Байкальский тоннель Фантастический роман



страница8/10
Дата04.05.2016
Размер1.82 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Девушка доверчиво прижалась к Олегу и склонила голову ему на грудь.

Он ласково целовал и гладил это хрупкое и нежное существо, которому пришлось за очень короткий срок столько испытать и пережить. А что еще будет впереди — он даже боялся об этом и думать! А может быть, бросить все это, не для себя, а хотя бы для этой необыкновенной девушки, и скрыться куда-нибудь вместе с ней на край света, где не будут доставать эти мерки?! И что они, два земных человека, мужчина и слабая женщина, могут сделать против целого могущественного космического народа, даже при поддержке андаров?! Да и андары порядком растеряли свое могущество из-за скрытых козней мерков, и как восстановить его снова, пока никто не знает.

Но тут краска стыда залила его лицо: он вспомнил устремленные на него с надеждой на помощь синие глаза Дайгонара, вспомнил свое обещание сражаться насмерть с мерками и помочь андарам. Наконец, он вспомнил свой любимый чистейший Байкал, оберегаемый андарским народом, который, несомненно, после их гибели будет уничтожен мерками. Нет, он пойдет до конца! Но вправе ли он рисковать жизнью Эллен?!

В общем, его размышления опять вернулись к тому моменту, когда он, еще находясь у Эллен в доме, решал брать ему девушку с собой или не брать. И, словно услышав его мысли, девушка быстро подняла голову и прямо взглянула в глаза Олега.

— Ты о чем сейчас подумал? Только не вздумай меня обманывать!.. — и, не дожидаясь его ответа, раскрасневшись, выпалила. — Я буду вместе с тобой до конца! Да ты же без меня пропадешь, а вместе мы непременно победим. И давай больше никогда, никогда не возвращаться к этой теме!

Выговорив это, она быстро встала и ушла на кухню. Вскоре девушка вернулась с новой порцией приготовленных бутербродов, и они вновь приступили к выработке плана боевых действий.

— А почему это меня исключили из обсуждения? Или, по-вашему, мой интеллект и знания пришли в полную негодность после последней встречи с мерками?! — брелок выскочил из-под стола, куда он вчера деликатно скрылся, чтобы не мешать влюбленным, и возмущенно завис над смущенными стратегами.

— Да что ты, Борис!.. Мы просто подумали, что тебе надо восстановить твою систему, и хотели вначале все обсудить между собой, а потом пригласить тебя, чтобы ты внес в наши планы свои коррективы! — Эллен даже покраснела, оправдываясь.

— Поверь, Борис, мы тебя не тревожили только из этих соображений! Ведь ты же и сам прекрасно знаешь, что без тебя у нас вообще ничего не получается! — горячо добавил Олег.

— Ладно, ладно… Можете не оправдываться, но запомните, ребята, мне это не нравится! И давайте впредь все особо важные дела делать сообща, а то толку от наших действий будет мало. И можете не повторять то, что вы говорили до моего появления: я все слышал. Из вас, кстати, получилась бы неплохая оперативно-следственная группа: Эллен в роли следователя, а ты, Олег — главный опер. И я думаю, нам надо начинать с самого непонятного во всем, что мы недавно узнали, а именно с этих ашгенов.

— И я так думаю! — стремительно вмешалась Эллен. — Эти ашгены мне просто никакого покоя не дают! Для чего их устанавливают по гостиницам и домам и так тщательно оберегают?! Неужели андары не знают об их существовании?!

— Откуда андары могли бы об этом знать, когда поверхностью Земли стал полностью заправлять Шауран?.. Да к тому же, это очень тщательно скрывалось мерками, и если бы не ваш пес, то мы бы и сейчас об этом ничего не знали.

— Надо взять эту дрянь на исследование в лабораторию, и тогда ситуация прояснится! — подытожил результаты дискуссии Олег. — Только это надо сделать очень быстро и очень скрытно. И чтобы исследователь был свой проверенный человек.

— А у меня есть такой человек! — воскликнула Эллен. — Это мой дядюшка Джордж. Он — профессор, большой специалист по различным живым организмам, и его работы постоянно публикуются в серьезных научных журналах. Я знаю, что он не только у себя на работе, но и дома держит хорошую аппаратуру для различных опытов. И мы можем проехать к нему с этим мерзким ашгеном. Дядя будет просто на седьмом небе от счастья, если увидит его. Ведь это же научная сенсация!

— Только об этой сенсации ему надо будет некоторое время помолчать, а то если эта информация выйдет на публику раньше времени, мерки расправятся и с ним, и с нами, и вообще все дело будет загублено, — заметил брелок.

— Один лишь шаг не так ступить — и разом дело погубить! — вырвалось стихами у Олега.

— Тогда нам надо возвращаться в гостиницу и брать из номера ашген для исследования, — произнесла Эллен. — Хотя я думаю, сейчас после всей этой истории появляться там будет очень и очень опасно.

— А вообще-то, мы тоже сейчас находимся в гостинице и вполне возможно, что где-то здесь мерки тоже установили ашген! — озарило Олега. — Только тут он либо упрятан очень глубоко, либо вообще находится где-нибудь за пределами этого номера, потому что Норд ведет себя очень спокойно.

— Тогда давайте привлечем нашего «поисковика»! — предложил брелок.

— Норд, ко мне! — позвал собаку Олег.

Пес, прилегший у входной двери, как живое напоминание о том, что уже давно пора отправляться на утреннюю прогулку, подбежал к хозяину.

— Норд! — Олег положил собаке руку на голову и пристально посмотрел в его большие коричневые глаза. — Ищи врага, как в тот раз! Ты меня понял?!

И пес, похоже, понял хозяина, потому что он тут же грозно рыкнул и, наклонив морду к полу, стал шумно принюхиваться, стараясь уловить уже знакомый запах своих кровных врагов. Вначале он обежал всю комнату, тщательно обнюхав все углы, затем добросовестно пронюхал ванную и кухню, и ни с чем вернулся к Олегу.

— Что, ничего не учуял? — спросил Олег. — Может, попробуешь еще разок?!

Последний вопрос, конечно же, можно было не задавать такому псу, как Норд!..

— Придется тогда искать ашгенов в другом месте. Попробуем пойти на нарушение закона и проникнем в соседние номера. По крайней мере, я пока другого выхода не вижу.

Это произнес не далекий от земных законов и правил брелок, и даже не Олег, воспитанный российской действительностью по поговорке: «Закон, что дышло — куда повернешь, так и вышло» — это произнесла коренная британка, предки которой выросли в духе глубочайшего почтения и уважения к его величеству закону!

Олег не смог сдержаться и зааплодировал засмущавшейся Эллен.

— Нет, но что нам остается делать, когда на кон поставлено практически будущее планеты! — стала оправдываться девушка.

— Эллен, я не иронизирую, я действительно восхищаюсь тобой! — и он ласково обнял и прижал ее к себе.

Между тем запас прочности мочевого пузыря Норда подошел к концу, и пес совершенно недвусмысленно стал гавкать и бросаться передними лапами на дверь.

— А песика неплохо бы прогулять, а то потом придется кое-что здесь убирать! — резонно заметил брелок. — А я пока вы гуляете, приведу в порядок свою систему.

Олег не стал более испытывать терпение Норда и, надев на него поводок, быстро открыл дверь, и тут же как пробка из шампанского вылетел наружу, увлекаемый мощным псом.

Подождав, пока Норд не исполнит до конца свои утренние ритуалы в виде балетных па с поднятой задней лапой для малой нужды и позы «кенгуру» для более увесистых процедур, Олег подозвал его к себе и, взяв за поводок, повел домой. Пес возмутился таким коротким выгулом и стал упираться. Олег прикрикнул на него, и обиженный Норд, тяжело вздохнув, неспешно затрусил рядом с ним. Подойдя к двери номера, Олег надавил на кнопку звонка и опустил руку. Внезапно он услышал свирепое рычание стоящего рядом пса. Он посмотрел вниз и обомлел: Норд, вздыбив шерсть, принюхиваясь, рычал на руку своего хозяина!

— Ты что это, Норд, с ума сошел?! — удивлению Олега не было предела.

А Норд, шумно втягивая воздух, продолжал рычать, только уже не на руку, а вверх по направлению к двери.

— Неужели звонок?!.. — пронзила догадка Олега.

И указав пальцем на звонок, громко спросил:

— Это он?!

В ответ раздался громкий подтверждающий его догадку лай.

Открывшая дверь Эллен вначале была в недоумении от увиденной сцены, но потом быстро догадалась, в чем тут дело, и тут же подошла к звонку.

— Ну вот, Норд и обнаружил ашген! — со смесью радости и тревоги произнесла она. — Теперь надо будет только умудриться так вынуть его для обследования, чтобы он не повредился, и мерки раньше времени его не хватились.

— Эллен, принеси сюда Бориса: тут без хорошего совета не обойтись!

Девушка вбежала в номер и быстро вернулась с брелком в руке.

— Ну, что такое экстренное случилось? — У брелка был весьма недовольный голос, как у солидного отца семейства, которого шаловливые малолетние оболтусы вдруг оторвали от важного дела. — Я вообще-то занимаюсь собственной профилактикой, которую нежелательно прерывать по пустякам.

— Это далеко не пустяк, Борис: Норд опять нашел ашген! — выпалила возбужденная Эллен.

— Где он?! — налет снисходительного отношения к молодежи моментально слетел с брелка, и он суетливо замелькал огоньками, высматривая ашген.

— Да вот же он, в звонке, Шерлок Холмс ты наш! — и Олег указал пальцем на звонок.

— Ничего пока руками не трогать! — тихо скомандовал брелок. — Пойдем в комнату и хорошенько подумаем, что нам делать дальше.

Они зашли в номер и заперли дверь.

— На всякий случай давайте общаться как можно тише, и лучше под громкую музыку на предмет возможного прослушивания помещения, — предложила Эллен и тут же включила музыкальный канал по телевизору.

И они с Олегом, то ли как счастливая пара, то ли как заговорщики, сели рядом, плотно приблизив лица. Брелок, посверкивая огоньками, пристроился тут же.

— Эллен, — тихо заговорил Олег, видя прямо перед собой полураскрытые пухлые губы девушки и опять испытывая непреодолимое влечение. Он сделал над собой усилие, пытаясь отогнать это наваждение, но желание только усиливалось. Эллен удивленно посмотрела на него, но тут же догадалась о причине его заминки и, ласково прижавшись к нему, зашептала ему на ухо, чтобы не слышал брелок:

— Я тоже очень сильно хочу продолжения!

— Долго вы еще тут будете перешептываться?! — нетерпеливо воскликнул брелок. — Я-то еще могу подождать, но вот мерки ждать нас не будут! — и продолжил, беря инициативу в свои руки. — Ты, Эллен, что-то говорила про своего дядюшку, специалиста по живым организмам. Я думаю, нам надо не теряя ни минуты, встретиться с ним и показать этого ашгена. Пускай он его там как следует поизучает.

— Но ведь эта тварь сейчас запищит, и мерки сразу хватятся ашгена, как в тот раз! — возразил Олег. — И устроят за нами погоню!

— А у нас есть другой выход?! — хладнокровно заметил брелок. — А чтобы они хватились пропажи как можно позже, я попробую парализовать его, чтобы он молчал!

— Другого пути я тоже пока не вижу, а потерянное время играет только на руку Шаурану, — поддержала его девушка.

— Хорошо, хорошо!…— миролюбиво согласился Олег. — Только предварительно надо побеспокоить дядюшку, чтобы он никуда не уехал с утра пораньше.

Эллен полезла в сумочку за сотовым телефоном.

— А вот этого делать не надо! — остановил ее Олег. — Говори с гостиничного телефона: мы же в розыске, и твой сотовый телефон может прослушиваться.

Девушка подошла к телефону и быстро набрала номер. Олег на всякий случай включил телевизор еще громче.

— Дядя Джордж, это я, Эллен!

— Здравствуй, племянница! — голос дяди звучал встревоженно. — Обычно ты так рано не звонишь. Что-то произошло?!..

— Успокойся, дядюшка! Хотя, конечно, событие, о котором я хочу тебе рассказать, действительно из ряда вон выходящее.

— Неужели что-то случилось с твоими родителями?! Ну-ка, давай рассказывай все!

С ними все в полном порядке. Это касается пока только меня и моего друга, но скоро может коснуться каждого жителя планеты! — выпалила Эллен. — И ты мог бы здесь сыграть одну из главных положительных ролей, как ученый!

Дядюшка озадаченно хмыкнул, а девушка, воспользовавшись паузой, быстро проговорила:

— Я прямо сейчас к тебе приеду и все, все расскажу! Ты только, пожалуйста, никуда не уходи и дождись меня! — и она положила трубку.

— Быстро поехали! Он страшно заинтригован и ждет нас.

— Но давайте, все-таки, прихватим с собой нашего подопытного! — съязвил брелок.

Олег опять вооружился своим многофункциональным ножом, и они пошли к звонку. Брелок завис в воздухе рядом с разбирающим звонок Олегом.

— Как только вскроешь крышку — тут же отходи в сторону, чтобы я его немедленно парализовал!

Внутри звонка оказался уже знакомый шерстистый комочек. И тут же брелок ударил в него лучом. В залитом светом звонке было ясно видно, как ашген несколько раз конвульсивно дернулся и затих. Олег попросил Эллен принести резиновые хозяйственные перчатки и какую-нибудь стеклянную банку с завинчивающейся крышкой. Надев перчатки, он аккуратно вынул ашгена из звонка и положил в банку, плотно завинтив крышку. Затем они все вышли из номера и направились к стоящему неподалеку автомобилю. И только успели сесть в автомобиль, как брелок произнес:

— Я думаю, вы не будете возражать, если я опять верну вам прежнюю внешность? Ведь в полиции вы сейчас фигурируете как брюнеты.

— Конечно же, не будем! — радостно крикнула Эллен. — Давай, миленький Борис, делай обратную процедуру!

Спустя несколько минут в автомобиле уже сидели яркая рыжеволосая синеглазая девушка и симпатичный голубоглазый блондин.

Полтора часа по скоростной трассе пролетели почти незаметно. Правда, на сей раз Эллен ехала не так быстро, стараясь ни в чем не нарушать правил, чтобы у полиции не возникло повода остановить их. А последнее было весьма нежелательно, учитывая, что они находятся в розыске.

Вскоре они подъехали к дому дяди Эллен. Очевидно, он увидел их из окна, потому что гаражные ворота тут же автоматически открылись, и автомобиль въехал в просторный бокс. И только они всей компанией вылезли из автомобиля, как к ним навстречу уже спешил высокий, худой мужчина средних лет в потертом джинсовом костюме.

У него был вид истинного профессора: немного подпрыгивающая походка, которая почему-то довольно часто встречается у многих ученых, небольшие очки в тоненькой оправе, которые уморительно соскользнули ему на кончик носа, и поэтому он глядел на гостей чуть исподлобья, и удивительно чистые, какие-то по детски открытые голубые глаза. Улыбался он тоже как ребенок, открыто и незащищено, словно это и не его волосы слегка убелил возраст, и прорезал мелкими морщинами лицо.

— Здравствуй, моя маленькая Элли! — громко воскликнул он и порывисто обнял девушку. В этот момент он своей длинной, нескладной и чудаковатой фигурой с очками на кончике носа очень сильно напоминал жюльверновского Паганеля.

— Здравствуй, дядюшка! — звонко и радостно ответила Эллен.

Все ее переживания и тревоги в этот момент просто исчезли, как стайка назойливой мошкары, на которую вдруг налетел упругий порыв теплого летнего ветра. На ее глаза навернулись слезы, слезы радости от встречи с еще не таким уж далеким, но уже, увы, ушедшим детством, отблески которого тепло и наивно светились в широко открытых дядюшкиных глазах. И она, уткнувшись лицом в его грудь, разрыдалась, как заблудившийся маленький ребенок, которого только что нашли родители, и он, еще не остывший от переживаний, но уже понявший, что все страшное позади, плачет от счастья, выталкивая через свои слезы остатки страха.

Эллен вдруг вспомнила, как они вместе с соседским мальчиком десять лет назад нашли в поле прямо на земле птичье гнездо. Точнее нашли не они, а собака мальчика, ушастый кареглазый спаниель Джек. Пес вдруг остановился у одной небольшой кочки и стал шумно принюхиваться, а затем принялся энергично разгребать лапами землю. Они подбежали к собаке и увидели, что Джек нашел небольшое, искусно спрятанное в высокой траве гнездо. В нем, изо всех силенок вытягивая вверх тоненькие, как стебельки у цветков, шеи и покачиваясь из стороны в сторону, широко разевали рты крохотные желторотые птенцы. Они напоминали колеблемые ветром полевые одуванчики, с тою лишь разницей, что одуванчики не пищат. Метрах в десяти от ребят громко кричала и бегала по траве какая-то серая птичка. Но дети не обратили на нее внимания и, подумав, что гнездо брошено, а птенцы без их помощи пропадут, решили взять их с собой. Элли сняла со своей головы панаму и бережно переложила туда крохотные комочки. И ребята тут же поспешили домой.

— Мама! — с порога крикнула Элли. — Посмотри, что мы с Эдди нашли в поле!

И она показала подошедшей маме свою находку. Мама всплеснула руками и ахнула:

— А что мы с ними будем делать, Элли?! Ведь им, как и тебе, нужна мама! И как мы их сможем вырастить?!

— Но, мамочка, они же были в гнезде совсем одни! Может быть, их мама-птичка погибла или потеряла их?! Давай будем выкармливать их, а я все, все буду делать для этого! Я ни за что не брошу их!

И в довершение к своим доводам девочка расплакалась. Стоявший рядом маленький Эдди, как настоящий мужчина, не пустил слезу, но почему-то вдруг шмыгнул носом и стал тереть кулаками глаза.

— Тогда давай сейчас же устроим гнездышко, — голос мамы звучал уже деловито. — И самое главное, попробуем их накормить!

Элли вне себя от радости принялась сооружать гнездо рядом со своей кроватью из старой маминой шляпки и травинок, которые она набрала в саду. Затем они вместе с мамой бережно перенесли туда птенчиков.

— А чем же мы их будем кормить?! — задала вполне резонный вопрос мама. — Где мы им насобираем столько мошек и червячков?!

— Я сейчас же побегу в сад и насобираю им и червячков и мошек! Это для меня плевое дело! — и Эдди сорвался с места и вскоре навел настоящую панику среди многочисленных садовых насекомых. Он, как Тарзан, бешено носился по кустам и лужайкам, издавая то дикие вопли радости при поимке очередной замешкавшейся козявки, то не менее громкие вопли разочарования, если жертве удавалось ускользнуть из его маленьких, но очень цепких рук. Элли же вооружилась сачком и спокойно без лишнего шума минут за десять набила маленькую коробочку из-под косметики мотыльками и мошками. В доме они сравнили свои шевелящиеся трофеи, и маленький Эдди даже покраснел от досады: девчонка поймала живности почти в два раза больше его!

Но Элли тут же успокоила его:

— Ведь у тебя же не было сачка, а смотри, как ты много наловил! Я бы без сачка и одной мошки не поймала!

Эдди тут же довольно расправил грудь и снисходительно сказал:

— Да ладно тебе!.. Ты тоже ловишь совсем неплохо для девчонки!

И он с удвоенным энтузиазмом опять побежал в сад на охоту.

А мама, между тем, накопав в саду червяков, уже пыталась кормить ими птенчиков. Элли подбежала к ней и тоже стала выступать в роли матери-кормилицы. Очень долго ей никак не удавалось добиться того, чтобы птенец проглотил пищу: та постоянно вываливалась у него изо рта.

— Ну что же это такое! — уже почти плакала девочка. — Ну, глотай же, малыш, ведь ты же так умрешь с голоду!

Желторотик хоть и старался проглотить мошку, но она как заговоренная снова и снова вываливалась у него из жадно открытого рта.

— Элли, ты не бойся за птенца и суй мошку ему как можно глубже в рот! Пальчики у тебя тоненькие, и все должно получиться. А я, пожалуй, пойду, схожу за пинцетом для себя, так оно будет вернее.

И мама ушла в дом искать пинцет.

Девочка аккуратно взяла очередную мошку двумя пальчиками и глубоко засунула в жадно открытый ротик. Птенчик тут же сжал свой клювик, а она разжала пальцы и быстро отдернула руку. И – о чудо! Мошка бесследно провалилась внутрь. Теперь дело пошло быстрее: мама с пинцетом с одного боку, и Элли, со своими тоненькими пальчиками-пинцетами, с другого, вскоре накормили крошечных желторотиков.

А Эдди между тем натаскал весьма приличную кучку насекомых и теперь тоже сидел рядом, довольный состоявшимся кормлением, которое без его охоты точно бы не получилось!.

— Элли! Я буду каждое утро и несколько раз днем таскать им насекомых. А потом мы их научим летать, и у нас будут свои ручные птицы! Вот тогда все соседские мальчишки нам обзавидуются! — и он азартно шлепнул себя рукой по исцарапанной во время ловли насекомых коленке.

— Надо срочно позвонить Джорджу! Как я могла про это забыть! — вдруг спохватилась мама. — Ведь лучше него нам никто не даст совета, что нам делать дальше.

И она пошла к телефону.

Дядя не стал давать советы по телефону, как это любят делать многие родственники — он просто взял и приехал, накрутив на спидометре добрую сотню километров. Быстро поздоровавшись, он прошел в комнату и, присев около гнезда, стал рассматривать птенцов. Делал он это очень забавно, слегка склонив голову набок со спущенными на кончик носа очками — ни дать, ни взять Паганель из романа Жюль Верна!

— Это, если мне не изменяет память, а она мне точно не изменяет — птенцы жаворонка, — произнес наконец он. — И их надо немедленно вернуть родителям. Они все равно здесь не выживут!

— Но я буду за ними ухаживать! — крикнула Элли. — Кормить, убирать — все, все буду делать! Почему же, дядя, они не выживут?!

— Элли, ты — очень хорошая девочка, и я верю, что ты будешь делать для них все!.. — Джордж остановился, пытаясь подобрать нужные слова. Наконец он нашел нужное сравнение и продолжил. — Но птенцам нужны их родные, пойми меня, родные, а не приемные родители, потому что только птицы смогут до конца знать и дать то, что нужно их детям: какая должна быть пища, какое гнездо, как правильно чистить перышки. Наконец, как ты сможешь их научить летать, когда придет это время?!

Элли поняла, что дядя абсолютно прав. Но как вернуть их назад, когда уже стемнело, а гнездо еще надо найти?! А может быть, их родители и правда погибли, а если и не погибли, то, может, улетели?!

Все это моментально пронеслось в ее смышленой головке, но дядя, как будто читая ход ее мыслей, тут же произнес, обращаясь к маме.

— Немедленно дай мне фонарик, и я пошел вместе с Джеком искать гнездо! Наверняка родители порхали где-то рядом, но дети не обратили на них внимания.

И Элли тут же вспомнила тревожно кричавшую и порхавшую неподалеку от гнезда маленькую невзрачную птичку. И ей стало невыносимо стыдно за разоренное гнездо.

— Да, рядом летала маленькая птичка, но мы не догадались, что это их мама!

— Может, ты все-таки подождешь утра, Джордж! — возразила мама. — Тебя ведь соседи примут за ненормального, если ты с фонариком и собакой будешь сейчас рыскать по полю!

— Знаешь, сестричка, пусть принимают меня хоть за самого конченого сумасшедшего в мире и распоследнего дурака, но для меня сейчас вот эти желторотые крохи важнее мнения твоих практичных и разумных соседей!

— Ты всегда был ненормальный, и я прекрасно понимаю Дженни, которая забрала ребенка и уехала от тебя в Америку! — выпалила мама.

И тут добрый, академичный дядя сорвался! Элли никогда еще не видела его таким разгневанным.

— Не смей со мной так разговаривать! — заорал он. — Ты такая же глупая курица, как и Дженни! — и он вместе с собакой стремительно вышел на улицу.

Мама, поняв, что сказала лишнее, побежала за ним.

— Джордж, прости меня, дуру. Сама не знаю, что говорю!…Просто, наверное, очень сильно устала — вот и наболтала лишнего!

— Ладно, сестричка! — Дядя еще не остыл, но говорил уже намного спокойнее. — У всех у нас нервы, поэтому давай все-таки беречь друг друга. Ты бы лучше принесла мне сейчас фонарик, — прибавил он.

Но последнюю фразу он мог бы и не произносить: Элли уже бежала к дяде с большим фонариком в руке. А что касается Эдди, то он с самого начала последовал за ним и сейчас стоял рядом, исподлобья с недоумением посматривая на маму Элли и думая: «При чем тут мнение каких-то тупых соседей, когда надо спасать птенцов?! А эта Дженни действительно дура, если бросила его, потому что этот Джордж — настоящий парень, плюющий на все условности, когда надо кого-то спасать! Таких, как он еще надо поискать!»

— Спасибо, Элли! — Дядя взял из руки девочки фонарь и, подсвечивая себе под ноги, вышел за ограду.

Дети, не сговариваясь, пошли за ним.

— Ну, тогда и я с вами! — сказала мама, и они всей компанией отправились возвращать птенцов их пернатым родителям.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница