Батурина Анна



Скачать 79.19 Kb.
Дата05.11.2016
Размер79.19 Kb.

Батурина Анна


batur85@mail.ru

Военный обрубок

мультфильм


Утро. Переполненные пепельницы из консервных банок. За окном грязной кухни грохочут трамваи. В раковине копошатся огромные тараканы, толкаются:



  • Нет уж извините!

  • Извините-извините!.. Подвиньтесь!

  • Пошел!

  • Убери лапы!

  • Мой сухарик!

  • Нет мой сухарик!

Ворчат, дерутся, запихивают лапки в сток: достать хлебную крошку.

Из прихожей слышится шум.

Прихожая. Перед входной дверью на секунду замирает главный герой: это замотанное в тряпки существо в бушлате и одном валенке. Вместо другого валенка – деревянная культышка, в руке – костыль. Нос и рот закрывает шерстяной платок, видны только большущие глаза с тревожными зрачками. Существо выходит в подъезд и начинается еще один новый день.
Герой ковыляет на трамвайную остановку, трамвай вот-вот уйдет без него, существо стучит по корпусу трамвая костылем, и дверь распахивается.
Кондукторша:


  • По голове постучи!

Герой поскальзывается деревянной культышкой на подножке и почти вползает в трамвай. В вагоне болтовня стихает, все подглядывают за инвалидом. Существо сгоняет костылем пацаненка, занимает его место.

Кондукторша:



  • Документы.

Герой мычит.

  • Документы!

Инвалид бормочет:

  • Вчера уже … Было…

Кондукторша:

  • Было, да сгнило! Плати.

(Мычание)

  • Плати мне! Оглох? Оглох? Вон из трамвая, говорю, вон из трамвая из моего!

Трамвай останавливается. Существо бормочет кондуктору:



  • Ну че ты рисуешься? Че рисуешься?

Выходит на остановке «Площадь». Идет к подвалу старинного здания. Стучит в дверь:



  • Это Обрубок!..

Чьи-то руки отдают Обрубку аккордеон.

Инвалид по кличке Обрубок ковыляет в сторону площади, привычным движением находит в сугробе железную кружку. С железной кружкой и аккордеоном спускается в переход.


Тут уже продавцы газет, ларьки-фастфуды, бабки с носками и бабки с семечками. Продавец шапок молча наливает Обрубку. Обрубок молча выпивает, высовывает синий язык, громко дышит и начинает играть:


  • По разным странам я брожу,

И сдох сурок давно уж…
Торговка вязаными носками:

  • Сынок! (Показывает носки с кроличьим пухом, надетые на руки) Помяни моего сына, сын приснился, говорит, мама, че-то ноги мерзнут! На-ка, поминок!

Продавец шапок:



  • Дура!

Обрубок:


  • Мне одного носка хватит, спасибо.

Торговка:

  • Два бери,

Продавец шапок:

  • Дура!

Торговка:

Обрубок принимает носки:

  • Спасибо.

Обрубок играет, в его сторону иногда поглядывают прохожие, высунув нос из-под воротника, кто-то успевает набегу кинуть в кружку мелочи.


В это время тараканы на кухне водят хоровод. Один из тараканов спотыкается, падает:

  • Ой!

Его поднимают, ведут хоровод в противоположную сторону.
Обрубок в переходе поет , изо рта идет пар. Возле него останавливается сомнительная дамочка, денег в кружку не кидает, манерно курит. Обрубок поет, голос его срывается:

Я рубил вас, Крапива,

Ножом и ребром ладони.

Я имел вас, Крапива,

Так, что больше

Никто не тронет.

Я просил ваше сердце

И вашей руки,

Я любил вас, Крапива,

И сотню таких, как вы.

Шлюхи портовой

Больше не жаль,

Ваш крик подзаборный

Не жалит!..

Замолкает. Женщина невозмутимо разглядывает костыль, деревянную культышку вместо ноги.
Женщина: А… это какая война? Которая первая, или которая вторая?

Обрубок: Которая третья.

Женщина: Бедный мой! Иди сюда, так и быть. Старая Дева тебя утешит совершенно бесплатно. Иди ко мне, солдатик, иди, мой малыш!
Обрубок замечает ее толстенные накрашенные губёхи, волосы, свалявшиеся в рыжую мочалку, облезлую лису через плечо.

Обрубок: А я ухожу щас.


Уходит. Из рук падает то кружка, то костыль. Старая Дева не отстает:

  • Ну куда же ты! Я денег не беру, я ж по-человечески!

Герой выходит дворами на тихую улицу. Старая Дева по-прежнему с ним. Не разговаривают. Он останавливается возле школы, сквозь железные прутья ограды заглядывает в школьный двор. Там кудрявая женщина встречает из школы кудрявых детей – двух мальчиков шести и девяти лет. Они обнимаются, женщина смеется, треплет их по кучерявым макушкам.

Старая Дева: Это кто?

Обрубок: Катька…

Старая Дева: И что?

Обрубок: Катька – моя, а дети – нет. Серега вернулся на двух ногах, а я только на одной…
Катька замечает Обрубка, с ее лица исчезает улыбка, она поторапливает детей к машине, в салоне их встречает огромная добрая псина, лижет руки. Уезжают.
Старая Дева и Обрубок идут по улице мимо шумных школьников. Перед ними шагают длинноногие старшеклассницы, курят. Старая дева замечает хриплым голосом:


  • Красивые, да?

Старшеклассницы оглядываются:

  • Педофил одноногий!

Старая Дева заступается:

  • Дорогу, палки дифтерийные! – Лиса на ее плече скалит зубы, рычит. Старшеклассницы расступаются.

Обрубок и Старая Дева в магазине. За прилавком очень толстая женщина. Она повернется – стукнется об одну полку, повернется обратно – ударится о другую полку.

Обрубок смотрит на свою ладонь: там горсть монет. Бормочет. Считает деньги:


  • Ень, бень, двасать… писят… Хм… не хват…

Старая Дева добавляет свой полтинник. Обрубок высыпает деньги на прилавок:

  • Хм!.. Портвэйнь!

Толстая продавщица, не оборачиваясь, дотягивается сильными руками до верхней полки и решительно выдает из-за спины на прилавок две бутылки красно-черного, густого портвейна.
Темнеет. Валится липкий снег. По улице движутся два силуэта: один вышагивает гордо, высоко подняв голову, другой семенит, подтаскивая деревянную ногу. Старая Дева и Обрубок останавливаются возле старинного дома на площади, где в подвале горит малиновый свет. В большой комнате с низкими потолками накурено, мигают елочные гирлянды. В помещение входят люди и докладываются хозяину – косолапому армянину с оттопыренными ушами:

  • Нищий с бубном.

  • Бабушка со скрипкой.

  • Геннадий!

Хозяин разливает вино по стаканам:



  • Обрубок пришел?

  • Здесь я, ну.

  • Накатим?

  • Накатим…

Обрубок и Старая Дева выгружают портвейн на общий стол. Бабушка со скрипкой тут же откупоривает бутылки зубами. Потрепанная публика гудит, затягивает песню. Старая Дева скидывает лису с плеча, сбрасывает ботинки с ног, ботинки летят через всю комнату, впечатываются в стену, падают. Старая Дева прыжком перемахивает через стол и начинает выплясывать. Вокруг кричат, визжат, посыпают одобрениями. Белые ножки Старой Девы мелькают в воздухе, на них засмотрелся Обрубок. Старая Дева кружится, подпрыгивает, отбивает чечетку, ловко перебирает носочками. Обрубок ставит локоть на стол и ловит ее взгляд.

Обрубок: Ты сама где?.. Живешь где?

Старая Дева: Снимаю чулан,

Стираю чулки,

Сушу по ночам их

При свете луны.

Чулки-занавески

В проеме окна

Встречают тебя!

Обрубок: А поехали ко мне?


В это время на его кухне напыщенные тараканы танцуют танго на подоконнике.
Старая Дева: Ну, поехали к тебе!..
Обрубок оставляет аккордеон, ковыляет к выходу. Старая Дева подхватывает ботинки, набрасывает на плечо лису, лиса громко икает.

Прихожая. Включают свет. На полу мусор, окурки.

Обрубок: Не разувайся.
Старая Дева идет по коридору, не разуваясь. Под каблуками трескаются бутылочные стекла. Останавливается возле грязного дивана на четырех кирпичах. Отбрасывает в сторону лису, падает в ботинках на диван, зевает. Обрубок гасит свет и робко пристраивается на краешке дивана. Комната наполнена бликами уличного освещения.

Обрубок: Так вот… У меня нет денег заплатить вам…

Старая Дева: За что?

Обрубок: Ну за это… За это утешение… Как сказал поэт, «За эту дряблую сладкую кожу…»

Старая Дева: Я никогда не была жестокой школьницей. Я давала всем, кто попросит. И где сейчас все эти жестокие школьницы? Только я – вот она! Всегда здесь и сейчас, вечно красивая и вечно живая! Правда же? Ведь так? (долго целует ему нос) Ой! Ой-ой-ой! Что там?

Обрубок: Где?

Старая Дева: На потолке. Точки. Раз. Два. Три, четыре… они движутся! Видишь? Ой! Это не точки!

Обрубок: Не точки…

Старая Дева: Это Тараканы!

Обрубок: Тараканы. Тараканы мои…

Старая Дева: Какие милые!.. Да уж… (Храпит)
Обрубок чихает:


  • Да что такое…

Снова чихает:

  • Вот ить… Привязалось!

Старая Дева, сквозь сон:

  • А ты горчицы в носки насыпал бы… (Снова храпит)

Обрубок в пушистых вязаных носках. Разглядывает носок на здоровой ноге и носок, надетый на деревянную культышку, вздыхает. Мимо кровати пробегают тараканы:



Тараканы убегают. Он и она спят. В углу храпит облезлая шкура лисы, свернувшись клубочком.

Старая Дева просыпается от шума, лязга и грохота. В комнате, кажется, двигают мебель и веселится тысяча чертей. Открыв глаза, Старая Дева видит, что Обрубок, почти голым, скачет, беснуется, мечется из угла в угол на двух здоровых ногах! С неподвижным остервенением на лице он то прыгает с тумбочки, то разбегается вверх по стене, кувыркается и приплясывает:

- А ты так?!! А ты так? Умеешь так? Умеешь? Смотри! Смотри-смотри! Ноги у меня! Я проснулся, а у меня – ноги!

Как ты думаешь, что она теперь скажет, что теперь Катька скажет?


Старая Дева медленно одевается, прихорашивается:

  • Прости, скажет…

  • Вот именно! Прости, скажет, какая я была дура, скажет!

Старая Дева: Ну я пойду?

Обрубок: Стой! А куда ты? Ты же – моя фея! Посмотри на них – я проверил, они настоящие, настоящие мои ножки!..


Старая Дева закуривает:

  • А это не я фея, это моя мать – колдунья. Она отдала тебе носки, помнишь?

  • Оставайся!

  • Да не умею я оставаться, я только утешать умею, один раз, понимаешь!

  • Оставайся!

Силой усаживает ее на диван. Старая Дева кусает его за руку, убегает.

  • Возвращайся!

Обрубок остается один, гладит оставленную на полу лисью шкуру, плачет. Лиса сладко потягивается, зевает.
В прихожей скрипит дверь, возвращается Старая Дева:

  • Слушай, а если мне за чуланчик за мой так квартплату, так по-хамски повысили, можно будет у тебя… до весны пожить?

  • Ну да…

  • А Катька что скажет…

Улица возле школы. Весна. На Обрубке – белая рубашка, он похож на курносого белого человека; на Старой Деве легкое короткое платье с бантом, ноги у нее по-прежнему худые и кривоватые. Из школы выходит Катька с сыновьями.

Обрубок: Начинай!

Старая Дева: (свистит) Эй, гражданочка! Прослушайте композицию!


И Обрубок запевает свою злую пафосную песню «Крапива»:

«Я любил вас, Крапива…» и все такое. На словах:



  • …Шлюхи портовой

Больше не жаль

Ваш крик подзаборный

Не жалит.

Не жалит.

Не жалит.

Один из сыновей спрашивает:



  • Мам, эткто?

  • Не помню, сынок.

Другой сын спрашивает:

  • А кем он работает?

  • Никем не работает, сынок.

Катька и дети идут к машине, Обрубок кричит им вслед:

  • Я работаю кондуктором, Катя, и мы с тобой никогда не встретимся!

Машина уезжает.

  • Катя! Я работаю кондуктором!

Обрубок и Старая Дева танцуют, у дороги лисья шкура играет им на аккордеоне.






База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница