Белорусский путь



страница1/32
Дата10.05.2016
Размер6.87 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32



ГЕО-КОНСАЛТ



консалтинговый центр



БЕЛОРУССКИЙ ПУТЬ

Минск ● 2014
УДК 32.019.5 (476)

ББК 66.0-7*63.3 (4Беи)

Б43
Под редакцией О.В. Пролесковского и Л.Е. Криштаповича
Авторский коллектив:
О.В. Пролесковский, Т.И. Адуло, В.Ф. Байнев, Н.Е. Захарова, Л.Е. Криштапович, В.А. Лазутка, Б.М. Лепешко, А.А. Филиппов


Белорусский путь / Под ред. О.В. Пролесковского и Л.Е. Криштаповича. – Минск: Мастацкая лiтаратура, 2014.- 378c.
Раскрываются важнейшие особенности внутриполитического и международного развития Беларуси в постсоветский период. Анализируется диалектика провозглашения независимости, выясняется характер и динамика развития промышленности и сельского хозяйства, рассматриваются вопросы становления гражданского общества и социальной консолидации, осмысливается феномен национальной идеи и основные принципы идеологии белорусского государства, освещаются внешнеполитические приоритеты, выявляется специфика формирования национальных интересов и обеспечения национальной безопасности, раскрывается роль средств массовой информации, показывается необходимость дебюрократизации органов государственного управления, сохранения и развития национальной культуры белорусского народа.

Издание рассчитано на научных работников, преподавателей, студентов, управленцев, а также всех, кто интересуется вопросами белорусского пути развития.

УДК 32.019.5 (476)

ББК 66.0-7*63.3 (4Беи)


ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

5

Глава 1. Геополитическая катастрофа XX века . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

8

1.1. «Свобода взметнулась неистово…» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

8

1.2. Парад суверенитетов, или Мифологизация независимости . . . . . . . . .

15

1.3. СНГ – на смену СССР: декларации и реальность . . . . . . . . . . . . . . . . .

24

1.4. Коллапс социально-экономической системы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

32

Глава 2. От катастрофы к созиданию . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

50

2.1. Решительный шаг в будущее: первые президентские выборы . . . . . . .

50

2.2. Закладка фундамента нового здания: референдумы 1995 и 1996 гг. . .

60

2.3. Межконфессиональное и межнациональное согласие . . . . . . . . . . . . . .

74

2.4. Культура в духовной жизни общества . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

77

Глава3. Исторический выбор Беларуси . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

90

3.1. Коллективная ментальность и генезис государственности . . . . . . . . .

90

3.2. Социальная консолидация переходного периода: исторический контекст и перспективы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

98

3.3. Кристаллизация национальной идеи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

105

3.4. Идеология белорусского государства: теория и практика . . . . . . . . . .

112

3.5. Интеграция — основа устойчивого социально-экономического развития . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

119

3.6. Внешнеполитические приоритеты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

132

Глава 4. Белорусская модель социально-экономического развития . . .

144

4.1. Построение суверенного независимого государства . . . . . . . . . . . . . .

144

4.2. Основные черты социально ориентированной экономической модели Беларуси . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

150

4.3. Возрождение села . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

160

4.4. Гражданское общество: характерные особенности становления и развития . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

167

4.5. Белорусская модель демократии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

173

4.6. Государство и церковь . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

178

4.7. Средства массовой информации . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

190

Глава 5. Государство для народа . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

198

5.1. Инновационный путь развития — императив XXI века . . . . . . . . . . . .

198

5.2. Образование, культура, интеллект — национальное достояние . . . . .

219

5.3. Качество жизни — залог устойчивого будущего Беларуси . . . . . . . .

232

5.4. Здоровый человек — здоровое государство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

242

5.5. Физкультура, спорт и туризм — атрибуты суверенного государства. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

255

5.6. Дебюрократизация — важнейшее условие построения государства для народа . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

263

5.7. Президентские выборы 2010 года . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

273

Глава 6. Беларусь и глобальные вызовы современности. . . . . . . . . . . . . .

280

6.1. Национально-государственные интересы и глобализация . . . . . . . . . .

280

6.2. Национальная безопасность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

284

6.3. Общественная и личная безопасность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

292

6.4. Энергетическая безопасность. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

299

6.5. Продовольственная безопасность. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

311

6.6. Демографическая безопасность. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

324

6.7. Экологическая безопасность. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

336

6.8. Нравственная безопасность. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

353

6.9 Историософское единство белорусов и русских как основа строительства Союзного государства . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

359

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

367

Литература . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

370


Введение
Уважаемые читатели!
Перед вами книга, в которой говорится о том пути, который прошла суверенная Беларусь за двадцать лет и где раскрывается место и роль Беларуси в современном мире. Казалось бы, это небольшой по историческим меркам срок, здесь ещё может, как говорят иные, отсутствовать предмет для анализа. Но если мы даже фрагментарно вспомним основные вехи этого двадцатилетнего периода, то согласимся: белорусы прошли за это время такой путь, осуществили столь масштабные преобразования нашего общества, что время первых фундаментальных оценок уже, пожалуй, упущено.

Ведь именно в это время была принята Конституция нашего суверенного государства и дополнения к ней. Проведён ряд референдумов, на которых белорусский народ недвусмысленно высказался по отношению к государственным символам, двуязычию, экономическим реформам, институтам нашего государства, международной деятельности. Кардинальному преобразованию подверглись фактически все сферы нашего народного хозяйства. И дело не только в том, что за это время мы не позволили растащить по частям всё то, что было заработано трудом миллионов наших сограждан. Дело ведь ещё и в том, что мы существенно продвинулись вперёд по всем направлениям нашей хозяйственной жизни, добились перелома в сельском хозяйстве, промышленности, иных сферах экономической деятельности. Белорусское государство признано во всём мире. Его граждане продемонстрировали значительные успехи в спорте, культуре, духовной жизни общества.

Легко ли нам это далось? Конечно, не легко. За счёт чего же нам удалось в основном добиться поставленных целей? Нам не раз приходилось говорить на эту тему, и мы хотели бы повторить главную мысль: у нас есть всё для реализации самых крупных проектов. Во-первых, это наши люди, высокообразованные, талантливые, настойчивые в достижении цели. Во-вторых, это ресурсы, которые мы не только сохранили, но и приумножили. В-третьих, мы сохранили интеллектуальный и духовный потенциал нации, востребованный как в экономике, так и в науке, культуре. В-четвёртых, у нас сложилась национальная управленческая, производственная, культурная элита, которая всё громче заявляет о себе. И, в-пятых, если есть желание достичь высокой планки социально-экономического развития, а также присутствует политическая воля, ориентирующаяся на интересы народа, то любая задача может быть решена.

Нам не хотелось бы повторять основные мысли работы, которая посвящена раскрытию важнейших особенностей нашего внутреннего развития и положению страны в мире. Это сделать сложно в связи с богатством тем, сюжетов, проблем, да и, по сути разве о двадцати только годах идёт речь? В труде белорусских аналитиков и учёных чётко и ясно прослеживается ещё одна важная мысль: мы – общество с богатым историческим прошлым, для нас нет «проходных» дат в нашей национальной истории, будь то Грюнвальдская битва или оборона Бреста, Минска, Могилёва в Великой Отечественной войне. Мы – одно из звеньев в цепочке поколений, мы не только с благодарностью воспринимаем всё то, что нам оставили наши отцы и деды, но мы озабочены и тем, как сохранить и нести дальше бесценный дар патриотизма, любви к Родине, нашей синеокой Беларуси.

Пристрастна ли эта книга? Очевидно, да, пристрастна, как пристрастен всякий патриотизм, всякое бережное, можно сказать, трепетное отношение ко всему тому, что составляет предмет нашей гордости, к нашим святыням. Но эта констатация, конечно, не означает, что перед нами всего лишь одна из «точек зрения», высказанная рядом исследователей. Нет, приведённый в труде фактический материал, уровень анализа и характер обобщений показывают: перед нами объективные выводы, которые отражают действительное содержание пройденного нами пути, мало того, которые отражают не корпоративные пристрастия, а убеждения большинства граждан нашей страны.

Значит ли это, что с некоторыми положениями, характеристиками, заключениями, высказанными авторами в работе, нельзя спорить? Конечно, не означает. Дискуссия по высказанным идеям может принести нам несомненную пользу: собственно, все мы хорошо помним, как в ходе решения важнейших стратегических задач развития нашего государства только постоянный совет с народом, обращение к коллективному опыту позволили нам находить верные решения. Достаточно вспомнить в этой связи общенациональные референдумы, Всебелорусские народные собрания, парламентские и президентские выборы.

Важно лишь помнить, ради чего ведётся спор, в том числе и научный. Ведь за прошедшее время часто, и мы тому свидетели, имели место попытки под видом научного спора решить мелкие, даже не политические, а узкогрупповые задачи. Для нас же самым важным является конечный результат – благополучие белорусского народа, его процветание. Философия представленной читателю работы как раз и состоит в том, что на первом месте у авторов – анализ путей решения общенациональных задач, меньше всего связанных с провинциальными, узкопрофессиональными и узкополитическими интересами.

Даже конспективный перечень тех проблем, которые поставили перед собой с целью анализа белорусские специалисты и ученые, показывает: перед нами попытка системного осмысления пути, пройденного белорусским обществом и государством в постсоветский период. Среди этих проблем такие важные, узловые вопросы, как провозглашение независимости, характер и динамика развития белорусского сельского хозяйства и промышленности, вопросы становления гражданского общества, анализ феномена «национальная идея» и основных принципов идеологии белорусского государства, внешнеполитические приоритеты, проблемы социальной политики и национальной безопасности страны, роль средств массовой информации, сохранение и развитие национальной культуры белорусского народа. Словом, достаточно широкий спектр тем, которые могут привлечь внимание вдумчивого читателя.

Представленная читателю книга вызывает интерес и потому, что она акцентирует внимание на современных, злободневных проблемах развития белорусской государственности в конце прошлого – начале нынешнего века. Ведь все мы хорошо понимаем: процесс формирования и развития национальной государственности – это долгий, непростой процесс. Даже принятие фундаментальных документов, таких, например, как Конституция, ещё не означает, что мы можем себе сказать: «Всё, основные национальные задачи выполнены, остаётся почивать на лаврах». Это – поверхностный взгляд на проблему. Перед нами стоят сложные задачи, характер которых во многом определяется теми вызовами, которые нам навязывает современный мир.

Какую бы из актуальных современных проблем мы не назвали, например, энергетическую, продовольственную, демографическую, экологическую, иные глобальные вызовы современности, мы понимаем: эти проблемы решаются властью, обществом не потому, что мы хотим кому-то понравиться, не потому, что это «модно», а потому, что речь идёт о будущем белорусской нации. Анализ глобальных проблем, представленный в труде белорусских исследователей, убеждает: нам есть, чем и как ответить на эти вызовы, у нас сформировалось ясное видение путей национального развития и характера необходимых преобразований.

Достоинством данной работы является то, что в ней авторы вместо формально-хронологического обзора останавливаются на главных, наиболее смысловых моментах нашего исторического развития, притом таких моментах, которые связывают опыт вчерашнего дня, вернее опыт пережитого времени, с задачами, стоящими перед нашим обществом сегодня. Авторов интересует не прошлое само по себе, а прошлое, которое раскрывает настоящее и будущее Беларуси. Историю авторы рассматривают как материализованный разум народа, от которого мы должны оттолкнуться и пойти дальше в своем развитии.

На наш взгляд, книга может быть полезной самому широкому кругу читателей. Написанная понятным и доступным языком, построенная на большом круге исторических, философских, литературных источников, она может быть востребована как в учебных заведениях, так и везде, где есть интерес, потребность в изучении путей нашего национального развития, понимании политических, экономических, духовных процессов в современном мире. Представленная читателю фундаментальная работа по современной истории развития нашей республики, надеемся, вызовет общественный интерес и послужит главной цели – консолидации белорусского общества, его дальнейшему динамичному развитию, пониманию смысла уже осуществлённых преобразований и характера тех изменений, которые нам всем предстоит осуществить в настоящее время.



Глава I.  ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ КАТАСТРОФА ХХ ВЕКА
Развал Советского Союза был величайшей геополитической катастрофой XX века

А.Г. Лукашенко

1.1. «Свобода взметнулась неистово…»
Загадочна и непредсказуема человеческая история. Пред нашим взором она предстает в своих уникальных, неповторимых, неожиданных и, на первый взгляд, необъяснимых поворотах, хотя ее поступь неумолима и подчинена своим неотвратимым законам. Казалось бы, человек давно должен был согласиться с ее неизбежностью. Но нет. И ранее, и сейчас он никак не желает смириться с отведенной ему историей довольно незавидной, на его взгляд, ролью лишь возможного «влияния» на ход ее событий. Эта роль кажется ему чрезмерно мизерной, унижающей его человеческое достоинство. И человек, не желая довольствоваться малым, жаждет большего: он по-прежнему хочет непременно творить. Не создавать что-либо реальное – конкретное и повседневное, а творить масштабное – реализовывать грандиозные проекты, преобразовывая историю на свой манер. При этом массовая социальная активность проявляется эпизодически. Подлинные причины волн всплеска и падения социальной активности до сих пор остаются загадкой, хотя на их выяснение немало усилий затрачено философами и социологами.

Подобного рода целенаправленная социальная активность вспыхнула на огромном евроазиатском пространстве в 1980-е годы. Многочисленные народы восточноевропейских государств, а, вслед за ними, и СССР, захотели свободы. И не просто свободы, а свободы абсолютной – не ограниченной ни правовыми, ни моральными рамками – свободы, граничащей с вседозволенностью.

Сейчас, по прошествии значительного времени с момента начала тех эпохальных событий, можно более глубоко, более основательно подойти к их анализу – выяснению причин и их последствий. Для подобного рода анализа к настоящему времени сформировалась необходимая эмпирическая база, да и сами последствия той эпохи видны без всякого микроскопа. И все же, даже сейчас не представляется возможным назвать все причины и движущие силы тех масштабных социальных процессов. Собственно говоря, в этом нет особой надобности: абсолютной истины нет. К тому же и для последующих поколений исследователей надо оставить хотя бы часть нераспаханного поля. И, тем не менее, на отдельных вопросах все же нельзя не остановиться.

Во-первых, важно выяснить вопрос, была ли историческая необходимость в столь масштабных социальных преобразованиях? Ответ, на наш взгляд, очевиден. Не только СССР, но и мир в целом в 80-е годы прошлого века нуждался в преобразованиях. Но в преобразованиях осмысленных, взвешенных, постепенных и, главное, гуманных, осуществляемых на паритетных началах как Востоком, так и Западом.

Почему же мир не мог существовать и дальше так, как он существовал до той поры? Проблема видится вот в чем. В международном плане главное противоречие той исторической эпохи – противоречие между двумя противоположными системами достигло предела. Оно неотвратимо вело мир к обострению противоречий, а следовательно, к необходимости их разрешений. Третья мировая война, которую все время предрекали и до сих пор предрекают аналитики, началась в виде «холодной войны» с известной фултонской речи У.Черчилля, даже – с момента атомной бомбардировки авиацией США японских городов Хиросимы и Нагасаки. Идеологическое, экономическое, военно-политическое, культурно-духовное противостояние двух полярных систем, цивилизаций, возглавляемых двумя сверхдержавами – СССР и США, не могло длиться бесконечно. Поскольку в условиях паритета оборонных потенциалов военный способ разрешения противоречий между двумя системами был невозможен, то складывалась ситуация, когда какая-то из систем должна была осознанно пойти на уступки своему оппоненту, или же обе противоположности должны были, взаимно уступая друг другу, прийти к компромиссу, чтобы остановить это объективное и в то же время нарастающее противостояние государств и цивилизаций, ежедневно и ежечасно отвлекавшее их материальные и интеллектуальные ресурсы от созидательного труда и выбрасывающее на ветер миллиарды долларов и рублей. Но случилось так, что в конце ХХ века был сделан выбор не в сторону компромиссов и взаимных уступок, а безоговорочного принятия условий лишь одной исторической стороны. Точнее, этот выбор сделала не безликая мировая история, а политическое руководство СССР в лице М.С. Горбачева и его окружения и именно оно несет ответственность за исторический развал советской страны.

Протолкнув через государственное управление ряд поспешных, непродуманных программ, не давших ожидаемого сиюминутного положительного эффекта, а наоборот, нанесших огромный ущерб хозяйственно-производственному комплексу страны, М.С. Горбачев обратился за советом к своим молодым консультантам, прошедшим выучку в США. А те не смогли (или не захотели) посоветовать ничего иного, кроме как переориентировать курс государства на западную модель развития. Когда в 1988 году был принят Закон о кооперации в СССР, то согласно ему кооперативам было предоставлено право осуществлять операции по экспорту и импорту товаров на договорной основе через соответствующие внешнеторговые организации. Кооперативы стали беспрепятственно вывозить товары за рубеж. В результате моментально опустели полки магазинов, быстро подскочили розничные цены, началась крупномасштабная международная спекуляция. Как подчеркивали специалисты, эта «золотая мина» стала с нетерпением ожидать нового закона о собственности. И вот в 1990 году был принят Закон о собственности, который фактически отдавал общенародную собственность в руки «денежных мешков». Ибо идея акционирования в сочетании со свободой хозяйственной деятельности привела к тому, что тот, у кого были деньги, становился хозяином собственности. Всем остальным «акционерам» позволялось гнуть спину на богатых.

М.С. Горбачев, по-видимому, поверил в искренность партнеров по переговорам – Р. Рейгана, Г. Коля, М. Тэтчер и других руководителей западных государств, поверил в возможность построения нового – большого, гостеприимного «общеевропейского дома», совместное проживание в котором станет комфортным и уютным. Во всяком случае, главному архитектору «перестройки» выстраиваемый совместными усилиями мирового сообщества дом не представлялся в виде советской коммуналки 30-х годов. И все же в теоретическом плане этот дом оказался не продуманным, не осмысленным, не обретшим каких-то четких контуров. Это была первая серьезная ошибка М.С. Горбачева и его спешно сформированной команды.

В свое время конфигурацию общего мирового дома предложил Дж. Гэлбрейт в виде «единого индустриального общества». Теоретическая концепция американского экономиста предлагала мировому сообществу «паритетные» условия: она предполагала взять лучшие стороны от социалистической (плановость, социальную ориентированность, коллективность) и капиталистической (предприимчивость, меркантильность, индивидуалистичность) систем. Вскоре, однако, М.С. Горбачев отказался от строительства нового дома. Он предпочел «войти» в уже построенный Западом дом. Но в чужой дом не заходят со своим уставом. Поверив обещаниям западных «коллег», М.С. Горбачев полностью доверил им и свою судьбу, и судьбу государства. Сначала он даже не осознал того, что оказался полностью запутанным в ловко расставленных его западными «друзьями-коллегами» сетях и вынужден был строго следовать их указаниям, т.е. выполнять их волю. Западный мир лишь внешне выглядел приветливым и сговорчивым и по отношению к своему историческому конкуренту, пошедшему на все возможные и даже невозможные уступки, не проявил ни жалости, ни снисходительности. По своей сущности он оказался жестоким и мстительным: он жестоко поступил не только со своим «другом», лишив его президентского кресла, но и с великой страной, которая на протяжении стольких десятилетий представляла для мирового сообщества экономическую, политическую и военную альтернативу. М.С. Горбачев осознал это позже.

А пока он со своей перестроечной командой решал практически не решаемую задачу – стремился мощнейший корабль в одночасье развернуть на 180 градусов – от общенародной к частной собственности, от коллективного к индивидуальному началу, от планового хозяйства к рыночному саморегулированию, от формационной теории К. Маркса к цивилизационным моделям общественного развития О. Шпенглера и А.Дж. Тойнби. В максимально сжатые сроки, отведенные Западом для преобразования страны, предстояло сделать очень многое. Самые ретивые стратеги отвели на обустройство нового дома, вернее, вхождение в европейский дом, всего «500 дней», и сразу же под диктовку США принялись за масштабную работу. Для идеологической переориентации общественного сознания, его обработки в соответствующем направлении был задействован весь мощнейший идеологический аппарат государства, средства массовой информации, вузы, школы и даже дошкольные учреждения. Но и их оказалось недостаточно. На помощь были срочно призваны диссиденты, экстрасенсы, колдуны, шаманы, артисты, служители церкви. Чтобы подбодрить М.С. Горбачева в его бездумной деятельности, по инициативе западных кругов ему была присуждена Нобелевская премия мира.

Главной идеологической доктриной, т.е. теоретическим оружием формирующегося класса предпринимателей и бизнесменов, стала идеология свободы. В исследованиях часто пишут о том, что будто бы в результате активного вытеснения из общественного сознания коммунистической идеологии в нем образовался вакуум, который тут же заполнялся различными деструктивными идеями. Безусловно, и такого рода явления имели место в общественной жизни той исторической эпохи. Но не это было главным. Главным стало взращивание бунтарей, отчаянных борцов, готовых не только мирно митинговать, но и пойти на штурм правительственных зданий с оружием в руках. Все это вело к социальному разложению, разжиганию межнациональной розни и доведению ее до межнациональных конфликтов, разрушению сложившихся на протяжении многих веков нравственных устоев и традиций, формированию антисоциальных инстинктов и образцов поведения. В самом деле, «сколько эмоций, громких слов и бездумных дел было произведено за короткое время нашего анархического припадка девяностых годов»1.

Именно идеология свободы весьма привлекательна для молодежи, поскольку полностью раскрепощает ее, освобождает от множества ограничительных рамок – соблюдения каких-либо социальных норм, принципов, прежде всего моральных. «Силы зла стремятся к свободе не в меньшей степени, чем силы добра. Пожалуй, самыми страстными поборниками свободы являются преступники и другие антиобщественные элементы. Великая криминальная революция в России в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века разворачивалась на глазах всего мира с лучезарным девизом свободы. Благодаря молчаливой поддержке «свободного мира» эта свобода грабила народы бывшего СССР, устраивала кровавые разборки с массовыми жертвами, сделала насилие законом почти во всех сферах общественной жизни»2.

В целом же, вытеснение коммунистической идеологии и внедрение в сознание масс идеологии свободы – единовременный процесс. С конца 1980-х годов все огромное пространство СССР стало ареной митинговых страстей и массовых выступлений – ареной серьезнейших баталий. С заводов и фабрик, шахтных забоев, научно-исследовательских учреждений, вузов и даже школ были выведены на улицы городов многотысячные толпы людей, требовавших одного – свободы. Но вся ирония истории заключалась в том, что идеология свободы при этом выступала не в своем истинном образе (осознанной необходимости), а в виде голого произвола. Гносеологической основой понимания свободы как произвола является софистика. Отсюда апология индивидуализма, эгоизма, субъективизма как якобы прирожденных качеств человека, которые не заключают в себе никакой объективности, необходимости, всеобщности. Все это внешне выглядело привлекательно, а на самом деле такая трактовка свободы была безнравственна, антигуманна. Это была сугубая софистика мышления, не сознающая, что свобода человека без ответственности, что права человека без обязанностей есть произвол, беспредел.

С точки зрения софистического сознания можно было оправдать любые безнравственные и даже преступные деяния. Именно по логике софистики формировались антигосударственные и националистические концепции общественного развития. Отсюда должно быть понятно, что попытка построить общество на индивидуалистических принципах невыполнимо именно по причине антиобщественного характера подобной затеи.

Удовлетворяясь точкой зрения софистики, человек объективно консервирует уровень своей умственной ограниченности. Ибо глупость как раз основывается на софистическом стиле мышления. Именно на идейном родстве глупости и софистического ума паразитируют современные проповедники индивидуализма, предлагая человеку свои гносеологические (чем больше человек познает, тем меньше он знает), житейские (надо жить в настоящем, а не думать о будущем), политические (думай только о себе, а Родина подождет), экономические (главное создать класс эффективных собственников, а не заниматься какой-то справедливостью) софизмы.

Перестроечное представление о неэффективности социалистической системы, которое явилось основой рыночной догмы о теоретической и практической несостоятельности социализма, вытекало из принципиально неверного метода осмысления социалистической практики, когда вместо совершенствования системы управления народным хозяйством переключили внимание общественного сознания на чисто разрушительную идею перестройки (фактически ликвидации) политической и экономической системы социализма. При таком подходе перестройка объективно воспринималась в качестве альтернативы социалистическому строю. Все это вело к тому, что решение стоящих перед обществом задач переносили из области изучения конкретно-хозяйственного опыта социализма в плоскость конструирования нежизнеспособных абстрактно-экономических и формально-политических механизмов социального развития. Вместо того, чтобы надстройку приводить в соответствие с возросшими и более сложными задачами и потребностями экономики, стали перестраивать социалистическую систему путем бессмысленной экстраполяции западных институциональных форм на советскую почву. Все это не могло не привести к дезорганизации системы управления народно-хозяйственным комплексом к разбалансированности всех звеньев государства и общества и в конечном итоге к глубочайшему социально-экономическому, политическому и духовному кризису. Анализируя горбачевскую перестройку, крупнейший философ современности А.А. Зиновьев в своей работе «Кризис коммунизма» писал: «Я подчеркиваю, что дело обстояло не так, будто возник кризис экономики, и горбачевское руководство стало проводить экономические реформы с целью его преодоления. На самом деле сами экономические реформы горбачевского руководства явились реальностью кризиса экономики. Если хотите установить, в чем именно заключался кризис советской экономики, перечислите и опишите эти реформы. Имея намерение улучшить положение в экономике, горбачевцы ввергли ее в состояние кризиса»3.

В конечном счете, «перестройка» подвела итог многолетней борьбы двух противоположных социальных систем и зафиксировала факт поражения одной из них – советской модели социализма. Над причинами поражения социализма в виде его советской модели еще долго будут размышлять исследователи. Мы же хотим сказать о другом: Беларусь как суверенная республика в рамках СССР и белорусский народ не были инициаторами, а тем более непосредственными исполнителями развала СССР, хотя известное «Вискулевское» соглашение и было подписано руководителями России, Беларуси и Украины на территории нашего государства. С другой стороны, Беларусь и не в состоянии была противостоять этим разрушительным процессам, идущим из Центра и жестко им управляемым. Хотя, если бы граждане знали о трагических последствиях того эпохального исторического события, то вряд ли бы они были столь пассивными и безразличными к происходящим политическим событиям.

Своим острием «перестройка» и идеология свободы были направлены прежде всего на разрушение социальных учреждений – экономических, политических, социально-культурных, семьи и брака и других системообразующих институтов. Социальные институты формируются в процессе становления человеческого общества, являются его органичной частью и обеспечивают устойчивость общества, т.е. выступают его своеобразным фундаментом, орудием организации и регулирования социальной деятельности, социальных отношений в соответствии с осознанно поставленной целью для достижения конкретных результатов.

Проблема свободы – это не только проблема политическая, но и нравственная. Собственно говоря, проблема свободы есть другое название проблемы социального прогресса. Что такое социальный прогресс? Социальный прогресс – это троякий прогресс: во-первых, политический; во-вторых, нравственный; в-третьих, умственный. Политический прогресс относится к свободе человека или его правам. Нравственный прогресс касается обязанностей человека или долга. Умственный прогресс связан с истиной или знанием человека. Таким образом, социальный прогресс представляет собой триаду: свобода – необходимость – истина. Можно другими словами: право – долг – знание. Только совокупность всех трех членов триады социального прогресса дает человека свободного. Отождествление социального прогресса с одним из членов триады будет односторонним и неверным. Там, где апеллируют только к свободе, правам человека, имеют человека софистического, прагматического. Там, где на первое место выдвигается истина, знание, оперируют с человеком разумным. Там, где все связывают с моралью, имеют дело с человеком нравственным. Платон рисовал философский идеал человека. Аристотель писал морального человека. Протагор увлекался политическим человеком. Но ни один из них не давал идеал человека свободного. Отсюда психологические типы личности: платоник, аристотелик, софист. Первый – поклонник разума (идеи). Другой – сторонник морали (долга). Последний – апологет субъективности (прагматизма), не признающий никаких законов. Отсюда типы социального устройства: платонический, аристотелевский, софистический. Платонический – философско-разумный. Аристотелевский – традиционно-моральный. Софистический – субъективно-прагматический. Вот почему Платон – символ античности. Аристотель – символ феодализма. Софисты – символ буржуазного общества.

Вот почему либерализм одновременно противник не только государственного управления экономикой, но и свободы личности. Дело в том, что либерализм признает свободу лишь в форме случайности, или, другими словами, стихийности. Но свобода в форме случайности означает гносеологический произвол. А свобода в форме стихийности – политический произвол. Либерализм в политическом плане представляет собой идеологию политического произвола, которая не имеет ничего общего с действительной свободой человека. Человек, остающийся на ступени произвола даже в том случае, когда он решает в пользу общего, субстанциального по своему содержанию, все еще страдает амбициозным представлением, что если бы ему было угодно, он мог бы решить также и пользу другого поведения. Свобода в форме произвола имеет основание не в разуме человека, а во внешних обстоятельствах. Свобода по отношению к внешним обстоятельствам существует поэтому лишь форме выбора. Но эта лишь формальная, и она должна рассматриваться как лишь воображаемая свобода.

Человек не подвигается к свободе, если он только апеллирует к прагматизму, субъективизму и безразличен к долгу и истине. Вообще, политический прогресс относится не к человеку, личности, а к обществу, социальным обстоятельствам. Свобода, права человека относятся не к личностной, а к общественной силе, т.е. к равным социальным условиям для всех людей. Первоначально под равными социальными условиями подразумевается формальное, юридическое равенство. Затем общественное сознание доходит до идеи социальной справедливости, социального равенства. Следовательно, политика – это не права человека, а права общества, т.е. справедливые и равные условия для всех членов общества. Собственно, человек, личность никаких прав не имеет. Человек, личность – это долг, обязанность. В реальной, бытовой жизни эта аксиома человеческого общежития подтверждается на каждом шагу. Другими словами, права человека, свобода личности заключаются в том, чтобы жить по долгу, по обязанности. Политика, свобода человека есть не что иное, как постоянно меняющиеся социальные параметры, в которых протекает жизнь моральной и разумной личности. Связывать проблему свободы человека с политикой, правами человека – значит смешивать внешние обстоятельства с внутренними императивами человеческой жизнедеятельности – значит не понимать объективной логики исторического прогресса, который, собственно говоря, относится не к человеку, а к политическим обстоятельствам. В этом и заключалась драма перестроечного понимания свободы человека.

Подавляющее большинство творческой интеллигенции приветствовали «перестройку». Но понимали ее узконаправленно, узкопрофессионально односторонне – лишь как отвоеванную за многие десятилетия свободу слова, печати, как впервые полученную возможность критически высказываться по отношению к власти и к стране. Многие из журналистов, писателей, деятелей культуры не только не поняли сущности, масштабности и возможных последствий радикальных социальных реформ, но даже не уловили подлинных замыслов «перестройщиков», не уловили того, что на деле они получили лишь формальную, а не реальную свободу, по-прежнему выполняя социальный заказ, только теперь этот заказ являлся антинациональным, антинародным и антигуманным по существу. Разобраться в подлинной социальной картине той эпохи удалось лишь немногим и не сразу.

К тому же мало кто из писателей, журналистов глубоко рассуждал в те годы о путях и цене социального прогресса. Писали на потребу дня. В отличие от трезвомыслящих людей той эпохи, предупреждавших об опасностях на пути рыночных реформ, они принципиально (а некоторые – осознанно) не замечали всего наносного, неестественного, чуждого, дурного – той пены, что сопутствовала бессмысленной ломке социальных устоев. И даже тогда, когда им самим вскоре пришлось столкнуться с пошлостью, несправедливостью, чиновничьим чванством, ханжеством, лицемерием, подлостью, они все это списывали на прошлую «тоталитарную» эпоху и на свою страну, представленную ими как «империю зла». А пока шел бурный процесс «демократизации и гласности». Говоря словами С. Есенина, «еще закон не отвердел, страна шумит, как непогода. Хлестнула дерзко за предел нас отравившая свобода».

Многие деятели литературы и искусства, представители творческой интеллигенции, получив столь долгожданную свободу, вскоре в ней разочаровались. В погоне за благами, а некоторые и вследствие резко снизившегося жизненного уровня покинули страну, понимая, что ситуация на постсоветском пространстве еще долго будет оставаться «вздыбленным конем», что не скоро сюда придут спокойствие и размеренный быт.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница