Белорусский путь



страница28/32
Дата10.05.2016
Размер6.87 Mb.
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32

Белорусское сельское хозяйство вполне конкурентоспособно с точки зрения экологической чистоты, включая и зону чернобыльского поражения, где применяются уникальные технологии очистки продукции. Об этом свидетельствует не только статистика роста урожайности традиционных злаковых культур, но и успешное освоение новых. Для решения же проблемы радионуклидов создаются перерабатывающие пищевые технологии, которые позволяют получать чистую продукцию, хотя в исходном сырье радионуклиды могут присутствовать. Разработаны реестры выращивания именно тех растений и злаков, которые наименее усваивают из почвы тяжелые частицы.

Ввиду прогнозируемого мирового продовольственного кризиса становится ясно, что проводимая белорусским государством политика патернализма, противодействия либерализации торговли, защиты отечественного производителя и развития собственного сельскохозяйственного производства и рынка продовольствия, маркирования генетически модифицированных продуктов целиком себя оправдывает.

Ведь не только безотходность или утилизируемость производства – решающий признак экологизации производства и инновационного развития. Еще одним признаком можно считать увеличение доли технологий производства экологически чистой продукции, особенно продуктов питания, имеющих выраженную функциональность и синергизм178.

Многие полагают, что выращенная без применения химических удобрений, инсектицидов и пестицидов пища более здоровая. Тем не менее, большая часть продуктов питания в мире производится все же с помощью химии, и это отчасти позволяет решить проблему голода на Земле. Применение этих веществ в сельском хозяйстве в настоящее время, особенно в странах ЕС, строго контролируется и дозируется, но поскольку существует определенный порог их выявления, и указанные вещества могут быть выведены не полностью, их кумулятивное, накопительное влияние на организм и здоровье человека остается открытым.

Недавние исследования в Великобритании подтвердили, что содержание витаминов, микроэлементов и биофлавоноидов в продуктах агроиндустрии и в «биоорганических», т.е. выращенных без «химии», практически одинаково, а вот содержание побочных, порой токсичных веществ: нитратов, нитритов, тяжелых металлов, пестицидов и т.д. в первых гораздо выше. Поэтому если строго подходить к понятию «био»-продукт, то это означает, что он может считаться таковым, если в течение нескольких лет на земле для их производства не использовались никакие химические вещества. Тогда можно говорить, что выращена экологически чистая продукция. Естественно, цена на нее будет во много раз выше, чем на полученную при традиционном земледелии, поскольку и урожайность на таких эко-землях будет гораздо ниже. (Бытует мнение, что у себя на огороде, в деревне, на даче можно вырастить экологически чистые продукты питания, если не применять химические удобрения и средства защиты растений. Но ведь изначально никто из садоводов не проверяет землю на экологическую чистоту. Существуют стоки, грунтовые воды, кислотные дожди и т.д. Если внести навоз на грядки в избыточном количестве – получится переизбыток нитратов в полученном урожае).

Основными рынками потребления дорогих органических продуктов питания считаются Германия, Франция, Великобритания, США, Канада и Япония. Требования к их производителям там чрезвычайно жесткие. Земля, на которой планируется вырастить экологически чистую продукцию, должна в течение трех лет проходить процедуру очистки, после чего ей выдается экологический сертификат. При производстве запрещается использовать химические минеральные удобрения, а также генетически модифицированные культуры. Ручной труд только приветствуется, даже сорняки удаляются вручную. К примеру, во Франции такие продукты выращиваются в зонах высокогорья, где больше углекислого газа и отсутствуют многие возбудители болезней и вредители. И прежде чем присвоить конечному продукту статус «organic», контролирующие органы инспектируют и посевной материал, и агротехнические приемы, и методы переработки, и даже упаковку. Несмотря на дороговизну, спрос на такие продукты растет.

Однако подобное названия – «экологически чистый продукт» – можно считать просто удачным рекламным ходом. Раз есть люди, готовые заплатить за эту продукцию, то нашлись и те, кто им ее предложил. Бум органической продукции приводит к тому, что люди покупают порой не то, что им полезно, а что красиво преподносится хорошими специалистами по маркетингу. Ее универсальная эффективность тоже вызывает сомнения. К примеру, людям курящим органическая продукция вряд ли компенсирует потери здоровья от курения.

Как показали исследования специальной комиссии при Сельскохозяйственной и продовольственной организации ФАО (ООН) в 2006 г., не обнаружено никакой существенной разницы между продукцией, выращенной биологическим способом, и той, что выращена с применением удобрений и средств защиты. Поэтому ученые Белорусской сельскохозяйственной академии предлагают использовать не название «экологически чистый продукт», а такую формулировку как «экологически безопасный». Несмотря на то, что в Беларуси нет отдельно выделенной группы товаров с пометкой «экологически чистая продукция», в принципе, государство обеспечивает нашим гражданам экологическую безопасность продуктов питания. И порой намного большую, чем в Европе. К примеру, в странах ЕС при выращивании яблок за период вегетации может проводиться до сорока различных обработок, и при этом яблоки идут на детское питание. В Беларуси же количество таких обработок меньше в несколько раз. Даже от иностранцев приходится слышать, что у белорусов вид продуктов и упаковка так себе, но «все такое натуральное и вкусное».

В контексте экологического донорства Беларуси можно взглянуть и на проблему отходов. У Беларуси есть все шансы занять лидирующее положение на этом рынке и привлечь средства углеродного финансирования (компенсаций от стран-загрязнителей за низкие объемы выбросов) для модернизации и технического переоснащения промышленности, транспорта, коммунального хозяйства и других отраслей на базе передовых, экологически чистых, ресурсо- и энергосберегающих технологий. Что пойдет на пользу не только ее экономике, но и климату на планете, послужит существенным вкладом в укрепление позиций Беларуси на фоне глобальной экологии.

Поскольку добиться мирового лидерства в сфере «традиционно инновационных» нанотехнологий, где гонка за результатом и конкуренция уже достигли своего максимума, тем более рассчитывать на опережение соперников сегодня достаточно трудно, возможно осуществить прорыв в сфере принципиально новых – экологических – предложений в сфере нанотехнологий. Можно представить себе, что будет создана новая отрасль промышленности, основанная на инновациях и занимающаяся отходами в масштабе всей страны. «При этом сбор и утилизация отходов могут быть поставлены на индустриальную основу, появится действенная инфраструктура сбора и вывоза ТБО на индустриальные «гиганты мусоропереработки» и, наконец, случится долгожданное – на полигоны отходов придут геологи в поисках «полезных ископаемых»179.

Недавние решения белорусского правительства о либерализации национальной экономики создают возможности по созданию на местах собственных систем и предприятий по переработке отходов. Конечно, далеко не все районы имеют необходимые материальные ресурсы. Поэтому на повестке дня стоит вопрос о создании эффективных экономических механизмов для успешного функционирования малых и средних предприятий, специализирующихся на сборе, сортировке, транспортировке, по использованию в качестве вторичного сырья и безопасному уничтожению отходов, специфических для каждого региона. Речь может идти о льготном кредитовании, налоговых преференциях, лизинговых услугах и др.

Воспользовавшись опытом других государств, например Германии и США, в которых средний и малый бизнес вносит значительный вклад в решение экономических и экологических проблем, можно и в условиях Беларуси, а тем более Союзного государства России и Беларуси, избавиться от значительной части проблем, которые создают для природы и населения отходы производства и потребления.



У Беларуси есть и еще одно «глобальное экологическое качество»: для всего мира она стала полигоном для испытания социальных и экологических стратегий по минимизации последствий ядерной аварии. Разрабатывая и реализуя национальную модель социокультурной адаптации к экстремальным экологическим условиям, наша страна вправе рассчитывать на большую, нежели существует, международную финансовую помощь и политическую поддержку. Реализуемая программа постчернобыльской реабилитации – образец адаптирующей культурно-экологической модели, которая может оказаться востребованной и в других странах.

Все вышеприведенное должно убеждать, что по большинству приоритетов внешняя экологическая политика должна исходить из того, что Беларусь относится к странам – экологическим донорам. Поэтому нуждаются в развитии такие отрасли белорусской специализации на мировом рынке, как производство экологически чистой продукции, высокопродуктивных лесов, развитие наукоемких и информационных (инновационных) технологий, замена устаревших технологических циклов, оказание услуг в области образования, экологические услуги, развитие и расширение заповедных зон и сферы экологического туризма.

Надо сказать, что активно обсуждаемые «национальные экологические паспорта», или счета, позволяющие отнести страну либо к экологическим донорам, либо к загрязнителям, могут послужить утверждению более справедливой мировой стратегии (Это вызывает сопротивление стран «золотого миллиарда», и особенно США. Ведь США, к примеру, потребляя почти 40% мировых энергетических и природных ресурсов, производит около 50% мирового загрязнения. Ничего и никому, заметим, не компенсируя). Речь идет о продаже разрешений на «сверхнормативное загрязнение», о жестком следовании установленной квоте потребления ресурсов для всех без исключения стран. Для тех, кто производит объемы мировых загрязнений ниже квоты и потребляет меньше энергетических ресурсов (а это, несомненно, относится и к Беларуси) – ввести выплаты компенсаций за счет «мировых загрязнителей».

Может ли реализация положений Киотского протокола приносить прибыль? Покупателями сокращений выбросов являются, как правило, европейские и японские компании. Движет ими, конечно, не забота о благе человечества, а выгода: за выбросы парниковых газов, не обеспеченные разрешениями (выше установленной квоты), штраф с 2008 г. составляет 100 евро за тонну хлорофтороуглеводородов. По данным агентства «Point carbon», в 2006 г. совокупный оборот углеродного рынка составил в денежном выражении 22,5 млрд евро. В том числе продажи сокращений выбросов парниковых газов в рамках механизмов Киотского протокола и на добровольном рынке превысили 4,3 млрд евро180.

У Беларуси есть все шансы занять выгодное положение на этом рынке и привлечь средства углеродного финансирования для модернизации и технического переоснащения своей промышленности, транспорта, коммунального хозяйства и других отраслей на базе передовых, экологически чистых, ресурсо- и энергосберегающих технологий. Это пойдет на пользу не только ее экономике, но и стабилизации климата на планете, послужит существенным вкладом в укрепление своих позиций экологического донора.

Вот почему в условиях социально-экономической трансформации не просто сохраняется, а значительно усиливается потребность в активном присутствии государства в социоприродном регулировании. К показателям эффективности экологической политики можно также отнести уровень здоровья и долголетия населения, демографические показатели, социокультурные и экологические условия развития человеческого потенциала. Необходима разработка на государственном уровне доктрины стандарта, благосостояния или качества жизни (некоторые говорят о стандарте достойной жизни). В этой доктрине самые минимальные требования к удовлетворению экологических потребностей людей должны быть относительно высокими, но не поощряющими избыточность и расточительсво. В то же время не менее высокие требования должны предъявляться к участию каждого члена общества в процессе труда.

Экологическая политика, таким образом, становится сознательной деятельностью государства, направленной на поддержание и сохранение надлежащего качества природной среды как условия сохранения сущности и дальнейшего развития человеческого потенциала. Как писал Н.Н. Моисеев, «человек – элемент биосферы и может развиваться только в развивающейся биосфере»181.

Мировоззрение, адекватное таким требованиям, понимает мир как наш Дом. Ценностный подход к миру и месту, предназначению человека в нем, постепенно склоняет к признанию, что не все новации надо превращать в инновации, т.е. воплощать в действительность, что не все открытое, сотворенное и производимое – ценность для человека. От многих изобретений типа ядерного оружия, клонирования или генетически модифицированных продуктов общество пытается защититься, вырабатывая сознательное отношение к ним, способствующее критическому осмыслению, ограничению или запрету.

Поскольку коэволюция – это кооперативное, совместное развития биосферы и социума, Н.Н. Моисеев часто называл сформулированный им закон направляемого коэволюционного развития правилом «кормчего». Принцип заимствования у природы ее принципов самоорганизации сродни понятию «недеяния» («увэй») в китайской философии даосизма. «Увэй» – это действие, отвечающее природе вещей. Так вот, чтобы довести лодку до цели, кормчий должен использовать силу ветра и течений, действовать в согласии с ними, искусно маневрировать, и уж ни в коем случае не гнать лодку против потока.

Предстоит найти новые экономические и политические основания для выработки коллективных навыков экологической безопасности. По сути, экологическая безопасность призвана защитить человека, помимо экологических угроз, и от манипулирования человеческим сознанием и поведением, и от губительного воздействия информационно-виртуального обесценения самого человеческого бытия, от глобальных атак на его духовную целостность. Только в таком контексте возможна продуктивная разработка духовно-культурного, гуманистического критерия безопасности, социально-экологической устойчивости и развития человека.

В настоящее время мы переживаем глобализацию и целый ряд социально-экономических трансформаций, связанных с агрессией ценностей и стереотипов общества потребления. Идет информационная атака на национальные культурные традиции и духовно-нравственные приоритеты. Все это существенно влияет на мировоззренческие основы экологической безопасности, когда размываются значения и смыслы риска, хаоса, неопределенности, ответственности. В современном западном обществе царит настоящая истерия сверхпотребления, гедонизма, на это работает и отлаженная индустрия моды, кумиров, «звезд», престижа. Несмотря на свое высокое призвание просвещать и духовно развивать массы на практике старые (телевидение) и новые СМИ (прежде всего Интернет) зачастую перекрывают и трансформируют воздействие таких факторов формирования духовного мира личности, как семья, школа, материальные возможности и условия жизни. На фоне постоянного блеска и чужого успеха как-то меркнут призывы о сохранении биосферы, биологического разнообразия, об уважении к чужой жизни, о бережливости и рачительном использовании природных ресурсов.

Вот почему экологическая безопасность, основанная на гуманистических, нравственных, духовных традициях и на формировании новых ценностей кооперации биосферы и социума, становится важнейшим мерилом цивилизованности общества, показателем его устойчивости и широких перспектив прогрессивного развития.


6.8. Нравственная безопасность
В системе факторов, обеспечивающих национальную безопасность Беларуси, наряду с энергетической, продовольственной, демографической, экологической и другими формами безопасности важную роль играет нравственная безопасность.

Нравственная безопасность – это комплекс условий, мер и средств, обеспечивающих формирование развитого морального сознания и самосознания белорусского общества и его воспроизводство в процессе смены поколений.

Довольно часто современные исследователи и даже отдельные политики в процессе практического решения вопросов национальной безопасности, делая ставку на экономику и вооруженные силы, явно недооценивают значимость морального фактора – моральных устоев общества. Они неправы. На практике социальные процессы протекают намного сложнее, и не всегда экономически процветающие государства защищены от разного рода угроз и коллизий. В самом деле, то или иное государство – экономически развитое, богатое – вдруг по каким-то непонятным, необъяснимым, на первый взгляд, причинам, сбивается с устойчивого динамичного курса, постепенно теряет свой экономический потенциал, международный авторитет и откатывается на много десятилетий назад, а то и вовсе прекращает свое существование. Примеров тому немало. В дальнейшем, при выяснении конкретных причин ослабления или даже гибели государства, как раз и выясняется то, что чуть ли не главным «виновником» случившегося является дух нации. На уровне обыденного сознания по этому поводу обычно утверждают, что нации «не хватило духа», т.е. не хватило духовных, моральных сил, упорства, воли, в конечном счете – настроенности на запланированный высокий результат. Гегель, трактуя историю, всегда подчеркивал роль «духа» – сознания и самосознания нации – для жизненности государства. Например, целостность дохристианского греческого полиса он характеризовал как нравственную целостность. В конечном счете, Гегель пришел к выводу, что «государственное устройство народа образует единую субстанцию, единый дух с его религией, с его искусством и философией или по крайней мере с его представлениями и мыслями, с его культурою вообще»182. Но еще задолго до немецкого классика многие выдающиеся мыслители прошлых эпох, начиная с древних китайцев и древних греков, не раз отмечали значимость морали, нравственных устоев общества. Скажем, хорошо известно, что «для римской традиции средоточием всех ценностей и прежде всего нравственных – было государство. …Долг гражданский неотделим от долга нравственного: оба эти понятия слиты в римском термине «officium», которым определялась совокупность обязанностей гражданина»183.

В «Письмах к Луциллию» – своеобразном своде этических правил – древнеримский мыслитель и политик Сенека в весьма резкой форме обличал всякие человеческие пороки и обосновывал программу нравственного самоусовершенствования. Он советовал: «Прошу тебя, Луциллий, преследуй их (пороки – Авт.) без конца, без предела, потому что им самим нет ни предела, ни конца. Выбрось те из них, что терзают твое сердце. А если нельзя их искоренить иначе, вырви вместе с ними и сердце. А пуще всего гони наслаждения: пусть они будут тебе всего ненавистнее»184.

То же можно сказать и о Древней Руси. Нравственность, обычно отождествляемая с патриотизмом, здесь формировалась веками, почиталась, признавалась незыблемой духовной основой семьи и государственности. Она стала духовным стержнем не только для русского человека, но и для других народов, проживающих в этом огромном, многонациональном государстве. Но сколь почитаема нравственность (патриотизм), столь презираема на Руси была безнравственность (измена). Так, например, князя Андрея Курбского, предавшего Русь и бежавшего в Литву, Иван Грозный клеймил самыми жестокими словами как человека безнравственного, предавшего Отечество.

«Зачем ты, о князь, – сетовал он, – если мнишь себя благочестивым, отверг свою единородную душу? Чем ты заменишь ее в день Страшного суда? Даже если ты приобретешь весь мир, смерть напоследок все равно похитит тебя… И разве твой злобесный собачий умысел изменить не похож на злое неистовство Ирода, явившегося убийцей младенцев?»185.

Духовно-нравственные факторы играют важную роль в жизни нашего государства, и, безусловно, они не могут не учитываться в процессе выработки стратегии его развития. Об этом четко сказано в «Послании Президента А.Г. Лукашенко белорусскому народу и Национальному собранию 20 апреля 2010 г.: «Словом, добиться динамичного прорыва в нынешних условиях – это значит привести в действие не только экономические рычаги, но и социальные, культурные и духовные факторы». В этом плане можно говорить о нравственности не только как о важнейшем факторе динамичного развития нашего государства, но и как об одном из факторов национальной безопасности Беларуси, являющимся, по словам Главы государства, «своего рода «вакциной» против вирусов духовной деградации».

Важно указать на то, что нравственная безопасность органично связана с другими формами национальной безопасности и выступает своего рода их «связующим звеном». В самом деле, все формы безопасности, в конечном счете, замыкаются на человека. И от того, как поведет себя человек, какой выбор он сделает, во многом будет складываться ситуация и ее дальнейшее развитие. Основанием же того или иного поведения человека в конкретной ситуации выступает его нравственная позиция, определяемая его нравственными устоями и волевыми качествами. Короче говоря, нравственная личность фактически становится решающим фактором национальной безопасности. Вот почему задача нравственного воспитания человека, задача сохранения и укрепления нравственных основ общества, а следовательно и государства, выдвигается на передний план.

Актуальность задачи формирования нравственных устоев общества определяется еще и тем, что в результате различных социальных потрясений, а они неизбежны, ведь исторический путь не представляет собой укатанной «столбовой дороги», нравственные устои общества основательно расшатываются. Вот и белорусское общество пережило такое потрясение в 90-е годы прошлого века, а это не могло не сказаться негативно на его морально-психологическом состоянии.

Сущностной особенностью государств, вступивших на рыночный путь развития в конце ХХ века, является рост преступности. Та же картинна, правда, в меньшем масштабе, наблюдалась в конце ХХ века и в Беларуси – неуклонно увеличилось количество таких видов преступлений, не характерных для прошлой эпохи, как изнасилование и покушение на изнасилование, кража, мошенничество, незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ с целью сбыта, торговля людьми и других. Отмечался рост преступлений, совершенных в сфере экономики, – изготовления, хранения, либо сбыта поддельных денег или ценных бумаг, злоупотребления властью или служебными полномочиями и других. Из числа преступлений, совершенных на улицах, площадях, в парках и скверах, резко возросло число убийств и покушений на убийство и умышленного причинения тяжкого телесного повреждения.

В целом в так называемый переход к рынку заметно снизился общий уровень нравственной культуры. В социологической литературе даже появился новый термин – «десоциализация личности». Об этом можно было судить даже не прибегая к социологическим исследованиям. Прежде всего бросалось в глаза то, что люди стали более замкнутыми, ориентированными на свою личную жизнь, личное благополучие, свой собственный дом, безразличными к общественным делам и к общественному сектору. Даже к жилому фонду относились безразлично: ломали лифты, входные двери, засоряли лестничные площадки, дворы. В это время такое «превращенное» индивидуальное сознание стало характерным для многих людей. Можно сказать, что произошло отчуждение человека от разума, мышления.

В условиях перехода к рыночным отношениям во главу угла развития экономики положен меркантильный фактор – деньги. Но как совершенно справедливо ставит вопрос известный российский ученый-этик А.А. Гусейнов, «все ли можно обменять на деньги, измерить деньгами или все-таки есть какие-то вещи, которые не переводятся в материальный эквивалент, которые обмениваются только сами на себя»129. Базовая мировоззренческая установка «всеобщего обогащения», лишенная каких-либо моральных, а в значительной степени и правовых ограничений, ведет общество к хаосу. К тому же она принижает человека. Свести смысл жизни к деньгам, богатству означает возврат к давно пройденной исторической эпохе первоначального накопления капитала с ее индивидуализмом и эгоизмом. Опасность идеи «всеобщего обогащения» без учета конкретных способов и путей такого обогащения очевидна. Об этом в свое время рассуждал М. Вебер. Он писал: «В настоящее время стремление к наживе, лишенное своего религиозно-этического содержания, принимает там, где оно достигает своей наивысшей свободы, а именно в США, характер безудержной страсти, подчас близкой и спортивной. Никому не ведомо, кто в будущем поселится в этой прежней обители аскезы; …не наступит ли век механического окостенения, преисполненный судорожных попыток людей поверить в свою значимость»186. В качестве действенного инструмента преодоления складывающейся негативной ситуации в социальных сообществах, базирующихся на принципах наживы, М. Вебер предложил «аскетический рационализм». Но «аскетический рационализм» не произрастает как грибы после дождя. Он продукт конкретно-исторических условий. В нашем государстве мы не можем использовать этот рычаг. Тем не менее, с целью предотвращения так называемой «дикой капитализации» представляется важным максимально задействовать определенные мировоззренческие, нравственные установки. Они должны формироваться в семье, школе, трудовых коллективах. Большими возможностями в этом плане обладают СМИ, но эти возможности следовало бы активнее претворять в действительность.

В целом, моральные издержки рыночного беспредела были огромны. В этой связи задача формирования физически здоровой, морально устойчивой, эстетически и интеллектуально развитой личности значительно актуализируется.

Вот почему задача упрочения нравственных устоев белорусского общества выступает не в качестве обычной, повседневной задачи, а как важнейшая составная часть общегосударственной программы национальной безопасности Республики Беларусь.

Как эту задачу решать, и что в этом плане сделано за последние годы?

Считаем нужным прежде всего отметить то, что формирование нравственных устоев белорусского общества системно решается на различных уровнях – неформальном (личностном) и формальном (государственном), посредством многообразных методов и форм.

На личностном уровне акцент смещается на повышение роли и ответственности за воспитание человека. Если раньше вся ответственность за духовно-нравственное воспитание детей, подростков, молодежи ложилась на государственные и общественные институты – дошкольные учреждения, школу, техникумы, вузы, производственные коллективы, профсоюзы и другие общественные организации, то теперь, наоборот, акцент смещается на семью. В первую очередь сами родители должны отвечать за нравственные устои своих детей. Это не означает полного устранения государства и его институтов от воспитательного процесса. В «Послании Президента А.Г. Лукашенко белорусскому народу и Национальному собранию 20 апреля 2010 г. подчеркнуто: «Детские сады должны быть! И это благо, что родители ведут к нам ребенка с трехлетнего возраста. Мы из него должны, и имеем возможность, вылепить будущего нужного нам гражданина нашей страны». Государство так же, как и другие социальные институты, по-прежнему в нем участвует, но уже в более тесном сотрудничестве и сотворчестве с родителями. Главное состоит в том, чтобы сами родители все более осознавали свою собственную ответственность за воспитательный процесс».

Как известно, отдельные старые советские общественные организации (например, комсомол) трансформированы, иные (профсоюзы и др.) – реформированы, а их деятельность модифицирована применительно к новым социальным условиям. Взамен советских общественных организаций, таких, как комсомол, сформированы новые организации, сохранившие опыт и лучшие стороны общественной деятельности прежних организаций (например, Белорусский республиканский союз молодежи и др.). В Беларуси сохранилась и пионерская организация, которая тоже активно участвует в воспитательном процессе школьников. Но появились и совершенно новые организации, скажем, скауты и др. Это свидетельство новой ситуации, связанной с вхождением Беларуси в общеевропейское экономическое и духовно-культурное пространство. Все эти моменты важно учитывать в процессе формирования национальных устоев белорусского общества и обеспечения его нравственной безопасности.

Развитие духовно-нравственного потенциала нации органично связано с деятельностью средних и высших учебных заведений. Поэтому проблемам воспитания государство уделяет большое внимание. Исходя из потребностей и конкретных обстоятельств, своевременно проводит реорганизацию и реформирование учебных заведений.

Воспитательные функции, наряду с информационными задачами, возложены на сформированную за последние годы идеологическую вертикаль. Идеологические работники обязаны чувствовать как социальные, так и волнующие граждан духовно-моральные проблемы, оказывать всякую помощь для своевременного их разрешения, адекватно оценивать нравственный климат коллектива, активно участвовать в организации и проведении конкретных массовых мероприятий, ориентированных на формирование здорового образа жизни, углубление политических знаний и повышение нравственной культуры граждан.

В условиях возрождения и активизации религиозной жизни ставятся более масштабные задачи по формированию нравственности и перед церковью. Церковь как социальный институт на протяжении многих веков накопила огромный опыт духовного влияния на человека. Как отмечают известные российские ученые Л.Е. Шапошников и А.А. Федоров, «органическая религия на всех этапах истории данного народа, после ее принятия, оказывает существенное влияние на процесс развития общества, она даже в самых неблагоприятных для нее условиях остается значимой величиной для нации. Органическая религия выступает важной интегрирующей силой для этноса, она сплачивает его на основе традиций, сохраняет и развивает национальное самосознание»187. Этот богатый исторический опыт церкви важно использовать в деле нравственного воспитания молодежи. Представляется, церковь пока не задействовала весь свой мощный потенциал в такого рода созидательной работе, хотя наше государство на протяжении последних лет всячески оказывает ей помощь.

Одна из ключевых проблем современной эпохи – проблема адаптации человека к изменяющейся среде, в том числе к радикальным экономическим преобразованиям. Еще в 70-е годы прошлого века американский футуролог Э. Тоффлер сделал вывод: «…Если человек быстро не научится контролировать скорость перемен в своих личных делах, а также в обществе в целом, мы обречены на массовый адаптационный срыв»188. И чтобы не скатиться в пропасть, необходимо «равновесие не только между скоростью перемен в разных секторах, а между скоростью изменения окружения и ограниченной скоростью человеческой реакции. Ибо причина шока будущего – увеличивающийся разрыв между ними»189. На бурлящем страстями и кровавыми «разборками» постсоветском пространстве лишь Беларусь отличается своей стабильностью. Но, как и всякий живой организм, наше государство динамично. А следовательно, мы так же, как и другие, ежедневно сталкиваемся с противоречиями, конфликтными ситуациями, которые необходимо уметь разрешать на личностном уровне.

По большому счету, нравственная безопасность охватывает все сферы, проблемы и все социальные слои белорусского общества. И такие масштабные задачи, которые поставлены государством на ближайшие годы, как: качественный прорыв в отечественной экономике, дальнейшее повышение уровня жизни людей, сохранение и укрепление здоровья белорусской нации, дебюрократизация, и, в конечном счете, задача динамичного прорыва в развитии страны с целью построения сильного и процветающего государства – все они, так или иначе, замыкаются на духовности и нравственности граждан. Поэтому дальнейшее развитие нравственности по праву входит в перечень стратегических задач, решаемых белорусским государством. Только нация, наделенная возвышенностью духа и благородством качеств, может стоять на равных среди наций мира.

1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   32


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница