Байки наемников Итак, первая байка



Скачать 162.55 Kb.
Дата04.05.2016
Размер162.55 Kb.
Байки наемников
Итак, первая байка...
 
  Тусклое солнце едва-едва пробивало своими лучами тяжелые свинцово-серые тучи. Холодный ветер, тоскливо воя, взметал в воздух вихри колючего снега и изморози, забирался ледяными пальцами под одежду. Бескрайняя снежная равнина у Махнторской скалы, служащая пристанищем лишь снежным червям, да диким йети, не терпела слабых и робких. Смерть гуляла вместе с жестоким северным ветром, забирая к себе неопытных путешественников, не оставляя даже их замерзших трупов – все, что можно было сожрать, немедленно пожиралось, остальное быстро заносило снегом. Даже гиганты, хорошо переносящие лютый холод, не особо любили забредать сюда...
  Две фигуры, идущие ранним утром по смертельной пустоши, слабаками не были. Закутанные в тяжелые меховые плащи с капюшонами, путешественники двигались медленно, но уверенно, пробивая по очереди друг другу тропу в глубоком снегу могучими телами. Объемистые дорожные сумки висели за широкими плечами, нисколько не мешая идущим своим, несомненно, немалым весом. Под плащами иногда можно было заметить металлический проблеск – странники предпочитали теплой и удобной одежде надежность брони. Длинные тяжелые мечи и секиры, притороченные к рюкзакам, лишь подтвердили бы стороннему наблюдателю профессию обоих...  
  Они шли уже очень долго, ориентируясь по тусклому восходящему солнцу. Внезапно идущий впереди остановился и, сопя, начал медленно оглядывать снежную безлюдь из-под капюшона. Второй, видя поведение товарища, что-то негромко взрыкнул. Ведущий кивнул головой, ответив настороженным ворчанием. Внезапно крупный сугроб, лежащий рядом с предполагаемой тропой путешественников, взметнулся вверх, разметывая снег и из под него вырвалась уродливая голова с тремя парами рогов и острейшими зубами-саблями, сидящая на длинной чешуйчатой шее. Вслед за башкой показался и её обладатель, оказавшийся никем иным, как гигантским снежным червем. Покрытый прочной броней, привыкший с лютым холодам, реморхаз – так их называли, был непростым противником, как и его дальние разумные родственники – драконы. Правда реморхазы были до безобразия тупы, но отсутствие ума здорово компенсировали острые клыки, ядовитое дыхание и чудовищная сила ледяного червя...
  При виде грозного противника, путешественники одновременно взревели, сбрасывая тяжелые плащи и сумки в снег. Свету холодного солнца предстали крепкие тела, закованные в прочные доспехи из тусклого хитина и драконьей чешуи. Грубые клыкастые рожи, словно вытесанные из камня, зеленая шкура, напоминающая кору дерева, длинные когтистые лапы, перевитые жгутами мышц – оба странника принадлежали расе троллей, которая славилась яростью и силой своих бойцов. Реморхаз рванулся в сторону первого, рассчитывая ударом сбить предполагаемую жертву с ног, оплести её кольцами сильного тела и выдавить дух, но не тут-то было! Несмотря на глубокий снег и пройденный путь, противники червя были готовы к бою. На месте удара путника не оказалось, и голова червя ударила с снег. В тот же момент червь почувствовал хватку могучих лап на кривых рогах. Воин-тролль, напрягая все силы, держал реморхаза, медленно выкручивая ему башку. С таким противником червю сталкиваться еще не приходилось и он недоуменно забился, надеясь вырваться из объятий, по силе не уступающий смертельной хватке его колец...
  Пока первый воин боролся с червем, удерживая его на месте, второй не терял времени даром. Сорвав со своего рюкзака широкую секиру и тяжелый клинок, он крутанул их над головой и, подбадривая товарища бешеным ревом, поспешил на помощь. Когда первый удар остро отточенных лезвий разрубил чешую реморхаза у шеи, червь неожиданно тонко, для своих размеров, заверещал и выдохнул облако ядовитого газа. Но мертвая хватка первого воина не дала ему как следует прицелится и зеленоватое дыхание лишь расплавило снег у ног сражающихся. Следующий удар был точнее – меч и секира, минуя чешую, глубоко вонзились в тело червя. На землю хлынула горячая черная кровь, из глубокой раны повалил пар – реморхазы, в отличии от прочих рептилий, были даже не тепло, а горячекровными, что позволяло им выживать на снежных пустошах. Правда данной особи жить оставались считанные секунды – червь с каждой секундой терял силы, могучая хватка первого воина не давала ему спастись бегством, а меч и секира второго методично крушили тело...
  Спустя пару минут все было кончено – длинное тело червя с отрубленной головой еще содрогалось, выплескивая остатки черной крови на снег, воины-тролли тяжело дышали. Первый отряхивал плащ от снега, второй чистил оружие от едкой крови реморхаза. Путешественники отделались легко – парой царапин на доспехах, да болью в закоченевших мышцах, которым пришлось как следует поработать... Тот, что занимался одеждой, закончил свою работу и повернулся к товарищу, буркнув: «Собирайся, на закате будем в Миде...» Второй кивнул и, привязав оружие обратно к сумке, поднял с земли свой плащ, выругавшись: «Забери Килара эту тварюгу, новый плащ попортила...» - ядовитая кровь реморхаза в паре мест разъела мех, оставив уродливые дыры. Первый ухмыльнулся: «Мой возьми, у меня запасец есть...» Несмотря на внешнюю грубость, в голосе тролля прозвучало что-то вроде добродушия – второй был ему не просто попутчик, а брат. По крайней мере так считали оба тролля, несмотря на то, что они рождались из камня, а разубедить их было некому. Те, кто спорил с обоими братьями сразу сильно рисковал встретить следующий рассвет в изрядно помятом состоянии, а то и не встретить вовсе. «Ааза, собирайся скорее, а то оба тута останемся...» - тот, которого назвали Аазом, поднялся на ноги, запахнулся в свой сильно пострадавший плащ и кивнул: «Тропи, Буля...» - первый тролль, чье полное имя было Бульгар, взревел для поднятия духа и тяжелым шагом потопал вперед, на север, где у побережья Ледяного моря был древний магический портал, с помощью которого братья оказались в этих пустошах.  
  Холодное солнце не спеша катилось по небу на запад, тролли двигались на север, оставляя за собой широкую тропу, которой все равно было суждено исчезнуть спустя несколько часов. После полудня тучи сгустились, ударила метель... Видимость упала до пары метров, снежные хлопья лезли под капюшоны и забивали глаза. Ааз, тропивший дорогу, остановился и рявкнул: «Амба, брата... Надо вставать на ночлег – тута Ссарт хвоста собственного не увидит...» Бульгар вздохнул: «Не поминай всуе, а то мало ли что... Лады, стоим тута, может к ночи лучше станет»
  Встав спиной к ветру, путники извлекли из рюкзака Бульгара крепких холщовый тент, сшитый в форме трубы. Зашвырнув туда рюкзаки, братья влезли сами, завязав входной клапан. Сев внутри так, чтобы их тела служили вместо стоек импровизированной палатки, тролли замерли, прикрыв глаза. Спустя некоторое время снег снаружи намерз и их непрочное убежище превратилось в пещеру, сухую внутри и покрытую полуметровым слоем затвердевшего снега снаружи. Ааз пробурчал, поежившись: «Пора греться» - Бульгар кивнул и, покопавшись в запасах, извлек тяжелую медную подставку на трех ногах. Установив её по центру палатки, тролль пробурчал: «Это, как его... Брата, ты чего сказать надо помнишь?» Ааз почесал затылок: «Там же написано, ты прочитай может» - ответом ему было недовольное ворчание. Оба тролля охотнее пошли бы на дракона, чем стали заниматься чтением, письмом и тому подобными колдовскими штуками. Поворчав еще немного, для приличия, Бульгар в тусклом свете волшебного амулета начал разбирать руны на подставке. Холодало, поэтому тролль возился недолго – минут десять спустя он выпрямился, положил лапу на бок подставки и, собравшись с духом, громко взревел: «Ара барит фарх ургур!» - Ааз непроизвольно пригнул голову, опасаясь чего-нибудь побочного. Но на этот раз все прошло гладко – внутри подставки вспыхнул тусклый шар багрового цвета, разгоняя холод внутри берлоги, согревая закоченевшие тролльские тела. Бульгар облегченно выдохнул – он помнил, как в молодости неаккуратно потер волшебный жезл, шарахнув файерболлом себе под ноги и постоянно опасался подобного исхода.  
  Спустя несколько минут внутри стало совсем хорошо. Подставка давала ровно столько тепла, что хватало согреться, но стены палатки оставались примерзшими к внешнему снегу, сохраняя форму берлоги. Тролли распаковали рюкзаки и не спеша жевали сушеное мясо, запивая добротным темным гномьим пивом. Смачно отрыгнув, Ааз ткнул брата локтем в бок. Такой удар мог уложить на месте лошадь, Бульгар же лишь слегка поперхнулся и вопросительно уставился на брата. «Брата, а чего нам эта секира сдалась, а? Сталь мягкая, сработана так, что не только гном, даже орк её взять постесняется... А тута мороз, хуже Ледгардского, да еще эта гадина плащ попортила» Бульгар, прожевав свой кусок мяса пожал широкими плечами: «Да Суре его знает... Тот паладишка ясно сказал – у козлорогих во дворце есть тайничок, тама секира. Принесем – заплатит. Заказ богатый, да и работа несложная, да веселая. Ты помнишь, как эти козлы разбегались!» - тролль запрокинул голову и громко заржал. Рожу Ааза тоже перекосила улыбка, от которой многие слабонервные сразу падали в обморок – он вспоминал, как они, перебравшись через внешнюю стену, в гиком и посвистом ворвались в Махнтор – последнюю цитадель некогда могущественного народа минотавров. После нескольких потерь её обитатели быстро поняли, что с двумя до зубов вооруженными троллями, по самую макушку упакованными в магическую броню, им не справится и освободили дорогу. Минотавры, как и тролли, признавали только грубую силу и после успешной её демонстрации зауважали пришельцев, выслав парламентера, который задобрил «гостей» грубым, но сытным угощением и вполне добротным самогоном. Правда узнав, зачем явились тролли, обитатели цитадели как-то враз поскучнели, но братья были настырны. В итоге оказалось, что секира хранится во дворце у хозяина Махнтора и без дуэли её не получить. Бросили жребий, биться с козлорогим досталось Аазу. Минотавр был изрядно здоров, но одной силой опытного воина не возьмешь... В итоге секира оказалась в рюкзаке Ааза, а пристыженный повелитель Махнтора уполз зализывать раны под свист и улюлюканье наблюдавших за боем «козликов», братья же отправились назад, сдавать заказ...
  Ааз и Бульгар принадлежали к клану наемников, называющих себя Псы Войны, а точнее – были одними из наиболее опытных и уважаемых бойцов клана, несмотря на свою молодость. В паре они не боялись ни демонов, ни драконов, ходили на самые опасные заказы и неизменно возвращались назад с богатой наградой. В этот раз заказ казался несложным, если бы не поганая погода пустошей. Метель была совершенно некстати, к тому же молодой паладин, всучивший троллям Заказ, обещал прибавку, если секира будет доставлена ему быстро... Срок этого самого «быстро» истекал через пару дней, а пройти предстояло еще довольно прилично. Потеря прибавки здорово раздражала братьев, поэтому надо было двигаться.
  Под монотонный вой ветра снаружи тролли задремали... Разбудила их неожиданная тишина – похоже, что метель прекратилась. Бульгар кивнул на входной клапан: «Топай, брата... Моя сегодня уже наколдовался» - Ааз поморщился, но деваться было некуда. достав тонкую палочку из черного дерева, исписанную рунами, тролль пополз к входному клапану. Развязав его, Ааз аккуратно завернул ткань и отодвинулся от входа, за которым была стена из накрепко слипшегося снега. Ломать её было тяжело, да и не нужно – громко взрыкнув: «Актур барит абразак!», Ааз направил палочку на вход. Струя волшебного огня вырвалась из жезла, моментально растопив аккуратную дыру в снежной стене. Тролль, на секунду высунув башку наружу, резко подался назад, метнувшись к своему оружию. Бульгар насторожился: «Брата» - Ааз оскалился: «Ухань рядом!» Услышав подобные новости, Бульгар с ворчанием схватил свои клинки и двинулся на выход вслед за Аазом.
  Снаружи было чертовски холодно, но снег не шел. Темнело, на небе показался кроваво-красный серп Моанка. Тролли выбирались из палатки осторожно, не желая потревожить корку льда поверх тента. Бульгар сразу же увидел то, о чем говорил Ааз – на холме в паре сотен метров от них, вырисовывался хрупкий, даже под слоями теплой одежды, силуэт эльфийского чародея, который был погружен в колдовской транс, делая пассы руками в воздухе, светящемся от магии. Ааз хищно подмигнул брату, прошептав: «Обхожу холм справа, ты давай слева, с двух стороны мы его быстро...» - тролль провел пальцем по горлу. Бульгар кивнул, его глаза краснели от ярости – для тролля не было большей радости, чем расправится с эльфом, а уж тем более – сильным колдуном. Оба народа ненавидели друг друга лютой ненавистью, считая оппонентов большой ошибкой богов. И если в стольном Мидгарде и еще паре городов покрупнее расовые распри были запрещены, враги проходили мимо друг друга скрипя зубами, то в дикой местности при встрече без драки обычно не обходилось, хотя бывали и исключения...
  Ааз растворился справа, стремительно метнувшись в тьму. Бульгар, пригнувшись и не отрывая взгляда от мага, обходил холм слева, с каждым шагом приближаясь к эльфу. У жертвы практически не оставалось шансов – колдун был один, что само по себе удивительно, к тому же он ничего вокруг не замечал, сосредоточенно выводя сложное заклинание. До Бульгара наконец-то дошло что делал маг – тяжелые тучи, висевшие над равниной целый день, медленно, словно нехотя, уходили к горизонту, ветер стихал. «Погоду шаманишь, ухань... Ща мы тож кой-чего нашаманим...» - тролль крепче сжал рукояти мечей. Внезапно с противоположной стороны холма раздался боевой клич Ааза, но фигура брата не появилась рядом с магом, чтобы швырнув его на землю, рубить хрупкое тело эльфа тяжелым мечом и секирой, топтать красивое лицо сапогами, упиваясь кровью ненавистной ухани... Почти в ту же секунду воин услышал сзади шорох, но отреагировать не успел – сильнейший удар в спину впечатал его в снег. Успев поблагодарить кузнеца из аббатства за замечательную хитиновую броню, выдержавшую страшный удар, Бульгар откатился в сторону и вскочил на ноги, оказавшись лицом к лицу с десятком разъяренных йети – непонятных тварей, которые отдаленно напоминали заросших шерстью людей, но силой не уступали троллю. В крепких лапах снежные люди держали тяжелые суковатые дубины, зубы скалились в предвкушении добычи...
  Но взять наемника было не так-то просто. Яростно взревев, тролль ринулся в гущу врагов, вращая тяжелые мечи над головой с такой скоростью, как будто они ничего не весили. Йети, ожидавшие что жертва испугается, были на секунду ошеломлены внезапной атакой, что стоило им сразу двух бойцов – первому клинок Бульгара просто срубил башку, второй оседал на землю, получив метр сверкающей стали в живот. Зарычав еще страшнее, тролль закружился в толпе врагов, раздавая удары направо и налево. Сперва ему показалось, что он справится – крепкая броня надежно хранила его тело, толстая шкура хорошо переносила удары дубин, тяжелые мечи кромсали врагов... Но снежных людей было слишком много – сразив еще двух соперников Бульгар предпочел вырваться из гущи боя – левая рука онемела от удара, держать клинок было тяжело, голова гудела – один из йети зацепил дубиной его шлем... Шестеро оставшихся в живых противников тоже оценили бойцовские качества тролля и приближались осторожно, размахивая дубинами перед собой. «Забери вас Кей, что с Аазом...» - промелькнуло в голове тролля. Внезапно мимо воина, в гущу его соперников, с шипением пролетел огненный шар. Бульгар едва успел прикрыть глаза, как раздался мощный взрыв. Тела йети полетели в разные стороны, раздались вопли, завоняло паленой шерстью и мясом. Не дав снежным людям опомнится от неожиданности, воин вновь ринулся в атаку. На этот раз у врагов не было шанса – из шестерых после взрыва файерболла в живых остались четверо, да и то – один сидел, поскуливая, глядя на оторванную руку, второму огонь начисто сжег лицо. Боеспособных осталось лишь двое, да и те сопротивлялись недолго, ошеломленные взрывом и последовавшей за ним яростной атакой.  
  Прикончив последнего противника, Бульгар, пригнув голову, обернулся в сторону мага, готовясь уворачиваться от второго файерболла. В этот момент рядом с эльфом появились несколько волосатых фигур снежных людей. Один из них поднял и опустил дубину – колдун, без малейшего вскрика, рухнул на землю. Дальнейшее тролль помнил плохо – боевая ярость его племени полностью завладела телом, воин ринулся на холм с грацией атакующего бегемота. Йети, готовые прикончить беззащитную жертву, с удивлением повернулись в сторону рева, занося дубины над головой. Свистнули мечи, метнувшись навстречу и добрая гномская сталь победила – первая дубина отлетела в сторону вместе с половиной руки державшего её, вторую тяжелый меч просто разрубил на две половинки, глубоко вонзившись затем в тело хозяина. Третьему йети хватило ума на то, чтобы попытаться спастись бегством, но это ему не удалось – из темноты вынырнул Ааз и буквально поднял неудачливого снежного человека на секиру, одновременно срубая ему голову мечом.  
  Тролли перемигнулись, встав спиной к спине и внимательно оглядели сперва равнину, а уж потом, убедившись что воевать больше не с кем – друг друга. Ааз выглядел получше, он был цел в отличие от брата – у Бульгара сильно кровоточила левая рука, разорванная суковатой дубиной, да в ушах здорово звенело после удара по голове. Правда оба знали, что природная сила их тел быстро закроет раны, но тем не менее получать их было неприятно. «Брата, сколь за тобой?» - Ааз облизнулся: «Пятерых зарубал, твой пятый был, а ты как?»  Бульгар поморщился, ощупывая шлем: «Восемь... Четверо его» - тролль указал на безжизненное тело эльфа, лежащее на снегу. Внезапно тот пошевелился и застонал, Ааз оскалился, занося секиру: «Живой, ухатый Ща враз исправим!» - Бульгар перехватил руку брата: «Постой! Кабы не он, ты б ща один домой возвращался...» - тролль сам слабо понимал, почему ему хочется пощадить мага, но он чувствовал что прикончив эльфа сейчас, всю оставшуюся жизнь его будет что-то преследовать.
  Ааз поморщился: «Да ладно тебе, брата, всего-то лишь ухань зарезать, а тама еще поглядим, что у него с собой – маги народец богатый». Бульгар отрицательно покачал головой, наклоняясь над телом мага и осматривая его раны. С первого взгляда было видно, что эльф не долго протянет на этом свете – тонкие черты лица были залиты кровью, сочащейся из раны на затылке, плечо раздробленно, череп пробит. Но искорка жизни еще тлела в нем – тролль выпрямился: «Брата, зелье давай бегом...» - Ааз скорчил рожу: «На ухань зелье переводить...», но поглядев на выражение лица Бульгара не стал спорить, отцепляя от пояса небольшую бутылочку со светящейся синеватой жидкостью внутри. Бульгар, сорвав клыками пробку, опустился на колени над телом эльфа, по капле выливая на его раны драгоценное содержимое. Когда все видимые повреждения были политы эликсиром, тролль аккуратно разжал зубы эльфа кинжалом и вылил остаток жидкости ему в рот. «Оружие захвати, да его сумку» - Бульгар аккуратно поднял невесомое тело колдуна на руки и потопал в сторону их убежища. Ааз, решив плюнуть на странности брата и поглядеть, что из этого будет, сгреб вещмешок эльфа и мечи брата в охапку и пошел следом.
  В палатке все было по прежнему – магическая жаровня хранила тепло, крепкие стены из снега и льда ограждали от наружного ветра. Бульгар положил эльфа на плащ и теперь разглядывал его лицо, которое было бы красивым, если бы не пара старых шрамов, оставленных, как показалось троллю, чьими-то саблями. Свежие раны эльфа под воздействием эликсира быстро затягивались, для гарантии тролль влил ему в рот содержимое такой же бутылочки из своего рюкзака. Ааз только поморщился, глядя на подобное расточительство. Через полчаса эльф пришел в себя и открыл глаза. Первое, что он увидел, напугало бы любого из его народа – это была рожа Бульгара, который с любопытством взирал на раненого. Маг почему-то не испугался – разлепив запекшиеся от крови губы, он произнес хрипловатым, но вместе с тем мелодичным голосом: «Да благословит Всевышний твои клинки, тролль, ты успел вовремя... Но зелья не трать, мне они уже не помогут» Маленькие глазки Бульгара округлились, он перевел взгляд на брата. Ааз, похоже был удивлен не меньше него – эльф мало того что не молил о пощаде, так он обращался к троллю, как к товарищу. Раненый, тем временем, продолжал: «Мое имя Скайгер, а вы, судя по всему, Бульгар с Аазом...» - речь его прервал кашель, тролли терпеливо ждали, но в голове Бульгара промелькнуло воспоминание об одной из посиделок в кабаке у крепости наемников, когда в «Вольную душу» ввалилась толпа троллей и гномов, сопровождаемая змеем и... эльфом. Некоторых троллей он знал, они, как и Бульгар, промышляли наемничеством, змея он знал лучше прочих – это был один из жрецов их собственного клана, Лео. Когда Бульгар, немного позже, начал выспрашивать Лео о странном эльфе, тот усмехнулся и заявил что это дела давно минувших дней, но Скай – так он называл его, парень действительно немного странный – многие его лучшие друзья были из рода троллей, причем принимали его за своего, заслоняя хрупкого с виду мага могучими телами в кровавых боях. Насколько Бульгар помнил рассказ Лео, эльф с раннего детства стал промышлять трудным хлебом наемника, вместо пения песен под звездами. Мечом и магией он прокладывал себе дорогу в жестокую жизнь, и случилось так, что для своих он стал изгоем, сойдясь с такими же изгоями из рода троллей и гномов...  
  Все это промелькнуло в голове Бульгара мгновенно, Скайгер прокашлялся и продолжил: «Чертов йети ударил в момент концентрации, я не сумел обуздать флюиды Силы... Короче я все равно сгорю изнутри очень скоро, но за помощь спасибо, по крайней мере я погибну среди тех, кто стал мне второй семьей...» - Бульгару почему-то стало грустно, даже Ааз примолк и перестал корчить недовольную физиономию. Эльф попытался привстать на локте, ему не удалось бы это, если бы сильная рука Бульгара не поддержала его. Скайгер кивнул: «Вы идете с Заказа, я правильно понял?» - кивнул эльфу уже Ааз, присевший рядом. «Тогда Ледгардские караулят вас у портала... Я прошел своей тропой, но мне стало интересно, какого дьявола два кулака бойцов с магами сидят у руин» - Бульгар присвистнул, хмуро глядя на Ааза, лицо брата также было невеселым. Десяток таких же как они, отлично подготовленных бойцов, да еще и с магами, не оставят им ни малейшего шанса, а другого пути через Ледяное море тролли не знали. Скайгер усмехнулся: «Выше нос, зеленые... Я отдам долг вашему племени за то, что оно, когда-то, сделало для меня... Но времени мало, помогите мне выйти...» - Ааз и Бульгар аккуратно подняли мага на ноги и, буквально на плечах, вынесли его из палатки...
  В пустоши было спокойно, свирепый ветер утих, превратившись в легкий бриз, облаков не было... Обе луны – кровавый Моанк и серебряная Ларна озаряли снежные поля своим призрачным светом. Тени двоились, странным образом накладываясь друг на друга. Крупные звезды блестели, словно бисер... Тролли замерли, пораженные нереальной красотой смертельных равнин Махнтора. В глазах эльфа показалась грусть: «Ночь двойных теней... А я помню эти небеса еще тогда, когда ночью светили лишь звезды. Слишком хорошая ночь для того, чтобы отправляться к предкам» - внезапно в его голосе зазвучала сталь: «Ладно, что было, то было. Помогите мне удержатся на ногах, но ни в коем случае не выходите вперед» - тролли кивнули, Скайгер достал из подсумка перо огненной птицы, переливающееся своим, внутренним светом, и начал заклинание. Голос эльфа звучал четко, требовательно и громко, как будто не было едва затянувшихся ран на его теле и магия не пожирала колдуна изнутри. Слова заклинания разносились в ночи, накладываясь друг на друга как блоки гномских построек – монолитно и целостно. Внезапно маг вскинул руку, перо в его ладони вспыхнуло призрачным пламенем и исчезло, а перед ним раскрылся волшебный портал, тускло переливающийся всеми цветами радуги. «Собирайте вещи и идите, портал продержится минут двадцать, на большее у меня уже нет сил. Он выведет вас в лес Миднир, километрах в двух от ворот Мидгарда» - Бульгар хмуро покачал головой: «Ты пойдешь с нами...» Эльф криво усмехнулся: «Куда? Умереть в постели, под плач женщин? Нет, тролль... Я всю свою жизнь провел в дороге, пусть она и примет мою душу. Я устал, тролль, и города тяготят меня. Идите, и когда будете дома, поклонитесь от меня Лео, пусть передаст братьям мой последний привет...»  
  Тролли в тяжелом молчании собирали рюкзаки, эльф наблюдал за ними, опершись на камень. Перед тем, как шагнуть в портал, Ааз с Бульгаром повернулись и отдали эльфу последние почести, вскинув рукояти мечей к голове в салюте. Скайгер улыбнулся одними губами и кивнул... Эту улыбку они и запомнили в момент, когда магия портала сдавила их тела и вышвырнула братьев на холм в теплом лесу, где уже занимался рассвет. Недалеко виднелась торговая дорога и южные врата Мидгарда. Там наемников поджидал заказчик, там ждала награда за выполненную работу. Обычно тролли возвращались изрядно навеселе, горланя песни и распугивая диким видом окрестных жителей, но на этот раз они оба шли плечом к плечу в полном молчании, сняв шлемы и чуть склонив головы...
........................................................................ ...........................
  Спустя неделю, по возвращении в цитадель, братья нашли Лео и рассказали ему о странном эльфе. Когда они закончили рассказ, чешуйчатое лицо старого змея, который за долгую жизнь видел битв и смертей больше, чем оба тролля вместе взятые, странно изменилось. Его чешуя еще больше потемнела, глаза уставились в никуда, а руки сложились вместе, в жесте молитвы. С губ сорвалось едва слышное: «Прощай, брат...», после чего жрец ушел в личные покои и несколько дней не выходил оттуда. Когда же, наконец, Лео снова появился – он выглядел как обычно, не вспоминая происшедшее ни словом, ни жестом.
........................................................................ ..........................
  Через пару месяцев Бульгар узнал, что в тот же день, когда они с Аазом вернулись в Мидгард, в свою цитадель вернулись и бойцы Ледгарда, причем и их рядах было много раненых и пара убитых... Трактирщик с «Вольной души» охотно рассказал, что на их отряд внезапно напал сумасшедший одинокий маг, бьющий заклинаниями такой силы, что едва не поверг десяток опытных наемников в бегство. Когда же мага обложили, его тело словно взорвалось изнутри, жестоко покалечив нескольких воинов, находившихся ближе всех...
........................................................................ ..........................
  Много лет спустя, шагая по Арденскому лесу, Бульгар заметил изможденного, бедно одетого молодого эльфа, совсем еще подростка, сидевшего у придорожного дерева. Увидев тролля, эльф попытался бежать, но сил у него оставалось лишь на пару шагов. Осторожно приблизившись к нему, Бульгар сунул руку в рюкзак и тут же получил слабый, но хорошо направленный заряд магической энергии в плечо. Ухмыльнувшись, тролль достал флягу с темным гномским пивом и немного сушеных фруктов, протянув их эльфёнку: «На, ухатый, поешь немного... А то тебя сейчас и улитка с ног свалит» - голод пересилил страх, подросток принял подарок и с жадностью вцепился в еду. Бульгар покачал головой: «Звать-то тебя как, ухатый?» - эльф гордо вскинул голову: «Гильвейн! Я все равно буду великим магом, пусть даже меня и изгнали с Лориэна!» Старый тролль покачал головой еще раз, словно вспоминая что-то, потом внезапно сунул руку за пазуху, выудил увесистый кошель и карту, вложив их в руки Гильвейна со словами: «Держи вот, это тебе на дорогу... Пойдем со мной в Камелот, там себе одежонку прикупишь, припасов, да лошадь. Отправишься потом на север, через Сказочный лес в крепость наемников. В лесу будь аккуратнее, там и посильнее тебя ребята оставались, иди точно как в свитке написано. Доберешься до крепости, найдешь там кабак «Вольная душа», деньги, что останутся, отдашь хозяину и скажешь что послал тебя Бульгар, просил в крепость устроить... Ну а дальше – как уж получится, жить захочешь – науку постигнешь... Пойдем, ухатый, некогда сидеть тут»
  Попрощавшись в Камелоте с молодым эльфом, который всю дорогу глядел на наемника круглыми от удивления глазами, Бульгар отправился в родную цитадель клана, фальшиво насвистывая орочий боевой марш, чувствуя себя почти так же замечательно как в молодости... Тролль вернул свои долги, круг замкнулся.  
Skyger


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница