Биография рабби Акива



Скачать 61.97 Kb.
Дата10.05.2016
Размер61.97 Kb.
בס"ד

Краткая биография рабби Акива.

Рабби Акива бен Йосеф – величайший мудрец – каббалист, живший во времена разрушения Второго Храма. Рабби Акива – это ярчайшая фигура в еврейской истории. О нем достаточно Рабби Акива - это нетрадиционный пример мудреца, центральная ярчайшая фигура в еврейской истории. О нем довольно подробно рассказывается в Талмуде.

Обычно мудрецом становился человек, который родился в семье мудреца, получил соответствующее воспитание, продолжал эту традицию и воспитал, естественно, следующее поколение своих учеников и сыновей. Таковым был, скажем, дом князей, глав Санhедрина.

По-видимому, в год разрушения Второго Храма Акива был еще очень молод. Возможно, он был тогда еще ребенком.

Он родился в простой семье. Многие даже говорят, что он был выходцем из геров. Трудно сказать, так ли это, во всяком случае, известно, что у него не было родословной. Это помешало позднее назначить его наси вместо раббана Гамлиэля, несмотря на то, что все считали его наилучшим из претендентов. Но... негоже было, чтобы человек безродный был главой Санhедрина. Поэтому и предполагают, что он выходец из прозелитов. Он был бедным, неграмотным пастухом. Как говорится, самым далеким из далеких, простолюдином из простолюдинов, и к тому же ненавидел мудрецов, что уже само по себе не обычно для будущего великого рава. Рабби Акива рассказывал, что, когда он видел мудрецов, знатоков Торы, он готов был укусить их, как осел. Но еще более нестандартна причина, приведшая его к тому, что он стал мудрецом: он влюбился. Влюбился в Рахель, дочь своего работодателя Кал Ба Савуа, человека уважаемого. И она, как видно, полюбила его, несмотря на то, что он не был таким уж "пастушком", каких иногда рисуют на пасторальных картинках.

Рахель сказала, что готова выйти за него замуж, но при одном условии: он будет учить Тору и станет мудрецом.

Акива не знал, что ему делать. Он очень-очень хотел, чтобы Рахель стала его женой. Он ей пообещал. Но теперь осталась одна проблема: получить согласие отца Рахель.

Как не убеждали Калбу Савуа Акива и Рахель, он был не преклонен.


- Ты, Акива, покинешь мой дом сегодня, а ты Рахель откажешься от мысли стать женой этого человека.

Знай, если ты не подчинишься мне, ты мне не дочь! Если ты бросаешься на шею этому нищему, убедись, сколь горек кубок нищеты. Ты ничего не получишь из того, что есть у меня, можешь нищенствовать с этим нищим и просить милостыню. Итак, выбирай между ним и мною.


- Отец,- печально сказала Рахель,- меня огорчает твой гнев.

Мне не трудно отказаться от твоих богатств, но мне не хотелось бы лишиться твоей отцовской ласки.


-Значит, ты не изменила своего решения?
-Нет.
- Тогда иди с этим человеком!

Ты больше мне не дочь, ты сама отвергла отцовскую любовь.


Рахель и Акива выдержали все превратности судьбы. Рахель продала дорогую одежду и украшения, которые были на ней. Купили маленькую хижину. Красивой женщине, выросшей в богатстве и достатке, приходилось работать тяжело: стирать чужое белье, работать в поле, прясть часами пряжу. Чтобы только ее муж мог посвятить себя изучению Б-жественного Учения.

Однажды он шел по дороге и, вдруг, у колодца, обрамленного каменной оградкой, остановился, потому что обратил внимание на ложбинку в камне, пробитую каплями в том месте, где обычно поднимают ведро. "Вода камень точит, - подумал Акива. - Но если вода может пробить ложбинку в камне, почему Тора не проложит дорогу к моему сердцу?" И он решил учиться.

Акиве было тогда сорок лет.

И он ушел в Явне учить Тору, туда, где преподавал рабби Йоханан бен Заккай.



А как же Рахель добилась от мужа того, что хотела? Ведь заставить 40-летнего мужчину изменить свой образ жизни и пойти в хэдер, учиться с малыми детьми- задача не из простых.
А дело было так...

На следующее утро после свадьбы, проснулась Рахель и сказала своему мужу, что они идут на рынок. Она взяла осла и прикрепила к нему деревце таким образом, что казалось, будто оно растет прямо из ослиной спины. Пришли они на рынок, и вокруг них собралась огромная толпа.


-Смотрите! Дерево растет на осле! Какой странный осел!- галдели и смеялись все вокруг.
Так они постояли некоторое время и вернулись домой.
На следующее утро Рахель опять сказала мужу, чтобы тот собрался идти с ней на базар и опять взяла осла с деревцем. На этот раз вокруг них собралась таже толпа, но галдели меньше, да и задержались возле них недолгое время.
Когда на третий день они пришли на рынок и на них почти никто не обратил внимание, рабби Акива понял что его мудрая жена Рахель хотела сказать ему. Она намекала ему, что даже если ты будешь выглядеть нелепо и смешно, изучая алеф-бет в хэдере с мальчишками, на третий день все перестанут смеяться и не будут обращать на тебя внимание.

Проходят годы. Уже в сопровождении многочисленных учеников он возвращается домой и через дверь слышит, как соседка говорит жене:


- Несчастная ты женщина, мужа твоего дома нет уже двенадцать лет. Ты вынуждена со всем справляться сама. Кто знает, когда он вернется?
И он слышит, как она, его Рахель, отвечает, что, конечно, она скучает, но если бы она была уверена, что он хочет учиться еще столько же времени, она бы ему дала эту возможность. И, не входя в дом, Акива возвращается и учится еще двенадцать лет.
Когда же ученики его прославляли и говорили: «Великий учитель наш, все ты знаешь», он им говорил так:
- Нет, и то, что вы знаете, и то что я знаю - это все ее.

Из бедного молодого неуча, Акива стал великим учителем Израиля.

Однажды к Рабби Акиве пришел за советом старый человек.
- Рабби,- сказал он,- я хочу попросить у тебя совета, как использовать мои богатства после смерти. Дело в том, что у меня есть дочь, которая против моей воли вышла замуж за бедного, невежественного пастуха. Тогда я поклялся лишить ее наследства. Больше всего меня возмутила не бедность, а невежество этого человека, ведь он не мог ни писать, ни читать.
- А если бы с годами он стал человеком, чьи познания признаны миром, если бы он стал таким как я?
- Я был бы счастлив, если выбор моей дочери пал на такого мужа как ты!
- Отец, я Акива Бен Йосеф. Некогда я служил у тебя пастухом, а твоя дочь Рахель – моя любимая жена, которой я обязан всем. Без нее, я и сегодня оставался бы невежественным пастухом!
- Прости меня Рабби, — рыдая, сказал Калба Савуа.

Рабби Акива подарил своей жене золотое ожерелье которое назвал "Золотой Иерусалим".


Рабби Акива – величайший из мудрецов своего времени, времени, когда любой из мудрецов-раббаним, не говоря уже о членах синедрина, был в высочайших духовных постижениях, достиг такой высоты познания Творца, что и в последующих поколениях столпы мудрости Торы были его учениками или учениками его учеников.
Талмуд рассказывает, что у рабби Акива было двадцать четыре тысячи учеников, которые были разделены на пары. На арамейском языке одна такая пара называется "хеврута", от слова "хибур"(объединение), "хавер"(товарищ), "хевра"(группа, объединение единомышленников. И Талмуд говорит, что все 24 тыс. учеников рабби Акивы умерли в период между Песах и Лаг ба Омер из-за "беспричинной ненависти" возникшей между ними. Т.е. находясь на определенном духовном уровне большинством учеников рабби Акива было нарушено основополагающее правило Торы утвержденное их учителем – "возлюби ближнего своего, как самого себя"... Результатом нарушения духовного закона в этом мире была эпидемия... У рабби Акивы осталось только пять учеников, рабби Шимон бар Йохай, рабби Меир, рабби Йуда, рабби Йосей и рабби Элъазар бен Шаммуа. Через них, от рабби Акива, и пришла к нам вся мудрость Торы (Каббалы)...
В труде, который был закончен сто лет сустя после смерти рабби Акивы, в Мишне, не принято упоминать его имя, поскольку и так ясно, что все передано от имени рабби Акивы. И только в случае, если Мишна сформулирована другими мудрецами, обязательно приводится и мнение рабби Акивы, но указывается, что оно не узаконено.
132-135 г.г., примерно 55-60 лет после разрушения Второго Храма вспыхивает восстание Бар Кохбы. Рабби Акива всей душой поддержал это восстание. В "Мишнэ-Тора" (Законы о царях, гл. 11) говорится, что другой знаменитый мудрец Каббалы, живший через тысячю лет после происходящих событий, РАМБАМ, назвал рабби Акиву "оруженосцем Бар Кохбы".
Настоящее имя Бар Кохбы – Шимон Бар Козиба. В переводе с арамейского это, в принципе можно перевести как "сын (бар) лжи (козиба)". Рабби Акива провозгласил его Машиахом и дал ему имя Бар Кохба (Сын Звезды), утверждая, что стих: "Звезда появится из семени Яакова"(БаМидбар, 24:17), пророчествует про Бар Кохбу.
- Акива, - возражали ему некоторые мудрецы, - трава будет проростать сквозь щеки твои, а сын Давида (т.е. Машиах) еще не придет.
(Иерусалимский Талмуд, трактат "Таанит", стр. 4.)

Не все были с ним согласны, но его положение среди мудрецов и учеников было настолько центральным, что большая часть из них присоединилась к восстанию.


Рабби Акива неоднократно посещал Рим в составе делегации мудрецов, пытавшихся добиться каких-то прав для своего народа.
Римские власти знали об его участии в восстании, поэтому, когда восстание было подавлено его приговорили к смертной казни.

На заре его вывели к смертному столбу. Ученики были неподалеку. Стояли и смотрели. Казнь была очень жестокой: крючьями из него вырывали живое мясо. Увидев первые лучи солнца рабби Акива начал читать "Крият Шма шель Шахарит", полностью, как положено еврею, когда наступает рассвет. Даже в такой ситуации он ведет себя совершенно точно и скрупулезно, по закону. Все ученики сказали ему:


- Раббейну, Ты не обязан, на Тебя уже это не распростроняется.
И тогда ответил им рабби Акива:
- Всю жизнь я не знал, когда смогу выполнить то, что сказано именно в "Крият Шма": "Возлюби Гос-да Б-га твоего всем сердцем твоим и всей душой твоей"... "Всем сердцем своим" – это обоими намерениями своими, и "хорошими" и "плохими", обоими намерениями люби Тв-рца. "Всей душой" – даже если у тебя забирают душу.
- И сейчас, когда у меня есть эта возможность, вы хотите меня остановить?
Он закончил:

"ШМА ИСРАЭЛЬ ... ЭХАД" (СЛУШАЙ, ИЗРАИЛЬ, ГОСПОДЬ Б-Г НАШ, Б-Г ОДИН) – и умер.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница