Белорусский путь



страница8/32
Дата10.05.2016
Размер6.87 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   32

Первое Всебелорусское народное собрание.

Накануне референдума Глава государства решил на самом высоком уровне посоветоваться с народом по важнейшим проблемам государственного строительства, определиться со стратегией и тактикой развития белорусского общества. В результате родилась новая демократичная форма общественной жизни в виде Всебелорусских народных собраний. Первый такой форум состоялся 19–20 октября 1996 года в Минске.

В работе первого Всебелорусского народного собрания принимали участие почти пять тысяч граждан Беларуси – руководящие работники Правительства, Администрации Президента и Совета Безопасности, Конституционного Суда, Верховного Суда, депутаты Верховного Совета, бывшие руководители белорусского государства, послы, представители трудовых коллективов и творческих союзов, руководители национальных общин республики и др. Делегатов собрания избирали всенародно: в их выдвижении участвовало около двух с половиной миллионов человек, т.е. четвертая часть граждан нашего государства. На съезд прибыли также делегации из других государств – России, Украины, Казахстана, Польши и Литвы.

Основная цель Всебелорусского народного собрания – принятие важнейших государственных решений: обсуждение основных положений Программы социально-экономического развития республики, проекта Конституции Республики Беларусь с изменениями и дополнениями и вопросов, предложенных Президентом Республики Беларусь на республиканский референдум.

Собрание открыл Президент Беларуси А.Г. Лукашенко. Он выступил с докладом, в котором был дан системный анализ состояния национальной экономики и основных направлений ее дальнейшего развития. Фактически Глава государства отчитывался перед избирателями за те два года, в течение которых он занимал высший государственный пост. Уже в начале доклада были четко выделены те базовые, принципиальные положения, которые в дальнейшем были представлены в детальном виде. Их суть сводилась к следующему. Первое и самое важное, на что обратил внимание Президент,это то, что он и сейчас и в дальнейшем будет строго придерживаться данного народу обещания и делать все возможное в интересах граждан – постоянно заботиться о повышении их благосостояния, не допускать массовой безработицы, проявлять заботу о ветеранах, детях, стариках. Реально оценивая сложившуюся ситуацию, Президент признал, что говорить пока об улучшении жизни народа не приходится. Слишком тяжел был груз прошлых лет, разрушительных реформ, чтобы за столь короткий срок преодолеть негативные последствия. Но в то же время страну удалось остановить на краю пропасти, и «экономической катастрофы», которую все время предрекали его оппоненты, в Беларуси, в отличие от соседей, не случилось и не случится в дальнейшем. Власти удалось, во-первых, прекратить растаскивание и разворовывание национального богатства, а во-вторых – преодолеть спад производства, добиться, хотя и небольшого, но все-таки прироста внутреннего валового продукта. За девять месяцев 1996 года ВВП на 1% превысил уровень прошлого года, а промышленной продукции в целом произведено на 2,5% больше, чем за соответствующий период прошлого года. Наметился рост производства в черной металлургии, нефтехимии, лесной промышленности. Позитивным моментом было и то, что в Беларуси сохранилось сельское хозяйство. «Мы, – подчеркнул Президент, – возможно, сегодня единственная страна в СНГ, которая способна прокормить себя трудом своих крестьян». На достигнутых рубежах надо было закрепиться. Чтобы добиться большего, следовало правильно определить стратегический курс государства и всем с полной отдачей сил работать.

Стратегическая цель социально-экономических преобразований в республике – повышение жизненного уровня белорусского народа, постепенное приближение его к уровню высокоразвитых европейских государств. Но эта цель могла быть реализована только путем создания высокоэффективной экономики, имеющей сильную социальную направленность. Поэтому в качестве базовой модели развития национальной экономики была выбрана модель социально ориентированной рыночной экономики, в которой существовала свобода для товаропроизводителя и в то же время перспектива для трудящихся. В качестве приоритетных направлений в программе были определены развитие экспорта товаров и услуг, развитие жилищного строительства и развитие агропромышленного комплекса, т.е. экспорт, жилье и продовольствие. Экспорт должен был обеспечивать экономику валютными поступлениями. Эффективное, высокорентабельное сельское хозяйство являлось не только важнейшим условием национальной безопасности, но и одной из статей валютных поступлений. Обращалось внимание на недопустимость волюнтаристских методов проведения аграрных реформ. Сельское хозяйство должно сохранить все то, что себя оправдало на практике, поэтому допустимо было лишь постепенное введение новых методов хозяйствования. Успешно работающие колхозы и совхозы должны были сохраняться и развиваться, а любые реформы на селе – вести к повышению эффективности производства и улучшению условий жизни сельского населения. В этом плане очень серьезно надо было подходить к вопросу о купле – продаже земли. «И учтите, уважаемые товарищи, – подчеркнул А.Г. Лукашенко, – что может начаться «черный передел» и люди с вилами пойдут друг на друга. Не объявят ли правители тех стран, граждане которых скупят землю, Беларусь «зоной своих интересов»? Так ставят вопрос простые люди. И не без основания».

Строительство жилья – это, в первую очередь, реальная забота о людях. С другой стороны – это мощная отрасль народного хозяйства, которая сама была способна стать одним из основных локомо­тивов вывода экономики из кризиса. Вот почему эта задача была одной из приоритетных. И еще один вопрос, который был поднят в докладе. Это вопрос о цели, способах, формах приватизации. А.Г. Лукашенко четко разъяснил свою позицию по этому важнейшему в ту историческую эпоху вопросу.

Во-первых, после приватизации предприятие должно работать более эффективно; во-вторых, разгосударствление и приватизация должны быть проведены в интересах всего народа, а не узкой группы лиц, в-третьих, приватизация должна проводиться только с согласия трудовых коллективов. За ними сохраняется право решающего голоса в вопросах занятости и других социальных вопросах жизни предприятия.

Таким образом, Программой предусматривалось формирование в Беларуси к 2000 году социально-ориентированной рыночной экономики. Надо сказать, что Программа возникла не на голой почве. К тому времени уже имелся определенный задел теоретических и практических наработок. Принятие программы дало положительный результат. Она послужила импульсом для промышленности, стройиндустрии и сельского хозяйства: вывела их из мертвой зоны.

Участники собрания обсудили и одобрили Программу социально-экономического развития республики до 2000 года, а также предложенные Президентом поправки к Конституции.

Референдум предполагалось провести 7 ноября 1996 г. Однако Верховный Совет назначил проведение референдума на 24 ноября и дополнительно включил в бюллетень три вопроса, помимо четырех, инициированных Президентом. В результате – в бюллетене оказалось семь вопросов. Главными из них были: первый – о переносе Дня независимости Республики Беларусь, второй – принятие Конституции Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями Президента, третий – «Выступаете ли Вы за свободную, без ограничений, куплю и продажу земли?», а также пятый – о принятии Конституции Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями, предложенными депутатами фракций ПКБ и Аграрной партии. Вопросы же четвертый (об отмене смертной казни), шестой (о выборах местных органов исполнительной власти) и седьмой (о форме финансирования ветвей власти) были тоже важными, но не определяющими. Главное заключалось в предложенных изменениях и дополнениях, касающихся Основного Закона государства. Президентские поправки, значительно усиливающие исполнительную ветвь власти, а также повышающие роль Главы государства и наделяющие его соответствующими полномочиями, в тот исторический момент были оправданными. В ту кризисную эпоху они позволяли централизовать власть и вывести страну из разбалансированного состояния – экономического кризиса и всеобщего хаоса. Поправки же двух фракций Верховного Совета – ПКБ и Аграрной партии, – наоборот, вели к децентрализации власти, упраздняли президентскую вертикаль и возвращали республику к началу 1990-х годов, когда национальное богатство бесконтрольно разворовывалось чиновниками. Фактически речь шла о том, кого поддержит белорусский народ – Президента или определенную часть депутатов Верховного Совета.

Выяснив через социологов общественное мнение и поняв, что на референдуме граждане Беларуси в своей основной массе поддержат Президента, национал-радикалы (З.С. Позняк), рыночники-радикалы (С.А. Богданкевич) и примкнувшие к ним руководители Верховного Совета С.Г. Шарецкий и В.Н. Новиков, лидер фракции ПКБ С.И. Калякин и другие депутаты Верховного Совета пошли на открытую конфронтацию и дестабилизацию политической обстановки в республике, решив любой ценой сорвать предстоящий референдум. Когда, несмотря на все их старания, им не удалось этого сделать, они решились на крайний вариант – сорвать референдум при помощи Конституционного Суда. Для этого собрали, согласно Конституции, 60 подписей депутатов Верховного Совета под ходатайством в адрес Конституционного Суда об отрешении А.Г. Лукашенко от должности Главы государства. Обстановка обострилась до предела. К разрешению сложившейся в Беларуси кризисной политической ситуации подключилась Россия, как член Сообщества Беларуси и России. 22 ноября 1996 г. в Минске состоялась встреча Президента Беларуси А.Г. Лукашенко с Председателем Верховного Совета Республики Беларусь С.Г. Шарецким с участием Председателя Конституционного Суда Республики Беларусь В.Г. Тихини, а также Председателя Правительства Российской Федерации В.С. Черномырдина, Председателя Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации Е.С. Строева и Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Г.Н. Селезнева, на которой обсуждалась сложившаяся в нашем государстве общественно-политическая обстановка. На встрече было принято соглашение о нормализации обстановки в республике. По итогам встречи А.Г. Лукашенко и С.Г. Шарецкий подписали соответствующий документ, в котором подтвердили, что референдум состоится 24 ноября 1996 г. При этом указали, что оба вопроса о принятии Конституции Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями выносятся на консультативный референдум. Верховный Совет взял на себя обязательства обеспечить отзыв из Конституционного Суда направленного туда предложения депутатов о даче заключения на предмет нарушения Президентом Республики Беларусь Конституции.

Президент А.Г. Лукашенко в соответствии с подписанным соглашением отменил свои Указы от 5 ноября и 7 ноября 1996 года, в которых определялся обязательный характер республиканского референдума по вопросу, связанному с Конституцией. Конституционный Суд же, по просьбе представителей группы депутатов Верховного Совета, не прекратил дело об импичменте Президенту А.Г. Лукашенко. Таким образом, вопреки Конституции Республики Беларусь, Конституционный Суд пошел на поводу группы депутатов Верховного Совета и превысил свои полномочия. Фактически и Верховный Совет не выполнил своих обязательств, предусмотренных подписанным двумя сторонами соглашением. Соглашение оказалось недействительным.

24 ноября 1996 года состоялся республиканский референдум. В голосовании приняли участие 84,14% включенных в списки граждан, имеющих право участвовать в голосовании. По первому вопросу, связанному с перенесением Дня Независимости Республики Беларусь на 3 июля – День освобождения Беларуси от гитлеровских захватчиков в Великой Отечественной войне, проголосовало «за» 88,17% граждан, принявших участие в голосовании, «против» – 10,46%. По вопросу о принятии Конституции Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями, предложенными А.Г. Лукашенко, проголосовали «за» 70,45% граждан от числа лиц, внесенных в списки для голосования, «против» – 9,39%. По вопросу о принятии Конституции Республики Беларусь 1994 года с изменениями и дополнениями, предложенными депутатами фракций ПКБ и Аграрной партии Верховного Совета Республики Беларусь проголосовали «за» 7,93% граждан, внесенных в списки для голосования, «против» – 71,2%. По третьему вопросу, касающемуся свободной купли – продажи земли, проголосовали «за» 15,15% граждан, принявших участие в голосовании, «против» – 82,88% По четвертому вопросу, об отмене смертной казни, проголосовали «за» 17,93% граждан, принявших участие в голосовании, «против» – 80,44%.

Результаты референдума убедительно показали, что основная масса граждан нашего государства поддержала Главу государства. К этому времени 12 депутатов Верховного Совета отозвали из Конституционного Суда свои предложения о даче заключения о нарушении Президентом А.Г. Лукашенко Конституции Республики Беларусь. Верховный Совет принял постановление о прекращении с 26 ноября 1996 года в Конституционном Суде производства по делу о нарушении Президентом Республики Беларусь А.Г. Лукашенко Конституции Республики Беларусь. Политический кризис был разрешен мирным, конституционным путем.

Вскоре в соответствии с одобренной на республиканском референдуме гражданами Беларуси Конституцией с изменениями и дополнениями в Беларуси была сформирована Палата представителей Национального собрания в составе 110 депутатов из депутатского корпуса Верховного Совета Республики Беларусь тринадцатого созыва. Председателем палаты избран А.А. Малофеев. Совет Республики Национального собрания Республики Беларусь был сформирован в декабре 1996 г. На первой сессии, состоявшейся 13 января 1997 г., Председателем верхней палаты Национального собрания Республики Беларусь избран П.В. Шипук.

Республиканские референдумы 1995–1996 гг. сыграли важную роль в коренном обновлении внутренней и внешней политики Беларуси. Это обновление можно охарактеризовать как отказ от антинародного и антинационального курса, который был навязан нашей республике в результате развала СССР. Началось восстановление национального вектора развития Беларуси. Как бы ни изощрялись определенные «исследователи» в оценке нашего народа, факт остается фактом: в белорусском обществе оказалось гораздо больше умных и добрых людей, чем глупых и злых. В самом деле, если бы человек заботился только о себе, он никогда не вышел бы из стадии животного состояния и прогресс человечества был бы невозможен. В том, что белорусское общество сумело не поддаться на посулы лжепророков, и заключается мудрость белорусского народа, который во время господства умственных крохоборов, трясущихся над заимствованными мыслишками из пропагандистской литературы западных резонеров, сохранил веру в человеческий прогресс. Другого и быть не могло. Все, для кого такие понятия, как истина, совесть, справедливость, Родина – не разменная монета на рыночном аукционе, - всегда вместе со своим народом.
2.3. Межконфессиональное и межнациональное согласие
В своем становлении белорусская нация прошла долгий и непростой путь. Ее истоки относятся к исторической эпохе Киевской Руси. Именно с Киевской Русью связаны такие эпохальные события в жизни белорусского этноса, как принятие восточной ветви христианства (православия), распространение письменности, формирование элементов государственности.

Но современное становление белорусской нации началось с 1917 года. Всего за каких-то семьдесят лет она прошла путь развития, равный столетиям. Небольшая по территории и населению Беларусь стала известна всему миру как страна, добившаяся великих достижений в области науки и техники, литературы, музыкального и изобразительного, театрального искусства, спорта и т.д. При этом надо учесть те нелегкие испытания, которые выпали на ее долю в годы гражданской войны, а также Великой Отечественной войны, и, несомненно, в значительной мере замедлили темпы национального развития.

С 1991 года Беларусь – самостоятельное государство. Однако процесс становления государственности не был простым. Как и в других постсоветских государствах, в Беларуси в тот период сформировались различные политические течения. На теоретическом уровне и на уровне обыденного сознания велись острые дискуссии. Они завладели умами не только профессиональных политиков, творческой интеллигенции, но и простых граждан. Социально-экономическая альтернатива «социализм – капитализм» в общественном сознании белорусов в 90-е годы органично увязывалась с цивилизационной альтернативой «Восток – Запад». Более того, порой «цивилизационное противостояние» доминировало в мировоззренческой парадигме белорусской интеллигенции. Так было и позже, когда вопрос о Союзном государстве России и Беларуси из философско-теоретической и юридически-правовой плоскости был переведен в экономически-практическую плоскость. Реалии таковы, что часть белорусской творческой интеллигенции ориентировалась на Запад. Но и Запад не терял даром времени и стремился максимально и с выгодой для себя использовать сложившуюся после распада СССР геополитическую ситуацию. И все-таки взор исследователя все отчетливее улавливает сущностные, глубинные процессы бытия, связанные с будущим восточнославянской цивилизации и культуры. Можно бесконечно долго дискутировать о путях совершенствования экономики, эффективных способах привлечения иностранных инвестиций в национальную экономику, расстановке политических сил в преддверии очередных выборов и т.п. проблемах. Но стоит только поднять вопрос о восточнославянской цивилизации, ее исторической роли и месте в современном мировом сообществе, попытаться перевести его из чисто теоретической в практически-политическую плоскость, как все эти, казалось бы, приоритетные государственные проблемы вмиг уходят на второй план. Это не случайно

Одним из серьезнейших методологических пороков многих исследований 90-х гг. ХХ века являлась тенденциозная подборка эмпирического материала. Согласно диалектическому методу, на что обращал внимание Гегель, исследователь, чтобы получить достоверное представление об изучаемом явлении, должен охватить как можно больше фактов, не давая при этом «воли собственным затеям и особенным мнениям, которые всегда тут как тут». А как поступали многие исследователи? Совсем наоборот. Они субъективно, исходя из заранее заданной мировоззренческой установки, подбирали соответствующий эмпирический материал, исторические факты, что уже с самого начала предполагало тенденциозность умозаключений. Но самые серьезные нарекания вызывала интерпретация фактов, осуществлявшаяся некоторыми политиками и учеными-гуманитариями в конъюнктурных целях, в угоду определенным политическим силам, желающим противопоставить друг другу Беларусь и Россию.

На самом же деле, как свидетельствуют исторические факты, белорусы, русские и украинцы имеют один корень. Этим корнем является единая древнерусская народность, которая сложилась в IX–XIII вв. и была представлена Киевской Русью – самобытным феодальным государством. Именно там, в Киевской Руси, происходило объединение восточнославянских племен, формировались язык, культура. Кстати, много домыслов допускают те историки, которые представляют, например, Полоцкое княжество как самостоятельное государство, а имевшие место войны между Полоцким и Киевским княжествами как межгосударственные. На самом деле происходила обычная борьба между княжествами Киевской Руси, шел объективный процесс формирования древнерусского государства и древнерусской народности. Важно подчеркнуть, что на основе древнерусской народности начали формироваться три родственные восточнославянские народности – русская, украинская и белорусская.

В общественном мнении белорусская нация традиционно считается бесконфликтной. И это действительно так. Беларусь выгодно отличается от соседей своей стабильностью. Но, как и всякий живой организм, наше государство динамично. Социальные противоречия – источник движения, развития. Таковы объективные законы истории. И от этого не уйти. В целом же и государство, и сами граждане многое делают для разрешения противоречий на стадии их зарождения и тем самым не дают им развиться до конфликта.

В Беларуси нет объективных оснований для межэтнического противостояния. И не только потому, что в Беларуси проживает подавляющее большинство белорусов. Главная причина межэтнического согласия – выверенная политика государства в этой области, не ущемляющая национальных интересов различных этносов, проживающих в нашем государстве.

Противоречия на экономической, политической, правовой или бытовой почве были и будут. Но то или иное противоречие, участниками которого являются люди разных национальностей, можно неосознанно или же, наоборот, сознательно преподнести как межнациональный конфликт. И тогда угроза его возникновения в действительности практически станет реальной. Вот почему важно не допускать разрастания того или иного противоречия до конфликтного состояния.

Хотелось бы особо сказать о недопустимости искусственного «разогревания» национальной темы. Она настолько сложная и тонкая, что проблемы иногда возникают, когда к ней привлекается излишнее внимание – подогревается интерес к этой проблеме как к актуальной и глобальной. Но и замалчивать данную тематику, отдавая ее на волю случая, тоже нельзя. И очень важно не допускать искажения, подтасовки фактов. Во времена перестройки большинство СМИ давало массу материалов о несправедливости, допущенной в прошлые времена в отношении национальных меньшинств. И хотя мы жили уже в совершенно другую эпоху, в массовом сознании прошлое экстраполировалось на настоящее. В результате все это было использовано определенными политиками для разжигания националистических настроений, русофобии, что и способствовало в итоге развалу Союза. А знал ли кто, что с 1864 до 1914 года из Беларуси в Сибирь в поисках лучшей жизни выехало добровольно около полутора миллионов человек? В большинстве своем безземельных крестьян. Практически об этом никто не знал. В 90-е годы прошлого века этот факт не мог заинтересовать политиков. Ими активно раскручивалась тема притеснения белорусов в царской России и СССР. Расписывали ужасы «насильственной» высылки белорусов в Сибирь. Чтобы «возродить» свое национальное самосознание. «Возродить» себя, так сказать, через вражду к другим. Понятно, что такое «возрождение» ни к чему хорошему привести не могло.

Государство может быть сильным и справедливым, если опирается на то, что объединяет людей, а не обособляет, разделяет, тем более противопоставляет.

Сегодня, в условиях мирового кризиса, государствам и народам нужно больше думать не о разъединении, а о том, как сохранить мир и спокойствие, чтобы люди могли пользоваться тем, что есть, не разрушая его, жить и трудиться. Мы не найдем ни одного государства, где бы жили представители только одной национальности. История так распорядилась, что одни народы оказались разделенными границами образовавшихся государств, а другие не получили по разным историческим обстоятельствам своей государственности. В Российской Федерации сегодня только на одном Северном Кавказе проживает более 130 национальностей. И что, будем переделывать то, что складывалось веками? История и так состоит из непрекращающейся череды войн, и нужно ли еще давать для них повод?

В настоящее время в нашей республике проживают в согласии представители более чем 140 наций и народностей и действуют 124 общественных объединения граждан 25 национальностей. Данные организации реализуют культурно-просветительные, благотворительные и образовательные программы при поддержке республиканских и местных государственных органов. Ситуация в сфере этнокультурных общностей в Беларуси характеризуется традиционной положительной стабильностью, что выражается в отсутствии каких-либо конфликтов на этнической основе и является закономерным результатом проводимой государством политики конструктивного взаимодействия с общественными объединениями граждан, поддержания межнационального мира и согласия, обеспечения оптимальных усилий и возможностей для реализации их прав на национально-культурное развитие.

Примером конструктивного взаимодействия и сотрудничества национальных объединений друг с другом и органами государственного управления служит Консультативный межэтнический совет из числа представителей национальных общественных объединений, на заседаниях которого обсуждаются наиболее актуальные вопросы межнациональных отношений и уставной деятельности объединений.

Поступательное развитие межнациональных отношений в республике свидетельствует о том, что белорусское общество сохранило интернациональный характер, отвечающий тенденциям развития современного демократического общества.

Это же касается и межконфессиональных отношений. Дело в том, что религиозная сфера общества автономна. Она развивается по своим специфическим, имманентно присущим ей законам, регулируется вероучением, каноническими становлениями и нормами конкретных религий и представляет собой исключительно внутреннее дело религиозных организаций, личностную сферу внутренних убеждений и переживаний верующих людей.

Отметим сразу, что отношение к религии и церкви стало абсолютно лояльным со стороны государства, а количество верующих в Беларуси резко возросло. Об этом можно судить не только по внешнему облику городов и сел, в ландшафт которых органично вписались отреставрированные старые и построенные новые культовые здания, официальной статистике, но и по повседневной жизни, обыденному сознанию наших граждан, их религиозным помыслам и чувствам. Конституция Республики Беларусь гарантирует гражданину «право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой». Веротерпимость является неотъемлемым элементом отечественной культуры. В Беларуси сформировался свой уникальный опыт гармоничных межконфессиональных отношений.

Согласно социологическим опросам, проведенным Информационно-аналитическим центром при Администрации Президента Республики Беларусь абсолютное большинство населения республики (свыше 90%) считает, что межнациональные и межконфессиональные отношения в Беларуси носят спокойный характер, характеризуются высоким уровнем веротерпимости граждан, а вероятность конфликтов на религиозной почве в ближайшие годы не прогнозируется. Поэтому граждане Беларуси могут быть уверены в том, что и в будущем в нашем государстве не возникнут какие-либо серьезные осложнения на межконфессиональной почве.
2.4. Культура в духовной жизни общества
Мировая цивилизация в своем историческом развитии перешла на качественно новую ступень, обусловленную научно-технической революцией. Никогда еще наука и базирующиеся на ней техника и технология не оказывали столь ощутимого влияния на ход человеческой истории. Но надо признать и то, что никогда еще духовная культура не находилась в столь жестких тисках обстоятельств. Впору согласиться с выводом О. Шпенглера о приближающейся ее гибели.

На уровне обыденного сознания создается впечатление, будто бы в культуре, в отличие от экономики, за годы социальных реформ ничего разрушительного на постсоветском пространстве не происходило. По-прежнему плодотворно работали писатели, композиторы, художники, балетмейстеры, как и ранее, велась активная подготовка специалистов высшей квалификации, успешно защищались кандидатские и докторские диссертации и т.д. Наоборот, полагают некоторые исследователи, в 1990-е годы национальная интеллигенция получила, наконец, реальную, а не декларированную, свободу творчества и смогла полностью реализовать свои идейные замыслы, самоё себя. К сожалению, это мнение обманчиво. Распад СССР оказал на культурно-духовные процессы и творческую интеллигенцию в большей мере негативное, нежели позитивное влияние.

На постсоветском пространстве все более отчетливо проявились следующие тенденции духовно-культурных процессов.

Во-первых, явно усилилась тенденция агрессивного наступления на постсоветское пространство весьма низкой по своему интеллектуальному потенциалу западной (прежде всего американской) массовой культуры.

При этом, как отмечает российский исследователь Р.С.Купцов, «для агитации и привлечения уже не используется такой устаревший способ, как пропаганда, а идет замаскированное навязывание. В ход идут газеты, ТВ-каналы, кино, музыка, литература и т.д. Задача теперь в том, чтобы «клиент» стал потребителем, сам об этом не догадываясь или решив, что это и есть его собственный, самостоятельный выбор»44.

Во-вторых, культура стран СНГ много потеряла по причине отъезда за рубеж лидеров высокой культуры, недостаточного ее финансирования, снижения критериев оценки результатов профессиональной деятельности работников культуры, ликвидации сформированной на протяжении многих десятилетий единой системы подготовки и переподготовки специалистов в области культуры, обмена опытом в форме конкурсов, декад мастеров искусства и др.

В-третьих, разрушилась сложившаяся система вхождения национальных культур в мировую культуру. Общепризнано, что многие деятели национальных культур (писатели, поэты) получили мировую известность благодаря тому, что их произведения были переведены на русский язык, которым владела многомиллионная аудитория читателей. После распада СССР для «вхождения» в мировую культуру национальному поэту, писателю необходимо было не только перевести свои произведения на английский язык, но и предпринять энергичные меры по их распространению. В условиях рынка, который все активнее проникал в сферу культуры, это было сделать непросто.

В целом же отличительными особенностями культурно-духовных процессов на постсоветстком пространстве явились их коммерциализация, политизация, модернизация, активный отход от классических форм и реалистического содержания. Заполонившие телеэкраны боевики и всякого рода секс-шоу-программы самым негативным образом влияли на процесс формирования молодого поколения. И что было проку негодовать, возмущаться по этому поводу, если сам министр культуры соседнего государства являлся продюсером и ведущим многих «инновационных» телевизионных проектов, типа «Без мата нет русского языка», «Секс – двигатель культуры» и т.п. Уж он-то, государственный служащий, создавал подобные, шокирующие телезрителей, проекты, надо полагать, осмысленно. Но в чем виделся этот смысл? Все это, скорее всего, «логически» вытекало из постфрейдистской концепции «государственного» мужа, согласно которой секс является двигателем культуры. Жаль только что подобного рода «шедевры» транслировал телеканал «Культура».

В том же «расчеловечивающем» ключе работала сатира. В одном из телевизионных интервью известнейший советский график Б.Е. Ефимов совершенно правильно отметил, что сатира не выполняет своей созидающей функции, не защищает национальные устои. Она сведена к «мелкому бахвальству» и потому не способна что-либо дать в серьезном плане. Все же насколько масштабнее и патриотичнее была сатира прошлых эпох, по сравнению с сатирой времен «перестройки», которая отвела ей лишь жалкую роль хулителя национальной истории и культуры.

Созидательную, именно созидательную, а не разрушительную, работу обязаны были выполнять и смотры-конкурсы, фестивали, на проведение которых затрачивались огромные народные средства. Но что созидательного способны были дать зрителю и слушателю буквально «оседлавшие» эстраду песни типа «путана, путана, путана…».

Подтекст этой, казалось бы на первый взгляд, совершенно безобидной песенки, столь часто звучавшей на радио, на самом деле не столь безобидный. Прежде всего, признавался статус-кво путан (проституток). Во-вторых, этой древнейшей профессии приписывался некий романтизм. Ту же роль выполнял в 1980-е годы известный кинофильм «Интердевочка». Но самое главное, оказывается, причиной такого социального зла, как проституция, стали, по мнению автора, лишь заманчивые огни отелей. Все очень просто. Все тривиально. Ни больше, ни меньше. И ни слова о социальных корнях этой страшной трагедии для юного поколения на всем постсоветском пространстве, для славянской цивилизации в целом.

Если же рассуждать с научных позиций, а не по - дилетантски, то надо признать в качестве истины следующий факт. Социально-экономической основой проституции была дикая, невиданная по масштабам капитализация постсоветского пространства. Коль все стало товаром – совесть, патриотизм и т.д., то почему бы не стать товаром женскому телу? На нем, как ни на каком ином товаре, можно было в одночасье сколотить баснословный капитал. Разве предприниматель мог упустить такой шанс? Вот и транслировали молодежные программы радио песенки такого содержания: «А что это за девочка и где она живет, а вдруг она не курит, а вдруг она не пьет…».

В том же духе на протяжении нескольких лет «воспитывала» молодежь радиостанция «Сталіца». Скажем, чего только стоила одна из воскресных программ «З півам па жыцці». Негосударственные радиостанции, журналы, газеты действовали еще напористее, круче. Чуть ли не молодежным гимном стала незатейливая мелодия со словами: «Забирай меня скорей, увози за сто морей …».

Одним из следствий подобной практики явилось удручающее невежество многих молодых людей, сделавших ставку на сигареты, пиво, секс и, в конечном счете, активно пополнявших следственные изоляторы и лечебные заведения. В этом не их была вина. В большей степени за сложившуюся ситуацию ответственны были те, кто формировал у молодежи примитивные вкусы, потребности, целевые установки. Раньше тоже звучали песни о любви, но воспетые в них чувства нежны и глубоки.

Много веков тому назад древнегреческий философ Демокрит предостерегал: «Наихудшее, чему может научиться молодежь, – легкомыслие». Действительно, легкомыслия в 1990-е годы хватало. И никто за протаскивание масскультуры, за оглупление, спаивание граждан не нес ответственности, хотя бы моральной. Ведь, по замыслу архитекторов «перестройки», все это делалось с благими намерениями – с целью разрушения в сознании и поведении людей «косных стереотипов» советской эпохи и утверждения западных либеральных ценностей, позволявших разрушить возведенный в прошлом идеологический барьер между Востоком и Западом, психологически подготовиться к объединению разных этносов в уютном «общеевропейском доме». На самом деле, дом этот был не столь уютным и не столь гостеприимным, как это представляли теоретики «перестройки».

Характеризуя сущность западной цивилизации, ее культуры, в частности искусства, русско-американский социолог П. Сорокин писал: «Искусство постепенно становится товаром, произведенным в первую очередь для продажи… Поэтому оно все более и более отстраняется от культурных и моральных ценностей и постепенно превращается в пустое искусство, эвфемистично названное «искусством ради искусства»; оно аморально, десакрализовано, асоциально, а еще чаще – безнравственно, антирелигиозно и антисоциально, всего лишь позолоченная раковина, с которой можно поиграть, позабавиться в минуты расслабления»45. «Солнце западной культуры закатилось»46, – общий вывод П. Сорокина. И такое искусство, такую культуру всеми мыслимыми и немыслимыми способами пытались внедрить в души наших сограждан. В то же время многие самобытные пласты восточнославянской духовной культуры по-прежнему оставались «закрытыми». Не в том плане, что они были кем-то запрещены, – о них попросту забыли.

В целом же в «перестроечную эпоху» все смешалось в шкале ценностей и оценок. Многое, или почти все, стало измеряется кассовостью, сбором. И совсем уже забыли ту простую, но очень строгую мерку, которую предъявлял к артистам И.С. Козловский, относя лишь немногих из них к «национальному достоянию».

С точки зрения «здравого смысла» трудно была объяснима бесхарактерность артистов. На одной и той же сцене они способны были исполнять как патриотическую песню, так и самую заурядную «попсу». «Где же истина?» – вопрошал обескураженный зритель. А истина была одна. Образовавшиеся на постсоветском пространстве суверенные государства каждое по-своему строили рыночное общество и, следовательно, получали его непосредственный продукт. Этот плод был горек. Он не всем нравился. Но он был таковым по существу – по своей естественной природе. Рынку на первоначальной стадии накопления капитала чужды всякие нравственные принципы. Ему не нужны личности, его вполне устраивают люди-роботы, которыми можно манипулировать по своему усмотрению. С учетом конъюнктуры он лепит нужные образы-маски, и многие «великие» артисты добросовестно выполняли навязанную рынком роль, получая за нее приличные гонорары и прекрасно понимая, что другой роли им не предложат. А если они осмелятся в чем-то перечить хозяину или же откажутся от предложенной роли, то тут же «выпадут в осадок». Их место займет другой, более покладистый, и тут же станет не менее «великим» артистом. Создать «имидж» эстрадному певцу с помощью современных социальных технологий не составит труда.

Эту противоестественную, с точки зрения здравого смысла, проблему манипулирования индивидуальным и общественным мнением, духовными запросами и всю серьезность ее последствий для здоровья человека задолго до нас осознали западные ученые, так как они гораздо раньше с нею столкнулись. Вот, например, что по этому поводу писал несколько десятков лет тому назад немецко-американский психолог и социолог Э. Фромм: «Мы стали просто послушными машинами, хотя сами считаем, что действуем самостоятельно и по доброй воле. … Индивидуум утратил все исконные связи с внешним миром; он стал мелкой деталью одной большой машины, которую некогда создал своими руками. Он отдает себе отчет в том, чего от него ждут окружающие его люди, то есть каких проявлений эмоциональных, чувственных, какого образа мышления и каких желаний; и он начинает действовать в соответствии с заданными параметрами, отрекаясь от своего «Я», на котором только и может основываться уверенность истинно свободного человека»47. Человек становится послушным роботом, сам того не замечая и, самое главное, – не осознавая. Ведь «определение того, насколько наши желания, мысли и чувства не являются истинно нашими, а всего лишь были навязаны нам со стороны, – очень тяжелый и долгий процесс»48.

Обратим внимание на то, что такую неприглядную, далекую от гуманистических идеалов картину манипулирования индивидуумами, социальными слоями, массами в условиях западной демократии нарисовал Э. Фромм несколько десятилетий назад. В ту эпоху еще не было столь эффективных социальных технологий и высокотехнологичных средств манипулирования сознанием, какие имеются в арсенале отдельных политиков и государств сейчас, наподобие всемирной электронной сети Интернет. Можно лишь предположить, во сколько раз в наши дни усилилось давление на сознание человека, особенно молодежи. А мы все удивляемся, почему, несмотря на огромные финансовые затраты, работу различных государственных, общественных организаций по пропаганде национальной и мировой высокой культуры, интересы молодежи склоняются к массовой культуре. Потому и склоняются, что ими манипулируют, а они, да и взрослые, этого попросту не осознают.

Кто формировал подобные примитивные потребности у молодежи? Прежде всего радио, телевидение, газеты и журналы. Еще надо учитывать магнитофоны, плееры и т.п. технические средства, мощную и разнообразную индустрию масскультуры в целом. Определенную лепту в формирование примитивного фрагментарного мышления молодежи внесла и школа.

Очевидно одно: до тех пор, пока будут культивироваться вещизм и деньги, потребляться массовая культура, формироваться не разум, а лишь низменные чувства ни о каком духовном развитии нации не может быть и речи. Мы пойдем тем же путем, что и Запад, который «рационализировал человека», «исключил из его «внутреннего мира» все излишнее, всякий психологический хлам, идейную запутанность, склонность к избыточной рефлексии…»49. В который уже раз встает вопрос о том, какую социальную идею предпочесть. Хотим ли мы только стать материально богатыми, или все же духовно богатыми людьми. На этот непростой вопрос еще в древности «Священное писание» дало однозначный ответ: «Лучше бедный, ходящий в своей непорочности, нежели тот, кто извращает пути свои, хотя он и богат».

Несомненно, при разработке программ радио и телевидения надо учитывать интересы различных социальных слоев населения – молодежи и взрослых людей, интеллигенции и рабочих, студентов и школьников и т.д. Поэтому имеют право на существование различного рода развлекательные, т.н. «шоу-программы». Они тоже нужны людям. Ведь в советское время, когда упор делался на пропаганду высокой классической культуры, тоже существовали джаз-оркестры (вспомним хотя бы оркестры под руководством О. Лундстрема и Л. Утесова), многочисленные эстрадные коллективы. Однако следует иметь в виду то, что идеологическая борьба и «холодная война» – реалии, а не выдумка больного воображения. Она проявлялась как на теоретическом уровне, так и на уровне обыденного сознания. Пронизывала собой литературу, музыку, живопись, театр. Вспомним как в годы так называемой «хрущевской оттепели» началось массированное наступление западной масскультуры на наши национальные устои, духовные ценности. Особенно «усердствовали» вокально-инструментальные ансамбли, беззастенчиво вытесняя нашу самобытную песенную классику или, в лучшем случае, загоняя ее в прокрустово ложе рок - музыки. В этой бескомпромиссной борьбе побеждал рок. Молодежь была им околдована. Аутентичную же белорусскую народную песню, нашу классику распространили на весь мир солистка Белорусского государственного театра оперы и балета Л.П. Александровская, а в более поздний период – ансамбль «Купалінка», покоривший в 1972 и в 1973 гг. Францию и сам Париж, Академический хор имени Г.И. Цитовича, оркестр народных инструментов и другие прославленные коллективы. Все они являются подлинными хранителями и пропагандистами белорусской музыкальной классики. Актуальнейшая задача – донести эту высочайшую музыкальную культуру до широких слоев населения, и в особенности – молодежи. Как верно отметила заслуженная артистка Беларуси Г.И. Павленок, «эстрада – это развлечение, а нужна музыка для работы души».

Белорусская художественная культура в конце прошлого века тоже не избежала характерной для всего постсоветского пространства тенденции отхода от классики и утверждения на сцене модернизма. Это коснулось балета, оперетты и других жанров. Но вот что любопытно. Запад, который значительно опередил нас в этом модернистском искусстве, все больше тяготеет к классике. По признанию Н. Ананиашвили, зал «Метрополитен-опера» в США, рассчитанный на 4 тыс. мест, полностью заполнен лишь тогда, когда исполняется классика. А вот современные постановки идут при не заполненном зрителями зале.

Было бы неправильно лишь черными красками рисовать духовные процессы последнего времени. В нашем государстве многое сделано как для сохранения самобытной национальной культуры, так и для развития высокой классической культуры. Высокая культура – это наше национальное достояние, наша национальная гордость. Государство поддерживает балет, национальную оперу, многие другие прославленные академические коллективы – хоровые, танцевальные, театральные. Готовятся высокопрофессиональные кадры в Белорусской академии музыки, Белорусской академии искусств. А сколько талантливой молодежи учится в Белорусском государственном университете культуры и искусств. Это наше будущее.

В последние годы системная работа по пропаганде национальной культуры и мировой классической культуры активно проводится Первым национальным каналом белорусского радио и особенно каналом «Культура». Создание на белорусском радио канала «Культура» стало воистину знаменательным событием в духовной жизни нашего государства. Его разнообразные программы отличаются высоким интеллектуальным, нравственным и эстетическим потенциалом. Признание у слушателя получили такие передачи, как «Акадэмія гуку», «На хвалях класікі» и др. Радиоканал регулярно транслирует классический репертуар белорусских драмтеатров. И это правильно.

Не так давно много внимания уделялось культуре быта и труда. Это было оправдано. Труд, быт – основа жизни общества. За последние годы многое сделано по формированию внешнего облика городов, поселков. Но не меньше предстоит сделать. Именно поэтому государством разработана конкретная программа по благоустройству городов и селений, выделены средства. Но надо активнее подключаться к этой работе и самим жителям. Одно дело восхищаться чистотой улиц западноевропейских столиц, критиковать нашу «некультурность», и совершенно иное дело – обустроить свой дом, улицу, квартал, суверенное государство в целом. Красота, уют – это по большому счету дело рук самих жителей. Но откуда им быть, если порой, не задумываясь, разрушают, ломают сами же жильцы все то, что сделано руками других, – подъезды, лифты, скамейки и т.п. Надо с детства формировать у ребенка бережливость, аккуратность, хозяйственность – все те качества, которые характерны для западноевропейца и которые вырабатывались у него на протяжении столетий.

В формировании духовной культуры общества по-прежнему большую роль играет книжная продукция. Что же собой представляет наш книжный рынок? Он многообразен. Если бы культура напрямую зависела от количества опубликованных книг, измерялась килограммами или же кубометрами изданной книжной продукции на душу населения, то с полным на то основанием можно было бы заявить, что в области духовной культуры у нас все благополучно. Но культура, ее уровень оцениваются другими критериями – прежде всего сформированным интеллектом. И если с позиции этих «иных критериев» подойти к изданным за последние годы книгам, то окажется, что многие из них попросту не относятся к культуре. Проку от такой книжной продукции мало. В самом деле, разве способны сформировать у читателя глубокую мысль книги, не содержащие этой мысли, к тому же эклектичные и тенденциозные? Таких книг, особенно в области социальных и гуманитарных наук, много. Отдельные авторы, руководствуясь своеобразно понимаемой идеей либерализма, усвоили далеко не лучшие уроки из жизни муравейника – тащат в храм науки попадающийся им на пути всякий хлам. Но еще Ф. Бэкон, известный английский мыслитель XVII в., советовал всем нам не уподобляться ни муравью (эмпирику), способному лишь что-то собирать, ни пауку (догматику), производящему ткань из самого себя. Чтобы стать существом мыслящим, человеку необходимо уподобиться пчеле, собирающей материал из различных цветков, и перерабатывающей его в нектар.

Резкой критике подверг Президент А.Г.Лукашенко деятельность творческих организаций в сфере национальной культуры. В Послании белорусскому народу и Национальному собранию Республики Беларусь 20 апреля 2010 года Глава государства подчеркнул, что «не может больше продолжаться ситуация, когда на протяжении последних трех лет доходы от продажи продукции киностудии «Беларусьфильм» составляют чуть более шести процентов от вложенных в ее производство средств.

Как не было так и нет от наших писателей выдающихся произведений, полюбившихся широкому кругу читателей. Профессиональные композиторы не могут написать песню, с которой Беларусь смогла бы достойно выступить на конкурсе «Евровидение».

Культура органично вплетена в целостный социальный организм государства. Вполне понятно, что государство не может быть «равнодушным», «безразличным» к культурно-духовной ситуации. Поэтому, как отметил Президент в своем Послании белорусскому народу и Национальному собранию Республики Беларусь 20 апреля 2010 года, «необходимо более эффективно использовать государственные ресурсы на поддержку культуры и искусства, увязав финансирование с той идеологической и творческой отдачей, которую получает от них общество».

Почему, скажем, студенты белорусских государственных вузов в основной своей массе слабо знают о существовании в Минске всемирно признанного национального балета, Белорусского государственного академического хора им. Г.И. Цитовича и других прославленных коллективов и довольствуются в своем познании белорусской национальной культуры лишь репертуаром отдельных эстрадных «звезд», почему они больше знают о западной культуре (вернее, масскультуре), нежели о белорусской культуре? А потому что распространен предрассудок, будто бы подлинная культура, цивилизация сформированы лишь на Западе, только в США. Порой в соответствии с западными мировоззренческими стандартами в качестве критерия оценки уровня духовной культуры, интеллекта нации выступает уровень потребления материальных благ на душу населения. А он на Западе достаточно высокий. И неведомо студентам, молодежи, что западные ученые, общественные деятели, писатели сами совершенно по-другому оценивают свою национальную культуру и жизненные устои. Так, например, известный испанский философ Ортега-и-Гассет писал: «Европа пожинает ядовитые плоды своего духовного перерождения. Она слепо приняла культуру поверхностно блестящую, но не имеющую корней».50 «…Современный средний европеец душевно здоровей и крепче своих предшественников, но и душевно беднее. Оттого он порой смахивает на дикаря, внезапно забредшего в мир вековой цивилизации. …В массу вдохнули силу и спесь современного прогресса, но забыли о духе»51. Не та же ли участь будет ожидать и нас, если станем слепо следовать западным стандартам и рецептам в области культурной политики?

Кстати, развитие личности каждого человека было одной из важнейших задач строительства советского социализма.

В отчёте о Советской России 1919 года представитель президента США У. Буллит информировал: «Во всех частях России открыты тысячи новых школ, и Советская власть, по-видимому, в полтора года больше сделала для просвещения народа, чем царизм за 50 лет… Что касается театров, оперы и балета, то их единственное отличие заключается в том, что они находятся под управлением Комиссариата просвещения, который предпочитает классиков и смотрит за тем, чтобы рабочие имели возможность посещать представления и чтобы они предварительно знакомились со значением и красотой произведения… Достижения Комиссариата просвещения, руководимого Луначарским, очень значительны: все русские классики переизданы в количестве от трёх до пяти миллионов экземпляров и продаются населению по низким ценам… В картинных галереях можно встретить рабочих, которым объясняют красоту живописи». Добавим, что очень большая культурная работа велась в годы гражданской войны и в армии. Здесь действовали школы для красноармейцев, библиотеки, самодеятельные театры.

В разгар гражданской войны Советская власть сделала шаг, сыгравший огромную роль в развитии народа: создала рабочие факультеты, имевшие целью подготовить молодёжь из рабочей среды к учёбе в вузах.

И в дальнейшем, несмотря на крайнюю необходимость концентрации сил и средств на экстренном решении труднейших экономических проблем, работа по развитию человека, приобщению народа к сокровищам художественной культуры не только не была отложена на завтра, но поднялась на ещё более высокий уровень.

Лучшие театры в лучшем составе, лучшие артисты выступали по всей стране. Причём большинство их видело в этом не способ приработка, а, говоря словами Дмитрия Шостаковича, свой «вклад в могучую культурную стройку». В 1930 году был создан Центральный Дом работников искусств, одной из важнейших задач которого было приобщение людей к культуре. Народная артистка СССР балерина Ольга Лепешинская уже в постсоветское время рассказывала, что концертные бригады ЦДРИ объехали всю страну, выступали даже на дрейфующей станции «Северный полюс». При этом Ольга Васильевна подчеркнула, что «святой традицией» артистов были бесплатные выступления. Выдающийся певец Максим Михайлов, приехав на гастроли в Харьков, потребовал (именно потребовал), чтобы в его программу были включены бесплатные выступления перед рабочими заводов города, «иначе какой же я народный артист».

Огромными тиражами выпускались разнообразные серии маленьких книжек, которые стоили дешевле буханки хлеба. И вопреки утверждениям сегодняшних критиков СССР, их тематика определялась отнюдь не с «классовых», а с гуманистических позиций. Взять, к примеру, «Библиотечку журнала «Красноармеец». Казалось бы, уж где-где, но в ней приоритет должны иметь произведения в «классовом» духе. Однако вот несколько выпусков подряд 1946 года: новеллы Киплинга, сказы Бажова, рассказы Брет-Гарта, Станюковича, новеллы О`Генри, главы из «Швейка» Я. Гашека, рассказы А.П. Чехова.

Особое внимание уделялось литературе для детей. При издательстве «Молодая гвардия» работал сектор детской литературы, а при Государственном издательстве художественной литературы — школьный сектор. А в 1933 году по решению ЦК ВКП(б) в СССР было создано первое в мире специализированное издательство «Детская литература».

После всех перегибов, которые, видимо, были неизбежны на первых порах, на чрезвычайно высокий уровень поднялось советское образование. И его целью тоже было развитие подрастающего поколения. Школа не только давала ученикам «багаж знаний», но учила мыслить.

Очень многое делалось для создания условий, способствующих раскрытию творческого потенциала людей. Была создана по всей стране и постоянно расширялась сеть подростковых научных и технических кружков, художественных студий, музыкальных школ, которые были в полном смысле общедоступны.

В 1937 году состоялась всемирная выставка в Париже, в которой впервые участвовал Советский Союз. Советская выставка собрала 270 наград, из них 95 – Гран-при, 70 золотых, 40 серебряных, 6 бронзовых медалей, более полусотни дипломов. Гран-при получили паровоз серии «Иосиф Сталин» и мягкий железнодорожный вагон, трактор Сталинградского завода и фильм «Чапаев», картина художника Герасимова «После дождя» и Дворец культуры им. Горького в Ленинграде, журнал «СССР на стройке» и станции метро «Сокольники» и «Кропоткинская», картина Бродского «Выступление В.И.Ленина на Путиловском заводе» и типографские работы Госзнака, и многие другие экспонаты. Созданная для выставки скульптура «Рабочий и колхозница» оценивалась французской прессой как «величайшее произведение скульптуры XX века». Кто же создал все это? Кто создал новые отрасли промышленности, которых не было в царской России? Кто устанавливал новые рекорды, строил заводы и города, формировал блестящий инженерный корпус, создавал мировые научные школы? Именно миллионы советских людей – свободных, патриотичных, чувствующих ответственность за судьбу своей страны и гордящихся своей страной.

Результаты всей этой работы по развитию людей не менее заслуживают называться «русским чудом», чем потрясающие достижения Советской страны в экономическом развитии.

Огромным достижением было то, что у советских людей выработалась внутренняя потребность в общении с художественной литературой. Анна Ахматова, вернувшись после поездки в Оксфорд, делилась в кругу знакомых: «Знаете, чему они там из моих рассказов больше всего удивились? Для нас всех здесь это привычно. Они же делают большие глаза. Их удивило, даже потрясло, когда я рассказала, что за несколько дней до отъезда получила письмо от моряков и лесорубов. У них никто стихов не читает, кроме очень тонкого слоя интеллигенции. А тут вдруг, извольте видеть, моряки и лесорубы!»

Великим достижением советского воспитания стало то, что в Советском Союзе едва ли не впервые в истории человечества у весьма значительной части людей было выработано одухотворённое отношение к труду, который стал для них не просто способом зарабатывания средств на жизнь, но служением стране и народу. Французский писатель Ромен Роллан, который подчёркивал, что «не разделял идей русского большевизма», побывав в СССР в 30-е годы, был потрясён увиденным: «Это, очевидно, колоссальное пробуждение человеческого сознания в области труда. Оно возможно только в настоящем социалистическом обществе, где рабочий чувствует себя хозяином, а не эксплуатируемым, где он работает не для обогащения чуждого ему класса, а для всего общества».

Все это и дало основания Сартру, философу, прекрасно осведомленному о негативных сторонах советской действительности, написать в начале 60-х годов, что «Советский Союз — единственная страна, где слово «прогресс» имеет смысл». Эти слова Сартр написал в 1963 году в статье о фильме «Иваново детство».

В 1990-е годы очень многие деятели культуры, науки уехали из СССР на Запад. Традиционно пресса освещает лишь одну сторону их жизни – материальную. Но ведь не все из уехавших артистов, ученых и спортсменов добились материального достатка. Многие не получили ни солидных гонораров, ни признания публики. Об этом практически не пишут. Как и о том, насколько счастливы артисты-эмигранты. А в их счастье можно усомниться. В одном из телеинтервью бывшая известная солистка Большого театра СССР И.А. Калинина призналась, что она бы с радостью приехала в любой момент в Большой театр, выкроила бы время между многочисленными гастрольными поездками, выступила бы без гонорара. Значит, счастье великого артиста не в гонораре, а в самом творчестве. Поэтому великую культуру не следует оценивать с позиции архаичных рамок рынка в его ученическом понимании.

Великая культура не способна сформироваться без идеала, великой идеи. Разве идея обогащения способна выступить в ее качестве? Глубоко прав был мыслитель Сократ, утверждавший: «… не стыдно ли тебе заботиться о деньгах, чтобы их у тебя было как можно больше, о славе и о почестях, а о разуме, об истине и о душе своей не заботиться и не помышлять, чтобы она была как можно лучше»52. Пока культура использует потенциал советского времени. Но он не беспределен.

Чтобы повысить влияние культуры на все стороны общественной жизни, необходимо иметь саму эту культуру, развитую сеть учреждений культуры и многочисленный высокообразованный, высокопрофессиональный отряд работников этих учреждений.

За многие десятилетия, еще в бытность СССР, в Беларуси были сформированы и культура, и развитая сеть учреждений культуры, или как их тогда называли – культпросветучреждений. Это библиотеки, дворцы культуры, клубы, кинотеатры, музеи, выставочные залы и др. За годы так называемых реформ они пострадали как никакие другие учреждения. А в иных странах СНГ и вовсе пришли в упадок. В Беларуси, к счастью, дело обстоит благополучнее: в республике насчитывается свыше 5 тысяч библиотек, более 4,5 тысяч клубных учреждений, 145 государственных музеев, 27 театров. Сохранены в целом и работники сферы культуры – мощнейший социальный слой творческой интеллигенции, представляющей белорусскую национальную культуру. Предстоит привести в движение эту огромную интеллектуальную силу, сориентировать ее на полезную созидательную работу внутри государства, конкретное будничное дело по обустройству духовно-нравственных устоев общества. Конечно же, требуется дальнейшее развитие сети учреждений культуры в смысле расширения спектра предоставляемых ими услуг и повышения их качества.

Важный вопрос – обеспечение доступности учреждений культуры. С некоторых пор учреждения культуры стали «раскрепощенными», т.е. сами определяют цены на услуги. Но тут надо соблюдать меру. Во всяком случае, студенческая молодежь, школьники должны иметь возможность посетить и Театр оперы и балета, и филармонию, и драмтеатр, и концерт прибывших из ближнего и дальнего зарубежья известных артистов. В этом плане министерство культуры Республики Беларусь вполне может использовать практику посещения знаменитого Лувра, когда в первое воскресение каждого месяца, а также 14 июля – дата Великой французской революции – вход в музей бесплатен. А для детей до 18 лет вход бесплатный во все дни посещения Лувра. Или взять Китай. Посещение Музея изобразительных искусств в Пекине является бесплатным. Мало проку будет от национальных учреждений культуры, если они в погоне за прибылью станут обслуживать лишь материально обеспеченных зрителей, пойдут по пути удовлетворения примитивных вкусов. Учреждения культуры и в условиях рынка должны помнить о том, что их основная задача – не получение сверхприбыли, а формирование духовно богатой личности.

Массовое сознание можно направить на созидательную работу, но его можно сориентировать и на разрушение сложившихся духовных, общественных устоев. Последнего нельзя допустить в нашем суверенном государстве.

В.И. Вернадский утверждал: «Цивилизация «культурного человечества» – поскольку она является формой организации новой геологической силы, создавшейся в биосфере, – не может прерваться и уничтожиться»53. Будем на это надеяться. Но эту надежду следует ежедневно подкреплять конкретными созидательными делами, в том числе в сфере духовной культуры.


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   32


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница