Белая армия на дальнем востоке: возникновение и структура



страница1/2
Дата14.11.2016
Размер0.5 Mb.
  1   2




Статья напечатана в сборнике научных статей «Из истории Гражданской войны на Дальнем Востоке (1918-1922 гг.). Выпуск 2. Хабаровск, 2000. С.36-69.


С.Н. Савченко,




БЕЛАЯ АРМИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ: ВОЗНИКНОВЕНИЕ И СТРУКТУРА

(СЕНТЯБРЬ 1918 - ФЕВРАЛЬ 1920 ГГ.)
В данной статье автор ставит своей задачей рассмотреть историю формирования белых войск на Дальнем Востоке в 1918-1920 гг., чтобы восполнить картину событий Гражданской войны в регионе. Ранее подро- бных исследований по истории возникновения и развития белогвардейс- ких войск на территории Дальнего Востока не проводилось, и автор надеется, что данная работа позволит ликвидировать некоторые пробелы в этом вопросе.

В конце августа - начале сентября 1918 г. на фронтах Дальнего Востока продолжались боевые действия между советскими частями и вой-сками интервентов и белогвардейцев. В связи с признанием в начале сентября 1918 г. атаманом Г.М. Семеновым власти Временного Сибирского правительства (ВСП) во главе с П.В. Вологодским, началась реорганизация белых войск в Забайкалье и на Дальнем Востоке в соответствии со структурой Сибирской армии. Командующий Сибирской армией генерал П.П. Иванов-Ринов 6-го и 10-го сентября 1918 г. назначил атамана Семенова главным начальником Приамурского военного округа и командиром вновь формируемого 5-го Отдельного Приамурского армейского корпуса, штаб и управление которым должны находиться в Хабаровске. 10 сентября 1918 г. командующим сухопутными и морскими силами Приморской области с правами командира корпуса стал полковник Х.Е. Бутенко. На него же возлагалась задача формирования 9-й Сибирской стрелковой дивизии 4-х полкового состава, входящей в 5-й корпус. Кроме частей фо-рмируемой 9-й Сибирской стрелковой дивизии, в этот корпус надлежало включить уже существующий Особый Маньчжурский отряд атамана Семенова (ОМО), а также Забайкальскую казачью дивизию и Сводно-казачью дивизию Амурского и Уссурийского казачьих войск, которые еще предстояло сформировать. Районами комплектования и расположения корпуса устанавливались Амурская и Приморская области, Якутская губерния и Камчатка. После назначения атамана Семенова командиром 5-го Приамурского корпуса, ОМО было решено сохранить в составе корпуса и присвоить ему имя атамана Семенова. В состав отряда входили следующие бригады: стрелковая, кавалерийская, артиллерийская, бронепоездов, а также специальные команды при штабе. Штаб ОМО был расквартирован в районе станции Маккавеево, командовал им войсковой старшина А.И. Тирбах. Командовать 1-й Забайкальской казачьей дивизией, которая начала формироваться в конце августа 1918 г., был назначен генерал Д.Ф. Семенов (дядя атамана Г.М. Семенова)1.

18 сентября 1918 г. Благовещенск был занят японскими войсками и белыми казачьими частями атамана И.М. Гамова. В городе образовалось Временное Амурское правительство, в которое вошли городской голова правый эсер А.Н. Алексеевский, Войсковой атаман Амурского казачьего войска И.М. Гамов, председатель областной земской управы Н.Н. Родионов и начальник штаба Амурского отряда подполковник И.Н. Никитин, ставший затем командующим войсками области. Правительство объявило о непризнании Брестского мира, возобновлении войны с Германией, аннулировало все декреты Совета Народных Комиссаров (СНК)2.

К середине сентября 1918 г., т.е. после свержения советской вла-сти, на территории Дальнего Востока действовало сразу несколько ан-тибольшевистских правительств. Во Владивостоке боролись за власть эсеровское Временное правительство автономной Сибири (ВПАС) И.А. Ла-врова - П.Я. Дербера и Временный правитель генерал Д.Л. Хорват со своим прокадетским Деловым кабинетом. Хабаровск был занят частями Особого Уссурийского казачьего отряда (ОКО) под командованием атамана Уссурийского казачьего войска есаула И.П. Калмыкова (само Войсковое правительство находилось во Владивостоке). Он не признал ни одно из новоявленных правительств и объявил автономию уссурийских казаков. В то же время сам ОКО, как автономная русская боевая единица, находился под японским верховным командованием на российском Даль- нем Востоке.

Какими же вооруженными силами располагали эти правительства на Дальнем Востоке?

В распоряжении правительства И.А. Лаврова - П.Я. Дербера находились штабы формируемых в Никольске-Уссурийском 3-го, 4-го Сибирских стрелковых полков и артиллерийской батареи, сотня Уссурийского казачьего полка т.н. «Народной армии» ВПАС, - всего 200-250 чел.

В Гродеково располагались войска, подчинявшиеся генералу Хорвату. Это были конно-егерский полк 4-х сотенного состава под командо-ванием ротмистра В.В. Враштеля, 1-й артиллерийский дивизион, тяжелая батарея и инженерная рота3, осенью 1918 г. развернутые в Уссурийскую конную бригаду под командованием полковника А.Е. Маковкина. Части охранной стражи, насчитывавшие около 4 тыс. русских и китайцев4, на-ходились в полосе отчуждения КВЖД и только 2 роты из них охраняли железнодорожный путь на участке Гродеково - Никольск-Уссурийский. Во Владивостоке располагались около 300 разоруженных интервентами 25 августа 1918 г. солдат и офицеров 1-го и 2-го Сибирских стрелковых полков «Народной армии» (части ВПАС, формировались из офицеров, добровольцев, кадетов), перешедших на сторону генерала Хорвата. 10 сентября по распоряжению английского генерала А.Нокса им было возвращено оружие и они были направлены на Уральский фронт. 25 сентября на фронт выехала вторая группа владивостокских добровольцев и офицеров5. Однако обе эти группы до фронта не доехали, а были возвращены из Маньчжурии в Приморье и расположены в Раздольном, как кадры будущих воинских формирований6. Все войска Хорвата (без китайских частей ох-ранной стражи) насчитывали свыше 3 тыс.чел.

Боевую силу Уссурийского казачьего войска составлял Особый казачий отряд, насчитывавший до 1,5 тыс.чел. (офицеры, добровольцы, ка-деты, казаки). ОКО базировался на станциях и в поселках линии Владивосток - Хабаровск, однако основные силы отряда дислоцировались в Хабаровске. Приказом по Хабаровскому гарнизону от 17 сентября атаман Калмыков, по представлению Хабаровского городского самоуправления и с согласия союзного командования, временно назначил себя начальником гарнизона русских частей Хабаровска с подчинением себе всех учреждений военного ведомства, входящих в состав Приамурского военного ок-руга7.

Вооруженной силой Временного Амурского правительства являлся Амурский отряд атамана И.М. Гамова, который состоял из амурских ка-заков, офицеров и добровольцев и насчитывал несколько сотен человек.

Дальневосточные атаманы носились с идеей сепаратного государства с опорой на Японию, причем хотели быть в нем полными хозяевами. Идея создания такого государства нашла полную поддержку в Японии, которая снабжала атаманов всем необходимым: средствами, вооружением и т.д.

Очевидно, для реализации своих целей и для усиления надежности русских войск бывший начальник штаба Российских войск на Дальнем Востоке (подчинявшихся генералу Хорвату) генерал Б.Р. Хрещатицкий в середине октября 1918 г., с подачи японцев, предложил проект создания русской армии в регионе, в состав которой должны войти и японские части. Так, по его предложению, в каждом русском полку может состоять японская рота, а в каждом штабе японский комиссар - т.е. эта “подъяпоненная”, по выражению барона А.П. Будберга, армия должна находиться под японским контролем и командованием. По свидетельству генерала В.Е. Флуга, осенью 1918 г. Япония делает новое предложение генералу Хорвату по созданию русской белой армии на Дальнем Востоке. Япония брала на себя формирование и содержание русских регулярных войск в регионе численностью от 10 до 20 тыс.чел., причем без каких-либо компенсаций. Это предложение Японии было негативно встречено со стороны США, Франции и Англии, причем последняя сама выступала с проектами формирования русских регулярных войск на Дальнем Востоке под своей эгидой. Подобные инициативы Японией выдвигались и позднее. Так, посланник США в Китае П.С. Рейнш в феврале 1919 г. сообщал в Вашингтон о предложении японского военного министра Танака правите-льству Колчака от 28 января 1919 г. сформировать на Дальнем Востоке совместные русско-японские подразделения для борьбы с большевиками. Колчаковское правительство отрицательно отнеслось к этому предложению8. И страны Антанты и США и сам Колчак понимали, что в этом случае российские белые силы будут подчиняться Японии и реализовывать ее задачи.

Сложную задачу по созданию единого правительства в Сибири и на Дальнем Востоке взял на себя глава Временного Сибирского правительства П.В. Вологодский, прибывший 21 сентября из Омска во Владивосток. Он заставил уйти в отставку правосоциалистическое ВПАС9 и 30 сентября на объединенном заседании делегации Вологодского и членов Делового кабинета генерала Хорвата было подписано соглашение, согла- сно которому стороны признали необходимость наличия единой центральной Всесибирской власти. Поскольку программы ВСП и генерала Хорвата были прокадетскими и принципиально между собой не расходились, был сделан вывод о желательности слияния в ближайшее время этих правительственных аппаратов10. Хорват заявил о готовности передать в распоряжение ВСП свой аппарат, подчинить свои войска Временному Сибирскому правительству, а сам согласился остаться на Дальнем Востоке представителем последнего. В соответствии с этим позднее был объявлен приказ ВСП от 28 октября 1918 г. о назначении генерала Хорвата Верховным уполномоченным ВСП на Дальнем Востоке11. Необходимо указать, что в целях объединения антибольшевистских сил Сибири, в Уфе 23 сентября 1918 г. была образована Директория, исполнительная власть при которой находилась в руках Совета министров во главе с П.В. Вологодским. Основу этого Совета министров составило ВСП.

Сложнее обстояло дело с атаманом Калмыковым, который признал атамана Семенова за своего воинского командира, однако отказался признать ВСП. Между представителями власти Приморья, назначенными Вологодским, и атаманом началась борьба за подчинение Уссурийского казачьего войска Временному Сибирскому правительству. Так, временно командующий военно-сухопутными и морскими силами Приморской области полковник Бутенко 13 октября 1918 г. объявил недействительным и не подлежащим исполнению приказ Калмыкова по Хабаровскому гарнизону от 17 сентября, мотивируя это тем, что Калмыков самозванно объявил себя начальником гарнизона, не будучи назначен на эту должность12. 16 ок-тября полковник Бутенко объявил, что приказом командующего Сибирской армией генерала Иванова-Ринова атаман Калмыков подчиняется ему, как командующему военно-сухопутными и морскими силами Приморской области, а он (Бутенко) приказывает ему сдать начальство гарнизоном генералу Сулевичу. В ответ на это Калмыков отказался подчиниться Бутенко, пригрозив даже применить вооруженную силу для сохранения своего положения13.

Временное Амурское правительство в Благовещенске также отказа- лось признать Временное Сибирское правительство, не считая его спо-собным объединить все антибольшевистские силы в Сибири и на Дальнем Востоке и выдвинуло даже программу автономии области.

В конце сентября 1918 г. полковник Бутенко приказал командиру 3-го Сибирского стрелкового полка полковнику Томилко открыть с 10 ок-тября во Владивостоке офицерскую и унтер-офицерскую, а в Никольске-Уссурийском - унтер-офицерскую школы14. Приказом от 12 октября полко- вник Бутенко зачислил всех офицеров, состоящих на службе в штабе войск и кадрах 3-го и 4-го Сибирских стрелковых полков и 3-й батареи на добровольческих условиях, на действительную службу15.

23 сентября председатель Временного Амурского правительства А.Н. Алексеевский назначил подполковника И.Н. Никитина командующим войсками Амурской области16. Амурское правительство на своем заседании 6 октября 1918 г. одобрило доклад своего председателя А.Н. Алексеевского о призыве населения по мобилизации 1917 и 1918 гг. для формирования местных войск. Ставился вопрос и о призыве 1919 г.17. В Благовещенске начал формирование 1-й Амурский пехотный полк18, который к середине ноября стал насчитывать около 1 тыс.чел.19.

Для формирования и командования 9-й Сибирской стрелковой дивизией в Приморье из Забайкалья в сентябре 1918 г. прибыл генерал-майор Л.Н. Скипетров, который стал одновременно и начальником гарнизона в Никольске-Уссурийском. 1 октября во Владивостоке по поручению атамана Семенова он вручил Войсковое Знамя Уссурийского казачьего войс- ка отряду атамана Калмыкова. Однако в середине октября Скипетров был отозван в Забайкалье, а командование 9-й дивизией принял полковник Квятковский20. Позже командование ею было передано генералу Кордюко- ву. 20 октября командующий сухопутными и морскими силами полковник Бутенко назначил полковника Кибаленко командиром 9-й Сибирской стре-лковой артиллерийской бригады, формируемой в составе 9-й дивизии21.

В октябре 1918 г. в с.Киевском, с разрешения союзного командования и Приморского областного земства, под командованием поручика Бо-нгай началось формирование корейского пехотного батальона, однако 21 октября японцы его разоружили и расформировали22, т.к. считали корейцев своими, а не русскими подданными (в этот период Корея была японской колонией).

На заседании 5-го круга Амурского казачьего войска в первой по-ловине октября 1918 г. Амурский отряд решено распустить, а для борьбы с большевиками сформировать Амурский казачий полк 4-сотенного состава и 4-орудийную Амурскую казачью батарею. Для этого круг поста- новил призвать казаков сроков службы 1916-1918 гг. и передал строевые части войска в распоряжение командующего войсками Амурской области23. Добровольцы и офицеры не казачьего сословия из Амурского отряда вошли в состав 1-го Амурского стрелкового полка.

Проходивший в октябре 1918 г. в Хабаровске 5-й Чрезвычайный Войсковой круг Уссурийского казачьего войска для формирования строевых частей постановил призвать казаков сроков службы 1917-1920 гг., а также тех из 1916 г. призыва, кто не был на Германском фронте24.

После высадки японцев в Николаевске-на-Амуре в сентябре 1918 г. к власти в городе пришло земство во главе с Шелковниковым. Оно объя- вило набор добровольцев, из которых был сформирован отряд в 150 чел. во главе с подпоручиком Токаревым. После объявленной мобилизации были призваны юноши 1897-1899 гг. рождения и отряд был преобразован в отдельный запасной батальон 3-х ротного состава во главе с Токаревым25.

Происходило формирование и пограничной службы. В начале октября, на основании распоряжения П.В. Вологодского, Приморский областной комиссар И.И. Циммерман предложил пограничному комиссару в Южно-Ус-сурийском крае полковнику Кузьмину восстановить в полном объеме деятельность пограничного комиссара26. Таким образом на Дальнем Востоке создавалась белая государственность со своими структурами.

Для окончательного подчинения местных властей (в том числе и военных) Временному Сибирскому правительству, а также для создания во-оруженных сил, из Омска на Дальний Восток был направлен военный министр ВСП, командующий Сибирской армией генерал П.П. Иванов-Ринов. 23 октября 1918 г. в сопровождении сотни казаков он прибыл во Владивосток. В отношении Калмыкова генерал заявил, что если атаман не пожелает подчиниться ВСП, то он будет объявлен изменником, и тогда с ним поступят соответствующим образом27. Однако сил, чтобы справиться с Калмыковым, у него не было.

Оценив обстановку на Дальнем Востоке после своего приезда, Иванов-Ринов заявил, что на некоторое время здесь необходимо воздержа- ться от мобилизации28 ввиду сложной политической ситуации и негото- вности к ее проведению, поскольку неясна была политическая ориентация местных властей, особенно атамана Калмыкова.

К формированию национальных подразделений на Дальнем Востоке приступили и представители Антанты. В конце октября во Владивостоке при чехословацком штабе разместился штаб двух формируемых на Дальнем Востоке украинских корпусов. Деятельность украинских националистов в регионе была активно развернута после Февральской революции и нап- равлена на создание здесь “украинской автономии”. Это движение было поддержано интервентами. Денежные средства на формирование “украинс- ких войск” выделили США, материальные и технические - Япония29. Однако эти части так и не были сформированы из-за провала набора в них украинцев-добровольцев. В это же время французская миссия во Владивостоке дала разрешение на формирование Латышского полка30.

Увеличение воинских сил Дальнего Востока произошло 1 ноября за счет включения 8-й Читинской стрелковой дивизии 4-полкового состава, под командованием полковника М.И. Афанасьева, в состав 5-го Приамурского корпуса31. Таким образом, к середине ноября 1918 г. в подчинении атамана Семенова находились 8,9 Сибирские стрелковые дивизии, 1-я Забайкальская казачья дивизия, Амурская казачья бригада, Уссурийская конная бригада, Особый Маньчжурский отряд, Особый Уссурий- ский казачий отряд, 1-й Амурский стрелковый полк и другие части. Все эти соединения формально подчинялись ВСП.

Однако следует отметить, что все эти корпуса, дивизии и полки в основном существовали только на бумаге. В действительности были созданы только штабы этих частей и соединений и небольшие команды при них. Исключение составляли только части дальневосточных казачьих войск, существовавшие с начала 1918 г. и в данный момент пополняемые за счет мобилизации. Кроме того, следует учесть еще и незначительные воинские силы, находившиеся в распоряжении охранной стражи КВЖД и генерала Хорвата. Это позволяет считать, что кроме войск, находивши- хся в распоряжении дальневосточных атаманов, каких-либо значительных российских антибольшевистских вооруженных сил на Дальнем Востоке не было. С другой стороны, Дальний Восток был насыщен интервенционистс- кими войсками Японии, США, Канады, Великобритании, Франции, Китая и др. Кроме того, союзники неоднократно подчеркивали, что русские военные власти не являются хозяевами положения на российском Дальнем Востоке. Так, например, 12 ноября 1918 г. японское командование пре-дупредило генерала Иванова-Ринова, чтобы белогвардейские войска без предварительного согласования с японцами не входили в пределы Амурс- кой и Приморской областей, где за порядок и спокойствие отвечают японцы32.

10 ноября под давлением атамана Семенова Амурское правительство самораспустилось, объявив до этого о своем подчинении ВСП33. Перед этим Амурское правительство отстранило командующего войсками Амурс- кой области полковника И.Н. Никитина, назначив вместо него полковника С.Мунгалова34. Позже его сменил полковник И.Шемелин, которому атаман Семенов 14 ноября 1918 г. предоставил права особого начальника по охране государственного порядка и спокойствия в области35. В середине ноября распоряжением атамана Семенова был отменен приказ Амурского правительства о призыве на военную службу новобранцев, родившихся в 1896 и 1897 гг., т.е. призыва 1917 и 1918 гг.36, т.к. Амурская область попала под юрисдикцию ВСП, которое пока воздерживалось от объявления мобилизации на Дальнем Востоке.

В середине ноября Приморский штаб военного округа был переименован в Приамурский с пребыванием в Хабаровске. Начальником штаба назначался генерал-майор Непенин. Однако в Хабаровск штаб перебраться не смог из-за непризнания атаманом Калмыковым ни власти ВСП, ни вла-сти Колчака. Ввиду расформирования Приморского штаба, полковник Бу-тенко назначался на пост коменданта крепости Владивосток37.

После переворота 18 ноября 1918 г. в Омске Временным правителем России стал адмирал А.В. Колчак. Генерал П.П. Иванов-Ринов 20 ноября был вынужден выехать в Омск. Временное исполнение должности помощника Верховного уполномоченного генерала Хорвата по военной части было возложено на генерала В.Е. Флуга38. Здесь учитывался опыт генерала Флуга, который с 1905 по 1910 гг. занимал пост военного губернатора Приморской области и был Наказным атаманом Уссурийского казачьего войска. Генерал Хорват признал адмирала Колчака Верховным правителем и был назначен Верховным уполномоченным на Дальнем Востоке теперь уже от его имени.

23 ноября из судов Сибирской и Амурской флотилии были образованы морские силы Дальнего Востока. Позднее постановлением Совета минист- ров от 28 декабря учреждалась должность помощника Верховного уполномоченного на Дальнем Востоке по морской части с подчинением ему всех судов военного флота, находящихся в водах Дальнего Востока, Амурской речной флотилии, Владивостокского порта и частей и учреждений морс- кого ведомства, находящиеся на Дальнем Востоке. Помощником Верховного уполномоченного по морской части стал адмирал С.Н. Тимирев39.

Приказом военного и морского министра Директории адмирала Колчака от 10 ноября 1918 г. была создана офицерская школа на Русском ос-трове. В начале декабря в ней, открытой с помощью английского гене-рала А.Нокса, начались занятия. Во главе школы был поставлен генерал К.В. Сахаров. В школе насчитывалось около 500 офицеров и около 800 солдат, разделенных на роты, полуроты и взводы. 1 января 1919 г. прошло освящение знамени Школы40.

Формировали свои новые отряды и казачьи войска.

4 ноября по ОКО был отдан приказ о мобилизации уссурийских казаков41. Эта мобилизация являлась продолжением сепаратистской политики дальневосточных атаманов и проводилась по всем дальневосточным казачьим войскам с целью установления в регионе казачьего военного превосходства. Приказом по ОКО от 18 октября началось формирование пластунского батальона 4-сотенного состава под командованием подъесаула П.Птицына; 6 ноября в Южном Приморье - 2-го Уссурийского казачьего полка 4-сотенного состава во главе с войсковым старшиной Н.И. Савельевым. В Хабаровске сформирована инженерно-техническая рота под командованием капитана Кастальева42. К 19 ноября структура ОКО была следующей: штаб, Уссурийский казачий полк (4 сотни), 1,2 пластунские сотни, артиллерия (14 орудий), инженерно-техническая рота, пулеметная команда, конный взвод, юридический отдел, войсковые склады, хозяйственная, санитарная части, отрядный оркестр43. В конце декабря в строевые части ОКО влилось около 400 мобилизованных уссурийских казаков призыва 1917-1920 гг. К этому времени в него входили следующие подразделения: штаб отряда, пластунский батальон 3-х сотенного состава войскового старшины П.Птицына (3-я сотня подъесаула А.Г. Ширяева располагалась в Имане), в батальон также входили отдельный офицерский взвод и учебная команда. 1-й Уссурийский казачий полк (4 сотни и учебная команда) под командой полковника А.М. Бирюкова и выше перечисленные части находились в Хабаровске. 2-й Уссурийский казачий полк (4 сотни, а с февраля 1919 г. еще и 4-пулемет-ная конная полковая команда) под командованием войскового старшины Н.И. Савельева располагался в ст.Гродеково. Артиллерия (конно-горный дивизион в составе 2-х батарей, отдельная юнкерская батарея, отдельная тяжелая батарея, бронепоезд и части управления) под командой войскового старшины А.Никитина находилась в Хабаровске. Инженерно-техническая рота войскового старшины Кастальева, пулеметная команда войскового старшины Михайловского и конвойный взвод при атамане под командой есаула В.Бирюкова также располагались в Хабаровске44.

К началу декабря 1918 г. в с.Спасском была закончена организация Главного Сибирского аэродрома и авиационной школы под руководством полковника Старипавлова с целью подготовки кадров для нужд армии, 7 декабря совершен первый полет45.

В конце ноября-начале декабря 1918 г. начался конфликт между адмиралом Колчаком и атаманом Семеновым, который, при поддержке японцев, отказался признавать адмирала Верховным правителем. Против мя-тежного атамана были двинуты колчаковские войска. Однако вооруженное столкновение удалось предотвратить с помощью интервентов, фактически ставших на сторону Семенова46.

5 декабря, в разгар конфликта между адмиралом Колчаком и атаманом Семеновым, из Раздольного в Никольск-Уссурийский прибыл конно-егерский полк Уссурийской конной бригады (бывшие части генерала Хорвата), по приказу генерала Флуга разоруживший сотню Уссурийского казачьего войска, собиравшуюся отправляться в Хабаровск к Калмыкову. Командование колчаковскими войсками не могло допустить усиления отряда Калмыкова, выступившего в этом конфликте на стороне Семенова. В результате произошел громкий инцидент47. Прибывший в Никольск-Уссу- рийский командир 9-й стрелковой дивизии генерал Кордюков на правах старшего начальника приказал вернуть сотне оружие, сама сотня была отправлена в Хабаровск в распоряжение атамана Калмыкова.

9 декабря на заседании Амурской областной земской управы коман-дующий войсками области полковник Шемелин с согласия атамана Семенова был снят с должности. Одной из причин смещения послужило его выс- казывание с осуждением сепаратистских действий атамана Семенова по отношению к адмиралу Колчаку. В тот же день вся полнота военной вла-сти в Амурской области передана атаману Гамову. Гражданская власть, впредь до назначения правительственного комиссара, перешла в руки Амурской областной земской управы. Должность командующего войсками области была упразднена, ее функции переданы в штаб Амурского казачьего войска48.

10 декабря Омск объявляет мобилизацию в колчаковскую армию на Дальнем Востоке. Для укомплектования частей войск армии, адмирал Ко-лчак приказал призвать на территории Амурской, Приморской и Сахалинской областей унтер-офицеров срока службы 1910-1912 гг. 25 декабря Верховный уполномоченный на Дальнем Востоке генерал Хорват назначил 15 января 1919 г. днем мобилизации унтер-офицеров49. 18 декабря адмирал Колчак приказом № 75 приказал всем офицерам, генералам штаба и обер-офицерам до 43 лет, не состоящим в войсках и резерве, к 1 января 1919 г. явиться к комендантам городов и ближайшим воинским нача- льникам для назначения в ряды войск50. Однако до 20 января 1919 г. к воинскому начальнику на Дальнем Востоке не явилось ни одного унтер-офицера51. Это, как и происходившая в это время регистрация офицеров, показывало отношение дальневосточников к участию в гражданской войне и нежелание участвовать в братоубийственной бойне.

16 декабря Амурский воинский начальник полковник Мещеряков объя- вил об отмене призыва на военную службу солдат и офицеров области за исключением казаков. Он предложил всем гражданским учетным учрежде-ниям взять на учет всех солдат армии и флота сроков службы с 1913 по 1919 гг.52. Отмена призыва была связана с тем, что область попала под юрисдикцию колчаковского правительства, отложившего мобилизацию среди населения Дальнего Востока на середину января 1919 г.

Указом Верховного правителя адмирала Колчака от 3 декабря генерал Иванов-Ринов назначался помощником генерала Хорвата по военной части вместо генерала Флуга, который переводился на должность помощника генерала Хорвата по гражданской части. 21 декабря Иванов-Ринов выехал из Омска во Владивосток53. В Чите он заявил, что его поездка, кроме назначения, связана также с предстоящей организацией военного дела на Дальнем Востоке54. В декабре генерал-лейтенант Тыртов временно командовал войсками Дальнего Востока, начальником штаба был Генерального штаба генерал-майор Соколов55.

3 декабря постановлением Совета министров была принята “Времен-ная Табель оклада жалования военнослужащим строевых частей Российс- кой Армии”, положения которой распространялись и на дальневосточные войска56.

30 января 1919 г. генерал Иванов-Ринов объявил о введении осадного положения в Никольске-Уссурийском, Ольгинском, Иманском и Хабаровском уездах57, что было связано с мощным восстанием против колча-ковской власти в соседней Амурской области.

В Забайкалье продолжался рост частей атамана Г.М. Семенова. 18 января 1919 г. он объявил о мобилизации тунгусов, родившихся в 1898-1900 гг., в ряды своих войск. 23 января 1919 г. был опубликован указ Бурятской Народной думы (Бурнардумы) о призыве бурят, родившихся в 1895-1898 гг. для организации Отдельной Монголо-Бурятской конной бригады в составе Бурятского, Даурского конных полков и Монголо-Бу-рятского конно-артиллерийского дивизиона. Ее формирование поручалось начальнику Инородческой конной дивизии полковнику Р.Ф. Унгерну фон Штернбергу. Позднее в составе этой бригады насчитывалось свыше 1800 чел. Командовал ею генерал-майор Артамонов. К этому времени в армии атамана Г.М. Семенова были представлены все рода войск, среди которых выделялись бронепоезда (в то время они часто назывались «броне-вик») и тяжелая артиллерия. Эти войска насчитывали около 20 тыс. чел.58. В Забайкалье находились Туземный конный корпус (командир полковник Жуковский; Инородческая конная дивизия - барон Р.Ф. Унгерн, конная бригада особого назначения - есаул И.И. Почекунин, Ургинский отряд59), 8-я Сибирская стрелковая дивизия (генерал-майор М.И. Афана- сьев - 29,30,31,32 стрелковые полки), 1-я Забайкальская казачья дивизия (генерал-майор Д.Ф. Семенов - 1,2,3,4 казачьи полки), Особый Маньчжурский отряд (полковник А.И. Тирбах - стрелковая, кавалерийс- кая, артиллерийская, бронепоездов бригады), отдельные части60.

В начале января 1919 г. командиром 5-го Восточно-Сибирского корпуса, штаб которого находился в Чите, был назначен генерал-майор Н.Г. Нацвалов61, однако фактически корпус сформирован не был. В начале февраля начальником 8-й Сибирской стрелковой дивизии вместо генерал-майора Афанасьева (в генерал-майоры он произведен в начале января приказом атамана Семенова) стал генерал-майор Мисюра62.

В январе 1919 г. приказом адмирала Колчака названия военных ок-ругов были изменены следующим образом: Западно-Сибирский округ переименован в Омский, Средне-Сибирский - в Иркутский, Дальневосточный - в Приамурский, причем в состав Приамурского военного округа вошли области: Амурская, Приморская, Камчатская, Сахалинская и временно Забайкальская63.

В середине января воинское присутствие в полосе отчуждения КВЖД получило предписание произвести набор новобранцев, родившихся в 1898 -1899 гг. Призыв назначался на 15 марта64.

Из-за прояпонской политики и террора, творящегося в Хабаровске, против атамана Калмыкова в Хабаровске в ночь с 27 на 28 января восстал 1-й Уссурийский казачий полк. Восставшие ставили своей целью смещение Калмыкова. Ввиду неудачи выступления казаки полка ушли к американцам, где были разоружены. Приказом по ОКО от 12 февраля 1919 г. 1-й Уссурийский казачий полк, как изменнически дезертировавший, расформировывался65.

В начале февраля во Владивостоке атаман Калмыков встретился с генералом Ивановым-Риновым. Между ними было заключено соглашение, по которому атаман Калмыков негласно признавал власть Колчака и выражал согласие на размещение штаба Иванова-Ринова в Хабаровске. Из-за восстания 1-го Уссурийского казачьего полка Калмыков был вынужден соз- вать 6-й Войсковой круг Уссурийского казачьего войска, который 1 ма-рта признал адмирала Колчака Верховным правителем. Калмыков понял, что дальнейший курс на автономию уссурийского казачества лично для него может завершиться политическим крахом. Часть чинов штаба Иванова-Ринова в начале марта прибыла в Хабаровск66.

На состоявшемся в феврале 6-м Войсковом круге Амурского казачьего войска Войсковым атаманом был избран командир Амурского казачьего полка А.Д. Кузнецов67. И.М. Гамов отказался оставаться атаманом ввиду сложности обстановки и, якобы, желания вернуться к своей профессио-нальной деятельности - быть учителем.

Отсрочка призыва на Дальнем Востоке заканчивалась, все предвари- тельные мероприятия властями были сделаны. Само решение вопроса о распространении призыва на области Дальнего Востока было передано совещаниям областных и уездных управляющих68.

Приказом Верховного уполномоченного на Дальнем Востоке генерала Хорвата от 10 февраля 1919 г. объявлялся приказ Верховного правителя и Главнокомандующего всеми сухопутными и морскими силами России от 18 декабря 1918 г. за № 75 о призыве в Приморской, Амурской, Сахалинской и Камчатской областях, а также в полосе отчуждения КВЖД на действительную военную службу лиц, родившихся в 1898 и 1899 гг., т.е. сроков службы 1919 и 1920 гг. Сроком призыва объявлялось 15 ма-рта 1919 г.69. Позднее, оценивая результаты призыва в своем сообщении в Омск министру внутренних дел от 4 июня 1919 г., генерал Хорват до-кладывал, что весь офицерский состав отдается на фронт, призыв дал мало солдат, да и те ненадежны для военных действий против большевиков70.

По свидетельству управляющего Иманским уездом Н.А. Андрушкевича, призыв новобранцев «почти не удался»: в Хабаровском уезде он прошел нормально, в Никольск-Уссурийском - хуже, в Иманском очень плохо, а в Ольгинском хуже всех. В общем призыв дал только 30-40 % новобранцев. В Амурской области призыв прошел значительно лучше71. В Ольгин- ском уезде во время призыва в марте-апреле шли боевые операции против партизан, чем и объясняется небольшой процент призванных72. Призыв еще раз показал отношение населения Дальнего Востока к гражданской войне. В это же время, как реакция на террор и бесчинства, творимые белогвардейцами и интервентами на территории края, начинается массовое подпольное и партизанское движение.

Мобилизация позволила приступить к формированию 33,34,35 (35-й полк формировался на основе 1-го Амурского стрелкового полка) и 36-го Сибирских стрелковых полков (формирование 33,34 и 36 полков происходило в Приморье), штат которых составлял по 3 батальона 3-ротно-го состава, пулеметную роту, а также сводный батальон в составе уче-бно-инструкторской роты, роты связи, взвода разведчиков, музыка-льной роты, нестроевой команды и насчитывал свыше 1200 человек и свыше 10 пулеметов73. В с.Раздольном полковник В.С. Семенов заново формировал 6-сотенный Приморский драгунский полк74. Продолжалось формирование отдельных частей, в частности, в Благовещенске - 1-го Амурского отдельного батальона и в мае - отряда особого назначения Амурской области75.

Началось формирование Амурской и Уссурийской отдельных стрелковых бригад, каждая в составе 2-х стрелковых полков (Амурская бригада - 33,34 полки, Уссурийская - 35,36), артиллерийского и инженерного дивизионов, продолжалось формирование Дальне-Восточной (Приамурской) местной бригады. Приказом по войскам Приамурского военного округа генерала Иванова-Ринова от 30 апреля Уссурийская конная бригада пе-реименована в Уссурийскую отдельную бригаду в составе Приморского драгунского и конно-егерского полков. В командование отдельной бри-гадой вступил генерал-майор А.Е. Маковкин76.

30 апреля 1919 г. приказом по Особой Восточно-Сибирской армии, Особый Маньчжурский атамана Семенова отряд переформирован в Особую Маньчжурскую атамана Семенова дивизию, в состав которой кроме частей отряда вошла конная бригада, состоящая из 1-го конного атамана Семенова полка и 2-го конного атамана Дутова полка. С середины мая дивизия переименована просто в Маньчжурскую дивизию77.

В конце марта в Приморье из США прибыло 24 аэроплана, 6 из которых планировалось передать в распоряжение чехословаков, а 18 предполагалось собрать и облетать в Спасском, где располагались русские авиационные части. Эти самолеты должны были находиться в Спасском приблизительно 2 месяца для обучения летчиков и механиков, а затем отправлены в Сибирь на фронт78.

Верховный правитель 6 мая назначил генерала Хорвата командующим войсками Приамурского военного округа с оставлением в занимаемой должности Верховного уполномоченного79. 11 мая он вступил в исполнение этих обязанностей, ввиду командирования генерала Иванова-Ринова в ставку Верховного правителя80. После упразднения должности помощника Верховного уполномоченного на Дальнем Востоке по военной части и принятия генералом Хорватом на себя должности командующего войсками Приамурского военного округа, была учреждена должность помощника командующего, на которую назначен генерал-лейтенант Нотбек, состоящий ранее в комиссии по разбору инцидента с атаманом Семеновым81.

16 мая 36-й Сибирский стрелковый полк из Приморья прибыл в Хабаровск. В это время полковник Носенко в Хабаровске начал формирование 9-го Сибирского егерского батальона. Командующий войсками округа генерал Хорват 28 июня приказал начальнику Приамурской местной бригады сформировать Хабаровский местный батальон 4-ротного состава со стоянкой 3-х рот в Хабаровске, а одной - в Имане, с назначением полковника Носенко командиром Хабаровского местного батальона82.

Ликвидация 9-го Сибирского егерского батальона была связана с прекращением формирования 9-й Сибирской стрелковой дивизии и переходом комплектования войск на Дальнем Востоке на бригадную основу.

В конце июня 1919 г., согласно приказа адмирала Колчака о прекращении формирования украинских частей, находящихся во Владивостоке, 1-й Украинский Ново-Запорожский батальон в количестве 150 солдат и 27 офицеров был распущен83. Связано это было с провалом формирования украинских частей, а также переходом части этих войск на Восточном фронте на сторону Красной Армии летом 1919 г.

В начале июля генерал А.И. Дутов, являясь инспектором кавалерии колчаковской армии и Походным атаманом всех казачьих войск, совершал инспекторскую поездку по Дальнем Востоку. В начале июля в Хабаровске он принимал парад частей ОКО атамана Калмыкова84. Затем генерал Дутов побывал в Амурской области и в Благовещенске, где к 25 июля находились Амурская казачья бригада в составе 1-го Амурского казачьего полка (29 офицеров, 438 казаков, 5 пулеметов), 1-й Амурской казачьей батареи (4 орудия, 5 офицеров, 143 казака). 35-й Сибирский стрелковый полк Амурской отдельной бригады имел 154 офицера, 1250 солдат, 15 пулеметов, Амурский стрелковый артиллерийский дивизион - 2 батареи - 12-трехдюймовых орудий (16 офицеров, 124 солдата), отряд осо-бого назначения Амурской области насчитывал около 300 чел.85.

В июле 7-й Войсковой круг Уссурийского казачьего войска для бо-рьбы с партизанским движением в крае постановил в порядке частичной мобилизации объявить временный призыв казаков сроков службы 1916 и 1917 гг.86.

14 июля должность Верховного уполномоченного на Дальнем Востоке была упразднена, а генерал Хорват 15 июля назначен главноначальст- вующим над русскими учреждениями в полосе отчуждения КВЖД87. Связано это было с тем, что адмирал Колчак был недоволен генералом Хорватом, который не смог эффективно бороться с подпольным и партизанским движением, а также справиться с самоволием дальневосточных казачьих атаманов. 18 июля на должность командующего войсками Приамурского военного округа и главного начальника Приамурского края адмирал А.В. Колчак назначил генерал-лейтенанта С.Н. Розанова, занимавшего ранее высокие посты в колчаковской армии. 7 августа 1919 г. он прибыл во Владивосток88.

В связи с признанием Семеновым Верховного правителя, адмирал Ко-лчак 18 июля назначил атамана помощником командующего войсками Приамурского военного округа с правами генерал-губернатора Забайкальс- кой области с утверждением в должности Походного атамана Дальневос-точных казачьих войск и с оставлением командиром 6-го Особого Вос- точно-Сибирского корпуса (из собственно семеновских частей) с производством в генерал-майоры89. Это, а также дальнейшие назначения дальневосточных казачьих атаманов на высокие посты были связаны с поражениями колчаковских войск на Восточном фронте. В атаманах Колчак стал видеть основную опору в борьбе с подпольным и партизанским движением. 6-й корпус так и не был сформирован. В мае-июне происходит переформирование семеновских войск. В июне сформирована 2-я Забайкальская казачья дивизия под командованием генерал-майора И.Шемелина (5-8 казачьи полки), которая вместе с 1-й Забайкальской казачьей дивизией (с июня ею стал командовать генерал-майор Г.П. Мациевский) вошла в состав 1-го Восточно-Сибирского казачьего корпуса (сам корпус был расформирован к сентябрю 1919 г.90). В июле Азиатский конный корпус был переформирован в Азиатскую конную дивизию. В это время семеновские войска вели в Забайкалье активную борьбу с партизанским движением, на сторону которого переходили и казаки самого атамана. Так, в ночь с 14 на 15 июля, в дер.Грязной восстали и перешли на сторону забайкальских партизан две сотни 1-го Забайкальского казачь- его полка, а в районе Нерчинска - часть 4-го Забайкальского казачьего полка (около 170 чел.)91.

Морские силы на Дальнем Востоке с 19 июля в оперативном отношении стали подчиняться командованию Приамурского военного округа, ос-таваясь в подчинении морского министерства. 1 августа командующим морскими силами Дальнего Востока стал контр-адмирал М.И. Федорович, сменивший на этом посту адмирала С.Н. Тимирева92.

По приказу командующего войсками Приамурского военного округа и главного начальника Приамурского края генерала Розанова от 14 сентя- бря 1919 г., для большей эффективности противопартизанской борьбы, Приамурский военный округ был разделен на 4 военных района - Владивостокский, Никольский, Хабаровский и Николаевский93. Генералу Хорвату предоставлялись права командующего войсками военного округа на всей территории отчуждения КВЖД94.

1 октября адмирал Колчак приказал генерал-лейтенанту Людову возглавить формирование пограничной стражи в Приморской, Алтайской и Забайкальской областях. По случаю отъезда в Омск по делам службы коменданта крепости Владивосток полковника Бутенко, временно должность коменданта крепости и начальника гарнизона была возложена на начальника крепостной артиллерии полковника Кибаленко95.

15 сентября 1919 г. Особый Уссурийский казачий отряд атамана Ка-лмыкова начал развертывание в Отдельную Уссурийскую атамана Калмыкова бригаду, в состав которой вошли: Хабаровский добровольческий отряд и части бывшего ОКО, расположеные в Хабаровске, казачьи части и артиллерия бригады в Имане и казачьи части и артиллерия бригады на ст.Гродеково96. Таким образом, состав и структура бывшего ОКО стали соответствовать регулярным частям колчаковской армии. 20 октября атаман Калмыков объявил о планируемом расширении состава своей бригады97. Связано это было с ростом партизанского движения.

Для борьбы с партизанами в Забайкалье помощник командующего войсками Приамурского военного округа атаман Семенов 28 октября объявил о начале формирования из казаков охранных сотен с сведением их в полки. Были сформированы 9-14 полки 4-сотенного состава98.

Приказом атамана Семенова от 30 октября 3-й Забайкальский казачий полк (командир есаул А.Шестаков) из-за неблагонадежности был от-правлен в долговременную командировку в Уссурийский край и расположен в ст.Гродеково99. Туда же была отправлена и 1-я Забайкальская казачья батарея. Взамен их Уссурийский казачий полк (командир войсковой старшина Н.И. Савельев) из Гродеково в ноябре был направлен в Забайкалье и расквартирован в районе Нерчинска. Начальником гарнизона Нерчинска и был назначен Савельев100. 9 ноября Забайкальская область была преобразована в Читинский военный округ. При этом генерал-майору атаману Семенову предоставлялись права командующего войс- ками военного округа. 16 ноября 1919 г. Отдельная Монголо-Бурятская конная бригада была переименована в Отдельную Монголо-Бурятскую имени Зорикто-батор бригаду, а полки - Бурятский конный - в Бурятский конный имени Доржи Банзарова (полковник Жадовский), Даурский конный - в Монгольский конный имени Чинхис-хана (есаул Сюсин), Монголо-Бу-рятский конно-артиллерийский дивизион - в конно-артиллерийский Чидо- рга-Багатор Цог Чжибхалант (войсковой старшина Пинигин)101.

В ноябре из Владивостока в Хабаровск на базу Амурской речной флотилии, захваченной японцами в сентябре 1918 г., прибыл новый личный состав флотилии (около 300 чел.) под командой капитана 2-го ранга В.В. Безуара. Однако японцы русских моряков на базу не пустили, и из них позднее была сформирована морская рота102.

Согласно Указа адмирала Колчака от 15 сентября генерал Розанов 7 ноября приказом объявил призыв в пределах Приамурского военного ок-руга и полосе отчуждения КВЖД, за исключением Камчатской и Сахалинской областей, мужского городского населения от 18 до 43 лет включительно. Первым днем мобилизации объявлялось 15 ноября103.

Эта мобилизация вызвала большие сомнения и споры среди высшего командного состава. К этому времени большинство населения Дальнего Востока было настроено против белых властей и мобилизация могла разбавить кадровый и в основном однородный состав белых войск «ненадеж- ными элементами». В дальнейшем мобилизация привела к разложению вновь сформированных частей, имевших в своих рядах немало противников колчаковской власти, что обеспечивало переход к партизанам целых воинских подразделений. Так, например, в ночь с 1 на 2 декабря 1919 г. восстали и перешли на сторону партизан, перебив офицеров и захватив с собой вооружение, 400 солдат гарнизона с.Казанка в Приморье. 28 декабря к партизанам ушла часть гарнизона с. Шкотово104.

Вместе с тем, мобилизация 1900 и 1901 гг. призыва шла очень тру-дно, что заставило генерала Розанова 16 октября выйти с приказом начальникам частей и гарнизонов о принятии всех мер к ускорению моби-лизации и придании уклоняющихся военно-полевому суду105.

К концу ноября 1919 г. войска Дальнего Востока имели следующий состав.

В Забайкалье была расположена 8-я Сибирская стрелковая дивизия, в которую входили 29-й Троицкосавский, 30-й Нерчинский стрелковые полки. 31-й Читинский стрелковый полк в последних числах октября был переименован во 2-й Маньчжурский стрелковый полк и переведен в Мань- чжурскую атамана Семенова дивизию. 32-й Сретенский стрелковый полк дивизии находился в Приморье, а осенью 1919 г. он был возвращен в Забайкалье. Забайкальская местная бригада (генерал Сулевич) включала в себя управление, Читинский, Верхнеудинский местные батальоны, 3 местные роты, 3 местные и 5 конвойных команд106. Части Забайкальского казачьего войска состояли из 1-й Забайкальской казачьей дивизии (ге-нерал-майор Г.П. Мациевский - 4 конных казачьих полка), 1-й Отдельной Забайкальской казачьей бригады (генерал-майор И.Шемелин - 2 конных казачьих полка, отдельный Забайкальный казачий пластунский батальон), Азиатской казачьей дивизии (генерал-майор барон Р.Ф. Унгерн-Штернберг - 4 конных полка), Сводной Маньчжурской атамана Семенова дивизии (полковник А.И. Тирбах - 4 стрелковых полка, отдельные части). В конце ноября из остатков войск бывшего т.н. “Даурского правительства” (правительство т.н. “Независимой Монголо-Бурятской республики”, образованной в феврале 1919 г. при содействии Японии и атамана Семенова) был сформирован Особый Урянхайский отряд (в составе кавалерийского дивизиона, пулеметного и конно-артиллерийского взводов - 500 чел., 2 орудия, 2 пулемета)107. В состав войск Забайкалья входила и дивизия бронепоездов (генерал-майор Богомолец) из 12 бронепоездов и 1 бронедрезины, 1-я Охранная железнодорожная бригада (3 батальона, пулеметная команда)108. Все эти войска находились под общим командованием атамана Г.М. Семенова и насчитывали около 20 тыс.чел.

В Приморье, Приамурье и Амурской области находились следующие соединения.

Уссурийская отдельная конная бригада генерала А.Е. Маковкина (Приморский драгунский полк под командованием полковника В.С. Семе-нова, конно-егерский полк под командованием полковника В.В. Враштеля, Уссурийская отдельная конно-егерская батарея под командованием капитана Осипова) - всего около 1,5 тыс.чел., располагалась в Никольске-Уссурийском.

Приамурская местная бригада генерала Симонова включала в себя управление, 1-й, 2-й Владивостокские, Никольск-Уссурийский местные батальоны. На базе Хабаровского местного батальона осенью 1919 г. была развернута Отдельная стрелковая атамана Калмыкова бригада. До этого развертывания местная бригада насчитывала около 2 тыс.чел. и располагалась в местностях по названию частей.

Уссурийская отдельная стрелковая бригада генерала Смирнова сос-тояла из 33-го (подполковник Евецкий) и 34-го (полковник Базилев) Сибирских стрелковых полков, Уссурийского стрелкового артиллерийского дивизиона, Уссурийского инженерного дивизиона и насчитывала около 4,5 тыс.чел. Ее части располагались в Никольске-Уссурийском и Раздольном.

Амурская отдельная стрелковая бригада полковника Томилко (35-й (полковник Сурей) и 36-й (полковник Меньшов) Сибирские стрелковые полки, Амурский стрелковый артиллерийский дивизион (полковник Федоров) и Амурский инженерный дивизион) насчитывала примерно 4,5 тыс. чел. и ее подразделения располагалась в Благовещенске, Хабаровске, Владивостоке.

Амурская казачья бригада в составе 1-го Амурского казачьего полка (командир есаул Шалыгин) и артиллерийского дивизиона (командир есаул Николаев, 1-я и 2-я Амурские казачьи батареи) насчитывала около 800 чел., дислоцировалась в Благовещенске.

Отдельная Уссурийская атамана Калмыкова бригада располагалась от Хабаровска в Приамурье до Гродеково в Приморье. Она включала в себя штаб, Уссурийский казачий полк, отдельный стрелковый батальон, инженерный дивизион, отдельную Уссурийскую конную сотню, конную добровольческую сотню, туземную конную сотню, конный артиллерийский дивизион, 2 бронепоезда и насчитывала около 1,8 тыс.чел.

Кроме того, существовало и много отдельных частей: авиачасти, Уссурийская железнодорожный батальон в Спасском. Во Владивостоке находились отдельный егерский батальон при штабе округа, автотранспортный дивизион, Владивостокский крепостной артиллерийский полк, Владивостокское морское училище, Инструкторская школа, Русский легион, батальон морских стрелков и другие части. В районе Николаевска-на-Амуре находились: гарнизон крепости Чныррах (комендант крепости полковник А.А. Медведев), отдельный запасный батальон трехротного состава (около 500 чел.) под командой полковника И.Н. Вица, пулеметная команда (70 чел.), комендантская команда (около 100 чел.) и другие мелкие части. В Шкотово почти до конца ноября находился 32-й Сретенский стрелковый полк из состава 8-й стрелковой дивизии.

Таким образом, в Приморье, Приамурье и Амурской области в 5 бригадах насчитывалось примерно до 20 тыс.чел. Кроме того, в отдельных и тыловых частях насчитывалось до 10 тыс.чел.109. Тем не менее, в крае ширилось партизанское движение, а сами белые воинские части становились все более ненадежными.

В ноябре начался поход партизан под командованием Я.И. Тряпицына из с.Анастасьевки в Николаевск-на-Амуре. Против него были направле- ны две роты батальона полковника Вица (одна рота летом 1919 г. была отправлена в Охотск и там зазимовала) и пулеметная команда. Позже почти весь батальон перешел на сторону партизан, которые в конце фе-враля 1920 г. заняли Николаевск-на-Амуре110.

Согласно приказа генерала Розанова от 4 декабря, во Владивостоке начал формирование 1-й Кавказский конно-пластунский партизанский полк под командованием полковника А.И. Патиашвили, который выступил с обращением вступать в ряды полка своих бывших пластунов из 1-го Особого Кавказского пластунского полка111. Но полк сформирован не был.

5 декабря 1919 г. Читинский военный округ переименован в Забайкальский военный округ.

Приказом по войскам округа от 6 декабря объявлялось о формировании Отдельной Забайкальской Бурятской конной бригады в составе 2-го и 3-го Бурятского конных полков. Командиром бригады назначался генерал-майор Л.В. Вериго, штаб должен был находиться в Верхнеудинске112. С 27 декабря бригаду принял полковник Войлошников113. 24 декабря атаман Семенов назначил генерал-майора Вериго комендантом крепости Владивосток вместо и.о. коменданта полковника Томилко114.

Для непосредственной самоохраны территории в поселениях Амурского и Уссурийского казачьих войск, атаман Семенов 6 декабря приказал сформировать самоохранные сотни, которые сводились в полки с подчи-нением командиров полков начальникам Амурской казачьей и Отдельной Уссурийской атамана Калмыкова бригад115. Фактически же такие полки созданы не были.

На секретном совещании 7-го Войскового круга Амурского казачьего войска 19 декабря делегаты заявили, что им известно о желании атамана Семенова взять на себя руководство борьбы с большевиками, чтобы не допустить их в пределы Дальнего Востока в случае ухода адмирала Колчака со своего поста. Войсковой круг, подчеркнув, что диктаторская власть в крае, где крестьянское и рабочее население относится к диктатуре враждебно, невозможна, высказался за установление в крае народной власти, считая, что эта власть должна быть избрана всем населением края. Резолюция за установление же в крае власти казачест- ва, как более сознательного класса, государственно настроенного, не прошла116.

23 декабря в связи с усиливающимся кризисом белого режима, атаман Калмыков отдал приказ о мобилизации Уссурийского казачьего войска117.

24 декабря атаман Г.М. Семенов оповестил войска и население, что адмиралом А.В. Колчаком он назначен Главнокомандующим всеми вооруженными силами Дальнего Востока и Иркутского военного округа на правах Главнокомандующего армиями фронта с подчинением ему командующих войсками Иркутского, Забайкальского и Приамурского военных округов. Приказом адмирала Колчака от 24 декабря атаман Семенов произведен в генерал-лейтенанты118. Причинами этого послужило обещание атамана Семенова двинуть свои войска против партизан в районе Иркутска, чтобы выручить попавших в трудное положение адмирала Колчака и его войска. Таким образом, в это время атаман Семенов остался единственной надеждой Верховного правителя.

26 декабря 1919 г. своим приказом № 221 генерал Розанов назначил начальника Отдельной Уссурийской стрелковой бригады генерал-майора Смирнова комендантом крепости Владивосток и уполномоченным по охране государственного порядка и общественного спокойствия во Владивостокском районе. Этим же приказом полковник Томилко освобождался от должностей начальника отдельной Амурской стрелковой бригады и и.д. коменданта крепости Владивосток. Во временное командование Отдельной Амурской стрелковой бригадой вступал командир 34-го Сибирского стре-лкового полка полковник Базилев119.

27 декабря из Читы на Иркутск был отправлен Особый отряд под командованием генерала Л.Н. Скипетрова для подавления там антиколчаковского восстания во главе с Политцентром. В результате боевых сто-лкновений семеновских частей с войсками Политцентра и вставшими на их сторону чехами белые вынуждены отойти, а затем под давлением гла-вкома союзных войск в Сибири французского генерала Жанена, предав- шего адмирала Колчака, отступить от Иркутска. Находившаяся в составе этого отряда Отдельная Монголо-Бурятская конная имени Зорикто-батор бригада частью была разгромлена под Иркутском и частью разбежалась. В ее составе из 1800 чел. осталось только около 150. В начале января 1920 г. в Сретенске восстал и ушел к партизанам 32-й полк 8-й дивизии120. В это же время, действующий против партизан Забайкалья Особый Урянхайский отряд (или т.н. “Дикая дивизия”) под командованием генерала П.П. Левицкого (состоял из 200 чел. русских, 600 монголов-ча-хар, имевших на вооружении 4 орудия и нескольких пулеметов) у Гуси-ного озера восстал, перебил около 180 чел. командного состава вместе с генералом Левицким и ушел в Монголию121.

30 декабря атаман Семенов назначил Войскового атамана Уссурийского казачьего войска генерал-майора Калмыкова своим помощником по должности Походного атамана Дальневосточных казачьих войск122.

В ночь с 31 декабря 1919 г. на 1 января 1920 г. к партизанам ушла пулеметная команда 36-го Сибирского стрелкового полка Хабаровского гарнизона с боевым снаряжением123. Это заставило атамана Калмыкова 2 января 1920 г. частями ОКО и моряками Амурской речной флотилии с помощью японцев разоружить и арестовать части 36-го полка и 2-е роты 35-го Сибирского стрелкового полка, находившиеся в Хабаровске124.

1 января 1920 г. атаман Калмыков объявил о развертывании Отдельной Уссурийской атамана Калмыкова бригады в Отдельную Сводную Уссурийскую атамана Калмыкова дивизию путем включения и прикомандирования к ней различных частей125. В дивизию вошли штаб, Отдельная стрелковая атамана Калмыкова бригада под командованием генерал-майора И

  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница