Банк Рябушинских в Москве в 1912-1914 гг.: между «старообрядческой деловой этикой» и «универсализацией банковского дела»



Скачать 48.56 Kb.
Дата09.05.2016
Размер48.56 Kb.


С.А.Саломатина*

Банк Рябушинских в Москве в 1912-1914 гг.: между «старообрядческой деловой этикой» и «универсализацией банковского дела»
Данная работа посвящена интересному феномену в истории российского предпринимательства: становлению нового амбициозного универсального банка, включенного в мировые финансовые связи, на фоне активной пропаганды владельцами банка деловой этики или деловой культуры, уходящей корнями в национальные традиции. Речь идет о Московском банке, известном также как банк семьи Рябушинских.

В то же время в данном исследовании по данным архива банка выявлена до сих пор неизвестная сторона его деятельности: операции вексельно-курсового арбитража (т.е. валютные спекуляции) в очень большом объеме. Об этом ничего не известно по другим источникам, и даже считается, что эта операция, относящаяся к «высшему пилотажу» спекуляции, не характерна для банка, во главе которого стоят одни из идеологов российского старообрядчества.

Более того, вексельно-курсовой арбитраж, известный по коммерческим учебниками XIX в. — начала XX в., еще ни разу не выявлялся у нас по архивным данным.

Выбор банка Рябушинских для исследования обусловлен тем, что представители семьи Рябушинских оставили после себя достаточное количество текстов, в которых выразили свое представление об этике и деловой культуре. И в то же время, архив их банка достаточно хорошо сохранился. Таким образом, у нас есть уникальная возможность сравнивать тексты Рябушинских по поводу деловой культуры и документы архива их банка. В результате появляется достаточно материала для рассуждения об адаптации общемировых тенденций развития бизнеса к нормам конкретной национальной традиции.

Московский банк был учреждён в 1912 г. на базе основанного в 1902 г. банкирского дома. Контрольный пакет акций и основные административные посты заняли представители семьи Рябушинских. На 1 января 1914 г. банк занимал 15-е место по размеру активов в списке акционерных коммерческих банков России. В Москве на тот момент банк занял 4-е место.

Накануне Первой мировой войны Московский банк представлял собой стремительно растущий новый банк с универсальным характером операций, включавшим как традиционное кредитование торгово-промышленного оборота, так и получение дохода от деятельности на рынке ценных бумаг.

В связи со стремительным ростом концерна Рябушинских всегда вставал вопрос об источнике средства для такого роста. Из публичной отчетности банка этот вопрос был не совсем понятен. Так, если сравнить пассивы Рябушинских с крупным петербургским банком, например, Международным, в Московском банке заметна большая доля собственных средств, более слабая депозитная база.

Однако несмотря на то, что источник средств Рябушинских вызывал вопросы, методика поиска этих средств в архиве была непонятна. Данные, способные пролить хоть какой-то свет на эту проблему, появились случайно. Несколько лет назад автор исследования работала в рамках научного проекта, в котором выявлялась сеть заграничных корреспондентов московских банков накануне Первой мировой войны. В результате оборот Московского банка по сделкам с иностранными корреспондентами оказался совершенно неожиданным. Он составлял 297,5 млн руб. и по этой позиции Московский банк оставил далеко позади банки существенно превосходящие его размером активов.

В данной работе содержится попытка детализировать эти 297,5 млн руб. при помощи баз данных, составленных по данным бухгалтерских книг. Выяснилось, что 80% этой суммы приходится на операции всего с 10 главными корреспондентами банка в Лондоне, Париже и Берлине. Масштаб этих операций колеблется в пределах от 5 до 60 млн. руб. в год. Это очень большие суммы для российского банковского сектора. Причем даже при простом просмотре этих лицевых счетов заметно, что среди записанных в них отдельных сделок очень много крупных целых сумм, например 100 000 франков, 100 000 марок, 10 000 фунтов стерлингов и т.д.

После первого просмотра архивного материала у автора возникло предположение об операции вексельно-курсового арбитража, которая заключается в извлечении прибыли из разницы в курсе одной и той же валюты в разных географических точках. Эта операция хорошо известна по дореволюционным бухгалтерским учебникам, однако на уровне годовой отчетности эту деятельность поймать невозможно.

В данной работе удалось показать два главных признака вексельно-курсового арбитража: большой оборот и большой номинал платежных средств, используемых для этой операции. Для этой цели была создана база данных, содержащая выборку по сделкам, зафиксированным в лицевых счетах иностранных корреспондентов.

Например, детализация многостраничного лицевого счета Лионского Кредита в бухгалтерии Московского банка показывает, что в 1912 г. Лионский кредит выплатил в Париже по поручению Московского банка 54,44 млн руб. или 145,11 млн франков. Причем операции с платежными средствами номиналом более 100 тыс. франков составляли 90% лицевого счета. Аналогичные расчеты сделаны для London City & Midland Bank, Deutsche Bank, Comptoir National d'Escompte de Paris и других крупных европейских финансовых посредников предвоенной эпохи.

Объяснение такого, на первый взгляд, противоречия между традиционалистским пафосом публицистического наследия представителей семьи Рябушинских и бурной валютной спекуляцией в их банке может заключаться в следующем. Московский банк вышел на рынок в непростое время. Универсальные банки вытесняли традиционные депозитные с рынка. Петербургские банки расширяли экспансию по всей России, вторгаясь в традиционные сферы деятельности Московских банков. В Москве появилось сразу несколько новых банков.

Семья Рябушинских занимала независимые и амбициозные позиции в российском бизнесе. Они полностью отдавали себе отчет, что в новую эпоху тесная связь банков и патронируемых им предприятий является необходимой частью успешного бизнеса. Они прекрасно осознавали причины наметившегося застоя в деятельности старых московских банков. У них было не очень много средств в банковском бизнесе, но они не хотели идти на альянсы, ущемляющие их главенство в собственном банке.

Банк Рябушинских был вынужден черпать средства из как можно большего количества доступных источников. Одним из направлений его деятельности стали международные финансовые операции. В этом была уникальность банка Рябушинских среди московских банков.

С учетом всех этих соображений риторика Рябушинских по поводу предпринимательства в национальном духе — это уже не защита «традиционных» ценностей предпринимательства, которые фактически ушли из жизни. Это, скорее, выражение актуальных тенденций через собственную систему ценностей. Это следствие острой конкурентной борьбы, стремления заявить о собственном деле, недовольства состоянием экономических и политических институтов в стране, недостаточно благоприятных для бизнеса, не имеющего тесных связей с властными структурами. Рябушинских выделяла решимость заявлять отрыто свою позицию, стремление всегда работать над тем, чтобы изменить ситуацию в свою пользу, и именно поэтому они небезуспешно претендовали на роль идеологов российского предпринимательства и оставили заметный след в истории.



* Саломатина Софья Александровна — кандидат исторических наук (МГУ им. М.В.Ломоносова, исторический факультет).



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница