Библиотека сайта «Свет Разума»



страница1/4
Дата08.05.2016
Размер0.6 Mb.
  1   2   3   4
Библиотека сайта «Свет Разума»

Бугрова И.Ю. О «потопной» гипотезе происхождения осадочного слоя земной коры (на примере рассмотрения научно-популярного очерка С. Вертьянова «Происхождение жизни: факты, гипотезы, доказательства»)

Вниманию читателей предлагается статья доцента кафедры динамической и исторической геологии Геологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, кандидата геолого-минералогических наук И.Ю. Бугровой, в которой автор с точки зрения профессионального геолога критически анализирует один из ключевых аспектов современного младоземельного креационизма.

«Ученые недоумевают…»

С. Вертьянов, из книги «Происхождение жизни»

В 2006 г. с благословения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II увидело свет третье издание небольшой книги кандидата физ.-мат. наук Сергея Вертьянова «Происхождение жизни: факты, гипотезы, доказательства», в которой автор в популярной форме изложил свои представления о происхождении жизни и об эволюции. Таким образом, взгляды этого автора следует рассматривать уже не как частное мнение одного из ученых, а как отражение позиции, одобренной Русской Православной Церковью. Более того, концепция С. Вертьянова была положена в основу написанного им учебника «Общая биология» для учащихся общеобразовательных школ с преподаванием биологии на православной основе. Учебник издан в рамках издательского проекта Троице-Сергиевой лавры, который осуществляется с благословения первоиерарха Русской Православной Церкви. Таким образом, взглядам С. Вертьянова членами РПЦ придается весьма высокий статус. Однако профессиональные знания и опыт не позволяют автору настоящего отзыва согласиться с этим и заставляют высказаться по данной теме, поскольку как научные факты в изложении С. Вертьянова, так и его собственные гипотезы могут вызвать у молодых людей сказочное и фантастическое представление о формировании Земли и развитии органического мира.

Как очерк С. Вертьянова, так и учебник по биологии вызвали многочисленные критические замечания специалистов, в основном — профессиональных биологов. Не будем комментировать их отзывы, с ними можно ознакомиться в Интернете. Скажем только, что один из главных выводов, которые делают оппоненты С. Вертьянова, — признание его некомпетентности в области биологии. Поскольку, однако, С. Вертьянов строит свою концепцию на данных не только биологических, но и геологических наук, то никак нельзя оставить без внимания и этот аспект очерка. К сожалению, никто из геологов пока публично не высказался по поводу работ С. Вертьянова, а ведь этот автор делает много «открытий» не только в биологии, но и в геологии.

Стоит выразить глубокое сожаление по поводу того, что основы геологии, в отличие от основ биологии, не преподают в средней школе, и лишь отдельные сведения из геологических наук рассеяны по школьным курсам географии, биологии, химии и физики. Систематические знания по геологии можно получить лишь при обучении в высшем учебном заведении. Поэтому большинство читателей «Происхождения жизни», не обладая этими знаниями, могут принимать геологические факты и гипотезы, изложенные С. Вертьяновым, только на веру, и не имеют возможности ни должным образом их оценить, ни проверить.

Работы С. Вертьянова — лишь одно из проявлений «потопной геологии», согласно которой весь осадочный слой земной коры появился в результате Великого потопа. К этой концептуальной группе относятся, в частности, работы Г. Морриса, Б. Хобринка, А. В. Лаломова и других. В силу общности популярных взглядов представителей этой группы, наша критика может быть адресована в значительной степени каждому из них.

Автор данного отзыва — кандидат геолого-минералогических наук в области палеонтологии и стратиграфии, доцент геологического факультета СПбГУ с большим стажем преподавания и многолетним опытом полевых исследований в осадочной геологии, стратиграфии и палеонтологии. Цель отзыва — дать изложение некоторых геологических фактов, а также краткое описание некоторых методов геологических исследований для тех, кто будет читать книгу «Происхождения жизни» или ей подобные. Автор настоящего отзыва не имеет возможности остановиться на разборе всех ошибок и неточностей С. Вертьянова. Здесь пойдет речь только наиболее существенных.

Предварительно следует сказать, что в вопросе происхождения жизни сам автор настоящего очерка является убежденным сторонником того, что вся неживая и живая материя были сотворены Создателем так, как это изложено в Книге Бытия, и отрицательно относится к идее самозарождения жизни и дальнейшей самопроизвольной эволюции организмов. При этом автор ни в коем случае не отрицает самого факта Великого потопа, однако отрицает «потопную геологию», т. е. гипотезу происхождения всей геологической и палеонтологической летописи в результате только Великого потопа. К сожалению, эта идея является руководящей у ряда геологов (А. Лаломов, С. Головин и др.), которые определенно высказываются на страницах печатных изданий в пользу той точки зрения, что мир сотворен Богом. Поэтому в нашем тексте «геолог-креационист» и «сторонник потопной геологии» практически являются синонимами.

Заметим, что рассмотрение палеонтологической летописи как отражения Дней творения (см., например, книгу протоиерея Стефана Ляшевского «Библия и наука о сотворении мира») также не может быть нами принято, так как до грехопадения человека, по учению святых отцов Православной Церкви, не было смерти, а во всей палеонтологической летописи мы наблюдаем многочисленные свидетельства хищничества и гибели животных.

Итак, перейдем к комментариям и для наглядности разобьем их на пункты по отдельным темам.

Основная идея «потопной геологии» (палеонтологическая летопись как результат Великого потопа)

Главная идея С. Вертьянова (глава 5, раздел «Загадка геологических слоев») состоит в том, что вся геологическая летопись образовалась в результате единовременного катастрофически быстрого подъема воды, что привело к последовательной гибели животных, обитавших в разных экологических зонах, и последующего осушения. Подробно он излагает свое представление о том, как это происходило, на стр. 100–112. «В самых нижних частях земной коры почти никогда не встречаются останки каких-либо существ — эти участки являются исходной сотворенной сушей, поэтому кроме бактерий и сине-зеленых водорослей там никто никогда не обитал. Заметим, что в современной земной коре наличие живых организмов наблюдается до глубин во многие сотни метров. Верхнеархейские и протерозойские слои изредка содержат примитивные формы жизни. Эти участки соответствуют глубоким малонаселенным океаническим впадинам, заполненным осадками в самую первую стадию Потопа. Присутствие в них прекрасно сохранившихся останков «древнейшей» эдиакарской фауны объясняется тем, что эти организмы (не имевшие минерального скелета) были быстро захоронены посредством мощных потоков, несущих песчано-глинистую массу.


В кембрийские слои попали, оказавшись погребенными потоками лавы и грязи, миллиарды морских беспозвоночных животных, как наиболее беспомощные и живущие на самом дне. Массовая гибель организмов на кембрийском этапе Потопа могла быть усилена нагреванием океанических вод теплыми подземными водами и интенсивным вулканизмом. Рыбы, тюлени и пр., как более верткие, не погибли в начале катастрофы, поэтому их останки находятся в более верхних слоях. Земноводные и пресмыкающиеся (крокодилы, лягушки и пр.) обитают в болотистых прибрежных зонах, поэтому они «полегли» еще выше. Ископаемые останки млекопитающих находят в самых верхних геологических слоях по причине естественного бегства от поднимающейся воды в более высокие места, их редко обнаруживают целиком окаменевшими, в основном сохранились фрагменты скелетов. Это и понятно: ведь млекопитающих реже заваливало породой, чаще просто покрывало водой, и тела истлевали. Ископаемых птиц находят ещё реже и, конечно же, исключительно в верхних слоях. Вблизи Лос-Анжелеса десятки тысяч животных всевозможных видов из разных эр были найдены в одном массовом захоронении. Неужели они пришли туда из разных эпох и легли рядышком, чтобы умереть естественной смертью и задать нам неразрешимую загадку? Кости их перепутаны и переломаны!
Тайна геологических слоев разгадана: по-видимому, в них обозначился порядок погребения видов в процессе Потопа, а вовсе не очередность их происхождения. Водные, прибрежные и равнинные существа были погребены каждое в своей экологической зоне, на своей высоте, создавая видимость эволюции из воды на сушу. Это полный крах теории эволюционного происхождения жизни! Если до разгадки этой тайны здание эволюционной гипотезы можно было еще как-то удерживать, многозначительно указывая на геологические слои, то теперь это здание рухнуло…»

Вывод автора: «Все очень просто!» Однако простой картина мира кажется только тому, кто мало с ней знаком.

И первый вопрос, который задал бы автору стратиграф-палеонтолог (стратиграфия — наука, раздел геологии, об определении относительного возраста горных пород) — это вопрос о том, как эта новая (или не очень новая) теория объясняет то, что в каждом протяженном слое или толще из многих слоев органические остатки располагаются не беспорядочно, как это должно быть при потопной катастрофе, а в соответствии с тем, как они располагались на морском дне при жизни. Все организмы слоя при жизни существовали одновременно, но в разных экологических зонах, в каждой из которых действовал свой комплекс факторов — глубины, освещенности, подвижности воды, характера грунта и многих-многих других.

Очень хорошо это можно показать на примере горизонтальной зональности распространения организмов в современных и древних коралловых рифах. Эта зональность удивительным образом сохраняется на протяжении всего времени существования рифов в истории Земли. Виды кораллов и других животных в рифах разного возраста меняются, но законы распределения животных остаются постоянными. В каждой зоне преобладает определенная внешняя форма коралловых колоний — в одной зоне они округлые, в другой — плоские, в третьей — ветвистые. При этом большинство из них подвергаются захоронению на месте своего обитания, поскольку еще при жизни они плотно прикреплялись к дну с помощью цемента (и никуда не могли уплыть или убежать в время Потопа). Животные-рифолюбы, многие из которых не прикреплялись, а свободно ползали, обычно селились в полостях рифов, защищенных от хищников. Поэтому скелеты всех организмов, как правило, остаются там, где они и жили, за исключением тех, которые были перенесены сильными штормовыми волнами (подробнее см. Бугрова, 2006). Такая зональность хорошо выдерживается и на современных рифах при всем их животном и растительном многообразии (рис. 1–3).



а

б

Рис. 1. Коралловый риф: а — общий вид кораллового рифа Мусгрейв (Австралия)

б — схема геоморфрлогической зональности кораллового рифа.





Рис. 2. Упрощенная схема расположения коралловых колоний различной формы (пластинчатых, массивных, ветвистых) в разных зонах рифа.



Рис. 3. Ветвистая и массивная формы коралловых колоний.

От берега к морю четко и последовательно сменяются следующие зоны: зона заплеска морских волн; рифовая лагуна; тыловой шлейф осадков, сносимых с рифа в лагуну; каркас рифа из нарастающих друг на друга колоний кораллов; внешний склон рифа, покрытый осадками из обломков кораллов и других осадков; подножие склона с мелкозернистыми и илистыми осадками с рифа; открытый шельф с карбонатными и глинистыми илами. Другими словами, пляж всегда сменяется лагуной с отдельно стоящими постройками кораллов, затем — каркасом, или барьерной частью рифа, т. е. зоной их наиболее активного роста и пышного разнообразия. Далее следует зона разрушения рифа под действием волн, затем склон, покрытый шлейфом из обломков кораллов и других обитателей рифа, понижается и постепенно переходит в морское или океаническое дно с совсем другими сообществами организмов.

Здесь приведен лишь один пример горизонтальной зональности. Такая фациальная (т. е. связанная с условиями осадконакопления) и экологическая зональность выдерживается и во всех других зонах суши и моря. И самое главное, что в каждом интервале разреза выделяются свои горизонтальные ряды осадков, которые образовывались в разных условиях. Мы видим последовательную экологическую зональность от океана к континенту со всеми тонкими переходами. И здесь все организмы находятся на своем месте, а не представляют той «каши», которую описывает С. Вертьянов. Остатки глубоководных животных встречаются в глубоководных осадках, мелководных — среди мелководных, сухопутных — на суше или в прибрежной зоне моря, если они были вынесены туда реками. Несколько дальше переносятся лишь остатки, обладавшие высокой плавучестью. Так, например, остатки древесины и шишки деревьев мы часто находим в отложениях открытого моря, вместе с остатками обитавших там животных. В более молодых слоях будет наблюдаться та же горизонтальная зональность: глубоководные — мелководные — сухопутные. Причем количество зон гораздо больше, чем здесь для простоты перечислено.

На основании изучения такой зональности составляют детальные палеогеографические карты, которые служат для дальнейшего поиска полезных ископаемых, связанных с осадочными горными породами. Например, богатейшие нефтяные залежи очень часто приурочены к погребенным рифам, причем к определенным их зонам. Поэтому, кстати, как современные, так и ископаемые рифы разного возраста изучены в деталях, что позволяет надежно указывать, где именно надо закладывать нефтяные скважины, а не бурить наугад, как следовало бы по логике С. Вертьянова.

И еще одно очень важное замечание. Вместе с остатками донных организмов в каждом слое присутствуют организмы, которые в течение всей своей жизни обитали в толще воды и попадали на дно только после своей гибели (планктон, головоногие моллюски и пр.), поэтому подъем воды никак не должен был сказаться на их жизнедеятельности. Следовательно, в соответствии с воззрениями «потопных» геологов мы в каждом слое вместе с поочередно погибавшими группами разных донных организмов должны были бы видеть один и тот же комплекс планктона и нектона. Однако ничего подобного в природе мы не наблюдаем. Напротив, на каждом отрезке геологической летописи мы встречаем присущий только ему набор ископаемых обитателей толщи воды! Эти комплексы так же, как и бентосные, последовательно сменяют друг друга в разрезе.

Однако откуда же в геологической летописи появляются так называемые смешанные комплексы организмов, вроде тех, что упоминает Вертьянов («одно массовое захоронение» десятков «тысяч животных всевозможных видов из разных эр»). Они хорошо известны.

Во-первых, это комплексы окаменелостей, которые образуются при длительном накоплении свободно плавающих организмов при одновременном выносе илистых частиц течениями. В результате на дно опускаются только скелеты животных, образующих массовое скопление, и скелеты эти практически не содержат цемента, который бы их скреплял. Кстати, в таких слоях снизу вверх часто выдерживается очень четкая последовательность — от более древних органических остатков к более молодым. Возникающие таким путем слои геологи называют конденсированными. Органические остатки в них имеют очень хорошую сохранность и, как правило, не несут следов переноса после попадания на дно (они не окатаны, не поломаны и т. д.).

Во-вторых, нередко скопление разновозрастных остатков образуется в результате размыва и переотложения осадочных пород. В этом случае палеонтологические остатки практически всегда несут следы механической обработки при переносе.

В-третьих, смешанные комплексы организмов (сухопутных и морских) встречаются в отложениях, которые возникали в переходной зоне между морем и сушей (пляжи, дельты и устья рек, лиманы, лагуны и т. д.). В мелководную зону моря реки выносят остатки пресноводных и сухопутных организмов с континента, а на сушу во время штормов море выбрасывает остатки морских организмов. Этот процесс легко наблюдать в современных бассейнах осадконакопления. Такие остатки могут быть очень сильно разрушены. Однако нигде не наблюдается картина распределения остатков, описанная С. Вертьяновым. Изучением условий захоронения организмов и их сохранности занимается палеонтологическая дисциплина тафономия(Янин, 1983).

В той же главе 5 еще немало интересного: «В геологических формациях обнаруживают множество следов, ведущих вверх по залитому водой склону( M. Lockley, 1994 ). Показательно, что следы животных в отложениях, как правило, сконцентрированы ниже, чем сами останки, как это и должно быть в случае бегства и т. д. (стр. 102)». Показательно в этом случае другое — крайне недобросовестное цитирование первоисточников С. Вертьяновым. Факты, изложенные в работах серьезного зоолога и палеонтолога М. Lockely, не дают никакого основания для выводов о «потопной» причине смерти крупных мезозойских рептилий. Используя работы известных авторов, С. Вертьянов вырывает из контекста их высказывания и употребляет отрывки совершенно в другом смысле. Это, кстати, касается ссылок и цитат из книг таких знаменитых отечественных геологов, как академик РАН Б. С. Соколов и доктора геол.-минер. наук С. В. Мейен, С. И. Романовский и многихзарубежных (например, M. Lockley, F. Broadhurst, J. J. Bache и др.).

И еще одно замечание. В соответствии с теорией С. Вертьянова постепенный подъем уровня моря во время Великого Потопа и последовавший за ним спад привели бы к тому, что вся геологическая летопись отражала бы один единственный трансгрессивно-регрессивный («наступательно-отступательный») цикл морского осадконакопления. Однако ничего подобного мы в природе не наблюдаем. Напротив, в отложениях каждой геологической системы мы видим следы многократного и длительного наступания (трансгрессии) и отступания (регрессии) морей, следы перерывов осадконакопления и угловых несогласий (подробнее см. пункт 2.4).

«Потопная геология» против геохронологии

Об образовании и разрушении гор и скорости этих процессов

На стр. 9 С. Вертьянов пишет: «Зарегистрированная современными учеными скорость разрушения материков такова, что уже за несколько миллионов лет эрозия должна была бы выровнять все горы, смыть с континентов все отложения, а “океанические бассейны давно уже заполнились бы обломочным материалом”. Может быть, горы — это места длительных тектонических поднятий? Тогда они состояли бы из очень древних пород (докембрия), но это не так. Глубокий докембрий в некоторых местах планеты действительно лежит на поверхности, как, например, на Кольском полуострове. Именно там и была заложена известная сверхглубокая скважина с целью изучения глубинных слоев земных недр. Но, к удивлению геологов, при бурении обнаружилось, что Кольские базальты (нижний слой земной коры) расположен ничуть не ближе к поверхности, чем в других частях планеты. Оказалось невозможным согласовать миллиарды лет, скорость эрозии и современный рельеф…»

Из этого чрезвычайно туманного текста явствует, что автор книги совершенно не представляет себе механизма образования гор и совсем не знает, зачем была заложена сверхглубокая скважина на Кольском полуострове. Геологи вовсе не искали там корни гор, а пытались обнаружить границу между «гранитным» и «базальтовым» слоями земной коры. Предполагалось, что контакт между ними проходит на глубине около 7 км, а он оказался на гораздо большей глубине. Однако из этого вовсе не следует, что горы не являются результатом длительного тектонического поднятия. Горы имеют разный возраст, при этом процесс горообразования (точнее, образования горно-складчатых сооружений) идет непрерывно на протяжении всей истории формирования земной коры. Он происходит прежде всего в результате столкновения гигантских литосферных плит, частями которых являются континенты и океаны (рис. 4, 5).



Рис. 4. Литосферные плиты (карта современного положения). Разными цветами обозначены наиболее крупные плиты и несколько более мелких.



Рис. 5. Типы границ между литосферными плитами. В осевой части океана происходит раздвигание плит и излияние базальтовой магмы, здесь образуется земная кора океанического типа; на границе океана и континента происходит субдукция — погружение океанической коры под континентальную, образуются горно-складчатые системы, и новообразованная континентальная кора наращивает континент. Различают конвергентные границы плит (зоны раздвигания плит), дивергентные границы (зоны схождения плит), трансформные границы плит (зоны скольжения плит друг относительно друга).

Горно-складчатые системы образуются по периферии континентов, как бы наращивая их по краям. Это хорошо иллюстрирует тектоническая карта мира (рис. 6), на которой можно видеть, что к наиболее древним стабильным участкам земной коры (платформам) последовательно присоединялись все более и более молодые горно-складчатые сооружения. Так, например, на карте Южноамериканского континента видно, что к западу от платформы (она показана розовым цветом) располагаются пять вытянутых цветных полосок, каждая из которых обозначает горно-складчатые сооружения разного возраста — от более древних к более молодым.





Рис. 6. Складчатые пояса фанерозоя и молодые платформы (упрощенная тектоническая схема; Федоров, 2006). В областях горообразования Земная кора сильно разогревается в результате действия мощного теплового потока из недр. Сразу же после образования гор начинается их разрушение (эрозия). Продукты этого разрушения сносятся воздушными массами в моря, озера, предгорные впадины и т. д. Одновременно происходит остывание земной коры в районе гор и ее опускание, поскольку остывающая кора становится более тяжелой. Горы сглаживаются, и участок суши, на котором они располагались, постепенно погружается под уровень моря. В море откладываются осадки, приносимые с суши.

Пример молодых гор — Гималаи (они образовались сравнительно недавно — около двух миллионов лет назад, т. е. в неоген-четвертичное время, в результате столкновения Евразийской и Индостанской плит). Сейчас это самые высокие горы на Земле. А вот Верхоянский хребет в Сибири относится к более древней складчатой системе (мезозойской), эти горы ниже. Еще более древние Уральские горы образовались в позднем палеозое. Высота их еще меньше. Каледонские горы (раннепалеозойские) еще ниже, многие из них представляют уже не горы, а холмы. Складчатые сооружения докембрия, как правило, практически полностью сглажены, на них лежат более молодые осадочные образования, которые накопились после опускания гор, разрушенных эрозией, под уровень моря. Там же, где более поздние отложения размыты или не откладывались, докембрийские породы выходят на дневную поверхность. Образование различных горно-складчатых систем происходило не одновременно, и разрушение их также шло постепенно и в разное время, в результате чего заполнялись осадками разные океанические впадины.

Океаны также имеют разный возраст и не являются постоянными по размерам и форме. Литосфера «живет», и кроме образования гор постоянно происходит заложение океанов. Мантийное вещество в недрах планеты находится в постоянном движении. Там, где потоки этого вещества движутся в разные стороны, земная кора континентов растягивается, прогибается и разрывается. На месте таких разрывов образуются впадины (так называемые рифтовые впадины).Постепенно эти впадины становятся все шире и глубже. На их месте сначала возникают глубокие озера (как, например, озеро Байкал), потом моря, узкие и вытянутые морские бассейны, а затем и настоящие океаны (рис. 7). Пример стадии заложения океанической впадины — Великие африканские разломы, т. е. современные континентальные рифты Восточной Африки (рис. 7а, б). Пример следующей стадии — современное Красное море (рис. 7в). Это будущий океан (так как под дном Красного моря образуется настоящая океаническая, а не континентальная земная кора — они отличаются по своему составу). Иллюстрация следующий стадии — современный Атлантический океан со срединно-океаническим хребтом в осевой части, где формируется новая океаническая кора (рис. 7г).



Рис. 7. Последовательные стадии образования океана (Physical Geology, 2007). а — заложение рифта на континентальной коре, начало растяжения; б — стадия континентального рифта; в — «Красноморская» стадия; г — «Атлантическая» стадия (в осевой части — срединно-океанический хребет).

Растяжение литосферы и «раскрытие» новых океанических впадин приводят к увеличению общей площади земной коры. Растяжение в одних зонах компенсируется сжатием в других, в результате чего происходит погружение океанической коры под континентальную с последующим «закрытием» (т. е. отмиранием) океана. Таким образом, одни океаны возникают, другие исчезают. После «закрытия» океанов на их месте образуются горно-складчатые системы. Как это происходит, изображено на рис. 8, 9.





Рис. 8. Образование гор при закрытии океана и последующего столкновения континентов (коллизии) (Physical Geology, 2007). Океаническая кора полностью уходит под континентальную (верхний рисунок), и края двух континентов сталкиваются, образуя горно-складчатое сооружение (нижний рисунок). Стрелками указано направление движения литосферы.

Механизмы этих процессов удалось выяснить путем новейших глубоководных исследований Мирового океана, глубинного бурения океанического дна, «просвечивания» Земли сейсмическими волнами в результате многочисленных и разнообразных геохимических исследований, всестороннего изучения магматических горных пород. Эти механизмы подтверждаются огромным числом разнообразных геологических наблюдений во всех точках земного шара (см. библиографию в работах: Хаин, Ломизе, 2005; Хаин, 2001; Историческая геотектоника, 1988-1993; Кеннет, 1987; Зоненшайн и др. 1990; Зоненшайн, Кузьмин, 1993, Дубинин, Ушаков, 2001).





Рис. 9. Образование Гималаев и Тибета на стадиях 20-40 млн. лет назад и 10-20 млн. лет назад (с упрощением). В разрезе видны гигантские надвиги, образованные при столкновении континентов и формировании горно-складчатой системы. Стрелками показано направление движения литосферы и гигантских чешуй земной коры.

Скорость образования океанов в результате «расползания» литосферных плит измерена современными методами (с помощью спутниковой навигации), она составляет не более нескольких сантиметров в год (рис. 10).





Рис. 10. Карта, иллюстрирующая скорость перемещения разных литосферных плит (разные скорости показаны стрелками различных цветов; Physical Geology, 2007).

Возраст океанической коры увеличивается в стороны от срединно-океанического хребта. В центральной зоне — самые молодые современные породы, вблизи континентов — самые древние. Это хорошо иллюстрирует геологическая карта мира (рис. 11). Наиболее древняя океаническая кора имеет юрский возраст, что определено по органическим остаткам древних организмов, которые в изобилии встречаются в осадочном слое. Абсолютный возраст ее согласно изотопным данным — около 170 млн лет. Эти определения подтверждаются и прямыми измерениями скорости движения литосферных плит с помощью все той же спутниковой навигации. Так, например, скорость расширения современного Атлантического океана составляет в среднем 3 см в год. Поэтому для образования такого океана, как Атлантический, потребовалось не менее 200 млн лет в современном летоисчислении.





Рис. 11. Геологическая карта мира (Комиссия по геологической карте Мира, Париж CGMW & UNESCO , 1990).

Подробнее познакомиться с тем, как образуются океаны, континенты и горные системы, можно на сайте Geology.pu.ru, где в достаточно популярной форме изложены эти вопросы, а также по многочисленной учебной и специальной геологической литературе.



«Потопная геология» о Международной стратиграфической шкале

Представления С. Вертьянова о том, как создавалась стратиграфическая шкала, позволяющая определять относительный возраст осадочных горных пород, сводится к следующему (с. 35). «Итак, недра. В результате подробного изучения этого таинственного архива планеты обнаружилась некоторая закономерность залегания живых организмов: в нижних геологических слоях обычно находят останки простейших форм, в верхних — более сложных. Но эта закономерность не такая уж очевидная и не просматривается так легко, как указано в сводной геохронологической шкале, приводимой в учебниках. Дело в том, что ненарушенные разрезы крайне редки. Хорошо, если обнаруживается 4-5 периодов, как в Большом Каньоне, а таких случаев, чтобы разрез содержал все 12 периодов, вообще нет. Большая часть земной поверхности не имеет и трех геологических эпох. Далеко не во всех пластах удается обнаружить характерные окаменелости, чтобы приурочить пласт к конкретному периоду; часто старшинство слоев определяется очередностью их залегания (стратиграфически).



Значительная часть сводной геохронологической шкалы была построена в предположении, что сначала на Земле жили только простейшие организмы, затем они стали усложняться, залегая в верхних слоях. К примеру, в одной местности нашли породы с обилием останков земноводных и назвали это карбоном, а поскольку земноводные “должны” были эволюционировать из рыб, то карбон расположен выше (т. е. позже) девона ».

Интересно, откуда С. Вертьянов почерпнул сведения о тех методах стратиграфии, которые он здесь описывает?!

Сама стратиграфия появилась задолго до того, как осадочные породы стали датировать с помощью палеонтологических остатков. До появления биостратиграфического метода относительный возраст пород (т. е. выяснение того, какие из пород древнее, какие моложе) определяли, в первую очередь, по тому, какой слой пород находится ниже по разрезу, а какой выше. Была использована достаточно простая идея: раз осадочные породы образовываются путем осаждения из воды вещества на дно какого-либо водоема, то первый осадившийся слой будет лежать в самом низу на дне, второй слой осядет поверх первого, третий — поверх второго и т. д. Таким образом, самый нижний слой древнее второго, а второй древнее третьего. Конечно, здесь важно быть уверенным, что первоначальное залегание слоев не изменилось, т. е. в результате более поздних тектонических движений, а также обвалов и оползней уже затвердевшие слои не встали «на голову», т. е. не перевернулись (что часто наблюдается в природе), иначе определение относительного возраста будет неверным. А для этого используют дополнительные признаки, на основе которых определяется, какая граница слоя является его подошвой, а какая — кровлей (т. е. верхом и низом слоя при его образовании). Причем эти признаки также не связаны с наличием органических остатков в породах, а являются чисто литологическими (вещественный состав и внутреннее строение слоя, тип слоистости, знаки на поверхностях напластования, наличие включений пород из соседнего слоя и проч.). Поясним примером. Если один слой лежит на другом и при этом содержит в себе окатанные обломки пород (гальки) из нижележащего слоя, то нижний будет более древним, а верхний — более молодым (рис. 12).

аб

Рис. 12. Пример определения относительного возраста геологических тел, граничащих друг с другом (Physical Geology, 2007). а — положение различных геологических тел друг относительно друга и их границы; б — граница гранитного массива и осадочной толщи (граниты древнее, осадочная толща моложе) (объяснения в тексте).

На рисунке показан гранитный массив, который образовался в результате внедрения жидкой магмы в пласты наклонно залегающих пород. В застывшей магме присутствуют обломки пород, которые она прорвала. Следовательно, они древнее гранитов. А в основании самого нижнего из всех горизонтально залегающих слоев (он представлен песчаником) видна галька гранитов, залегающих под ним. Галька формировалась в результате размыва твердых гранитов одновременно с осаждением песка на дне бассейна осадконакопления. Следовательно, граниты образовались позже наклонно залегающих пластов и раньше слоев, лежащих горизонтально.

Выделяя слои, прослеживали их границы от обнажения к обнажению, от разреза к разрезу. Одинаковые по составу породы считали одновозрастными (рис. 13, 14).



Рис. 13. Пример близко расположенных разрезов (Physical Geology, 1999). Обнажения находятся на противоположных склонах каньона. В верхней части разреза мы наблюдаем последовательность из четырех горизонтально лежащих толщ осадочных пород.



Рис. 14. Установление одновозрастности слоев по сходству их литологического состава и положению в разрезе (Physical Geology, 1999). Показаны два близко расположенных разреза со сходной последовательностью слоев. Известняки (показаны оранжевым цветом) из разных обнажений можно считать одновозрастными. Они относятся к одному и тому же геологическому телу.

Допустим, на большой территории мы наблюдаем в разрезах одну и ту же ненарушенную последовательность пород, сменяющих друг друга снизу вверх: песчаник — глина — мергель (глина с известью) — известняк. Для этой территории можно считать, что сначала на всем ее протяжении отлагались песчаники, затем глины, потом мергели и последними образовались известняки (здесь приходится сильно упрощать картину для простоты изложения). Т. е. песчаники в описанной последовательности будут самыми древними, а известняки самыми молодыми. Однако такое сопоставление возможно только для сравнительно небольшой территории, например, для древнего моря или даже его небольшого участка.

Для сопоставления разрезов, находящихся на расстоянии сотен и тысяч километров друг от друга, описанный метод оказывается непригодным, так как в разных районах древних морей и суши песчаники, глины и другие осадки могли откладываться в разное время. Поэтому нельзя считать все песчаники или все известняки Земли одновозрастными (так же как и сейчас, в одном месте накапливаются пески, а в другом в это же время — глины).

Геохронологическая шкала никогда не строилась по принципу, описанному С. Вертьяновым. Более того, биостратиграфия — это лишь один из методов стратиграфии, а не универсальное средство для обозначения карбона и девона.

Сопоставления (стратиграфические корреляции) геологических разрезов значительно удаленных друг от друга районов стали возможными только после появления и совершенствования палеонтологического метода (пример такой корреляции приведен на рис. 15).



Рис. 15. Сопоставление (корреляция) геологических разрезов Западной Африки (упрощено). Приведенные разрезы невозможно сопоставить только по составу отложений. Сопоставление с подразделениями Международной стратиграфической шкалы (слева) проведено с применением биостратиграфического метода. Разными цветами обозначены осадочные породы различного состава.

Однако этот метод «работает» вовсе не так, как это описывает С. Вертьянов. Для огромного числа непрерывных разрезов с установленным ненарушенным залеганием слоев был выяснен состав встречающихся в них органических остатков. Причем это не только остатки позвоночных (рыб, пресмыкающихся и т.д.) — находки, которые сравнительно редки в геологической летописи, — а гораздо более распространенные виды беспозвоночных животных (фораминифер, трилобитов, различных моллюсков и многих других групп), которые встречаются в массовом количестве (десятки, сотни и тысячи экземпляров). Среди них есть группы с относительно кратким сроком существования, но достигавшие широкого распространения, значительного изобилия и разнообразия. Это так называемые «руководящие» ископаемые. Скопления, состоящие из многих экземпляров многочисленных, часто неродственных видов позволяют узнавать эти остатки в разных местонахождениях и, зная их последовательность в ненарушенных разрезах, сопоставлять и увязывать разрезы между собой.

Самое ценное в палеонтологическом методе то, что он позволяет сопоставлять породы, разные по вещественному составу, так как руководящие ископаемые подвергались захоронению в различных по составу осадках. Это связано, в частности, с тем, что многие (например, планктонные) организмы, жившие в толще воды, опускались на дно моря только после своей гибели и могли сохраняться в глинах, песках, мергелях и т. д., которые накапливались одновременно в разных зонах моря.

Итак, для одного ненарушенного и полного (без перерывов) разреза, где первоначально с помощью литологического метода установлена последовательность пород от более древних к более молодым (см. таблицу ниже), установлена также последовательность сменяющих друг друга вверх по разрезу комплексов органических остатков: А — Б — В — Г — Д. В другом — последовательность комплексов: В — Г — Д — Е — Ж. В третьем разрезе: Е — Ж — З — И — К. «Протягивая» границы установленных органических комплексов от разреза к разрезу, мы получим непрерывный вертикальный ряд органических комплексов: А — Б — В — Г — Д — Е — Ж — З — И — Ки т. д. Такие ряды комплексов хорошо изучены во всех регионах мира. Практикой доказано, что в этих вертикальных последовательностях однажды появившиеся и исчезнувшие виды никогда не появляются вновь. Т. е. можно говорить о необратимом изменении состава организмов во времени. Именно это и делает каждый интервал разреза уникальным.



Действительно, в природе не существует единого разреза, но, увязывая между собой отдельные частные непрерывные (!) разрезы, как было показано выше, мы получаем один сводный разрез — идеально полный разрез земной коры, где будут запечатлены все последовательные этапы ее развития, т. е. отражено геологическое время — время накопления всех пород, содержащих ископаемые остатки. Такой разрез, или Международная стратиграфическая шкала, становится «линейкой измерения геологического времени». С помощью такой линейки мы можем определять последовательность отложений (а, следовательно, и геологических событий) в любой местности.

Разрез 1

Разрез 2

Разрез 3

Сводный разрез





К

К





И

И



Отложения отсутствуют

З

З



Ж

Ж

Ж

Отложения отсутствуют

Е

Е

Е

Д

Д

Отложения отсутствуют

Д

Г

Г



Г

В

В



В

Б

Отложения отсутствуют



Б

А





А
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница