Байки о Календаре



Скачать 88.22 Kb.
Дата04.05.2016
Размер88.22 Kb.
Байки о Календаре...

Данный текст одобрен к написанию,
как способствующий делу Света.
Ночной Дозор.


Данный текст одобрен к написанию,
как способствующий делу Тьмы.
Дневной Дозор.

Данный текст одобрен к написанию,
как находящийся по ту сторону добра и зла
и ничему в итоге не способствующий,
что, собственно, от него и требуется.
Великое Неописуемое.

Аз, буки, ясени… начнем.



Книга Воздуха.
Давно ли это было? Того вам и вовсе никто не скажет. Потому как время добрые люди считают не часами, а лесами, как и положено. Так там и говорят: встретимся в шесть лесов, а может в семь, если не заблудимся, а в худшем случае опоздаем джунглей на пятнадцать, погани бо сущи.
Мы ж не немцы, в самом деле, чтобы во-время являться. Мы предпочитаем являться в дом, и чтобы в нем было сухо. А чтобы тепло – не обязательно.
Так присядем же к очагу да и начнем же нашу бесконечную повесть о временах стародавних, никому не памятных, ибо все, кто сие помнит, до беспамятства перепелись. И потому зовется все это Забытым Царством.
Кто в том Царстве живет? Да все живут. Не живут обычно не там, а в другом месте. Люди тоже встречаются, правда, встречаются там не всегда удачно, а с третьей попытки. Но не стоило бы называть кого-то человеком, потому что в Забытом Царстве ни в чем не стоит быть уверенным. Встретишь, бывало, человека, а потом окажется, что это не человек, а хвост какой-нибудь летающей твари, неудобно получится.
Туда попадешь – дня три не уйдешь. Говорят вам, не нашенское там время.

О том, как все появилось.


Прежде всего был только Вокал. Потом к нему прибавился Бокал. Стали тот Бокал наполнять, да не заметили, как переполнили, и Вокал полился через край.
И песни, которые пока некому было спеть, витали в воздухе. Именно витали, а не летали, так как витальный исход предпочли летальному.
Через несколько чащелесий явился посреди всего Дуб. Высокий-превысокий. И росли на нем гитары, флейты, бубны, сопилки, рожки и копытца.
И зазвучали сами собою.
И не было под Дубом земли, но покоился он на двух Китах.
И одном Коте.
Один Кит был также не простой, а Чеширский. Сокращенно – Чесик. Улыбался, как и положено. Потом улыбка оставалась, а он исчезал. Исчезновения те длились так долго, что даже самый настойчивый Манагер не мог найти его даже при помощи Пагера.
И гитара у него была зеленого цвета, и то и дело чем-нибудь да процветала.
Другой Кит назывался Балалайкер, поскольку он умел делать Балалайкинг.
А киты утвердились на Большой Черепахе. Черепаха была не простая, а такая, что все, что на свете не происходит, снилось Ей во сне. Иногда, когда в Забытом Царстве поднимался слишком уж большой Буй да Кодуй, Черепаха просыпалась, и тут начиналось Т А К О Е… Сейчас-то оно как? Мы, вроде, шевелимся? Значит, спит, родная, отсыпается от трудов праведных.
Часто из теплых стран прилетает Птица Гра. Птица как птица, только когти у нее не втягиваются. И поет. Так она поет, как нигде не поют, только на священном острове Ямайке, да еще там, где сладкая жизнь, где негры счастливо растят сахарный тростник, а в реке их терпеливо ждут крокодилы. Возможно, потому песни птицы Гра такие зубастые.Сила такова в ее песнях, что деревья в лесу начинают подпевать, и части света пускаются в пляс и сталкиваются берегами, а части Тьмы светятся желтым светом от доброй зависти.
И не дважды и не трижды, но Гра-жды и многоГра-жды происходит сие.
Иногда Птица Гра показывается в образе женщины с мандолиной. Но опытный глаз может запросто ее отличить, так как мандолина у нее не как у людей, а в форме Луны. Живет Птица Гра обычно очень высоко. Некогда один кто-то попробовал добраться до ее гнезда, досчитал до пятнадцатого, потом сбился.

О Добрыхъ Старыхъ Временахъ.


Был в Забытом Царстве Соловьиный Сад, а по другую его сторону Воробьиные Горы. Там на развалинах так и не построенного храма стоял старый-престарый замок. В том замке колдовская ведьма Тю считала звезды и добывала из белых кроликов стиральный порошок.
Вот некогда сидела колдовская ведьма Тю в своем колдовском подземелье, и кипел у нее на огне чародейный сосуд, в котором было много всяких трубок и склянок. И вышла Тю на воздух посчитать звезды, всего на чуть-чуть. И пока то да другое, сосуд взорвался, и части его полетели по пристанищу со свистом. Вот вернулась Тю и увидела, что зелье все выкипело, в драгоценных трубках прожгло дырки, а у самой чародейской склянки, сделанной из рога вымершей ныне самки говяда, вырвало днище.
- Жаль, - сказала Тю, но не плюнула в склянку, как сделала бы ведьма без образования и ученой степени, а просто дунула в нее. И тут – склянка с трубкой отозвалась всеразрушающим голосом:
- Жаль..жаль…жаль…
И так родилась Жалейка.
Еще некогда случилось так, что колдовская ведьма Тю однажды снова вышла посчитать звезды. И пересчитав их все до единой, обнаружила, что нету Луны.
А в это самое время плыл по великой Ра на белом водяном драконе урманский волхов Свен. И тоже посмотрел на небо. И обнаружил, что река одна, и створ один, и Буй один, и Кодуй один, а Луны почему-то две.
Тигр, светло горящий по причине общего вдохновения, пришел под Дуб и вопросил:
- Что потеряли, ведьмы добрые?
- Луну.
- А где последний раз ее видели?
- В четвертом доме.
- Я понимаю, что в четвертом. А по какой улице?
И долго искали они Луну, но не нашли ее даже в Козероге. А была она в Носороге. А Тигер прислушался ко внутреннему голосу и сказал:
- Очень уж все у вас ветрено. Один воздух. Пойду я туда, где трава растет.
Обулся он в сансемильные сапоги и пошел к себе на священный остров Ямайку. Как посуху пошел.
Главный Онт Фангорн был весьма и весьма высок. С высоты его таланта было видать только Буй да Кодуй. И Буй был большой и красный, а Кодуй – долгий и синий. И музыку, им сложенную, не просто играли, но рубили – с помощью рубеля.
Все в ту пору было М а к с имально. В том смысле, что когда происходило что-то интересное – песенное ли побоище, или брачное игрище Птицы Гра, или просто масленица, всегда на дереве сидел какой-нибудь МАКС. Или, в крайнем случае, АнтиМАКС.
Распознать их не просто. МАКС всегда светлый, кудрявый, ясноглазый и с улыбкой. АнтиМАКС черный, злой, хромой и обязательно с кувшином горького. Но сущность в них одна – МАКСимализм.
Сидел МАКС на дереве и пел: «Если бы я был деревом…»
А Дуб думал про себя: «Если бы я был Ясенем…»
И столь легки были песни той поры, что воздуха в них было более, чем чего бы то ни было.
Так кончается Книга Воздуха.

Книга Земли.



О неблагополучном влиянии подъема на высокие горы.
В один прекрасный день Большая Черепаха задумала поднять песни Царства на новую высоту. И для того поднялась Она на самые высокие горы, какие был на свете. Но в тех горах Ей так понравилось, что душою Она там и осталась. А как прикажете петь песни, когда тело здесь, а душа где-то еще? И Забытое Царство угрожающе зашаталось…
Потом в те же горы полез один из Китов, тот самый, который умел производить Балалайкинг. Повстречался он там с местной богиней Кали, и столь проникся ею, что стал зваться Кали-нин. А пока он лазал по горам – по суху, яко по воде, хоть это для Китов и не свойственно – так все Царство и висело одним боком.
А когда с тех же гор вернулась Птица Гра, и присела отдохнуть на Дуб, то от скрежета ее когтей проснулся спящий на ветке АнтиМАКС и промолвил:
Если бы я был деревом, ты бы не была Дуплом!

О Тыбдымском Коне.


В ту пору не было ничего, кроме ветров и коней.
Пришел Снорри Годи и сказал: - Смотри! Это Ветер, крылатый мой Конь.
Прилетела Птица Гра и запела: - Белый Конь летит крылат.
Пришел Главный Онт Фангорн и проскрипел сучьями: - А Ветер с утра вырвал ночь… - и сам исчез.
Пришел Дэниел Рок и выдал: - То не Ветер – А когда его спросили, что же такое, то ответил: …Конь мой гнедой бежит. Причем Конь не простой, а Тыбдымский.
Потом оказалось, что в чистом полюшке бродят Ветрушки. Но каким брожением они бродят, не могла сказать даже колдовская ведьма Тю, во всяких микробах сведущая.

Спиртовым, верно, каким же еще.


И тогда стали искать Землю.
И пришли им на помощь два бородатых молодца с Воробьиных гор. Они всю жизнь занимались тем, что искали Землю и простукивали ее молоточками. Наверное, чтобы узнать, не сошла ли она с ума. Они взялись за инструменты и долго ударно трудились, перекликаясь меж собою:
-Стукач, не спи в процессе!
-Я не стукач, я ритм-секция.
-Это Борода у нас ритм-секция, а ты стукач!
Тогда-то и обрели Землю песни Забытого Царства. И так хотелось под них напиться чернее матушки Земли… Тем более, что Бокал-то всегда был, а Вокала до сих пор не было.

Книга Воды.



«Не будите спящую Валькирию…»
И поднялись они на холм, на котором спала Валькирия, потому что все Валькирии спят зимой.
И разбудили они Валькирию, чтобы та сварганила им нечто. Валькирия взяла Варган, сделанный из подковы призрачного коня, и действие его было подобно удару копытом. И запела:
Но знай: Сокрытое найти
Тебе поможет Хлед...
Застучали призрачные копытца, и раздавался их стук, пока не скопытился.

Об Орудиях Мрака.


Из Орудий Мрака надлежит вспомнить Бубен, Натянутый Во Тьме. Удар его неслышим для обычного слуха, но стены и пол начинают дрожать, а крыша отрывается и летит прочь.
Еще среди Орудий Мрака находятся два волшебных барабана, с помощью которых можно летать. Один барабан называется Там-Там и служит для того, чтобы отправиться, куда захотишь, а другой называется Сям-Сям и служит для возвращения.
Но так как некий неумелый волшебник срастил эти два барабана в единое целое, то и действуют они также разом, и все равно оказываешься там, где и был. Потому в Забытом Царстве уже много лесов все стоит на месте.
Еще надобно рассказать о Магическом Котле Врага. Так зовется Котел, в котором Враг варит кашу из Мрака и других. Он черен как ночь и настолько магический, что и на котел не похож – прямоугольный и плоский. И еще обыкновенный котел висит на цепях или проволоках, а у Магического Котла Врага проволоки свисают на землю. Когда Врагу нужно кого-нибудь зарубить, чтобы добавить в кашу, он приказывает Котлу, и тот сам зарубается со страшным свистом и грохотом.
Из волшебных орудий достойно упоминания еше нечто по имени ТЮ-нер. Принадлежит оно, конечно же, колдовской ведьме Тю. У него нет ушей, но оно все слышит и имеет два глаза – Правый и Кривой. Правым оно мигает, когда попадают в тон, а Кривым – когда попадают еще во что-то или в кого-то. Весьма умная вещь, даже буквы знает – A, B, C, D и т. д…
И полилась песнь потоком и затопила все вокруг, а посреди этого потопа возвышался Странник калязинскою колокольнею, и его низкий вокал падал с головокружительной высоты. А колдовская ведьма Тю доколдовалась до таких высот, что когда пели Купалу, становилась невидимой, и голос ее звучал как издали, через тысячу верст.
В конце концов, наступили Хаос и Размножение. Так, что даже десяти микрофонов стало мало... Возрадовались Силы Хаоса и подняли Хай (high), то есть очень высокое пение, а Птица Гра пробудилась на дубу и заголосила:
"...Темные силы нас жалко гнетут!"
И Враг сокрылся во Мраке, а Мрак расточился во тьме.
А Вода все прибывала и прибывала...

Много воды утекло…


А натекло еще больше…
И настали времена, когда вода наступала со всех сторон – и текла по земле, и падала с неба в виде холодных белых крошек. (В давние - стародавние времена подобную погоду называли нордической). И залило водою Поляны, и занесло снегом Соловьиный сад по самые Воробьиные горы, и многих смыло, а иные сами смылись, убояся во отчаянии, что нового лета не будет.
Но у богов свои резоны. И лето пришло.

Про Корсунь, берманцев и маленькие швейные машинки
Се настало бо времено великой битвы Бобра и Осла, во имя грядущей победы сил Света над силами Разума, и разделился язык от языка, и встал род на род, а рот на нос, и поидоша едины ко морю Белому, а иные – ко морю Черному…
И ста на берегу Черного моря славный град Корсунь, что некогда был на лике Земли, а ныне сокрыт под землей. И потому тысячу лет никто град тот не мог ни в полон взять, ни в захват захватить, пока не пришли под стены его воины племени берманцев. Берманцы были племенем копателей и происходили непосредственно от гномов. Днем они рылись в земле, ища бренные остатки вечной Мудрости, а ночью пили брагу да пели песни, яко же во древностях сказано:

А пили они, что твои короли,


И звонкие арфы себе завели.
Протяжно и ново для уха людского
Звучало их пенье в глубинах земли.

Под эти песни они все думали да гадали, как захватить Корсунь Подземную. Почему звались они берманцами, мало кому ведомо. Сам же их стан засекречен до невозможности – до того сливается с землей, что нарочно не сыщешь. Условное наименование стана в те времена было «Музыкальная Шкатулка».


Возглавлял племя Большой Берманец, тот самый, что мог выпить бочку браги за один присест и жил на улице Радио. Когда Большой Берманец выпивал свою бочку и пускался в пляс, ему подпевала вся улица. Но о берманцах пока больше не будет речи в этой саге, потому что о них ведутся многие речи в сагах иных. Например, знаменитая «Сага о Берманцах». Произведение сие является этнографической редкостью и может быть откопано только в старинной берманской библиотеке http://www.archeology-project.ru/saga/.

Жил среди берманцев Хельги. В темное время года он обучался наукам в Высшей Школе Землетрясений и Катаклизмов, а в светлое ходил по теплым и неустойчивым странам, применяя полученные знания на практике. Применял при сем он то хирургическую лопату (как берманцы), то терапевтический молоток (как его наставники), а то и вовсе вилы, но любимым его орудием был новомодный Электрический Бас*. От воздействия того Баса земля ходила ходуном, а наутро бодала бодуном, так что приходилось вызывать Доктора для снятия синдрома.


Захаживал он и туда, где небольшая артель выпускала миниатюрные швейные машинки «Мини-Зингер», используя в качестве орудия труда, главным образом, Топор. Хельги способствовал им всеми силами и средствами, пока не провидел, что так и вовсе зашиться недолго.
И когда от ударов молотков и рева Электрического Баса всколыбалася земля, то узрел Хельги, что полуостров Берланд вот-вот превратится в остров, и ухнуть ему с тем островом то ли на дно в Атлантиду, то ли окиян-морем в Антарктиду, и пошел с Басом наперевес, пока было по чему.
_____________

*) В некоторых кельтских языках слово ‘bas’ означает «смерть».



О «Косякове», «Таймене» и «Пельмене»
И ста Забытое Царство подобно музыкальну Китежу, под воду ушедшу и ту от гнева Богов сокрыту. Только с чаячьим криком парила Птица Гра над черными волнами забвения, да лунными ночами Колдовская Ведьма Тю скользила по водам на попутной Лодье, считая отраженные в воде звезды. Звезды те было видать и днем, как со дна глубокого колодца, и сие как нельзя лучше показывало всю глубину происходящих перемен.
Временами Тю что есть мочи дула в жалейку, чтобы на звук приманить кого-нибудь. Обращались и ко звездам, чтобы отыскать пути преодоления кризиса вообще и водных преград в частности. Но на воде следов не остается, и путей проторенных не сыщется. И собрались Гра и Тю со всеми Друзьями и со Товарищи, и порешили, что дальнейшая их судьба – в поиске новой гармонии.
Только приговорили – как глядь-поглядь, выходит на берег добрый молодец с гармонией на плече…


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница