, бесспорной достоверностью его героев». Бендер дал Сэтему сценарий; тот прочел и проникся.
«Лоуренс сделал многое для того, чтобы привлечь к проекту Джейсона и вообще собрать фильм воедино, – признается Якин. – Здесь Джейсон явно чувствует себя в своей стихии. Это по-прежнему экшн, и он, как и всегда, предстает крутым парнем. Но этот персонаж куда более сентиментальный и уязвимый, чем те, которых Джейсон обычно играет. Именно это мы и обсуждали в самом начале нашего сотрудничества. Мне было важно знать, что он готов сыграть персонажа настолько ранимого и побитого жизнью».
Бой, который Люк Райт должен «слить», проходит совсем не по плану, и таким образом «случайный победитель» подставляет беспощадного русского гангстера. Люк в ужасе бежит домой, чтобы спрятать свою жену Энни в какое-нибудь безопасное место, но слишком поздно. Энни мертва, и у Люка не осталось ничего, ради чего стоило бы жить дальше.
Якин описывает эту сцену так: «Он просто опускает руки. Он сидит в окружении этих русских, и они ему рассказывают, что они собираются с ним сделать. Камера наезжает на Джейсона… и в течение примерно минуты непрерывно, одним кадром снимает крупный план его лица. И в этот момент его взгляд исключительно глубок, серьезен и опасен. Не так много актеров способны сделать то, что сделал Джейсон в той сцене». Якин ждал от Стэтема еще и убедительности в экшн-сценах. «Он чудовищно дотошный, – смеется режиссер, явно будучи под впечатлением от драматических талантов актера. – Он действительно показал себя в лучшем свете, когда дело дошло до проявления человеческих эмоций. Думаю, многие удивятся, когда увидят, какой Джейсон на самом деле хороший актер».
«Джейсон очень серьезный актер, – говорит Бендер. – Он очень внимателен и сфокусирован на том, что делает. Его персонаж на тот момент был абсолютно опустошен, выпотрошен, и находился в состоянии полнейшей прострации. Джейсон блестяще сыграл этот душевный «вакуум»».
Жизнь у Люка не сложилась. Сначала он бесцельно болтается по улицам города, а затем начинает подумывать о суициде.
«С героиней Мей в фильме мы знакомимся раньше, чем с Люком, – говорит Бендер. – И в тот момент, когда они случайно встречаются, мы уже знаем, какая опасность угрожает девочке». 10-летний математический гений жила в Китае, но однажды ее способность считать в уме и безупречная память привлекли внимание босса триад Ханя Цзяо (Джеймс Хонг). Ее быстро похищают, привозят в Америку и отдают в руки китайского гангстера средней руки Йяо Чжанга (Реджи Ли). Мей быстро приживается в криминальной семье как штатный «человек-гроссбух», устраняя нужду в инкриминировании любых финансовых записей.

Хань Цзяо прибывает в Нью-Йорк по делам и поручает Мей специальное задание. Она должна запомнить число – код сейфа, спрятанного в Китайском квартале, в котором хранится 30 миллионов долларов наличными. Триады собирали эти деньги годами, и теперь планируют использовать их, чтобы узнать жизненно важную информацию. Мей поручено никому не раскрывать комбинацию чисел: она лишь должна открыть сейф триадам лично и только тогда, когда будет нужно. Но русская мафия чует запах денег, за которыми они охотились долгие годы. Мей достаточно умна, чтобы осознать – неважно, кто доберется до сейфа первым, триады или русские, ее все равно не оставят в живых.


Бывалый актер Джеймс Хонг играет роль Хань Цзяо. «В этом фильме очень важно, чтобы от главного злодея исходил такое мифическое, чуть ли не потустороннее обаяние, – говорит Якин. – Мне нужен был кто-то масштабный и значительный, и я посчитал, что Джеймс очень подходит на эту роль».
«Я был безмерно рад тому обстоятельству, что Боаз выбрал меня для этой роли, – говорит Хонг. – Играть в этом фильме было нелегко, потому что мандаринский – не родной для меня язык. Но когда я посмотрел отснятые материалы, я остался доволен. Хань Цзяо предстает злым боссом триад, но при этом у него очень сухой, «практичный» юмор. С нетерпением жду, когда же смогу посмотреть весь фильм целиком. Отдельная радость – съемки проходили в Филадельфии».
Миссию найти правильную 10-летнюю актрису на роль Мей возложили на директора по кастингу Дага Эбьела. Якин и Эбьел уже вместе работали над «Новичком», а у Эбьела есть уникальный дар находить актеров-детей: его главными удачами можно считать кастинг к фильмам «Знаки», «Семейка Тенненбаум», «Кальмар и кит».
«Кэтрин пришла к нам на кастинг в первый же день, – вспоминает Якин. – В ней была какая-то удивительная уязвимость и искренность».
«Я очень волновалась, потому что я впервые пришла на пробы в настоящий фильм, – рассказывает 10-летняя актриса, для которой «Защитник» стал дебютом в кино. – Я сказала маме, что если я не получу эту роль, я спрячусь в шкафу и буду сидеть там до тех пор, пока фильм не сойдет с экранов».
«На кастинге мы просмотрели очень много девочек, – говорит Бендер. – В Кэтрин мы увидели необходимую ранимость, но и пыл, ведь ее персонаж проделывает путь от невинности и подавленности к энтузиазму и запалу, а это достаточно сложная эмоциональная палитра для такой маленькой девочки».
«Она хорошо играет, – говорит Якин. – Но при этом она не похожа на актрису, которая хорошо играет, а похожа на ребенка, который играет, по сути, сам себя. Она очень хороша в своей невозмутимости. Для меня это одна из самых важных задач – найти ребенка, который играет даже тогда, когда не играет. Умение слушать – самое сложное для актера. Кэтрин должна была выдать неподдельные страдания, и она блестяще справилась».
«Джеймс смог выжать из Кэтрин то, чего никто другой не мог, – продолжает Якин. – На сценах с ним она просто прыгала выше своей головы».
Юная актриса очень волновалась от перспективы работать с такой звездой, как Джейсон Стэтем. «Джейсон – суперзвезда, – говорит Кэтрин. – Но в работе он очень усердный и трудолюбивый. Он был очень мил со мной, много шутил и смеялся».
Русская мафия узнала, что у Мей в голове хранится код от сейфа, и они кинули все силы на поиски девочки. Триады старались прятать ее, но русские проникли везде. Они подкараулили Йяо Чжанг и Мей на тихой улочке. Йяо достал пистолет и приложил его к голове Мей. «Они тебя не получат», – приговаривал он, держа пушку у виска девочки, пока головорезы приближались к машине.
«Это очень пугающий момент, – говорит Бендер, – и Кэтрин проделала серьезную работу, чтобы его правильно сыграть. Мей переживает страшное предательство: хоть Йяо ей и не отец, он все же ее опекун. И девочке приходится столкнуться с жестокой правдой: опекун, скорее, застрелит ее, чем отдаст код русским».
Ловкого гангстера из триад Йяо Чжанга сыграл Реджи Ли. «Реджи – мой любимый актер в этом фильме, – охотно признается Якин. – Он обычный гангстер, который постоянно опекает девочку. Он злодей, но при этом он считает, что всего лишь делает свою работу. Он жесткий и жестокий персонаж, и он взял девочку под свое крыло совсем не по своей воле. Тем не менее, он заботится о ней и относится к ней с определенной долей уважения. Реджи мог ходить по съемочной площадке, а потом начать произносить свои реплики из сцен – и тогда все останавливались и, как завороженные, смотрели на него. Он умеет удивлять. Он просто лучше всех».
Ли тоже понравилось сниматься в «Защитнике». «Я и раньше снимался в экшнах, но никогда мои персонажи не были столь глубоко и детально прописаны, как Чжанг. В этом заслуга Боаза Якина – именно он персонажам этого экшн-фильма придал такую красочность и эмоциональность, – говорит Ли. – Я свободно говорю на кантонском и мандаринском диалектах, но в этом фильме я хотел разговаривать по-настоящему четко и правильно. Поэтому задолго до съемок я начал брать уроки, чтобы научиться специальным интонациям и разговорным особенностям мандаринского».
«Мой персонаж – второй человек в банде, подчиняющийся Хань Цзяо, – говорит Ли. – Мы используем юную Мей, девочку из Китая, и ее удивительная способность запоминать цифры помогает нам в наших бандитских свершениях. Я ее удочеряю, чтобы легализовать ее пребывание в США. Потом со мной происходят удивительные вещи – всего лишь год спустя после того, как я удочеряю Мей, я начинаю испытывать к ней настоящие отцовские чувства. В то же время, я должен выполнять мою работу, которая допускает даже использование девочки как жертвы в спорных ситуациях. Это был один из моих лучших персонажей за всю карьеру». Ли вспоминает, что Кэтрин очень стеснялась, когда они встретились впервые, потому что она видела его до этого в сериале «Побег из тюрьмы».
Ли искренне восхищается Боазом Якином. «У меня просто нет слов. Боаз действительно один самых вежливых и внимательных к людям режиссеров из всех, с кем я когда-либо работал. Он чрезвычайно бережно относится к тебе и твоему персонажу. Мы часто работали допоздна, у нас были изнурительные съемочные дни, но он всегда оставался доброжелательным и заботливым. Не могу выразить словами, как сильно я хочу получить шанс снова с ним поработать… Как, я думаю, и любой из актеров в нашей команде».
Головорезы подбираются к машине, распахивают дверь, и, пытаясь схватить Мей, начинают стрелять. В этой резне Мей уличает момент, под шумок вылезает из машины и во весь опор несется на ближайшую станцию метро. А там на платформе стоит Люк и гипнотизирует взглядом рельсы. Он полностью погружен в свои скорбные мысли, но тут он поворачивается и видит испуганную девочку: она стремглав несется по платформе, убегая от четырех вооруженных отморозков, которые вот-вот ее настигнут. Что-то в лице девочки заставляет Люка прийти в себя и устроить отморозкам кордебалет. Против Люка у них нет ни единого шанса.
По мере того, как Мей рассказывает ему свою историю, у Люка в голове складывается четкая схема. Он понимает, что один из этих огромных головорезов – возможно, тот самый ублюдок, который убил его жену. А также он понимает, что без его помощи, Мей не сможет выжить в этой ситуации. Люк должен увезти Мей подальше из города, подальше от тех, кто на нее охотится.
«Когда мы впервые видим Люка, – говорит Бендер, – он предстает всего лишь крутым парнем, который обитает в подозрительной среде. Мы больше ничего о нем не знаем, кроме того, что он пытается хоть как-то зарабатывать на жизнь, участвуя в боях в самых злачных местах». Но как только история начинает обрастать подробностями, мы узнаем, что под личиной унылого качка скрывается бывший коп и боец спецназа. Люка послали в Нью-Йорк из Вашингтона после трагедии 11 сентября, чтобы он помог мэру Трамелло (Крис Сарандон) повязать совсем уж обнаглевшие преступные группировки и накрыть разросшийся черный рынок. Люк присоединяется к оперативной группе, входящей в состав полицейского управления города Нью-Йорка, и очень скоро криминальных боссов начинают находить мертвыми, одного за другим. Никаких улик, никаких доказательств, никаких признаков преступления… «Призрак-убийца» – такое прозвище Райту дал Трамелло.
Но у Люка есть один трагический недостаток: он слишком честный. И когда часть нелегальных денежных потоков, прибывающих в город, начинает оседать в карманах коллег-полицейских, он не может молчать. «Люк грозился всех их «запалить», поэтому их оперативную группу расформировали, – говорит Якин. – Он не настучал на них, но ушел с гнетущим чувством вины. А потом он стал драться».
Люк решил выйти на своего бывшего друга и нынешнего врага, офицера полиции Вольфа (Роберт Джон Берк), который командовал их оперативной группой. «Он такой Капитан Продажность, – смеется Берк. – Ему не хватает официальной зарплаты, поэтому он готов на все ради дополнительного заработка».
«У Вольфа амбиции много, а удовлетворить их он не всегда может, – добавляет Якин. – Он умело контролирует свою, так сказать, территорию, но ему всегда мало».
Вольф контролирует игорный бизнес и контрабандную деятельность в нескольких районах города. Но его репутация была запятнана им самолично, потому что он доверился мэру Трамелло тогда, когда не должен был этого делать.
«Это классический пример прихвостня, который долгие годы был номером 2, и ему все время обещали высшую должность, но дальше обещаний дело не пошло, – говорит Бендер. – Он зол на Трамелло, потому что тот его предал».
«Он не может избавиться от чувства, что мэр Трамелло обязан ему по гроб жизни, – говорит Берк. – И он искренне считает, что его эффективная, хоть и незаконная, деятельность помогла мэру победить на выборах и возглавить городскую администрацию. Но он все же нехотя уважает Люка. Мечтам Вольфа о должности комиссара полиции, вероятнее всего, не суждено сбыться, поэтому он соглашается помочь Люку, в надежде поживиться большой суммой нелегальных денег. Вольф не дурак. Он очень продуманно ведет свою игру до того момента, пока Люк не берет слово».
Берк в восторге от работы со Стэтемом. «Он превосходный профессионал – умный, смешной, четкий, креативный, трудолюбивый. И страшный перфекционист. У него есть талант и невиданная актерская щедрость – он в каждую сцену привносит столько энергии, сколько 10 других актеров вместе взятые».
Трамелло (Крис Сарандон) тоже увяз по горло в этой игре. У него есть файлы, содержащие информацию, за которой охотятся триады, и как только он доставит диск, он получит на руки $30 млн. «Крис – уважаемый актер театра и кино, – говорит Якин. – Он сыграл в великом множестве отличных фильмов и спектаклей! Примечательно, что действие «Защитника» хоть и происходит в наши дни, все же в нем чувствуется сильное влияние суровых криминальных экшнов 70-х. Мы вдохновлялись такими картинами, как «От семи и выше», «Французский связной» и им подобными. Крис сыграл заметные роли в некоторых из этих фильмов. Он привнес в наше кино дух 70-х».
Мей с ее мозгами и Люк с его боевой подготовкой формируют необычный тандем и разрабатывают план расправы и над триадами, и над русскими. Также они собираются забрать себе деньги. Мей дала Люку повод, чтобы жить дальше, и в нем снова загорелся пыл и азарт. Он так давно ждал. Теперь его врагам пора платить по счетам.

О съемках…


«Лоуренс часто оказывается в ситуации, когда он пытается снять кино за сумму в три раза меньшую, чем оно на самом деле стоит, – говорит Якин. – Он, конечно, во всем поддерживает режиссера и старается, чтобы фильм вышел как можно лучше, но при этом всегда держит в уме бюджет. Это задача, при выполнении которой нужно немного страдать раздвоением личности. Он пытается сделать так, чтобы каждый его фильм, даже снятый за копейки, выглядел дорого. Не думаю, что мы бы тут без Лоуренса далеко ушли».
«Я знаю Боаза уже 20 лет, но мы с ним не сотрудничали ни разу за последние 10 лет, поэтому я был очень рад перспективе снова поработать вместе, – признается Бендер. – Когда мы начали работать над этим проектом, Боаз тут же принялся проявлять свой оригинальный подход к съемкам экшна. Его раскадровки были потрясающими».
Якин, Бендер, оператор Стефан Чапски и художник-постановщик Джозеф Немек проводили долгие часы за обсуждением того, как фильм должен выглядеть.
«Стефан работал над некоторыми по-настоящему крупными проектами с Тимом Бертоном, к тому же он снял много отличных фильмов в Нью-Йорке, – говорит Якин. – Он работает быстро и со знанием дела, а также обладает удивительной способностью решать проблемы. Мы с ним легко нашли общий язык в отношении того, каким бы мы хотели видеть наш фильм».
Якин описывает процесс работы над стилистикой «Защитника»: «Мы старались передать дух фильмов 70-х, снятых в Нью-Йорке. Мне нравится использовать длиннофокусные и широкоугольные объективы: тогда изображение как будто прыгает с крупного плана на общий, и никаких комфортных средних планов!»
«Мы часто задействовали больше одной камеры, – продолжает Якин, – и Стефан умудрялся сделать так, что вторая камера фиксировала историю наравне с первой. Я работаю с очень четкими раскадровками, которые готовлю перед съемками, а Стефан же мог, используя эти самые раскадровки, дополнять их и привносить что-то новое. Иной ракурс, иное прочтение. Такой подход оказался чрезычайно эффективным. Стефан – очень, очень, очень хорош, и во многом благодаря ему в нашем фильме такая классная картинка».
Художнику-постановщику Джозефу Немеку постоянно приходилось крутиться ужом на сковородке, чтобы уложиться в бюджет, но Бендер и Якин сходятся во мнении, что Джозеф справился превосходно. «Он невероятно талантлив, – говорит Якин. – У нас были ограниченные средства, и они не позволяли нам удовлетворить наши амбиции. Но нам очень повезло, что нас окружали люди, готовые делиться своими талантами за скромное вознаграждение. Мы с Джозефом старались сделать так, чтобы наш фильм был суровым и бескомпромиссным, и чтобы наш Нью-Йорк выглядел так, будто на дворе 70-е. Мы осознавали, что от некоторых элементов в городе придется, так или иначе, избавиться».
Немек подготовил слайд-шоу цветов и текстур и отправил его Лоуренсу и Боазу. «Чувствовалось, что он действительно осознает, чего мы хотим добиться, – говорит Бендер. – Он весьма скрупулезен в работе, и это его внимание к деталям очень заметно в кадре».
Действие фильма происходит в Нью-Йорке, но съемки проходили как в Нью-Йорке, так и в Филадельфии. «Все натурные сцены мы снимали в Нью-Йорке, – говорит режиссер Якин. – В мире нет ни одного города, который в кадре может убедительно «закосить» под Нью-Йорк. Ни единого. Мы хотели весь фильм снять в Нью-Йорке, но это совсем нелегко. На улицах всегда оживленное движение, а жителям города уже опостылело постоянно видеть тот тут, то там разные съемочные группы. Впрочем, нам удалось отснять в этом городе отличные кадры».
Пока команда снимала в Нью-Йорке, в Филадельфии для нее готовили декорации для интерьерных съемок. Едва ли не самая большая из них – казино, принадлежащее триадам – была построена внутри учебного заведения Girard College. «Мы использовали здание и его планировку и, по сути, просто соорудили внутри большую сценическую декорацию, – объясняет Немек. – Это нелегальное игорное заведение. Поэтому поначалу оно выглядело несколько вычурно и вульгарно, но такой стиль не очень подходил этим парням с их 30 миллионами. И в итоге мы вернулись к идее создать такой «разбитной» клуб родом из 30-х. Во времена сухого закона были такие нелегальные «замаскированные» клубы, в которые можно было войти только через неприметную, неброскую дверь. Но внутри было весело».
Создание приюта для бездомных, в котором Люк живет в самом начале фильма, требовало огромной площади, достаточной для 500 коек. «Поначалу мы хотели снимать это в Филадельфии, в пустой столовой старой школы. Мы собирались разрисовать стены и увешать их потрепанными плакатами – ну, знаете, как обычно выглядят нынешние приюты для бездомных. Потом мы вздумали сэкономить немного денег и решили снять сцену в самом настоящем приюте. Не вышло. Я забыл название цервки – кажется, Сент-Томас – но там пять лет назад был пожар. Это был такой одноэтажный католический собор, и он сгорел почти полностью – удалось спасти только фрагмент алтаря и часть нефа. Вокруг них возвели новые бетонные стены, и, в общем, так и оставили. В итоге две трети зала представляют собой большое пустое пространство. Когда я увидел эту локацию впервые, я обомлел – настолько она идеально подходила».
«Мэр и власти города Филадельфия всячески нам помогали, – говорит Якин. – Они легко могли перекрыть для нас улицы, например. Они постоянно спрашивали, чем еще они могут нам помочь, и благодаря такому отношению мы не чувствовали, будто всем вокруг причиняем неудобства. Снимать в этом городе было одно удовольствие, и я рад, что власти оказали нам такую поддержку».
Съемки также проходили на других локациях: дом Люка Райта в городе Холмс, Пенсильвания, казино в Бенсалеме, Пенсильвания, «Отель Беллвью» в центре Филадельфии. Имение «Блумфилд» в Вилланове играло роль резиденции мэра Нью-Йорка.
«В фильме «Французский связной» картинка была очень характерной, Боазу она нравилась, и мы на нее ориентировались, – говорит Немек. – Мы приглушили зеленые и синие оттенки, и делали упор на выцветших коричневых, темно-рыжих, бежевых тонах. Это заметно контрастирует со сценой в Китайском квартале в самом начале фильма».
Выбор того или иного креативного решения Немека не зависит от жанра фильма – он, скорее, ориентируется на стиль, в котором работает режиссер. «Моя задача – создать как можно более интересную среду, применяя все доступные средства. А это не так уж и легко».

Монтаж и музыка


Бендер и Якин пригласили монтажера Фредерика Тораваля поработать над фильмом. «Фредерик трудился над «Заложницей», – говорит Якин. – И когда я посмотрел фильм, то именно монтаж в нем меня поразил больше всего. Фредерик как-то очень необычно монтирует экшн, да и не только экшн. У него интересный темп, смешение свободного стиля французской «новой волны» и очень быстрых клиповых нарезок, при этом он четко сфокусирован на эмоциональной составляющей сцены. Я бы без промедлений снова согласился поработать с Фредериком».
Режиссер считал, что ему также повезло с плодовитым композитором Марком Мазерсбо. «Никогда бы не подумал, что Марк сможет написать музыку для нашего фильма, – признается Якин. – Ведь он как композитор известен своей легкостью, беспечностью и ироничностью. Он часто работает с Уэсом Андерсоном».
Но Марку хотелось раздвинуть свои горизонты. «Я никогда раньше не работал с Боазом, и когда от него поступило предложение, я очень воодушевился. Боаз дал мне почитать сценарий, и я пригляделся к некоторым сценам, мы обсудили их концепцию, а затем я взял и набросал кое-какие зарисовки – и записал их в своей студии при помощи электронных инструментов, сэмплеров и гитар. Ну и потом я наложил эту музыку на материалы из фильма, и подумал, что надо и дальше двигаться в этом направлении».
Эти наборски саундтрека Мазерсбо помогли Якину убедиться в том, что он не ошибся в Марке. «Он будто ждал момента, чтобы расправить крылья и показать, что он может писать самую разнообразную музыку. Когда мне предложили его в качестве композитора, я не мог просто отказаться от встречи с ним, потому что я большой фанат группы DEVO (одним из основателей которой Марк Мазерсбо и является – прим. перев.). У меня есть все их альбомы, поэтому я очень хотел с ним встретиться. И я ни разу не пожалел, так как выяснилось, что Марк и вправду обладает широким диапазоном – его музыка очень хорошо легла на картинку».
«Мы даже записывали оркестровые аранжировки, – говорит Мазерсбо, улыбаясь. – Мы выжали максимум из нашего бюджета и смогли позволить себе очень приятный оркестровый звук. Саундтрек немного напоминает о фильмах-преследованиях из 70-х, но при этом он звучит вполне современно. Я пытался совместить эти влияния в саунде. «Защитник» – это ведь не просто бездумный боевик с погонями; в его основе лежит очень необычный и виртуозно написанный сценарий».
Марк взялся за проект, когда над фильмом уже вовсю шел монтаж, поэтому ему приходилось накладывать музыку на уже готовую звуковую дорожку. «Было не очень удобно работать порознь со звукоинженером, – говорит Марк, – потому что он вставил в фильм множество занятных звуковых эффектов, и мы с ним часто «сменяли» друг друга в той или иной сцене, когда на первый план выходила то музыка, то прочие звуки. Нам однозначно стоило все это обсуждать в процессе, обмениваться файлами и прочее. В общем, это был не самый привычный метод работы для меня».
«Я сотрудничал с разными режиссерами, и, по-моему, Боаз очень интересный и занятный, – продолжает Мазербо. – Всегда приятно, когда режиссер четко знает, что он хочет услышать. Он был кипуч и энергичен, и, безусловно, привнес в этот проект очень много. Надеюсь, что нам удастся снова поработать вместе».

Костюмы


«Прекрасная Энн Рот была нашим художником по костюмам – она так же хороша, как ее репутация, – не скупится на похвалы Якин. – Энн стала для меня каким-то откровением. Я и раньше работал с действительно очень профессиональными дизайнерами костюмов, но Энн – это нечто. У нее свой метод работы с актерами, который каким-то образом даже способствует улучшению актерской игры. У нее очень развито чувство прекрасного, и при этом она умеет концентрироваться на персонажах и их характерах».
«Когда она кого-то одевает, – продолжает Якин, – эта одежда способствует формированию личности героя. Даже если актер неплохо проявил себя на репетиции, он идет, переодевается в костюм, приготовленный для него Энн, возвращается – и вот, совсем другое дело! Вот это и есть его персонаж! Ее работа просто ошеломительна».
Рот хотела как-то подчеркнуть отчаяние и запущенность Люка, но также отделить его и Мей от сурового города. «Персонаж Джейсона начинает свою бойцовскую карьеру в Атлантик-Сити, – объясняет Энн. – Потом он влипает в неприятности, его жену убивают, и он приезжает в Нью-Йорк. Мы видим его год спустя, и весь этот год он провел среди бродяг. Он слонялся по округе, красил дома, чинил машины – в общем, занимался, чем попало. А также, надо заметить, усиленно топил свою депрессию в бутылке. В итоге он появляется на наших экранах довольно чистым – в кожаной куртке, глаженой рубашке, брюках и ботинках. Но когда мы видим его в Нью-Йорке год спустя, он, по сути, выглядит как самый настоящий бомж».
Так как большая часть истории происходит в течение одних суток, Люк и Мей ходят в одной и той же одежде почти весь фильм. «На Джейсоне – грязная серая футболка, серая толстовка, светлые брюки, – говорит Энн. – На Кэтрин надето желтое платье. Я хотела, чтобы персонажи Джейсона и Кэтрин ходили по черному и серому городу в одеждах, которые выглядели очень бледными по сравнению с тем, что носили азиатские и русские гангстеры».
«Все костюмы Джейсона пришлось шить для него специально – у него такое нестандартное тело, – добавляет Энн. – Брюки приходилось не только шить, но еще и потом растягивать, иначе он не смог бы прыгать и бегать на протяжении фильма».

Трюки
«Работать с Джейсоном над трюками – одно удовольствие, – говорит Якин. – То, что он делал в этом фильме… Это потрясающе. Чед Стахельси, Брэд Мартин и Джей Джей Перри обеспечивали над всем этим контроль. Эти парни так много сделали для фильма, хоть они все трюки и могут проделать с закрытыми глазами. Но тут они проявили изобретательность и придумали ряд совершенно неожиданных приемов. Они трудились без устали – снимали тестовые сцены, «превизы», использовали наши идеи и развивали их. Отличная работа. И экшн получился очень крутым. Не думаю, что в этом деле есть кто-то лучше этих ребят».



ЗАЩИТНИК

О создателях фильма…
Боаз Якин

Режиссер
Боаз Якин, автор сценария и режиссер, обладает особым талантом рассказывать противоречивые человеческие истории. Он родился в Нью-Йорке в творческой семье, его родители познакомились в Париже, когда изучали искусство пантомимы у Этьена Декру (актер, знаменитый мим - прим. пер). Окончив школу, Якин поступил в киношколу при нью-йоркском Сити-колледже (New York City College), а потом в Нью-йоркский университет (New York University) и заключил первый контракт на сценарий в возрасте 19 лет. Якин остался работать в кинобизнесе; и фильм, поставленный по его первому экранизированому сценарию, «Каратель», прославил Дольфа Лундгрена. А спустя год вышел еще один фильм по сценарию Якина, «Новичок» (The Rookie), где главные роли сыграли Клинт Иствуд и Чарли Шин.
Обратившись к более личным темам, Якин по собственному материалу поставил фильм «Дерзкий» (Fresh), к работе над которым он привлек таких талантливых актеров, как Сэмюэл Л. Джексон и Джанкарло Эспозито. Фильм заслужил восторги критиков и получил приз Filmmaker’s Trophy на фестивале «Санданс» в 1994 году, а также приз Токийского и многих европейских фестивалей. Готовясь к следующей режиссерской работе, Якин вернулся к воспоминаниям юности – вдохновением для фильма «Дороже рубинов» (A Price Above Rubies) послужил опыт жизни в хасидской общине. Картину выпустила студия Miramax Films.
Первым студийным фильмом Якина стала лента «Вспоминая титанов», где главную роль сыграл Дензел Вашингтон, а продюсером выступил Джерри Брукхаймер. Фильм имел определенный кассовый успех и до сих пор любим публикой. Якин также предпринял набег на комедийный жанр, сняв «Городских девчонок» с Дакотой Фаннинг и Бриттани Мерфи. Вместе с партнерами Элаем Ротом и Скоттом Спигелом Якин основал свою продюсерскую компанию Raw Nerve, благодаря которой мир увидел франшизу «Хостел». Недавно Якин спродюсировал и поставил противоречивую картину «Смерть в любви» (Death in Love), премьера которой состоялась на фестивале «Сандэнс» в 2009 году.
Лоуренс Бендер

Продюсер
Карьера продюсера и политического активиста Лоуренса Бендера растянулась на два десятилетия, в хоре которых он выпустил не один успешный фильм. Спродюсированные им картины, среди которых такие хиты, как «Бесславные ублюдки», «Криминальное чтиво» и «Умница Уилл Хантинг», в совокупности удостоены 29 номинаций на премию «Оскар» (включая три номинации в категории на «Лучший фильм»), шесть из которых оказались выигрышными. Картина «Неудобная правда», спровоцировавшая беспрецедентное количество дискуссий об окружающей среде и климате, получила «Оскар» как «Лучший документальный фильм». А недавняя документалка «Отсчет до нуля» (Countdown To Zero), где снимались Тони Блэр и бывшие президенты Мушарраф, Горбачев, Картер и де Клерк, поднимает проблемы терроризма и риска случайного использования ядерного оружия. В фильмографии Бендера также значатся картины «От заката до рассвета» (1996), «Анна и король» (1999), «Мексиканец» (2001), и работы Квентина Тарантино – «Бешеные псы» (1992), «Джеки Браун» (1997), «Убить Билла» (2004). Лоуренс также продюсировал фильмы «Грязные танцы 2: Гаванские ночи» (Havana Nights:  Dirty Dancing 2); «Вышибалы» (Knockaround Guys); «Дороже рубинов»; «Бремя белого человека»; «Убить Зои» и «Дерзкий».
Кроме этого, Бендер – страстный политический активист и общественный деятель. В 2003 году он основал так называемый Detroit Project, призывающий сократить потребление бензина и выбирать экономичные автомобили. Он также ездил на Ближний Восток вместе с Israeli Policy Forum (еврейская американская организация, настаивающая на двухгосударственном решении арабо-израильского конфликта - прим. пер). Бендер входит в консультативный комитет Гарвардской школы государственного управления имени Кеннеди (John F. Kennedy School of Government) и состоит в нескольких некоммерческих политических организациях: The Creative Coalition, Council on Foreign Relations, Pacific Council. Он лауреат премии Torch of Liberty Award от Американского союза защиты гражданских свобод (ACLU) и большую часть своего времени проводит, устраивая в родном Лос-Анджелесе благотворительные мероприятия для привлечения внимания к социальным и политическим проблемам.
Джозеф Н. Золфо

Сопродюсер
Уроженец Нью-Йорка и ветеран киноиндустрии с двадцатилетним стажем, Золфо накопил огромный опыт, выпустив более 50 кино- и телевизионных проектов. Ему посчастливилось начать свою карьеру бок о бок с такими известнейшими режиссерами как Вуди Аллен, Майк Николс, Сидни Поллак, Сидни Люмет, Майк Ньюэлл, Нора Эфрон, Барри Левинсон, Барри Зонненфельд и Джонатан Демме. Его телевизионные работы включают в себя знаменитый сериал HBO «Секс в большом городе» и криминальные драмы CBS – «Без следа», где главную роль сыграл Энтони ЛаПалья, и «Таксист» с Дэвидом Морсом. Он также работал с Эрнестом Дикерсоном над фильмом для канала TNT, Monday Night Mayhem, где сыграли Джон Туртурро и Элай Уоллах. Среди недавних работ Золфо - криминальная драма «Бессмертный» (New Amsterdam) для Fox Television и «Жизнь на Марсе» с Харви Кейтелем для FOX/ABC Television.
Что касается работы в кино, то фильмография Золфо включает в себя ленты Тома Кейрнса «Мари и Брюс» (Marie and Bruce) с Джулианной Мур и Мэттью Бродериком; «Женюсь на первой встречной» (Wedding Daze) режиссера Майкла Йена Блэка, где главные роли сыграли Джейсон Биггс и Айла Фишер; фильм Криса Рока для Fox Searchlight «Кажется, я люблю свою жену» (I Think I Love My Wife), который Рок поставил по собственному сценарию и где сыграл главную роль; «Девушка в парке» (The Girl in the Park ), которую поставил лауреат Пулитцеровской премии Дэвид Оберн по собственному сценарию и где снимались Сигурни Уивер и Кейт Босуорт; «Смерть в любви» (Death in Love) автора сценария и режиссера Боаза Якина. Спродюсированный Золфо фильм «Вещи, которые висят в лесу» (Things That Hang From Trees) был показан в рамках совместной программы Кинообщества Линкольн-центра (Film Society of Lincoln Center) и Музея современного искусства (The Museum of Modern Art) - New Directors/New Films. Фильм выпустила в прокат компания Radio London Films.



Джозеф Немек III

Художник-постановщик
Джозеф Немек начал кинокарьеру в октябре 1978 года на студии Universal, покинув ради работы в кино должность ассоциированного партнера Лос-анджелесской архитектурной фирмы. Он работал практикующим архитектором и был в своей фирме ведущим дизайнером, а также занимался световым оформлением местного независимого театра. Карьера Немека в кино началась с комедии «Бог подаст» (In God We Tru$t), где главную роль сыграл Марти Фелдман. Обычно новичков не сразу берут в студийные фильмы, но Немеку повезло – глава арт-департамента Хэнк Мейер решил, что тот справится. В 1985 году Немек, будучи уже опытным постановщиком, был принят в Гильдию арт-директоров Америки (Art Directors Guild of America). В середине 80-х Немек работал над несколькими крупными фильмами, отличавшимися интересными визуальными решениями – включая картины «Балбесы» (The Goonies) и «Цветы лиловые полей» (The Color Purple). После этого он попал на картину Джеймса Кэмерона «Бездна», работа над которой обогатила знания Немека о спецэффектах. За «Бездной» последовали «Терминатор 2: Судный день», «Игры патриотов», «Тень» и «Смерч» (Twister). Немек переехал в Лондон, чтобы совершенствовать свои знания и навыки, перенимая иностранный опыт. Его способности нашли свое применение в таких фильмах, как «Вампиреныш» (The Little Vampire) и «Медальон» (The Medallion). В январе 2003-го Немек вернулся в Лос-Анджелес. Недавно он закончил работу над психологическим триллером «Зеркала» режиссера Александра Ажа, продюсером которого стал Арнон Милчан.
Энн Рот

Художник по костюмам
Одна из числа наиболее востребованных профессионалов индустрии, Энн Рот начинала свою карьеру как художник-декоратор в Питтсбургской оперной компании (Pittsburgh Opera Company). Вскоре она переехала в Нью-Йорк, где ассистировала выдающимся дизайнерам костюмов Ирен Шарафф и Майлзу Уайту. Она работала на Бродвее над такими спектаклями, как Purlie; «Женщины»; «Сыграй еще раз, Сэм»; They're Playing Our Song; The Best Little Whorehouse in Texas; «Странная парочка» (оригинал и восстановленная версия); The Real Thing; The Tale of the Allergists Wife; Deuce; The Year of Magical Thinking и The Vertical Hour. За свою карьеру она получила три номинации на премию Drama Desk и четыре – на премию «Тони».
Рот получила «Оскар» за фильм «Английский пациент». Ее первым кинофильмом стала картина 1964 года «Мир Генри Ориента» (The World of Henry Orient), а первым фильмом, где она выступила единственным художником по костюмам – «Полуночный ковбой», 1969 года. В ее огромную фильмографию входят картины «Клют», «День саранчи» (The Day of the Locust), за которую она выиграла премию Британской киноакадемии в 1975-м году, «До свиданья, дорогая» (The Goodbye Girl), «Возвращение домой» (Coming Home), «Волосы», «Бритва» (Dressed to Kill), «Место в сердце» (Places in the Heart), «Сладкие грезы» (Sweet Dreams), «Мир глазами Гарпа» (The World According to Garp), «Деловая женщина» (Working Girl), «Кое-что о Генри» (Regarding Henry), «Жилец» (Pacific Heights), «Волк», «Правое дело» (Just Cause), «Сабрина», «Клетка для пташек» (The Birdсage), «Вход и выход» (In and Out), «Основные цвета», «Паутина лжи» (Random Hearts), «Талантливый мистер Рипли», «Найти Форрестера» (Finding Forrester), «Часы», «Ангелы в Америке», «Холодная гора», «Таинственный лес», «Близость», «Ложное искушение» (The Good Shepherd), Mamma Mia!, «Однажды в Голливуде» (What Just Happened), «Сомнение» и «Чтец». Одна из последних ее работ – фильм «Прошлой ночью в Нью-Йорке» (Last Night). В 2000-м году она получила премию имени Ирен Шарафф – Irene Sharaff Lifetime Achievement Award.
Стефан Чапски

Оператор
Стефан Чапски родился в Германии, но уже в детстве был перевезен на американский Средний запад. В 70-х он начал работать в кино как осветитель и помощник оператора, побывав в этом качестве на съемочных площадках таких фильмов, как «После работы» ( After Hours) Мартина Скорсезе, «Крошка, это ты!» (Baby, Its You) Джона Сейлза и «Полночный джаз» (Round Midnight) Бертрана Тавернье.
Чапски дебютировал как оператор на фильме Роба Нилссона On The Edge, где главную роль сыграл Брюс Дерн. После этого он снял документальную картину Эррола Морриса «Тонкая голубая линия», получившую множество наград, а позже воссоединился с Моррисом для работы над документальным фильмом «Краткая история времени» (A Brief History of Time).
Чапски работал с Тимом Бертоном над фильмами «Эдвард Руки-ножницы», «Бэтмен возвращается» и «Эд Вуд», причем последний принес ему множество призов – от New York Film Critics Circle, The National Society of Film Critics и кинокритиков Бостона и Лос-Анджелеса.
Среди других полнометражных работ Чапски – фильмы «Поцелуй вампира» (Vampires Kiss), «Последний поворот на Бруклин» (Last Exit To Brooklyn), «Страх, тревога и депрессия» (Fear, Anxiety & Depression), «Флэшбэк» (Flashback), «Детские игры 2» (Childs Play 2), «Прелюдия к поцелую» (Prelude To A Kiss), «Матильда» и «Пуленепробиваемый монах».
Недавние работы Чапски включают в себя уморительную комедию Уилла Спека и Джоша Гордона «Лезвия славы: Звездуны на льду» и жесткую картину Дито Монтиеля «Бой без правил» (Fighting).

Фредерик Тораваль

Режиссер монтажа
Француз Фредерик Тораваль начал работать в монтажной студии сразу после киношколы. Шесть лет он занимался созданием бесчисленных рекламных роликов, прежде чем стал вторым режиссером монтажа на съемочной площадке фильма «Поцелуй дракона», где главные роли сыграли Джет Ли и Бриджет Фонда, а продюсером выступил Люк Бессон.
В 2004-м году он познакомился с Пьером Морелем, который пригласил Тораваля выступить главным режиссером монтажа его фильма «13-й район», который журнал Time позже включил в десятку главных фильмов 2006 года. С тех пор Тораваль работал над большим количеством картин, включая фильмы «Ангел-А» знаменитого режиссера Люка Бессона и американский кассовый хит «Заложница» (Taken) с Лиамом Нисоном.
Недавно он закончил работу над любовной драмой режиссера Бенуа Филлиппона «Колыбельная для Пи» (Lullaby for Pi), где роли сыграли Руперт Френд, Клеман Поэзи и Форест Уитакер.

Марк Мазерсбо

Композитор и основатель группы DEVO
Лауреат премми «Эмми», композитор Марк Мазерсбо написал музыку более чем к семидесяти кино- и телепроектам. Он появился в музыкальном мире в 70-е, в качестве вокалиста и клавишника прогрессив-рок-группы DEVO, которая записала несколько ярких эклектичных альбомов, в частности, Are We Not Men? и Freedom of Choice.
В середине 80-х годов Мазерсбо начал писать музыку для рекламных роликов и получил премию Clio. Будучи успешным в этой сфере, он стал сочинять музыку для телевидения, написав, в частности, главную тему для телесериала «Пи-ви» (Pee-Wees Playhouse), саундтрек к популярному детскому сериалу «Ох, уж эти детки!» (Rugrats) и его полнометражной версии «Карапузы» (The Rugrats Movie).
В 1996 году Мазерсбо познакомился с Уэсом Андерсоном и записал саундтрек к его режиссерскому дебюту «Бутылочная ракета» (Bottle Rocket). Он также сочинил музыкальное сопровождения для фильмов Андерсона «Академия “Рашмор”» с Биллом Мюрреем и «Семейка Тененбаум», где главные роли сыграли Джин Хэкман, Гвинет Пэлтроу, Анжелика Хьюстон и Оуэн Уилсон. «Водная жизнь» стала четвертой совместной работой Мазерсбо и Андерсона.
Также фамилия Мазерсбо встречается в титрах мультфильма «Облачно, возможны осадки в виде фрикаделек», фильмов Кэтрин Хардуик «Короли Догтауна» и «Тринадцать», «Добро пожаловать в Коллинвуд» режиссеров Джо и Энтони Руссо, где в главной роли снялся Джордж Клуни, «200 сигарет» и «Новое время» режиссера Майкла Толкина и продюсера Оливера Стоуна, а также во многих других.
Как музыкант Марк сотрудничал с Дэвидом Боуи, Игги Попом, Дэвидом Бирном, Синди Лоупер, Джейкобом Диланом, Беком, а также с группами Vampire Weekend, Cypress Hill, B'52's, A Tribe Called Quest.
Марк удостоен премии Richard Kirk Lifetime Achievement Award.  
Из недавних работ на телевидении стоит назвать сериалы HBO «Просвещенная» (Enlightened) и «Большая любовь» (Big Love). Увеличивая охват своего музыкального влияния, Марк также записал саундтреки к множеству видеоигр, включая The Sims и Boom Blox.
Также Мазерсбо – известный художник, называющий Энди Уорхола своим главным кумиром и источником вдохновения. Его рисунки и картины выставляются в галереях по всему миру.
Он продолжает работать с группой DEVO, которая не так давно вновь воссоединилась. Группа выступала с концертами по всему миру, включая Центральный парк в Нью-Йорке, а также играла на открытии Зимних Олимпийских играх в Ванкувере в 2010 году.
Мазерсбо родился в Огайо и учился в Кентском университете (Kent State University).

Дрор Моар

Звукорежиссер
Сын израильтян, Дрор Моар вырос в Африке, а звукорежиссуре учился в Ливерпульском институте искусств (Liverpool Institute for Performing Arts). Он работал в Нью-Йорке и Лондоне, прежде чем устроился звукорежиссером в голливудскую компанию Soundelux. Моар дебютировал в картине «Бесславные ублюдки» (2009), и с тех пор успел поработать над двадцатью с лишним фильмами, включая такие проекты как «Зеленый шершень», «Робин Гуд», «Три дня на побег», «Уолл стрит: Деньги не спят», «Турист», «Девять» и «Законопослушный гражданин» (Law Abiding Citizen). Он также делал звуковые эффекты для нескольких видеоигр - в частности DJ Hero 2, Fable III и Lost Planet2.

Уайли Стейтмен

Звукорежиссер
Уайли Стейтмен – один из основателей Soundelux, крупнейшей и самой влиятельной из независимых голливудских компаний, занимающихся звуковым постпродакшном. Как звукорежиссер он работал над сотней фильмов и пять раз был номинирован на премию «Оскар»: за фильмы «Рожденный 4 июля», «Скалолаз» (Cliffhanger), «Мемуары гейши», «Особо опасен» и «Бесславные ублюдки». Он дружит и сотрудничает со множеством талантливых режиссеров, включая Оливера Стоуна, Вольфганга Петерсена, Квентина Тарантино, Пола Хэггиса, Роба Маршалла и Тимура Бекмамбетова. В прошлом году он закончил работу в качестве главного звукорежиссера над фильмом The Weinstein Company «Аполлон 18» (Apollo 18).


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница