Белорусский путь



страница13/32
Дата10.05.2016
Размер6.87 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32
Глава 4
БЕЛОРУССКАЯ МОДЕЛЬ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Беларусь выбрала свой путь развития и отстаивает свое право на это.

А.Г. Лукашенко


4.1. Построение суверенного независимого государства
Историческая судьба белорусского народа – непростая судьба. Ее нельзя назвать «классической» в том смысле, в каком называют историю многих европейских государств, скажем, Англии, Франции.

Нельзя сказать, что традиции государственности, государственного строительства были малозаметны. Уже в XII–XIII веках на территории Беларуси насчитывалось 36 городов. В Х–XI веках складываются Полоцкое и Туровское княжества, достаточно крупные государственные образования образуются в белорусском Понеманье вокруг городов Новогрудок и Городня. В XII веке выделяются Слонимское, Волковысское, Свислочское, Новогрудское и Городненское княжества.

В период нахождения в составе Великого княжества Литовского, крупного государственного образования, многие белорусские территории сохранили свою автономию, ассимиляции как таковой не было, да и она была невозможна, учитывая серьезные достижения белорусского этноса, сильное влияние белорусов на государственные процессы в ВКЛ.

В 1569 году после принятия Люблинской унии ВКЛ и Польское королевство объединились в федеративное государство – Речь Посполитую, а после трех разделов этого государственного образования белорусские земли отошли к России.

Именно в XIX веке шел процесс становления литературного белорусского языка на основе минско-молодечненского диалекта, начался процесс национального самосознания и выражения его в политических, идеологических формах. В частности, именно в этот период появилась первая партия – Белорусская социалистическая громада (БСГ), в программе которой появились слова о самоопределении белорусской нации. Затем появились и иные партии, как правило, либерально-демократического и социал-демократического толка. Однако до Первой мировой войны вопросы создания белорусской государственности были вопросами «второго плана» по отношению к более насущным политико-экономическим проблемам, если говорить просто – проблемам физического выживания.

Если ретроспективно и схематично рассмотреть государствообразующие процессы на территории современной Беларуси до XIX века включительно, то, пожалуй, можно сформулировать следующие основные положения.



Первое. История белорусской государственности неразрывно связана с историей развития белорусского национального характера. Историческим этапом, зафиксировавшим основные принципы белорусского национального характера, является рубеж XVI–XVII веков, когда белорусам была насильственно навязана церковная уния. Церковная уния 1596 года имела определенную установку – упразднить в Речи Посполитой православную веру. В своей речи в Сенате князь Константин Острожский прямо обвинил короля Сигизмунда III в насильственном насаждении унии. «На веру православную наступаешь, на права наше, ломаешь вольности наше, и наконец на сумненье наше налегаешь: чим присягу свою ломаешь, и то што – кольвек еси для меня учинил, в нивошто остатнею ласкою своею оборочаешь…78.

Именно от этого времени история Беларуси получает «по преимуществу народное направление»79. Почему народное направление? Потому что защита своего образа жизни, своей веры и культуры, своего языка исходила именно из среды самого народа, т.е. крестьянства, мещанства, казачества. Дело в том, что к этому времени западнорусская шляхта уже ополячилась и окатоличилась. Мелетий Смотрицкий в своем известном «Фриносе, или Плаче восточной церкви» (1610) констатировал смерть знаменитых русских родов, погибших в полонизме и латинстве. «Где теперь, – вопрошает Мелетий Смотрицкий, – дом князей Острожских, который превосходил всех ярким блеском своей древней православной веры? Где и другие славные роды русских князей – князья Слуцкие, Заславские, Вишневецкие, Чарторыйские, Соломерецкие, Соколинские, Лукомские и другие без числа?» Высшее западнорусское сословие пало, денационализировалось. Последние столпы русской веры, как, например, князь Константин Константинович Острожский, сходили с исторической сцены. На смену шло молодое панство, для которого проблемы православной веры и русской старины отступили на задний план перед чисто меркантильно-карьеристскими устремлениями. Хроника жизни Льва Сапеги, перебегавшего из православия в протестантизм, из протестантизма в католичество, наглядно демонстрирует полнейшую безыдейность и беспринципность западнорусского (белорусского) высшего класса.

Именно в этот период и выкристаллизовались те социально-философские принципы нашего народа, которые сегодня лежат в фундаменте белорусской государственности. Какие это принципы? Это принципы народности, трудового образа жизни, социальной справедливости, братскости, союза с русским народом, миролюбия, отсутствия гонора. И это понятно, так как только такие принципы отвечали сущности такого общества, которое состояло из трудовых элементов – крестьянства и мещанства и в котором не было высшего сословия, жившего за счет труда крестьян. Такое общество по своему определению уже было обществом трудовым, народным и миролюбивым. Поэтому вполне закономерно, что история Беларуси с этого времени приобретает характер народного направления как в своем содержании, так и в развитии.

Второе. Включение белорусов соответствующих территорий в близкую им, прежде всего по языку, конфессиональному признаку, Российскую империю позволило нашему народу избежать грозящей денационализации и сохранило предпосылки для последующего национального возрождения и государственного строительства.

«Включение восточнославянских земель в состав Российской империи имело для белорусского этноса тогда спасительный характер. Прогрессивное значение заключалось в том, что была ликвидирована шляхетская империя, кровные разборки между шляхтой, от которых страдал в первую очередь простой народ.

Вхождение белорусских земель в состав России способствовало развитию зарождающейся промышленности, втягиванию во всероссийский рынок, что содействовало хозяйственной специализации Беларуси, подъему сельского хозяйства и промышленности»80.

Дело в том, что русская культура и представлялась, и была для большинства представителей элиты «своей», «родной» в том числе и потому, что культуры более близкой просто не было, ее надо было формировать. Сама формирующаяся элита в полной мере осознавала себя, прежде всего, русской и процессы иного характера, связанного с дифференциацией национальных предпочтений принадлежат уже ХХ веку. В частности, отец известного белорусского поэта Максима Богдановича А.Е. Богданович в книге «Пережитки древнего миросозерцания у белорусов» (1895) с болью писал об отсталости белорусского народа с позиций русского интеллигента, человека, выросшего на русской культуре. Первоначально книжка была опубликована в 1895 году в Гродно. Непопулярная работа, поскольку А.Е. Богданович там вообще говорит об истории не «западного», а «западлого края», с ударением на второй букве «а». Белорусские песни, душа народа, по его мнению, «отличаются пришибленностью творчества, духовной бледностью», обряды «или крайне дики с точки зрения цивилизованного человека, или грубофетишистичны», жизнь «свидетельствует о сравнительно невысоком уровне умственного развития» и т.д.

Третье. «Белорусский вопрос» традиционно рассматривался в Европе как «русский вопрос», существенной разницы в миросозерцании, ментальности, культуры русских и белорусов западный исследователь не видел.

Таким образом, исторический путь развития Беларуси проходил в русле национального, культурного, цивилизационного единства с Россией. Для белорусского и русского народов характерны языковое родство, единство образа жизни и территории, одна и та же социальная система ценностей, одни и те же мировоззренческие и политические убеждения, общность исторической судьбы.

Объективно белорусская государственность сформировалась в условиях восточнославянского цивилизационного пространства, союза с русским народом. Такова специфика исторического формирования белорусской государственности.

Эта специфика образования белорусского государства рельефно проявляется на примере попытки создания БНР. Историки, анализирующие процесс возникновения БНР, делают большой упор на различные частные моменты и сообразно казусной логике исторического мышления подразделяются на две группы: одни считают, что БНР не была государством, а представляла собой только идею белорусской государственности, поскольку у нее не было реальной власти и реальных признаков государственности: армии, полиции, Конституции, судебных органов, финансовой системы и т.п. Другие же доказывают, что БНР все-таки была белорусским государством, поскольку имела флаг, герб, «государственную печать». Несмотря на свои расхождения, обе группы исследователей тем не менее считают, что БНР следует рассматривать как явление, которое все-таки способствовало формированию национального самосознания белорусского народа, развитию его языка и культуры, осуществлению государственной самостоятельности и независимости.

Некорректность такого вывода заключается в том, что он основывается на хронологических и формально-юридических признаках. Для постижения феномена БНР важна не формально-юридическая, а философско-историческая точка зрения. А философско-историческую подкладку БНР как раз и составлял комплекс антирусских, антисоюзных идей, которые шли вразрез с белорусской ментальностью и белорусской государственностью.

Один из важнейших деятелей БНР Вацлав Ластовский в своих работах доказывал, что «белорусы и русские две разные расы, а белорусское движение по существу является не просто сепаратным от России, а движением национально-расовым»81. Вернувшись из эмиграции в Минск в 1927 году и став руководителем исторической и этнографической науки в Советской Белоруссии, он продолжал проповедовать теорию волото-кривского происхождения белорусов, согласно которой белорусы имеют расово-антропологическое превосходство над русскими. Им была создана так называемая концепция о «Кривии» – огромном белорусском государстве в прошлом, где доказывалось, что белорусский народ должен называться «кривичским», так как он принципиально отличается от русских, а название Беларусь должно быть заменено Кривией.

Другой деятель БНР Аркадий Смолич в учебнике для средних школ БССР «Кароткі курс геаграфіі Беларусі» пытался всячески обосновать антропологическое (физическое) отличие белоруса от русского. А Язэп Лесик – третий деятель БНР – принимал все меры к тому, чтобы противопоставить белорусский язык русскому, выступал в печати против употребления белорусскими писателями и учеными любого, даже извечно белорусского слова, если оно хотя бы по внешней форме совпадало с русским словом. Такая «белорусизация» на помогала, а мешала белорусскому народу получить образование на родном языке.

Идеологи БНР всячески стремились противопоставить белорусов и русских, развести Беларусь и Россию по разные стороны исторического и цивилизационного развития. И такая идеология была не только антироссийской, но и антибелорусской, поскольку она была чужда белорусскому национальному характеру, в ложном свете рисовала взаимоотношения между белорусами и русскими, а поэтому абсолютно не воспринималась нашим народом. Совсем не случайно, что БНР была провозглашена в период немецкой оккупации Беларуси в 1918 г., так как она не имела поддержки среди белорусского народа, а лишь рассчитывала на «хаўрус с Германской империей», т.е. с оккупантами. Вот почему БНР никакого отношения к белорусскому национальному самосознанию и к белорусской государственности не имеет.

«БНР, о которой неоправданно много говорят, не была поддержана массами и, по существу, не была признана в мире, не имея необходимых атрибутов государства, не стала реальным государством»82.

Первые атрибуты реальной государственности на территории современной Беларуси появились лишь 1 января 1919 г., когда была провозглашена Советская Социалистическая Республика Белоруссия (ССРБ). Начиная именно с этой даты, мы можем говорить о появлении суверенного белорусского государства, самостоятельного, независимого, обладающего признаками государственности в полном объеме. Конечно, события тех лет – это прежде всего сложные испытания, выпавшие на долю и белорусского народа. Государственность в период революций, гражданской войны не могла сформироваться одномоментно, не могла сразу же приобрести черты стабильности, не могла оформиться конституционно. Далеко не случайно в связи с этим второе провозглашение БССР состоялось в июле 1920 года. Об окончательном восстановлении белорусской советской государственности было заявлено в «Декларации о провозглашении независимости ССРБ», которая была принята 31 июля 1920 года в Минске на совместном заседании представителей государственных и партийных органов, общественно-политических организаций и профсоюзов.

Поиск новых форм государственного устройства, движение от унитарных форм государства к союзным привели в конце 1922 года к созданию Союза Советских Социалистических Республик. Именно в рамках союзности развивалась и укреплялась белорусская государственность. И эта союзность белорусской государственности не была фикцией. Достаточно сказать, что наполнение понятия «белорусская государственность» реальными атрибутами произошло именно в этот период. Аппарат государственной власти, система образования, здравоохранения, культурного развития – все это та реальность, которая возникла после 1919 года. Возникшая в результате национальных, международных процессов БССР сыграла важнейшую роль как в становлении и развитии идеи суверенитета, так и национального самосознания белорусов.

Историческое значение образования БССР заключается в том, что оно явилось закономерным итогом исторического развития белорусского народа, когда он, наконец-то, поднялся на уровень государственного мышления и государственного строительства. БССР нельзя ограничивать лишь советской государственностью и рассматривать ее в качестве преходящего этапа в истории белорусской государственности. Советскость белорусской государственности – это лишь форма, сущность же БССР заключается в союзности. Форма – преходяща, сущность – постоянна. БССР лежит в основании дальнейшего развития белорусского государства именно как Союзного государства. «БССР выполнила государственную, политическую, культурную роль объединителя белорусской нации. Именно в этот период времени мы вместе с русским народом победили фашизм»83.

Появление национального государства в начале 90-х годов вызвало к жизни труды, главной целью которых стало обоснование национального величия. Нам стали втолковывать, что мы наследники великих государств и идей прошлого. Из проржавевших ножен появились мечи наших великих предков. Оказалось, что мы не просто не знали о собственном национальном величии, мы даже не подозревали о его поистине вселенских масштабах.

Но, странная вещь, чем больше публиковалось работ такого рода, тем больше в общественном сознании нарастало их инстинктивное неприятие. Суть заключалась не в том, что нить времен была прервана. Речь о том, что в народе, у рядовых граждан не было чувства той истории, которую ему втолковывали, как своей, личной, традиционной, дедовской и отцовской истории. Ее – не было. И это была трагедия. Не только для тех, кто такую историю писал и не находил отзвука, но и для тех, кто вновь почувствовал свою ущербность – как «не доросшего» до той глубины прозрений, тех истин, которые ему предлагались.

Смысл истории во многом стал определяться подходами, замешанными на идее национальной исключительности, точнее, на тех смысловых мостиках, которые не имели ничего общего прежде всего с российской исторической и идеологической практикой.

Раз россияне массово исповедуют православие, то наша история должна подаваться сквозь призму пристального внимания к униатству, которому предназначалась роль «национальной религии».

Раз мы связаны с россиянами общей кровью во время Великой Отечественной войны, следовательно, надо акцентировать внимание на битвах «пад Воршай» и иными сражениями, где уже наши отечественные Ганнибалы не оставляли камня на камне от «восточных римлян» в лаптях и онучах.

Раз они говорят о красоте русского языка, перенести на первый план разговор о чистоте и незамутненности роднай мовы, которая есть и самая «подлинная» и самая «милогучная». Этим «исследователям» и невдомек было, что когда мы говорили о том, что русский язык – это и язык белорусов, это чистая правда, поскольку он, язык, выстрадан и выношен поколениями наших предков, и нам от этих констатаций никуда не деться. Кому-то это может не нравиться, но ведь ни место рождения, ни родителей, ни историю рода мы не вольны выбрать.

И в этом смысле мы всегда будем находить «родимые пятна» нашей общей славянской истории на теле новорожденных государств. В этом смысле наша национальная история «до рождения» интернациональна, союзна. Очевидно, мы должны с большим уважением относиться к той модели государственного устройства, которую реально имеем, потому что это исторический выбор белорусского народа, это результат многовековой эволюции общественного сознания, в рамках которого вызрела и приобрела силу белорусская государственность.

Сегодняшняя Республика Беларусь зиждется на союзном государственном фундаменте. В этом и состоит истинный смысл развития белорусской государственности в современных условиях.


4.2. Основные черты социально ориентированной

экономической модели Беларуси
Беларусь – незамкнутая социальная экономическая система. Государство «встроено» в систему межгосударственных экономических, политических, культурных отношений, в результате чего достаточно заметна условность термина «модель развития». То есть сразу же необходимо отметить, что разнообразные «модели развития» не являются самодовлеющей силой, их нет смысла абсолютизировать, поскольку разного рода взаимозависимости в современном мире столь существенны, что не дают возможности осуществить любую «модель» в ее чистом, так сказать, виде.

Вместе с тем столь же очевидно и иное. При выборе путей развития, определении стратегии чрезвычайно важно выбрать приоритеты этого развития, определить стратегический курс, максимально учесть национальные интересы. Нам всем памятен, например, выбор модели развития российскими реформаторами в начале 90-х годов, модели, вошедшей в нашу историю под запоминающимся названием «шоковая терапия». В какой-то мере подобный сценарий экономического и социального развития пытались реализовать и в нашей стране.

Вот почему, прежде чем охарактеризовать особенности «белорусской модели», стоит, наверное, вспомнить, в каких условиях она принималась, что предшествовало ее принятию.

В своей новейшей истории Беларусь прошла три основных этапа в своем социально-экономическом развитии. Первый – период с 1991 до 1995 года. Это было непростое время. Приобретение суверенитета, вхождение в состав Содружества Независимых Государств сопровождалось нарастанием негативных последствий в нашей стране. Связано это было в первую очередь с тем, что республику традиционно называли «сборочным цехом» Советского Союза. То есть интеграция с другими регионами была столь тесной, что разрыв экономических связей, который последовал, крайне болезненно отразился на нашей экономике. Спад производства, катастрофический рост инфляции – основные признаки этого периода. Достаточно сказать, что темпы инфляции в Беларуси в 1993-1994 годах превышали 200%.

Конечно же, принимались меры для выхода из кризиса. В 1992 году была осуществлена реформа цен, отменен контроль над оптовыми ценами на большинство товаров и услуг, вводились талоны и купоны, карточки потребителя. Однако деструктивная линия развития оказывалась намного «сильнее» линии конструктивной, созидательной. Государственное управление оставалось неэффективным, «старые» механизмы управления, основанные на плановом ведении хозяйства, оказались разрушенными, а новые создавались с большим трудом и фактически не работали.

Возникли такие небывалые для нашего общества феномены, как безработица, обесценивание национальной денежной валюты, резко упал уровень жизни населения. Стали дежурными такие констатации, как «дефицит государственного бюджета», «инфляция», «девальвирование», «рост внешнего долга», к тому же резко сокращался удельный вес промышленности и сельского хозяйства в отраслевой структуре ВВП.

Много и на всех уровнях говорили о рыночной экономике, стали жестко критиковаться предыдущие «модели», в частности социалистическая, усилились надежды на такие инструменты хозяйствования, как «разгосударствление», «приватизация», «демонополизация» и т.д. Общественное мнение во многом было дезорганизовано, никто не учитывал ни традиции, ни ментальные особенности белорусского народа, мало кто апеллировал к предыдущей практике хозяйствования. Масштабность разрушительных процессов приобрела катастрофический характер и в той или иной степени была свойственна всем постсоветским республикам.

Беларусь первая из постсоветских республик опомнилась и остановилась в этом движении к деградации и катастрофе. Заслуга в этом, бесспорно, нашего белорусского народа, который быстро уловил несправедливый, криминальный характер так называемого рыночного реформаторства. То, что наши граждане в конечном итоге отвергли подобное реформирование экономики и социальной сферы, было обусловлено высоким интеллектуальным потенциалом белорусского общества. Как известно, экономика Беларуси на 80% была ориентирована на союзный и мировой рынок. На белорусских предприятиях концентрировалась высококвалифицированная рабочая сила, которая по своему потенциалу не уступала интеллектуальному труду. Именно высокий интеллектуальный фон белорусского общества лежал в основе победы А.Г. Лукашенко на президентских выборах 1994 года. Белорусский лидер адекватно реагировал на общественные настроения, прекрасно сознавая, что без поддержки и доверия народа никакая власть долго не удержится. В результате произошло резонансное наложение интеллектуального и нравственного потенциала белорусского народа на социально справедливую политику Президента А.Г. Лукашенко, что сразу же стабилизировало социально-политическую ситуацию в стране. Началось восстановление социально-нравственной системы ценностей нашего общества, был возвращен утраченный смысл жизни. Смысл жизни, выражавшийся в уважении к своей истории, так сказать, к своим алтарям и очагам.

Начался второй этап социально-экономического развития, который охватывает 1995–2000 гг.

На этом этапе первым шагом стало принятие Программы неотложных мер по выходу республики из экономического кризиса. На что были направлены основные усилия? На оздоровление финансовой и денежно-кредитной систем, улучшение торгового и платежного балансов, стабилизацию курса национальной валюты, усиление мер государственного регулирования, повышение управляемости.

Обратил на себя внимание один закономерный шаг новой власти: при всем внимании к развитию рыночной экономики, дальнейшей либерализации условий хозяйственной деятельности, в частности внешнеэкономической, особое внимание стало уделяться восстановлению государственного сектора экономики, социальной защите населения, государственному регулированию экономических отношений.

Результаты последовали: в отношении инфляции и обменного курса к концу 1995 года удалось добиться стабильности, в 1996 году возобновился экономический рост, улучшился ряд макропоказателей, оказалась положительной и рентабельность.

Выполнение основных параметров Программы неотложных мер по выходу страны из кризиса поставило задачу определения новых стратегических целей и задач. В результате анализа на рассмотрение Всебелорусского народного собрания в 1996 году были внесены «Основные направления социально-экономического развития Республики Беларусь на 1996–2000 годы». Это – принципиальной важности документ: и потому, что государство вернулось к практике долгосрочного планирования своей деятельности; и в связи с тем, что изменению акцентов в социально-экономической политике придавалось общественное звучание; и, конечно же, исходя из необходимости решения важнейшей задачи – стабилизации и повышении жизненного уровня белорусского народа.

Именно в этом документе была сформулирована парадигма «белорусской модели» социально-экономического развития: сочетание преимущества современного высокоразвитого рыночного хозяйства с обеспечением социальной справедливости и эффективной социальной защиты граждан. Как оказалось, понятия «рынок» и «социальная защита» вовсе не антонимы, категории «прибыль» и «справедливость» имеют общие поля пересечения.

Наверное, сказался уже и приобретенный опыт на постсоветском пространстве: в частности, перед глазами были массовая нищета и безработица в России в 90-е годы, резкая поляризация доходов населения, угроза перманентного гражданского противостояния. Была поставлена принципиальная цель: максимально смягчить для населения переход к рынку, используя силу и влияние государства.

Тогда было много вопросов, шли дискуссии, но сегодня уже сформировалось понимание того, что есть по сути «белорусская модель». Среди основных ее признаков можно назвать следующие:

– развитие и совершенствование сильной системы социальной защиты;

– единое отношение ко всем формам собственности;

– развитие конкурентной среды и противодействие незаконным действиям в сфере рыночного хозяйствования;

– продвижение белорусских товаров на внешний рынок;

– рациональное вмешательство государства в экономические процессы, в том числе и применение методов прямого государственного регулирования в тех сферах, где рыночная саморегуляция неэффективна;

– развитие финансовой и кредитно-денежной системы в направлении максимального обеспечения социально-экономической эффективности народного хозяйства.

Но что значат эти принципы в реальной жизни? Возьмем ключевое положение, связанное с социальной защитой. Защищать население – это, как не раз подчеркивалось, вовсе не значит создавать некие тепличные условия существования. Да это и невозможно в принципе. Как раз от пресловутых льгот государство постоянно стремится уйти, но придти, например, к неуклонному росту именно заработанной заработной платы, повышению пенсий, пособий, стипендий. Зарплата должна выполнять и стимулирующую функцию, поэтому финансироваться должна абота, результат, а не «штат» или «материальные затраты». Как отмечал в Послании белорусскому народу и Национальному собранию в 2008 году Глава государства, уже внедрен механизм, позволяющий помогать абсолютно всем, кто в этом нуждается. Этот механизм основан на принципах справедливости, прозрачности, равноправности, равнодоступности.

Безусловно, тогда, на втором этапе развития, или переходного периода, формировались лишь принципиальные, определяющие черты социально-экономической стратегии. Они непрерывно развивались, обогащались на основе общественной практики, достижений ученых-экономистов. В частности, уже в 1997 году была принята

«Национальная стратегия устойчивого развития Республики Беларусь до 2010 года». В данном документе появились некоторые новые акценты. В частности, учитывая деформацию производственной структуры, изношенность основных фондов, остро встал вопрос об экологической защите населения, защите окружающей среды. Было принято решение выдвинуть вопросы экологического характера на подобающее им место, усилить внимание к природоохранным мероприятиям.

Появилось и укрепилось в документе такое понятие, как «устойчивое человеческое развитие». Понятия «человек», «окружающая среда», «развитие», «глобальная безопасность» стали увязываться воедино. Это, как стало понятно, звенья той цепочки, прорыв в которой чреват негативными последствиями для всех участников процесса, всех компонентов единого социального целого. Однако определяющая идея документа осталась прежней: пресловутое «устойчивое развитие» может быть целью и смыслом деятельности белорусского государства и общества лишь тогда, когда в полной мере осуществляется социальная защита населения, когда слова об устойчивом развитии имеют не абстрактный, а сугубо конкретный характер.

При реализации программных установок особая роль отводилась государству. Здесь, конечно, надо учитывать господство бытовавших одно время либеральных иллюзий, согласно которым роль государства в современном мире постоянно снижается, а вот роль факторов «стихийных», «рыночных» постоянно растет. Нужна была и политическая воля, и теоретическая смелость для того, чтобы сформулировать иные цели и задачи, связанные с пониманием того факта, что иных эффективных инструментов, кроме государства, человечество в процессе регуляции экономических, социальных отношений просто не выдвинуло, не сформулировало. Мало того, речь шла и о том, что именно государство может остановить тот беспредел, который был связан с хищническим разграблением народных богатств во многих регионах нашей общей бывшей родины.

«Белорусская модель» «прирастала» и иными важными особенностями, чертами как концептуального, так и практико-экономического характера. Среди них целесообразно выделить ориентацию на рост заработной платы, означающую не только увеличение благосостояния, но и рост доли зарплаты в структуре ВВП страны и расширение внутреннего спроса. Далее, это постепенный отказ от бартерных форм расчета и последовательное сокращение финансирования дефицита бюджета за счет кредитной эмиссии.

Кроме «Национальной стратегии устойчивого развития», в этот период принимаются и иные важные документы, среди которых выделяются Национальная программа привлечения инвестиций в экономику Республики Беларусь (1996), Программа импортозамещения (1997) и некоторые другие. Для упорядочения разработки и принятия документов, касающихся перспективного развития, в 1998 году был принят Закон Республики Беларусь «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Республики Беларусь», в соответствии с которым можно говорить о системе документов, определяющих перспективы развития нашего государства. Это и Национальная стратегия устойчивого развития (срок – 15 лет), и Основные направления социально-экономического развития (10 лет), и Программы развития на пять лет, а также прогнозы на один год.

Что же было достигнуто на этом втором этапе социально-экономического развития? Программами были определены три направления: экспорт, жилье, продовольствие, которые как «локомотивы» должны были бы потянуть за собой другие сферы и производства. Сегодня уже можно сказать, что избранная стратегия оказалась верной. Была создана система управления экономикой, отвечающая реалиям трансформационного периода, внесены коррективы в обеспечение социальной защиты населения, активизирована инвестиционная деятельность, снижен инфляционный потенциал. На смену либерализации цен пришло их государственное регулирование, дополненное жесткой бюджетно-финансовой политикой. В результате не только был остановлен спад производства, но и достигнута положительная динамика важнейших показателей. Так, ВВП за 1996–2000 годы увеличился на 36%, продукция промышленности – на 64%, инвестиции в основной капитал – на 34%, производство потребительских товаров – на 84%.

Что касается строительства жилья и наращивания экспортного потенциала, то эти основные показатели, намеченные программами развития, были выполнены полностью. Однако во внешнеэкономической деятельности негативные явления, «тянущиеся» со времен распада СССР, так и не удалось преодолеть. Как отмечает ученый-экономист В.Н. Шимов, это во многом связано с чрезвычайно открытым характером экономики Республики Беларусь. В стране в последние годы ХХ века внешнеторговый оборот достигал 115-127% ВВП. По степени открытости страна входила в число государств-лидеров, и в связи с этим экономика была подвержена воздействию изменений, происходящих у наших основных внешнеторговых партнеров, в частности России.

Неблагополучным было положение и в агропромышленном комплексе. В 1991–2000 гг. в этой сфере наблюдался спад: уменьшалось производство важнейших видов продукции, сокращалось число прибыльных предприятий, падала рентабельность реализованной сельскохозяйственной продукции.

Таким образом, можно констатировать, что, несмотря на существенное продвижение вперед, некоторые параметры развития нуждались в существенной коррекции, в ряде отраслей положение необходимо было исправлять. В частности, динамика инвестиций в основной капитал увеличилась на 25% при приросте промышленного производства на 65%. Осуществлялось чрезмерное эмиссионное кредитование государственных программ. Существенно мешала продвижению и множественность курсов национальной валюты. Стоит вспомнить, наверное, что в 2000 году официальный курс белорусского рубля был девальвирован более чем в 3,5 раза.

Социально-экономическая политика на новое пятилетие была определена в Программе социально-экономического развития Республики Беларусь на 2001–2005 годы. Следует заметить, что большинство прогнозных показателей Программы на 2001–2005 гг. удалось не только выполнить, но и превзойти. Среднегодовой прирост ВВП за эту пятилетку превысил 7% и в 2003 году превышен докризисный уровень. Это создало предпосылки и обеспечило почти двукратный рост реальных денежных доходов, реальной заработной платы и розничного товарооборота.

Это позволило сформулировать новые задачи. В 2003 году принята Программа структурной перестройки и повышения конкурентоспособности экономики Республики Беларусь. Она предусматривает создание новых наукоемких экспортоориентированных и импортозамещающих производств, отраслей, развитие сферы услуг, использование конкурентных преимуществ и т.д.

Собственно, о времени с 2001 года и по сегодняшний день мы можем говорить как о третьем этапе социально-экономического развития страны в постсоветский период. Конечно же, уже сегодня мы можем говорить о стабильности экономического развития и ускоренном росте благосостояния белорусского народа. Однако сказать, что переходный период закончен, мы не можем: рыночные институты и соответствующая инфраструктура продолжают создаваться и совершенствоваться.

Если в самом общем виде охарактеризовать белорусскую модель, то ее атрибутным признаком является историческая связь времен. Белорусская модель основывается на уважении к своей истории, прежде всего к советской истории. В Беларуси не разорвали историческую связь времен и тем самым не было разрушено белорусское государство и созданы условия для последующего развития республики. «Прошлое, – как подчеркивал Гегель, – не подвергается абстрактному отрицанию, а лишь снимается и, следовательно, вместе с тем сохраняется»84. В этом и заключается коренное отличие белорусской модели от модели российской, которая как раз создавалась на основе разрыва, абсолютного отрицания советской эпохи. В фундаменте российской модели, да и моделей других постсоветских республик, лежала так называемая «диссидентствующая», «правозащитная» идеология, которая по существу своему ничего общего не имела с защитой прав и свобод российских граждан, а была своим острием направлена на разрушение российского государства на основе отрицания советской истории. Объективно такая модель была антироссийской. Дело в том, что так называемый «диссидент», «правозащитник» по своей политической природе – разрушитель национальной государственности и национальной системы ценностей. Его кумир – доллар, мамона. Он одинаково не приемлет ни прошлого советского государства, ни современного российского государства. Думать, что среди этих «диссидентов» можно найти конструктивистов, национальных политиков и мыслителей – верх политической наивности. Отсюда необходимо понимать, что все негативные проблемы современной России (олигархизм, коррупция, преступность, сепаратизм, демографический кризис) – производное от «диссидентствующей» идеологии, которая если и не является доминирующей в настоящее время, то все-таки остается достаточно влиятельной в политической и информационной системе страны. И до тех пор, пока так называемые «диссиденты», «правозащитники» будут идеологически господствовать в структурах общественных организаций, средствах массовой информации государства, Россия будет сохранять негативную траекторию движения. И лишь только включение советского периода в российскую историю как высшего этапа ее развития положит начало восстановлению исторической связи времен, экономическому, политическому и нравственному оздоровлению страны.

Таким образом, за годы созидательной практики сложилась белорусская модель развития, которая характеризуется следующими особенностями.

Во-первых, для белорусской модели характерна эффективная государственная власть. Именно эффективная государственная власть позволила остановить разрушение экономики и социальной сферы, обнищание населения, деградацию науки и культуры.

Во-вторых, активная роль государства в совершенствовании экономики с целью ее постепенной интеграции в мирохозяйственную систему. Белорусская модель, развитая в области экономики, базируется не на противостоянии частного и государственного секторов, а на их параллельном и взаимодополняющем развитии.

В-третьих, характерным признаком белорусской модели развития является сильная социальная политика. Это означает сопряжение социальной ориентации экономики с повышением эффективности ее инвестиций в развитие человеческого потенциала. Социальные программы государства в области образования, здравоохранения, охраны материнства и детства, защиты пожилого населения и малообеспеченных слоев населения, развития физкультуры и спорта составляют социальный смысл белорусской модели.

В-четвертых, особенностью белорусской модели является ориентация на интеграцию и строительство Союзного государства Беларуси и России. Это обусловлено объективными экономическими и историческими обстоятельствами. На долю России приходится половина внешнеторгового оборота Республики Беларусь. Союз с Россией – это основа экономической, социальной и политической устойчивости нашей республики. Кроме того, решающим фактором белорусско-российской интеграции является цивилизационное единство и ментальное родство белорусов и русских. Вот почему кто бы ни пытался вбить клин в белорусско-российские отношения, ни у кого это не получится.

Какие основные направления экономической деятельности поставлены сегодня во главу угла и что нового появляется в понятии «белорусская экономическая модель»? Первоначально необходимо констатировать, что модель обрела черты устойчивости, доказала свою жизнеспособность и потому наполняется все новым и новым содержанием. Скажем, речь идет о выходе на новый, более высокий уровень экономического строительства. Основное место сегодня должен занять субъект хозяйствования – именно так ставит вопрос Глава государства.

Субъект, характеристиками которого становятся такие качества, как надежность, инициативность, ответственность за состояние соответствующей отрасли и работающих там людей.

Создаются такие условия функционирования, когда каждый субъект хозяйствования может и должен получать как можно больше прибыли, обогащая тем самым своих работников и государство. Понятно, что здесь процесс обоюдовыгодный: государство создает равные условия для всех, но надеется получить соответствующую отдачу в виде налогов. Причем налоговая система находится в процессе совершенствования, задача здесь поставлена предельно ясная и прозрачная: она, эта система, должна быть необременительной для нашей экономики по всем параметрам (и по количеству применяемых налогов, уровню их ставок, и в части осуществления финансовых процедур, организации отчетности).

Были определены и иные приоритеты социально-экономического развития. Это развитие здравоохранения, активизация инновационной и инвестиционной деятельности, наращивание экспорта товаров и услуг, дальнейшее развитие жилищного строительства и развитие агропромышленного сектора.

Возникает и такая проблема и направления работы, как структурная трансформация экономики страны. Конечно, необходимость структурной трансформации существует постоянно. Однако многое зависит, так сказать, от обстоятельств места и времени, мотивации, целевых установок. К сожалению, в Беларуси не произошла структурная перестройка экономики, сопровождающаяся в развитых странах резким инновационным скачком. Следовательно, структурная трансформация в Беларуси должна решать две задачи: активно развивать электронную промышленность, вычислительную технику и программное обеспечение, телекоммуникации, образование и науку и вместе с тем обратить особое внимание на резкий скачок в сфере нанотехнологии, генной инженерии, атомной промышленности и т.д.

Решать эти проблемы была призвана и «Государственная программа инновационного развития Республики Беларусь на 2007–2010 годы». Однако практика показывает, что сильный инерционный потенциал преодолевается с трудом, требуется существенное вложение инвестиций, а все это осуществимо лишь на основе долговременной структурной трансформации.

Важнейший источник структурной трансформации – инновационный вектор развития всей существующей и формируемой хозяйственной системы. Это предполагает в первую очередь увеличение в перспективе расходов на науку до 3% ВВП, доли новой высокотехнологичной сертифицированной продукции, рост инновационной активности экономики в целом.

Таким образом, на современном этапе к приоритетным направлениям структурной политики белорусского государства следует отнести активное освоение современных информационных технологий, развитие биотехнологий и нанотехнологий, формирование современных транспортных узлов, развитие жилищного хозяйства и его кардинальная модернизация, формирование передовой информационной структуры на базе систем спутниковой, оптоволоконной и сотовой связи.

Существенным фактором, прямо повлиявшим на осуществление планов экономического, социального развития, стал глобальный экономический кризис, разразившийся в 2008 году. Спад производства, сокращение рабочих мест, разорение, ипотечный кризис, «закупорка» финансовых артерий, паника на биржах – все эти проявления накопившихся в мировом хозяйстве проблем, конечно же, не могли не затронуть нашу страну. В январе 2009 года был девальвирован белорусский рубль, бюджет, как заявлено, должен стать бездефицитным, произошло сокращение бюджетных расходов. В каком-то смысле можно утверждать, что мировой кризис совпал со стремлением руководства страны осуществить ряд мер принципиально нового для экономики страны характера. В лексиконе политиков, экономистов появилось понятие «либерализация» и комплекс мер, которые стоят за ним.

Речь идет о том, чтобы в новых условиях использовать те экономические и финансовые инструменты, которые могли бы обеспечить успех в построении социально ориентированной рыночной экономики. Помочь этому призвала Директива № 4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности», принятая 31 декабря 2010 года. В этом документе максимально учтены все пожелания бизнеса, отменен ряд нормативных актов, значительно уменьшена регулирующая роль государства, сделано очень многое, чтобы упростить ведение предпринимательской деятельности в нашей стране. Но это предполагает и социальную ответственность бизнеса. Бизнес должен жить не только своими, частными интересами, но и интересами трудового коллектива, общества. Здесь вполне уместно привести слова отца немецкого экономического чуда прошлого века Людвига Эрхарда. Он писал: «…частные интересы могут быть оправданы лишь тогда, когда они одновременно служат также интересам общества… Я требую самым решительым образом именно от ответственных крупнейших предпринимателей, в руках которых находятся орудия производства и аппарат рапределения нашего народного хозяйства, наибольших жертв, наивысшего сознания ответственности».

Таким путем шла Германия, таким путем идет сейчас Китай. Это тот позитивный опыт, который мы не имеем права игнорировать и должны в полной мере применять у себя. Поэтому говорить об изменении экономической политики, об отказе от белорусской модели не приходится. Это касается и приватизации, и либерализации, и борьбы с коррупцией, и отношения к государственным и частным предприятиям. Дело в том, что в условиях мирового кризиса необходимо принимать своевременные меры, которые бы максимально стимулировали развитие нашей экономики, экспортеров, производителей.

2010 год, завершавший Программу социально экономического развития Республики Беларусь на 2006-2010 годы, объявлен Годом качества. Что это означает? А то, что основным ориентиром для нас должно стать качество, имеющее три тесно связанные друг с другом стороны: качество производимых товаров и услуг, качество управления и главное – качество жизни наших людей. Для нашей страны вопросы обеспечения качества всегда были в ряду приоритетных. Особую актуальность они приобретают в условиях выхода из мирового кризиса. Главное, что следует понять, – преодоление последствий кризиса никоим образом не должно восприниматься как возвращение к предкризисной экономике. Простое возвращение к докризисному положению неизбежно приведет к управленческому провалу, к тому, что все наши инвестиции окажутся потерянными или истраченными напрасно. Выход из кризиса нельзя рассматривать как традиционный вариант линейного развития – дескать, сегодня сделали отступление, а завтра перейдем в наступление и опять вернемся на старые позиции. В том-то и дело, что нельзя вернуться на старые позиции, поскольку этих позиций уже нет, мир сегодня существенно изменился, и поэтому, чтобы нам сохранить свое достойное место в этом меняющемся мире, мы сегодня должны работать гораздо эффективнее, чем раньше. Вот откуда объективно и проистекает императив качества во всей нашей государственной работе. Как отметил Президент А.Г. Лукашенко в Послании белорусскому народу и Национальному собранию Республики Беларусь 20 апреля 2010 г., «из кризиса Беларусь должна выйти более современной и готовой к жесткой конкуренции в условиях не докризисного, а уже послекризисного мира».

Об этом и шла речь на четвертом Всебелорусском народном собрании, которое приняло Программу социально-экономического развития страны на 2011–2015 годы. В этой программе предусматривется последовательное изменение всего облика белорусской экономики посредством создания новой – основанной на знаниях, информационных технологиях и использующей местные ресурсы.

Это касается и «многовекторной политики», без понимания специфики которой «белорусская модель» выглядит неполной.

И еще: подчеркивается, особенно в интервью Главы государства 18 декабря 2008 года белорусским средствам массовой информации и в Послании белорусскому народу и Национальному собранию Республики Беларусь 23 апреля 2009 г., что национальные базовые ценности остаются нерушимыми. О чем конкретно идет речь? О том, что идеология «рыночной» не может быть по определению, да и либеральной тоже. О том, что традиции, в том числе советские, преемственность не пустые слова, особенно в рамках празднования 90-летия образования БССР, 70-летия со дня воссоединения исконно белорусских территорий в одно государство и 65-летия Великой Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне. И о том, что социальная политика, человеческое измерение государственного управления составляют сущность белорусской модели развития.

1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   32


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница