Ближневосточный гордиев узел



страница2/3
Дата27.04.2016
Размер0.73 Mb.
1   2   3

Каковы различия в толковании ислама у суннитов и шиитов?


  • Сунниты признают исключительно пророка Мухаммеда, шииты же равно почитают как Мухаммеда, так и его двоюродного брата Али.

  • Сунниты и шииты по-разному выбирают высшую власть. У суннитов она принадлежит избираемым или назначаемым духовным лицам, а у шиитов представитель высшей власти должен быть исключительно из рода Али.

  • Имам. Для суннитов это духовное лицо, которое заведует мечетью. Для шиитов это духовный лидер и потомок пророка Мухаммеда.

  • Сунниты изучают весь текст сунны, а шииты только ту её часть, которая рассказывает о Мухаммеде и членах его семьи.

  • Шииты верят, что однажды в лице «скрытого имама» придёт мессия.

Стремительные изменения начались с Исламской революции в Иране в 1979 году. Она стала поворотным моментом в истории арабского мира и дала толчок движению подъема шиитов, которые несмотря на всеобщее равенство все же чувствовали себя в большинстве арабских стран ущемленными в правах.

Нападение Саддама Хусейна на Иран в 1980 году уже тогда, треть века назад считалось в арабских странах войной арабов против персов. Это была первая сектантская война, а финансировали ее богатые нефтяные государства Персидского залива. В последние годы Ближний Восток стал ареной значимых мировых событий. «Арабская весна», крушение диктатур, войны и непрекращающееся противостояние между влиятельными игроками в регионе стали важнейшими темами международных отношений. Недавно стало известно о самых масштабных потерях арабской коалиции с начала боевых действий в Йемене. Политические и военные баталии зачастую оттесняют на второй план один из основных аспектов многовековых противоречий — религиозную рознь.

В 2013 году образовалось непризнанное государство, а по существу террористическая организация, действовавшая на территории Сирии и Ирака (т.н. суннитский треугольник) под названием «Ислáмское госудáрство» (араб. الدّولة الإسلاميّة‎‎, русская транслитерация ад-Дау́ля аль-Ислами́йя), сокращённо ИГ, ранее «Исла́мское госуда́рство Ира́ка и Лева́нта» (араб. الدولة الإسلامية في العراق والشام‎‎), сокращённо ИГИЛ или ДА́ИШ (араб. داعش‎‎,). В июне 2014 года ИГИЛ провозгласил себя как Всемирный Халифат со штаб-квартирой (фактически столицей) в сирийском городе Эр-Ракка, расположенный на северном берегу реки Евфрат, в 160 км к востоку от Халеба (Алеппо).

На данный момент «Исламское государство» контролирует до трети Сирии, но это всего лишь пустыня. Основное вооружение ИГИЛ — это так называемые технички, грузовички «Тойота» с пулеметами. Тяжелой техникой они не располагают, а к стрелковому бою не приучены. Их преимущество заключалось исключительно в терроризировании мирного населения, за счет чего они порой получали целые населенные пункты без боя. Напоровшись на сирийскую армию, они остановились. От рук боевиков уже погибли тысячи «иноверцев» — шиитов, христиан, езидов, а десятки тысяч других людей были вынуждены бежать из захватываемых экстремистами районов

Позиции ИГИЛ напрямую примыкают к густонаселенным районам только чуть восточнее Дамаска, со стороны уже печально погибшей Пальмиры, но там противостояние приняло характер позиционных боев. ИГИЛ оказывает существенное давление на позиции курдов, пробиваясь к турецкой границе на севере Сирии.

Война на территории Сирии, таким образом, превратилась в тотальную, где противоборствующие стороны ведут бои друг с другом без какой-либо перспективы существенных военных успехов именно в силу запутанности фронта и несогласованности.

Воздушные удары по ИГИЛ не приносят никакого реального результата. Сама структура ИГИЛ такова, что уничтожить ее только ракетно-бомбовыми ударами невозможно. Если международное сообщество решило для себя устранить этот источник зла, то наземная операция неизбежна. США, при всей их мощи, на нее вряд ли в настоящее время способны.

В данный момент Халифат обосновался на 75% территории Сирии, 50% земель Ирака и на небольшом кусочке Ливана и Ливии. По размеру он примерно такой же величины, как Англия (с той только разницей, что Халифат, именующий себя «Исламским государством», ИГИЛ, растёт «не по дням, а по часам»). По разным оценкам, контролируемая ИГИЛ территория достигает 90 тысяч квадратных километров

Согласно оценкам аналитического центра Soufan Group, обнародованным в декабре 2015 годе, в Ираке и Сирии на стороне группировки ИГИЛ воюют наёмники из 86 стран численностью 27—31 тыс. человек, при том что в июне 2014 года ряды группировки насчитывали порядка 12 тыс. иностранных боевиков. Специалисты центра отмечают, что усилия по сдерживанию роста численности зарубежных сторонников группировки имеют лишь ограниченный успех. Кроме того, они утверждают, что «абсолютное большинство исламистов отправляются в Ирак и Сирию для непосредственного участия в боевых действиях, а не для того, чтобы пройти подготовку, а затем вернуться на родину для совершения терактов», хотя приблизительно 2700 экстремистов вернулись в свои страны.

Между различными террористическими группировками нарастают противоречия, вызванные борьбой за контроль над территориями и денежными потоками. По данным радиоперехватов, ИГИЛ провело в окрестностях города Идлиб три теракта с применением заминированных автомобилей против полевых командиров группировки «Джабга-ан-Нусра», — сказал он. В провинциях Идлиб и Хама полевые командиры «Джабга-ан-Нусра», под страхом расстрела семей, проводят принудительную мобилизацию местных жителей (https://news.mail.ru/incident/23670917/?frommail=1).

Во главе не признанного ни одним государством Халифата стоит сам себя назначивший халиф по имени Абу Бакр аль-Багдади (он же «халиф Ибрагим»), объявленный своими сторонниками «вождём мусульман повсюду». Ходят слухи, что он был тяжело ранен во время налёта американской авиации и сейчас находится на лечении. В случае его смерти или неспособности руководить ИГИЛ халифом станет бывший преподаватель физики Абу Алаа Афри (более подробная информация об ИГИЛ содержится по адресам https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE, а также https://vk.com/igil_isis и http://ria.ru/syria_is/; http://www.m24.ru/videos/102287 ).

Итак, на наших глазах происходит возрождение первого Халифата, который был создан после смерти пророка Магомета в 632 г. после Р.Х. Первый арабский Халифат — исламское государство, возникшее в результате мусульманских завоеваний в VII–IX вв. Располагалось на территории современных Сирии, Египта, Ирана, Ирака, юга Закавказья, Средней Азии, севера Африки и юга Европы.

С того времени возникали и исчезали многие халифаты, вплоть до 1924 г., когда турецкий политический деятель, Кемаль Ататюрк, не упразднил последний халифат в результате падения Оттоманской империи после 2-й мировой войны.

С 1924 г. мусульмане всего мира мечтают о возрождении Халифата. Этим объясняется тот факт, что тысячи мусульман пополняют ряды ИГИЛ в его борьбе с Ираком, Сирией и пр.

Своей ближайшей целью ИГ ставит расширение территории за счёт Сирии, Ирака, Ливана, возможно других стран Ближнего Востока. На следующем этапе своего развития ИГИЛ предположительно попытается захватить соседние арабские государства со значительным процентом суннитов, такие как Саудовская Аравия и Иордан. Конечная цель ИГ – мировое владычество.

По численности сунниты составляют более 1 миллиарда 550 миллионов человек — около 90% всех исповедующих ислам. Доля шиитов приблизительно 15 %. Кстати, алавиты (Алауиты) или нусайриты (по имени Мухаммада бен Нусайра ан-Нумайри, считающегося основателем секты) являются представителями «крайних» шиитов. В основном они проживают в Западной Сирии, а также в Северном Ливане и Турции. Алевиты — верят, что Али был представителем бога, а не Мухаммед.

Сегодня оплотом шиизма является Иран: аятоллы считают защиту шиитов всего мира своим долгом и обвиняют суннитские страны региона в их притеснении. 20 арабских стран — за исключением Бахрейна и Ирака — преимущественно суннитские. Суннитами же являются в основном и представители многочисленных радикальных течений, воюющих в Сирии и Ираке, в том числе боевики ИГИЛ.

Между прочим, необходимо сделать одно уточнение. «Шиитский полумесяц», который опирается на Иран, Ливан и Ирак, простирается вплоть до восточной части Саудовской Аравии и Кувейта: там проживают значительные шиитские меньшинства, которые беднее остальной части населения, однако активнее в демографическом плане и восприимчивее к революционной пропаганде Тегерана. Кроме того, шиитская ось включает в себя алавитскую Сирию (пока власть в ней принадлежит клану Асадов) и проирански настроенную шиитскую «Хезболлу», которая давно стала настоящим хозяином в Ливане. Популярность «Хезболлы» во многом объясняется широким использованием антиизраильской риторики, цель которой — привлечь на свою сторону арабские массы и заставить их позабыть о том, что шиитско-иранская бомба направлена прежде всего против суннитских монархий. Отсюда и стремление Катара установить контроль (с помощью финансирования) над палестинским движением ХАМАС в секторе Газа, которое долгое время следовало в фарватере «Хезболлы» и получало средства из Ирана.

Пока политики и духовные лидеры пытаются распутать клубок ближневосточных проблем, конфликты региона выплескиваются за его пределы: 7 сентября 2015 года стало известно, что в Европу под видом беженцев проникли до четырех тысяч боевиков ИГИЛ. Западная Европа живет в страхе после терактов в Париже.

Возникает вопрос: почему сунниты, объединившись в ИГИЛ, отличаются предельной жестокостью, проводя политику террора? Так, в ночь с 31 декабря на 1 января в Кельне около тысячи мужчин «африканской и арабской внешности» устроили беспорядки, приставая к женщинам, отбирая у них личные вещи и угрожая физическим насилием. Факты изнасилования также были зафиксированы. Подобные беспорядки имели место также в других городах страны (в Приложении № 1 к очерку приведен перечень преступлений, совершенных ИГИЛ). Ответить на этот вопрос непросто. Видимо у этих варваров двадцать первого века сплелись воедино религиозные предрассудки, отсутствие в их обыденном поведении элементарных норм этики, расстройство психики (садизм) и мораль уголовников.

В середине января 2016 года боевики ИГИЛ обратились к миру и Путину (видеозапись разместили в социальных сетях). Террорист в камуфляже и тюрбане заявил, что Америку ждет повторение событий, произошедших во Франции. По его словам, исламисты ударят по центру Вашингтона. Кроме того, он заявил, что радикалы продолжат атаковать европейские страны, используя мины-ловушки, взрывчатку, пояса для самоподрыва, пистолеты с глушителями. Рядом с агрессивным оратором стоят вооруженные люди. На данный момент подлинность этого видео устанавливается. Однако, как указывает британское издание The Daily Star, видео было загружено на сайт, который используют террористы ИГИЛ.

В ФСБ подтвердили, что российский самолет А321 упал в Египте из-за террористического акта. Лидер Российской Федерации Владимир Путин пообещал найти и покарать причастных к теракту преступников. Министр обороны РФ Сергей Шойгу сообщил, что к атакам по позициям ИГИЛ подключились дальние бомбардировщики. "В уничтожении бандформирований, наряду с оперативно-тактической авиацией, дополнительно с российской территории привлечены самолеты Ту-160, Ту-95МС, Ту-22М3", - сказал министр. Данное видеообращение боевиков спецслужбы расценивают, как угрозу России в целом. Ведь, РФ ведет спецоперацию на территории Сирии против ИГИЛ. Реакция президента страны однозначна: "Найдем везде" (http://ex-news.net/13135-terroristy-igil-razmestili-videoobrashchenie-ko-vsemu-miru-full.html?shcs=2).

В названии "Исламское государство Ирака и Леванта" нет ничего, что можно назвать исламским, и ничего, что можно назвать государством, заявил госсекретарь США Джон Керри. ДАИШ - это "воплощение зла, психопаты, которые убивают и насилуют".
РИА Новости (http://ria.ru/syria_is/#ixzz3xnAEL5lK).

Однако было бы ошибкой видеть в ИГИЛ только террористическую организацию. Стремясь восстановить Всемирный халифат, руководство этой организации (точнее даже – государства) создает полнокровную систему жизнеобеспечения населения на подведомственной территории. Приведу довольно большой отрывок из одной исследовательской работы, подтверждающей эту мою мысль. «ИГ — это не просто террористическая организация, — подчеркивает в разговоре с РБК специалист по Ближнему Востоку из Калифорнийского университета в Беркли Питер Барту. — Его трудно описать, но я бы назвал его движением за самоопределение, которое ищет возможность создания суннитского государства в Восточной Сирии и Западном Ираке». Это движение, по мнению множества специалистов, обладает рядом признаков полноценного государства. Конвенция Монтевидео 1933 года о правах и обязанностях государств, говорит, что для признания государством территория должна иметь как минимум постоянное население, определенную территорию, правительство и возможность вступать в отношения с другими странами.

Исламское государство обладает всеми признаками, включая и способность налаживать отношения, только эти отношения — война, рассуждает служивший в Ираке и Центральной Азии американский контрразведчик Джи-И Макколлоу. В этом смысле «Исламское государство» можно сравнить с режимом Талибана в Афганистане в 1996–2001 годах или режимом ХАМАС, взявшем власть в Секторе Газа в 2006 году.

Политическое устройство

Власть, которой наделил себя аль-Багдади, абсолютна — он халиф и амир аль-муминин (повелитель правоверных), объединяющий функции политического, военного и религиозного лидера и играющий роль верховного арбитра по всем вопросам внутреннего устройства построенного им общества. «Исламское государство» сформировало централизованную систему контроля над занятыми им территориями, которая выполняет специфические функции госуправления. Выстроив жесткую репрессивную систему религиозной и криминальной полиции, соратники аль-Багдади создали также разветвленную сеть шариатских институтов, выстроили систему начального образования и судебной власти. Кроме того, ИГ оказывает и так называемые «мусульманские услуги» — занимается распределением гуманитарной помощи, организацией работы пекарен, предприятий водо- и электроснабжения, жилищно-коммунальных услуг. За каждую из функций ответственно отдельное управление (диван), замечает в разговоре с РБК научный сотрудник американского Ближневосточного форума Айман Джавад аль-Тамими. «Они сложились в связную систему [госуправления] с момента провозглашения халифата. До этого администрация существовала на локальном уровне», — говорит он.

Территории, на которых действуют исламисты, первоначально были разделены на 16 провинций (вилайятов), в Сирии их границы большей частью совпали с уже существующим разделением на провинции. Часть вилайятов существуют лишь номинально, поскольку ИГ не имеет над ними непосредственный контроль. Тем не менее «ИГ контролирует половину территории страны», признает в разговоре с РБК бывший функционер правительства Башара Асада. В каждом из вилайятов есть свой губернатор, при нем существуют местные отделения центральных диванов.

Хотя зону, подконтрольную боевикам ИГ, покинули сотни тысяч людей, под их властью находятся крупные сирийские (Ракка, Пальмира, Эль-Баб) и иракские (Мосул, Фаллуджа, Эр-Рамади) города. По словам бывшего члена сирийского правительства, нельзя говорить о том, что все живущие на землях «Исламского государства» поддерживают этот режим, проблема в том, что из Дамаска этим несогласным с ИГ людям ничего не предлагают. «Есть люди, которые не поддерживают ИГ, но они не согласны и на возвращение в ситуацию 2010 года (т.е. до начала восстания против режима Асада)», — говорит он РБК.



Религия как основа системы

В «Исламском государстве» все подчинено религии, ведь сам смысл существования халифата, как его видят последователи аль-Багдади, это дауа — исламский призыв, то есть обращение в ислам всех неверующих. Проникая на новую территорию, своей первой задачей боевики ИГ начинают проповедническую деятельность, раздавая памфлеты, устраивая религиозные церемонии и конкурсы чтецов Корана. Помимо этого они сразу же основывают центры дауа и религиозные образовательные центры, так называемые Институты шариата. Кроме того, центры дауа завоевывали популярность населения и иным путем — в отсутствие центральной власти каждый мог пожаловаться в них на случившуюся с ним несправедливость.

Параллельно с официальными судебными властями, так или иначе продолжавшими свою деятельность, боевики и активисты ИГ летом—осенью 2013 года создавали собственную юриспруденцию — шариатскую, развивая сеть исламских судов.

В течение 2014 года ИГ утратило свои позиции в провинциях Идлиб, Хама, Дейр-эз-Зор и Латакии (где сейчас расположена российская военно-воздушная база), значительно усилившись в провинциях Ракка, Эль-Хасака и Алеппо. «Перекройка позиций должна рассматриваться не как значительные поражения для ИГ, а как смена фокуса стратегии на контроль над протяженной территорией и основных оплотов», — рассуждает аль-Тамими.

Сконцентрировав свою власть, ИГ в первую очередь занялось «исправлением нравов»: в феврале 2014 года в Манбидже боевики запретили совместное обучение мальчиков и девочек, в марте в Эль-Бабе — работу магазинов во время намаза, в апреле ввели предписанные в исламе наказания (худуд), в том числе отрубание рук за воровство, распятие за вероотступничество, в июне был введен запрет на употребление алкоголя, табака и наркотических препаратов.

За «распространением добродетели и предотвращением порока» призвана следить специальная религиозная полиция «Аль-Хисба», осуществляющая регулярное патрулирование крупнейших городских центров. Полноценный уголовный кодекс, основанный на нормах Корана, ИГ опубликовало в декабре 2014 года. В январе 2015 года начались первые публичные казни заподозренных в гомосексуальности, в феврале с уничтожения библиотеки и музея города Мосула в Ираке стартовала кампания по искоренению «языческих» культурных ценностей, продолжающаяся до сих пор.

По словам американских исследователей Чарльза Кэриса и Сэмюэла Рейнольдса, образование — еще один ключевой элемент строительства ИГ своей системы управления. «Дети, родившиеся в Ракке десять лет назад, не помнят прежней Сирии, для них родина — не Сирия, а «Исламское государство», — говорит РБК бывший член сирийского правительства. В Сирии, как прежде и в Ираке, вся образовательная система подчинена религии. После прихода ИГ к власти детсады, школы и вузы были закрыты, а преподаватели отправлены на переподготовку в подразделения диван аль-талима (департамент или управление образования). В прошлом году британская The Telegraph описывала, как в школах иракского Мосула под контролем ИГ были запрещены музыка, теория эволюции, отменено преподавание национальной истории и литературы — так как истинное исламское государство не признает национальных границ. Из точных наук преподавалось лишь то, что не противоречило религиозному учению».

Экономическая самостоятельность

Экономика территорий под контролем ИГ представляет собой классическую картину квазигосударственного образования — его бюджет состоит из доходов от контрабанды, рэкета, конфискаций и экспроприаций, а также заработка от оставшихся с довоенных времен производств, в случае с исламистами в Сирии — нефтяных. Кроме того, финансовая самодостаточность ИГ поддерживается за счет щедрого притока валюты от сторонников радикального ислама из стран Персидского залива, в том числе Саудовской Аравии, где официальной признана фундаменталистская суннитская версия ислама — ваххабизм. На начальных этапах существования группировки аль-Багдади поток денег из этого региона сыграл серьезную роль в становлении ИГ, говорит РБК Барту. Но как отмечала еще год назад Плоткин Богхардт, хотя поступления от саудовских доноров и могли считаться наибольшими по значительности вливаниями, важность этих поступлений сошла на нет благодаря независимым источникам финансирования исламистов. Только со сбора налогов с населения ИГ по состоянию на июнь 2014 года получало до $8 млн в месяц, значительными источниками доходов стал рэкет, торговля экспроприированными и конфискованными «языческими» предметами искусства, захват активов, принадлежавших сирийскому и иракскому государствам, — так, налет на отделение Центробанка Ирака в Мосуле в июне прошлого года принес движению десятки миллионов долларов. Согласно выкладкам аль-Тамими, работавшим с попавшими в его распоряжение финансовыми документами финансового дивана ИГ из провинции Дейр-эз-Зор за декабрь 2014 — январь 2015 года: 44,7% всех поступлений обеспечили конфискации, доля налоговых поступлений составила 23,7%, доходы от продажи электричества 3,9%. Еще один серьезный источник поступлений — контрабанда нефти и природного газа — на ее долю пришлось 27,7% поступлений. Общие доходы ИГ в этой нефтегазоносной провинции составили $8,438 тыс. По оценкам на ноябрь 2014 года, под началом ИГ работали 350 нефтяных скважин в Ираке, группировка контролировала 60% всех сирийских нефтяных месторождений, до марта этого года она сохраняла за собой и крупнейший иракский нефтеперерабатывающий завод в Байджи. Топливо шло в Иорданию, Курдистан и Турцию — с этой страной контролируемую исламистами зону связывало 450 нелегальных нефтепроводов. Эксперт филиала Брукингсовского института в Дохе Луай аль-Хатиб приходил к выводу, что ИГ на пике нефтяных цен в $100 за баррель продавало сырье по цене $25–60 за баррель. По оценкам коллеги Богхардт Мэтью Левитта, выступавшего на слушаниях в палате представителей конгресса США в ноябре 2014 года, к сентябрю прошлого года группировка получала доход до $3 млн в день при общей стоимости подконтрольных активов $1,3–2 млрд. Это делало халифат «самой хорошо обеспеченной террористической группировкой в мире», утверждал эксперт. На основании доступных ему данных аль-Тамими призывает считать, что реальный совокупный доход ИГ составляет 5–10% от названной Левиттом суммы.



Устойчивость системы

Постоянный приток нефтяных долларов позволяет проводить относительно эффективную социальную политику: учреждения ИГ не только массово выдают гуманитарную помощь (особенно в только что захваченных районах), но и устанавливают заниженные цены на продовольствие на тех территориях, на которых у него обеспечен стабильный контроль. «В Ракке ИГ стало главным поставщиком пшеницы, масла и наличной валюты, взяв под контроль товарные потоки, идущие через город, и начав собственное производство хлеба и бензина», — приводят примеры Кэрис и Рейнольдс. Аль-Тамими на основании этого заключает, что режим ИГ можно признать устойчивым: в сирийских районах под его контролем качество жизни не ухудшилось драматически, хотя для Ирака это утверждение и не вполне справедливо. Барту считает, что на сохранение халифата работает сама история этой гражданской войны: суннитский восток Сирии не захочет вновь подчиняться Дамаску, так же как Западный Ирак трудно будет подчинить багдадскому правительству, которое формирует шиитское большинство. Еще один фактор стабильности халифата, по оценке аль-Тамими, — жесткий аппарат безопасности. Барту находит социальную и военную опору ИГ в четырех основных группах населения: религиозно вдохновленных сторонниках, бывших функционерах иракской партии БААС и офицерстве времен Саддама Хусейна, добровольцах-боевиках из-за рубежа, а также в суннитских общинах и племенах, которые проживают на подконтрольных ему территориях. Численность боевиков, противостоящих режиму Асада, оценивается в 120 тыс. человек, заметил после начала российской кампании в Сирии политолог и эксперт по сирийскому конфликту Анатолий Несмеян. По его словам, чтобы повлиять на ход боевых действий, нужно поразить не десятки, а тысячи целей, ведь «боевики — это не армия, централизованное снабжение как таковое отсутствует, а значит, нет крупных складов, баз, пунктов управления, уничтожение которых может серьезно усложнить жизнь противнику на достаточно большой территории». Пока что коалиция во главе с США за 420 дней собственной воздушной операции против ИГ нанесла, по подсчетам независимого гражданского проекта Airwars, более 7 тыс. ударов в Ираке и Сирии. Из них в Сирии — больше 2 тыс. По оценке американской неправительственной организации в области безопасности Soufan group, общая численность воюющих за ИГ иностранцев — около 20 тыс. человек. Больше всего в армии аль-Багдади тунисцев, около 5 тыс. человек, за ними следуют саудовцы (2,27 тыс.), иорданцы (2 тыс.) и выходцы из России, в первую очередь чеченцы (1,7 тыс.). Первоначально наплыв иностранцев вызвал взрыв недовольства местного населения, отмечают Кэрис и Рейнольдс, но поскольку присутствие семей иностранных добровольцев в Ракке и других городах стало восприниматься нормально, эксперты считают, что рано или поздно они интегрируются. «Это хорошо укладывается в видение глобального халифата, который задуман, чтобы стереть существующие культурные и этнические границы», — приходят к выводу американские исследователи (Подробнее на РБК: http://www.rbc.ru/politics/07/10/2015/56154f5b9a7947106fa743d7?utm_source=newsmail&utm_medium=news&utm_campaign=news_mail1).

Нельзя не отметить, что к настоящему времени произошел раскол в рядах суннитов. Это подает надежду, что идея создания всемирного исламского Халифата провалится. Некоторое время тому назад была создана коалиция суннитских государств во главе с Саудовской Аравией, которые объявили войну суннитам ИГИЛ. Константин Косачев считает, что созданием коалиции, противостоящей ИГИЛ, заявлена попытка объединить исламские страны против радикального исламизма, дистанцироваться, отделить, противопоставить свою религию угрозе ее монополизации и дискредитации экстремистскими течениями. Если удастся, если эта коалиция позволит ее участникам оставить в стороне внешнеполитические распри, во многом обусловленные идеологическими противоречиями, это может быть полезно в контексте антитеррористической борьбы, — написал политик на своей странице в Facebook.— И второе (пока подтверждающее первое): в коалицию приглашены не только суннитские, но и некоторые шиитские страны (например, Йемен, Ливан и Бахрейн). Хотя все еще нет тех же Ирана и Ирака, без которых говорить о дееспособной и эффективной коалиции в любом случае не приходится. Напомню, с этими странами активно сотрудничает Россия, и наши совместные действия заведомо эффективнее, чем это получалось ранее еще у одной “коалиции” — во главе с США».

«Многое, если не все, зависит сейчас от готовности и способности стран, столкнувшихся с общей угрозой, действовать сообща в заявленных целях, а не валить под сурдинку отдельно взятые “враждебные” режимы. Антитеррор не может быть поводом или “операцией прикрытия”, он может быть только целью», — убежден Константин Косачев (https://news.mail.ru/politics/24283657/?frommail=1).

Глава МИД Саудовской Аравии Адиль аль-Джубейр рассказал, какую помощь вновь созданная исламская коалиция будет оказывать ее членам.

Саудовская Аравия заявила о формировании исламской военной коалиции из 34 стран по борьбе с терроризмом. Объединенный командный оперативный центр будет базироваться в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде.

«Новая коалиция будет предоставлять информацию, обучение (войск), военное оборудование и войска при необходимости (странам-участницам)», — заявил министр в Париже на пресс-конференции, транслировавшейся телеканалом Sky News Arabia.

Министр обороны Саудовской Аравии Мухаммад ибн Салман Аль-Сауд ранее заявил, что целью антитеррористической коалиции будет не только террористическая группировка «Исламское государство» но и другие террористические группировки.

Коалиция, согласно заявлениям ее основателей, создается для «противодействия терроризму, ставшему угрозой интересам исламской нации», а также «исходя из права народов к самозащите». также стало известно, что в состав коалиции вошли Иордания, Египет, Турция, Катар и Пакистан. Кроме того, сообщается, что коалиция будет координировать действия с международными организациями и крупными державами (https://news.mail.ru/politics/24286867/?frommail=1).

Есть ли надежда на мирное разрешение ближневосточного конфликта? 14 ноября 2015 года состоялась международная встреча по Сирии в Вене. Участие в переговорах приняли представители России, США, Франции, Великобритании, Германии, Турции, Саудовской Аравии, Ирана, другие региональные игроки, а также представители ООН, ЕС, Лиги арабских государств и Организации исламского сотрудничества. Переговорщики искали политическое решение кризиса в стране. По итогам встречи было принято коммюнике из девяти пунктов. Документ предусматривает формирование переходного правительства, принятие новой конституции и всеобщие выборы. О судьбе Асада сторонам договориться не удалось.

Россия и США готовы взять курс на сближение. В первую очередь, в совместной борьбе с терроризмом. Таковы итоги встречи Владимира Путина и госсекретаря США Джона Керри. Переговоры прошли по инициативе американской стороны и продлились целых три с половиной часа.

И первая реакция на эту встречу уже поступила от официального представителя МИД России Марии Захаровой. "Керри публично отказался от американской политики изоляции в отношении России, — сказала она.

Главный результат этих переговоров участники итоговой пресс-конференции предпочли скрыть за дипломатическими формулировками. Но на самом деле теперь Россия и США договорились действовать в Сирии сообща. И взгляды двух стран на разрешение сирийского конфликта сейчас близки как никогда.

"В центре внимания находились задачи продвижения вперед сирийского урегулирования в увязке с активизацией борьбы с терроризмом. ИГИЛ, "Джахабад-ан-Нусра" и прочие террористические группировки являются общей угрозой для всех нас, для всего человечества. И мы подтвердили сегодня решимость искоренить это зло", — заявил министр иностранных дел Сергей Лавров.

Но чтобы стороны пришли к компромиссу, кто-то должен был поменять позицию по сирийскому вопросу. Тут верх взял здравый смысл. Американцы больше не требуют немедленной отставки Башара Асада. И признают право сирийцев решать самим, как им дальше жить.

"Сегодня мы сосредоточили внимание не на наших разногласиях и не на том, что может быть немедленно сделано в отношении Асада. Мы сфокусировались на политическом процессе, в рамках которого сирийцы сами смогут решить судьбу своей страны", — сказал госсекретарь США Джон Керри.

Это был очень сложный и насыщенный дипломатический день. Все знали, что представители России и США активно обсуждают сирийский кризис. Лавров и Керри поговорили еще днем. Но о деталях никто не сообщал. Этот этап переговоров закончился в Кремле обсуждением всех вопросов с Владимиром Путиным. Перед началом встречи президент обратил внимание на очень усталый вид американского госсекретаря.

Эту встречу долго готовили, очень ждали. И, конечно, провели за закрытыми дверями. В США окончательно убедились, что бороться с терроризмом на Ближнем Востоке без России не получится. Нужно договариваться, не жалея на это ни сил, ни времени.

Переговоры продлились гораздо дольше, чем это было запланировано изначально. Но ведь и проблемы, которые обсуждались в Кремле, серьезные и касаются глобальной безопасности. Так что выспаться американскому госсекретарю не удалось и в этот раз.

Зато теперь все процессы, видимо, пойдут быстрее. Россия и США работают над окончательным списком террористических организаций в Сирии, чтобы раз и навсегда определить, кто там оппозиция, а кто экстремист. И уже в эту пятницу обсуждение могут продолжить в более широком составе.

"Мы поддерживаем идею созыва в Нью-Йорке в эту пятницу, 18 декабря, очередной встречи международной группы поддержки Сирии на уровне министров. И рассчитываем, что по ее итогам, с согласия всех ее членов, мы сможем вынести на рассмотрение Совета Безопасности проект резолюции, который подтвердит все те принципы, которые заложены в венских документах", — сказал Лавров.

Но самое главное, что поменялось после этих переговоров в Кремле, это официальная риторика США. Во время этого визита в Москву госсекретаря будто подменили. Он не сыплет жесткими антироссийскими заявлениями, ведет себя намного дружелюбнее. В этот раз даже решил купить подарки семье на Рождество именно на Старом Арбате, да еще и с людьми на улицах пообщался. Правда, не смог ответить на детский вопрос.

После разговора с российским президентом госсекретарь США уже гораздо яснее выражал свои мысли. На итоговой пресс-конференции он и вовсе заявил, что согласие между Россией и США важно для всего мира.

"Цель нашей политики — не изоляция России. Нет. Мы всегда говорили, что, когда США и Россия находят точки соприкосновения, это отвечает интересам всего мира", — сказал Керри.

Устами своего госсекретаря США публично отказались от политики изоляции нашей страны. Правда, сделав вид, что вовсе и не пытались этого добиться. Но изолировать Россию просто не получилось. Теперь американцы готовы договариваться (http://white-news.com/14341-stalo-izvestno-zachem-kerri-na-samom-dele-priletal-v-moskvu-full.html?source=40&utm_content=19667845&utm_source=news.mail.ru).

19 декабря. INTERFAX.RU сообщил, что Совет безопасности ООН в ночь на субботу проголосовал в поддержку проекта резолюции, закрепляющей договоренности, достигнутые в рамках венского процесса по сирийскому урегулированию.

Документ был принят единогласно.

В документе подчеркивается необходимость соблюдать независимость, суверенитет и территориальную целостность Сирии и выражается опасение, что ситуация в этой стране будет ухудшаться в случае, если не удастся выработать политическое решение.

В резолюции также говорится о важности полной имплементации Женевского коммюнике 2012 года по Сирии. В связи с этим в СБ ООН призывают Группу в поддержку Сирии продолжать дипломатическую работу для поисков способов прекращения насилия между сирийскими правительственными войсками и оппозицией.

В документе говорится, что ООН следует взять на себя организацию переговорного процесса между Дамаском и оппозицией, причем старт переговоров должен быть намечен на январь 2016 года.

Члены СБ ООН выступают в поддержку заявленной ранее цели за шесть месяцев добиться формирования в Сирии властей переходного периода, которые бы представляли все части общества. Проведение свободных выборов в Сирии, согласно плану, должно состояться в течение 18 месяцев под контролем ООН и в соответствии с международными стандартами.

В резолюции подчеркивается важность параллельной работы как над политическим урегулированием кризиса, так и над прекращением огня в Сирии. При этом оба эти вопроса должны быть решены как можно оперативнее.

В одобренном СБ ООН документе отмечается и важность предотвращения терактов со стороны ИГ (запрещенная в РФ террористическая группировка), «Фронта ан-Нусра» и иных группировок, связанных с ИГ или «Аль-Каидой».

В СБ ООН призывают стороны конфликта обеспечить доступ гуманитарных работников в пострадавшие от боевых действий районы и воздержаться от атак, направленных на мирных жителей и гражданские объекты.

Генсек ООН Пан Ги Мун выразил готовность помочь в возобновлении диалога между Дамаском и оппозицией.

«ООН готова возобновить межсирийские переговоры», — сказал он на заседании Совбеза ООН (https://news.mail.ru/politics/24324789/?frommail=1).

Сегодня внимание политиков сосредоточено на инициативе ООН по организации 25 января 2016 года в Женеве переговоров между делегацией Сирии и представителями оппозиции для разработки дорожной карты по урегулированию конфликта. Президент России в телефонном разговоре с Президентом США подчеркнул потребность в организации крупной коалиции для борьбы с ИГ и прочими террористическими формированиями, указав на актуальность скорейшего составления перечня экстремистских групп. В контексте военного взаимодействия шла речь об объединении усилий по борьбе с проблематикой терроризма на Ближнем Востоке (http://white-news.com/15429-zachem-obama-v-srochnom-poryadke-pozvonil-putinu-stali-izvestny-detali-full.html?source=40&utm_content=20015375&utm_source=news.mail.ru).

19 января 2016 года постпред России при ООН Виталий Чуркин подтвердил в эфире телеканала «Россия 24», что глава МИД РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри проведут 20 января встречу, посвященную сирийской проблеме. «Надеются, что этот очередной российско-американский контакт на политическом уровне будет еще одним шагом, который позволит осуществить вот этот план начала переговоров 25 января», — сказал Чуркин.

В декабре министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем заявил, что Дамаск готов к участию в межсирийском диалоге в Женеве без какого-либо иностранного вмешательства. Он отметил, что до начала встречи между различными сирийскими политическими силами Дамаск хотел бы получить список оппозиционных групп и убедиться, что террористы не будут в ней участвовать (https://news.mail.ru/politics/24578052/?frommail=1).

Сообщается, что экипажи самолетов Су-25 Воздушно-космических сил Вооруженных Сил Российской Федерации и самолетов МиГ-29 Военно-воздушных сил Сирийской Арабской Республики впервые выполнили совместную боевую задачу в небе над Сирией. Пара истребителей МиГ-29 осуществили прикрытие в воздухе российских штурмовиков, которые наносили удары по объектам инфраструктуры террористов (http://white-news.com/15337-rossiiskie-su-i-siriiskie-mig-vpervye-vypolnili-sovmestnuyu-boevuyu-zadachu-full.html?source=40&utm_content=20002511&utm_source=news.mail.ru).

Военные эксперты НАТО поражены точностью, с которой российские самолеты поражают цели в Сирии. Об этом пишет «Российская газета» со ссылкой на австрийское издание Contra Magazin.

Действующих и отставных военных, аналитиков удивляет, что российская авиация в Сирии наносит удары по боевикам, используя старые самолеты и боеприпасы. Основную работу выполняют проверенные временем бомбардировщики Су-24 и штурмовики Су-25, сбрасывая при этом обычные фугасные и бетонобойные авиабомбы советского образца. Конечно, в Сирии летают Су-34 и применяются корректируемые авиабомбы, но это больше похоже на испытания в полевых условиях и рекламу для потенциальных покупателей российского оружия. Однако то, что старые самолеты сбрасывают старые бомбы точно в цель — это повергает западных экспертов в ужас, отмечает издание

Возможности российской авиации объясняются технологией SITREP, которую использует электроника бомбардировщиков и штурмовиков. Специализированная вычислительная подсистема (СВП-24) анализирует данные о позиции самолета и цели, атмосферное давление, скорость и направление ветра, десятки других параметров и выдает оптимальную точку сброса бомбы. Работает технология настолько хорошо, что с высоты в шесть километров боеприпасы отклоняются от целей на четыре метра. 6000 метров — рабочая высота российских ВКС в Сирии, недоступная для переносных зенитных комплексов, имеющихся на вооружении боевиков «Исламского государства» и других многочисленных группировок.

— В то время, как в НАТО — в особенности в США, — вкладывают громадные средства в высокоточное оружие и системы тотального контроля, Россия применяет свои технические возможности для минимизации затрат, — считает Contra Magazin.

Высокоточное оружие появилось как раз с целью сократить военные расходы, отмечает издание. Основные траты приходятся на боеприпасы — Германия во время Второй мировой войны расходовала на них 60% военного бюджета, СССР — почти половину. Во время войны во Вьетнаме США израсходовали 7,7 млн. бомб, потратив на них и самолетовылеты как минимум 110 млрд. долларов, но результата не достигли. По расчетам, высокоточное оружие за счет поражения цели первым выстрелом (пуском, сбросом) обеспечивает трехкратную экономию только по боеприпасам. Если прибывать сюда расходы на топливо, обслуживание, жалованье военным, выплаты в случае гибели или ранения и т. д., — то выгода выходит колоссальная.

Однако, как замечает Contra Magazin, с выходом на пик популярности высокоточное оружие стало стремительно дорожать. Крылатая ракета Tomahawk — расходный материал высокоточной войны, — во время операции «Буря в пустыне» стоила несколько сотен тысяч долларов. Сейчас — полтора миллиона. Один 155-миллиметровый управляемый снаряд Excalibur обходится американской армии в 50 тысяч долларов (и это при условии крупносерийного производства). Большинство объектов, уничтожаемых таким дорогим способом, стоят в разы меньше.

Россия же применила излюбленный ассиметричный метод — при помощи новейшей технологии сделала высокоточными старые бомбы, которых в наследство от Советского Союза осталось великое множество.

— Основным средством поражения являются неуправляемые системы оружия — НУРС различного калибра и бомбы свободного падения. Дело в том, что СВП-24 обеспечивает совмещение цели с местоположением носителя с поправкой на траекторию полета бомбы, рассчитываемой бортовым вычислительным комплексом с учетом гидрометеоусловий и ее баллистики. Причем результативность бомбометания с СВП-24 мало зависит от погодных условий и дальности видимости в районе цели, поскольку она определяется системой ГЛОНАСС и работой бортовых систем самолета. И обычный боеприпас приобретает результативность, соизмеримую с высокоточным оружием. В среднем для поражения одного объекта требуется чуть более одного самолетовылета — 1,16. Это очень хороший результат.

Что касается точности боевого применения свободнопадающих бомб с использованием СВП-24, то ее можно оценить показателем в 20−25 метров. В боевой обстановке есть факторы, которые сказываются на точности бомбометания — погрешности в определении координат цели, сложность определения гидрометеорологической обстановки, резкое маневрирование в районе цели.

Российская система действительно принципиально отличается от американской концепции превращения в высокоточное оружие обычных бомб — JDAM. В США на бомбы свободного падения устанавливают комплекты, обеспечивающие их наведение на цель по данным GPS. То есть превращают обычные бомбы в управляемые. Стоимость такого боеприпаса значительно возрастает (комплект стоит около 26 тыс. долларов). Грубо говоря, американцы ставят комплекты на бомбы, которые уничтожаются при взрыве, Россия же оснащает ими самолеты.

Однако Су-34 и Су-25 используют и высокоточные ракеты класса «воздух-поверхность» малого радиуса действия — Х-25 и Х-29. Также российская авиация использует корректируемые авиабомбы: КАБ-500Л и КАБ-500Кр с лазерной и телевизионно-корреляционной головками наведения для уничтожения особо прочных объектов, удаленных от гражданских. А также новые КАБ-250 с наведением по ГЛОНАСС, которыми можно поражать цели, расположенные близко к жилым помещениям. Все зависит от задач.

Россия серьезно сосредоточилась в Сирии — ведет разведку всех видов, начиная от агентурной и заканчивая космической. Специальные группы распределяют выявленные объекты по очередности поражения — в зависимости от важности.

Специальная вычислительная подсистема СВП-24 была принята на вооружение в 2008 году для боевого применения всей существующей и перспективной номенклатуры оружия, в том числе управляемого. СВП-24 позволяет устанавливать ее на самолетах L-39, МиГ-27, Су-24М, Ту-22М3, вертолетах типа Ка-50 и Ка-52.



Как говорят эксперты, до СВП-24 модернизация систем прицеливания шла по линии более точного позиционирования цели. Однако разработчики СВП-24 (ее еще называют СВП-24 «Гефест») из компании «Гефест и Т» пошли по другому пути — оттолкнулись от позиционирования носителя боеприпаса и физико-технических параметров окружающей среды и самолета. То есть самолет выводится в нужную точку и производит бомбометание фактически под управлением компьютера. Тем самым бомбометание старых неуправляемых фугасных бомб (ФАБ) осуществляется с высокой точностью(http://white-news.com/15325-rossiyskiy-gefest-uzhasaet-nato-i-igil-full.html?source=40&utm_content=20002511&utm_source=news.mail.ru).

Российские военные, участвующие в операции на территории Сирии, начали активно использовать роботизированную технику. Ранее президент страны Владимир Путин говорил, что Сирия является отличным полигоном для тренировки и обучения российских военных. Об использовании российской стороной роботов на сирийской территории 18 января сообщил сайт DEBKAfile, связанный с израильской военной разведкой. До этого, 15 января, об этом также писал портал Bellingcat, в наполнении которого участвует несколько гражданских журналистов. По данным DEBKAfile, сирийские войска используют тактические наработки российских военных и их оборудование, включая новейшие прототипы роботов, разработанные отечественными учеными. Речь идет о роботизированных комплексах "Платформа-М" и "Арго". Оба робота - "Платформа-М" и "Арго" - оснащены тяжелой броней и способны участвовать в боевых действиях в любое время суток вне зависимости от погодных условий. "Платформа-М" предназначена для сбора информации, обнаружения движимых и недвижимых целей и последующего их уничтожения. Также этот робот обеспечивает огневую поддержку пехоте и армейским соединениям при передислокации или передвижении по пересеченной местности. "Платформа-М" может быть оснащена полуавтоматическими или автоматическими системами управления огня. Вездеход "Арго" был внедрен для участия в военных операциях на пересеченной и горной местности. В последнее время сирийские повстанцы, сражающиеся против режима Башара Асада, неоднократно подвергались обстрелам именно со стороны роботов, управляемых дистанционно, отмечает DEBKAfile. Впервые информация о применении российских боевых роботов в Сирии появилась 20 декабря 2015 года. В сообществе "Русские мы" в сети Maxpark был опубликован материал, в котором сообщалось, что в Сирию для испытания в боевых условиях были переброшены новейшая автоматизированная система управления "Андромеда-Д". При помощи этой техники и поддержке российских десантников, как следует из сообщения, сирийским войскам удалось взять стратегическую высоту 754,5 башни "Сириатель". В атаке участвовали шесть комплексов "Платформа-М" и четыре робота "Арго". Кроме того, им помогали самоходные артиллерийские установки "Акация". Помимо этого, с воздуха за полем боя следили беспилотники, передавая информацию в развернутый полевой центр "Андромеда-Д", а также в Москву в Национальный центр управления обороной командного пункта Генерального штаба России. Боевые роботы, САУ и беспилотники были завязаны на автоматизированную систему управления "Андромеда-Д". Командующий атакой на высоту, в режиме реального времени, руководил боем, операторы боевых роботов, находясь в Москве, вели атаку, каждый видел как свой участок боя, так и всю картину в целом. Беспилотники, в свою очередь, контролировали все перемещения противника. По обнаруженным целям наносились артиллерийские удары, буквально через 20 минут после начала атаки боевых роботов противник отступил, оставив позади убитых и раненых. В последствии на склонах высоты 754,5 насчитали почти 70 убитых, в то время как у сирийских солдат погибших не было. Число раненых не превышало четырех человек (http://test.wow-impulse.net/news/37409-rossiyu-ulichili-v-postavkah-voennyh-robotov-rezhimu-asada.html).

По данным Минобороны России, на севере Сирии при поддержке российской авиации успехов добились отряды группировки «Сирийская демократическая армия» под командованием Аймана Флят Аль-Ганима. Они развивают наступление на столицу запрещенного в России «Исламского государства» город Ракку, овладев за последние дни несколькими населенными пунктами. Кроме того, с восточной и западной стороны плотины через реку Евфрат расширили освобожденные от исламистов территории отряды «Сурейн» и «Челобия», сообщил Рудской (googletag.cmd.push(function() {googletag.display('div-gpt-ad-1421852788544-0').

Отряды «Львы Востока» и «Армия свободных племен» ранее упоминались в сирийских блогах как лояльные западной коалиции в борьбе с ИГ. Считается, что первые пользуются покровительством Саудовской Аравии, а вторые — Иордании, действуя вдоль границы Сирии с этим государством. Как и курды, эти группы практически перестали вести боевые действия против сирийской правительственной армии и сосредоточились на противостоянии исламистам. На южном направлении, по словам представителя Генштаба, при поддержке российской авиации предпринимают попытки наступления на Пальмиру отряды «Львы Востока» и «Каламун». За последние дни они продвинулись более чем на 50 километров и овладели населенными пунктами Заза, Кессара, городом Мхассе. Еще 19 авиаударов российские ВКС нанесли в интересах группировки «Джейш Ахрар Аль-Ашаир» («Армия свободных племен»), сражающейся в составе «Южного фронта» «Свободной сирийской​​​ армии». Эти отряды сейчас ведут бои с отрядами исламистов в провинции Даръа, уточнил Рудской.

Заявленные десятки ударов не превышают нескольких процентов от общего числа атакованных российской авиацией объектов. По словам генерала Рудского, всего за первые десять дней 2016 года были поражены более тысячи объектов противника. В первую очередь удары наносились по объектам инфраструктуры, добычи и переработки нефти, скоплениям военной техники и живой силы боевиков, уточнил представитель Генштаба.

По данным Минобороны, в результате в декабре 2015 года боевики были выбиты из 134 населенных пунктов, а в первые дни нового года — еще из 19. В окрестностях Алеппо удалось расширить зону безопасности вокруг освобожденного в ноябре аэродрома Квайрес.

Подробнее на РБК: http://www.rbc.ru/politics/12/01/2016/56952bb29a794756992bc807?utm_source=newsmail&utm_medium=news&utm_campaign=news_mail1

И в заключение следует отметить, имея в виду главную силу, участвующую в ближневосточном конфликте, что как это ни пафосно звучит, но главной политической целью является ответ на вызовы, стоящие перед современной человеческой цивилизацией. Опасность распространения новой формы варварства с легализованным рабством и массовыми зверскими казнями, уничтожение всемирного культурного наследия и основных принципов человеческого достоинства, угроза жизни миллионов людей — разве это не повод для различных государств оставить на время в стороне свои разногласия и противоречия и объединить усилия в борьбе с международным терроризмом, с ИГИЛ?

Кроме того, необходимо видеть и угрозу экономической стабильности в мире.

Доказано, что ИГИЛ получает основной доход от нелегальной торговли нефтью и нефтепродуктами по демпинговым ценам с захваченных месторождений и нефтеперерабатывающих предприятий на юге Сирии и севере Ирака (повторяю, есть информация, что в этих операциях участвует и Турция). Уничтожение контрабандной инфраструктуры ИГИЛ по добыче и продаже нефти, а также полномасштабные боевые действия правительственных войск Сирии и Ирака при поддержке авиации стран коалиции против армий исламистов в нефтедобывающих районах — это фактор, который пока не учитывается экспертами и аналитиками в ценах на нефть, но в будущем не может не отразиться на росте нефтяных котировок, пусть и в краткосрочном периоде.

Также не является секретом, что падение Дамаска означает полный контроль исламистов над территорией Сирии и Северного Ирака, а, следовательно, у спонсоров исламистов может появиться выход к Средиземному морю и в будущем возможность организовать прямые поставки нефти и газа в Европу, что станет серьезной проблемой для российских нефтегазовых компаний и российского бюджета.

ИГИЛ, поставившая перед собой задачу воссоздать Всемирный халифат, за спиной которого сотни миллионов суннитов – это грозная сила, способная вовлечь человечество во всемирную бойню со всеми вытекающими ужасными последствиями. И беды, постигшие сирийский народ, – тому наглядное свидетельство. Остается надеется, что в Женеве будет найден ключ к предотвращению этой страшной угрозы, нависшей человечеством.

Д.э.н., профессор – В.Паульман

Приложение № 1

Преступления ИГИЛ

(по данным Википедии - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE).


1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница