Белорусский путь



страница4/32
Дата10.05.2016
Размер6.87 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

Индексы изменения основных макроэкономических показателей

Республики Беларусь в период 1991–1995 гг.22


Показатель

1991 г.

1992 г.

1993 г.

1994 г.

1995 г.

1995 г. 
к 1990 г.

Валовой внутренний продукт, %

98,8

90,4

92,4

88,3

89,6

65,3

Продукция промышленности, %

99,0

90,8

90,6

85,4

88,3

61,4

Продукция сельского хозяйства, %

95,1

91,5

103,7

85,6

95,3

73,6

Реальные денежные доходы населения, %

100,2

80,2

115,9

90,8

73,5

62,2

Инвестиции в основной капитал, %

104,0

71,0

85,0

89,0

69,0

38,5

Индекс роста потребительских цен, раз

1,8

16,6

21,0

20,6

3,4

43 948,0

Следует добавить, что развернувшаяся в странах бывшего СССР тотальная и во многом сознательная деиндустирализация их национальных экономик – явление в высшей степени иррациональное, исключительно опасное, требующее своего глубокого осмысления. Думается, что главной причиной его возникновения следует считать вполне осознанные действия зависимых от Запада политических режимов, которые республики бывшего СССР получили от победителя в «холодной войне» на правах побежденных. Напомним, что по большому счету у подобных политических режимов две главные обязанности, задачи: 1) выплачивать контрибуцию (дань) победителю; 2) принимать меры к недопущению экономического развития колоний, дабы те не имели ни экономической, ни технической возможности бороться с неоколониальной зависимостью. При этом деиндустриализация периферийных стран, непосредственно ведущая к снижению их экономического потенциала, обеспечивает решение не только второй, но и первой задачи. И действительно, всемерное сокращение промышленного производства в переходных и развивающихся странах объективно высвобождает дефицитные сырьевые ресурсы, предназначенные для «золотого миллиарда», которые, однако, по какому-то странному «недоразумению» достались другим народам.

Кстати говоря, о значимости индустриального прогресса на фоне превращения конкурентов в сырьевые провинции было хорошо известно еще три века назад, когда в 1721 г. в английском парламенте было заявлено о том, что «ничто не содействует так сильно возвышению общественного благосостояния, как отпуск своих мануфактурных изделий и привоз иноземных сырых продуктов»23. Практика целенаправленной деиндустриализации колоний также уходит своими корнями в глубь веков. Например, «в 1750 г. английский парламент нашел успехи американских колоний настолько угрожающими, что запретил сооружать в них прокатные станы, железорезальные мастерские, …подковы, гвозди, пуговицы, фетровые шляпы, тонкие сорта сукна…»24. Те же самые принципы предполагает и современная политика неоколониализма. Так, в начале уже 1990-х годов экономический советник английского парламента Д. Росс в докладе «Российская экономика в тупике» откровенно указывал на то, что «необходимым механизмом для резкого увеличения экспорта энергоносителей и металлов являлся быстрый спад промышленного производства, поскольку иначе не освободилось бы сырье для экспорта»25.

Наряду с разрушением общесоюзных хозяйственных связей быстрому снижению промышленного потенциала Беларуси способствовали и некоторые внутренние факторы. В условиях либерализации экономики и ускоренного перехода к рыночным отношениям масштабно проявился «эффект рыночной дискриминации промышленности». Суть последнего заключается в том, что вопреки бытующей даже среди экономистов-профессионалов точке зрения либеральная рыночная экономика создает принципиально неравные конкурентные условия для разных групп субъектов хозяйствования. При этом торгово-посреднические фирмы в «равноправных» условиях либеральной рыночной экономики оказываются в исключительно выгодных условиях по сравнению с производственными и, в частности, промышленными предприятиями, что ставит их в принципиально неравные конкурентные условия.

Так, одно из существенных неравенств и вызвано «эффектом рыночной дискриминации промышленности», который крайне негативно отражается на важнейшем параметре экономической деятельности – величине прибыли, однако проявляется только у предприятий производственной сферы, в то время как у торгово-посреднических фирм снижение прибыли практически не заметно. Дело в том, что разные отрасли национальной экономики имеют свои технологические особенности, которые кардинально влияют на оборачиваемость оборотного капитала (оборотных средств) и на результаты хозяйственной деятельности, важнейший из которых – прибыль как финансовая база накопления и расширенного воспроизводства. Так, в розничной торговле время оборота оборотных средств, как правило, оказывается в пределах одного месяца, в то время как, например, в сельском хозяйстве оно возрастает в несколько раз и достигает 8 месяцев. Что касается промышленного комплекса, то в некоторых его отраслях (например, в судостроении) длительность одного такого оборота может достигать 2–3 лет. В среднем же сегодня время оборота оборотного капитала в промышленности стран ЕврАзЭС составляет 4–6 месяцев, что примерно в 6 раз больше, чем в торгово-посреднической сфере. Иными словами, если в промышленности авансированные в создание оборотных средств ресурсы в течение года успевают совершить 2–4 оборота, то в торгово-посреднической сфере – 10–15 оборотов. Поскольку после каждого оборота оборотных средств создается прибыль, то чем больше таких оборотов совершит авансированный капитал за год, тем выше годовой объем прибыли (при прочих равных условиях).

В частности, табл. 2, где воспроизведены расчеты белорусского экономиста В.Т. Винника, наглядно показывает, что при прочих равных условиях, включая норму прибыли, промышленные предприятия, имея в несколько раз большую длительность оборота оборотных средств, многократно проигрывают торгово-посредническим фирмам по итоговой прибыли и рентабельности. Понятно, что в условиях гиперинфляции 1991–1995 гг. положение промышленных предприятий было просто катастрофичным.


Таблица 2
К описанию «эффекта рыночной дискриминации промышленности»


Субъект хозяйствования

Длительность оборота оборотных средств, дни

Авансированный оборотный капитал, руб.

Норма прибыли, %

Доля заемных средств в авансированном капитале, %

Инфляция,

% в год


Стоимость кредита, % в год

Реальная выручка через 120 дней, руб.

Реальная прибыль через 120 дней, %

Промышленное предприятие

120

100

10

100

12

20

99,2

0,8

Торгово-посредническая фирма

30

100

10

100

12

20

134,2

+34,2

В любом случае уровень прибыльности в торгово-посреднических фирмах столь высок по сравнению с промышленными предприятиями, что, предъявляя спрос на финансовые ресурсы и иностранную валюту в банковской системе, они могут поднять и поднимают планку банковского процента за кредиты (равно, как и обменный курс иностранной валюты) на такой уровень, который недоступен или разорителен для промышленности. В итоге финансовые ресурсы, в том числе при прямом соучастии либеральной банковской системы, «перекачиваются» из сферы производства в сферу обмена, что равнозначно масштабному «вымыванию» оборотных средств промышленных предприятий в пользу торгово-спекулятивных фирм. Вот почему резкое снижение стоимости кредитных ресурсов (снижение ставки рефинансирования) является общепринятой в развитых странах мерой стимулирования производства, что особенно актуально в условиях финансового кризиса, больно бьющего в первую очередь по товаропроизводителям.

В конечном счете реальный сектор экономики, не имея доступа к финансовым средствам для целей модернизации производства, теряет свою конкурентоспособность и разрушается, а высвобождающееся сырье тотально вывозится в технологически развитые страны. Как следствие, национальные рынки усилиями тех же торгово-посреднических структур заполоняются продукцией западных мегакорпораций, расширяющих свой сбыт и тем самым увеличивающих экономическое могущество в рамках реализации принципов Вашингтонского консенсуса. Это означает, что современное государство не имеет права уповать на чудотворную силу «невидимой руки» свободного рынка, а обязано проводить активную промышленную политику, нацеленную на компенсацию «эффекта рыночной дискриминации промышленности» и на восстановление подлинного равноправия производственных и торгово-посреднических компаний.

О масштабах описанного «вымывания» оборотных средств, а значит, обескровливания промышленных предприятий на заре либерально-рыночных реформ в Беларуси свидетельствуют данные табл. 3. В частности, из нее видно, что в период 1991–1994 гг. произошло резкое трехкратное (с 56,8 до 19,2%) снижение доли оборотного капитала в постоянном капитале белорусских промышленных предприятий.


Таблица 3
Динамика структуры постоянного и оборотного капитала предприятий Министерства промышленности Республики Беларусь в период активных рыночно-капиталистических реформ (на конец соответствующего года)26


Показатель

1991 г.

1992 г.

1994 г.

1996 г.

Постоянный капитал, всего, %

100,0

100,0

100,0

100,0

в том числе:













-основной (внеоборотные активы)

43,2

46,5

80,8

71,1

-оборотный

56,8

53,5

19,2

28,9

Соотношение основного и оборотного капиталов

0,76

0,65

4,21

2,46

Оборотный капитал, всего, %

100,0

100,0

100,0

100,0

в том числе:













1) по сферам оборота:













-в сфере производства

63,0

43,9

39,2 а

44,0

-в сфере обращения

37,0

56,1

60,8 а

56,0

2) по источникам образования:













-собственный

51,5

28,8

32,4

35,5

-заемный

48,5

71,2

67,6

64,5

Соотношение собственного и заемного капиталов

1,06

0,40

0,48

0,55

Соотношение основного и собственного оборотного капиталов

1,47

3,02

13,03

6,9

Примечание: α - 1995 г.
Кроме того, следует отметить еще одну крайне важную негативную тенденцию – замещение собственных оборотных средств предприятий заемными (см. табл. 3). Так, если в 1991 году оборотный капитал на 51,5 % формировался за счет собственных источников и на 48,5 % – за счет заемных, то к концу 1992 года собственного оборотного капитала осталось только 28,8 %, а доля заемного резко возросла до 71,2 %. За один только 1992 год доля собственных оборотных средств отечественных промышленных предприятий уменьшилась почти в 2,7 раза, что свидетельствовало о грандиозном «вымывании» собственных оборотных средств вследствие их замещения заемными ресурсами. Это означало, что в эти годы начала активно формироваться паразитарная банковская система, которая, безбожно спекулируя финансовыми ресурсами, приступила к «выкачиванию» с использованием ссудного процента прибыли, заработанной нелегким трудом промышленных предприятий. Наряду с этим произошло заметное перераспределение оборотного капитала промышленных предприятий из сферы производства в сферу обращения, поскольку доля оборотного капитала, функционирующего в сфере обращения, возросла с 37,0% в 1991 году до 60,8% в 1994-м (см. табл. 3).

Все указанные факторы крайне негативно отразились на сфере производства и естественным образом привели к быстрому сокращению промышленного производства в Беларуси. Данные табл. 4 достаточно красноречиво иллюстрируют масштабы указанного сокращения, а значит, деиндустриализации народного хозяйства Республики Беларусь в период активных либерально-рыночных реформ. Наряду с катастрофическим снижением объема промышленного производства, прежде всего в топливной, легкой и промышленности строительных материалов, произошло заметное ухудшение его структуры, поскольку за анализируемый период в 2,6 раза выросла доля добывающих (околосырьевых) отраслей. Обращает на себя внимание резкое (почти на 11%, 1,5-кратное) снижение удельного веса отраслей машиностроения и металлообработки, где с наибольшей вероятностью содержатся наукоемкие и высокотехнологичные предприятия, определяющие общий уровень технико-технологического развития страны.


Таблица 4
Прирост (снижение) объема промышленной продукции и отраслевая структура промышленности Республики Беларусь в период активных либерально-рыночных реформ 1991–1995 гг., %27


Показатель

Объем промышленной продукции

Удельный вес продукции отдельных отраслей

среднегодовой прирост (+) / снижение (–) за период 1991-1995 г.

1995 г. к 1991 г.

1990 г.

1995 г.

Промышленность – всего

–9,3

62,8

100,0

100,0

в том числе:













добывающая

–3,6

85,6

2,1

5,5

обрабатывающая

–9,5

62,0

97,9

94,5

Отрасли промышленности:













электроэнергетика

–8,2

67,2

2,6

13,8

топливная

–17,4

30,4

4,6

4,3

черная металлургия

–6,2

75,2

0,9

2,4

химическая и нефтехимическая

–8,7

65,2

9,0

14,3

машиностроение и металлообработка

–7,3

70,8

34,2

23,3

лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная

–5,5

78,0

4,4

5,3

промышленность строительных материалов

–16,7

33,2

3,7

5,1

легкая

–12,1

51,6

17,2

8,0

пищевая

–9,2

63,2

14,9

17,0

Для того чтобы охарактеризовать масштабы «реформаторского» разгрома отраслей реального сектора экономики Республики Беларусь в 1991–1995 гг. достаточно обратиться к исследованию объемов их производства в натуральных показателях, которые по основным позициям буквально обрушились в 3–25 раз (табл. 5, 6, 7, 8).


Таблица 5
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница