Байкальский тоннель Фантастический роман



страница5/10
Дата04.05.2016
Размер1.82 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Эллен резко затормозила, и они с Олегом выбежали из машины, чтобы лучше разглядеть необыкновенное зрелище.

Всадники еще немного постояли и, убедившись, что с мерками действительно покончено, прощально помахали Олегу с Эллен руками и растворились в воздухе.

Все это можно было принять за мираж или галлюцинацию, если бы не приносимый ветром характерный запах тухлых яиц от места, где несколько секунд назад был джип.

— Поехали быстрей! — скомандовал Олег. — А то они организуют новое преследование!

Вдали показался выезд на трассу.

— А ну-ка стоп! — опять вмешался брелок.

Эллен тут же притормозила, с тревогой вглядываясь в ночную дорогу: что еще за опасность увидел их смотровой?!.

— Опасности пока нет, — успокоил их брелок. — Но вот чтобы она не появилась, нам надо будет срочно сменить автомобиль, а то мерки нас очень скоро выследят.

К счастью, пункт проката машин находился рядом, и они тут же заменили автомобиль.

Спустя несколько минут на шоссе выехал серебристо-серый мерседес и неприметно влился в плотный поток автомобилей.

Ровное шуршание шин по отблескивающему в свете придорожных огней асфальту действовало, как медитативная музыка, расслабляя напряженные нервы, и Олег с Эллен приехали в Лондон почти отдохнувшие. Может быть, в этой успешной релаксации тайно поучаствовал и брелок, но он об этом скромно умолчал. Зато он не удержался от совета, какую им выбрать гостиницу:

— Гостиница должна быть и не самой известной, и не очень маленькой, чтобы меркам было трудно вычислить нас. А в остальном — выбирайте, что вам нравится!

И Эллен выбрала гостиницу по своему вкусу, в которой она как-то раз останавливалась. Это было большое многоэтажное здание современной постройки не очень далеко от центра.

Их номера оказались рядом, и через полчаса Олег постучал в дверь соседнего номера. Девушка уже успела принять душ, и ее волосы были слегка влажные. Она немного растерянно улыбнулась Олегу.

— Никак не могу привыкнуть к своей новой внешности: так и хочется смыть с себя брюнетку и стать снова прежней! Просто ужас какой-то!

— Ничего, постепенно привыкнешь, а там глядишь, и меркам конец!

— Ой, боюсь, как бы наш конец не наступил раньше!

И тут же спохватилась, поняв, что сказала лишнее.

— Прости, Олег, я вовсе так не думаю, просто эта перемена внешности меня вгоняет в шок! Но я скоро пообвыкну, и все пройдет. Я ни в коем случае не буду тебе обузой! — горячо добавила она.

— Успокойся, Эллен, я все понимаю!.. Другая бы на твоем месте давно уже билась в истерике, да и просто бы ни за что не поехала со мной! Ты самая замечательная девушка на свете!.. — голос его от избытка эмоций предательски задрожал. Еще немного — и из его глаз покатились бы слезы, настолько трогательна была эта стоящая перед ним тоненькая, хрупкая, и одновременно гордая и смелая девушка. И тут он очень кстати вспомнил про запертого в машине бедолагу Норда. Олег отвернул голову от Эллен, оглядывая комнату и заодно скрывая выступившие слезы.

— Во что бы нам упаковать Норда, чтобы незаметно доставить в номер? Ведь он там с ума сойдет без нас!

— А я же перегрузила в пункте проката из своей машины в эту мой большущий чемодан на колесиках. Только как мы Норда туда упакуем: он же ни за что не согласится! — резонно заметила Эллен.

— Надо попробовать, а там видно будет!

И они пошли вниз к автомобилю.

Соскучившийся в одиночестве Норд, визжа от радости, вначале добросовестно вылизал своего хозяина, а затем и подвернувшуюся под его щедрый язык Эллен. Затем пес счастливый и довольный, что опять все вместе, уселся на заднее сиденье, полагая, что они снова куда-то поедут.

— Нет, Норд, мы сейчас никуда не поедем, а пойдем пешком.

Уловив последнюю фразу, что они сейчас куда-то пойдут, Норд обрадовался еще сильнее и, если бы ему после рождения не купировали хвост, то в салоне бы поднялась пыль.

— Давай, Эллен, посмотрим, годится ли твой сундук для этого громилы.

Эллен открыла багажник и достала оттуда действительно огромный темно-коричневый чемодан. В него можно было бы без особых проблем упаковать очень большого пса. Но только не этого прыгающего, вертящегося во все стороны и громогласно лающего жизнелюба, а собаку может быть и того же размера, но другого темперамента, чтобы она никуда не рвалась, не крутилась и, самое главное, еще бы и не лаяла. Но так как прятать надо было именно Норда, а не какого-то флегматичного пса, то задача представлялась совершенно невыполнимой. Норд никак не хотел укладываться в раскрытый чемодан. И не понимая, чего от него хотят, все время норовил выпрыгнуть обратно.

— Я вижу, без меня здесь опять не обойдется, — по отечески тепло проворчал брелок. — А ну-ка лежать тихо! — прикрикнул он на пса, пытающегося в очередной раз выскочить из чемодана, и посветил на него лучом.

И произошло очередное чудо: Норд послушно затих, прикрыл глаза, и дал хозяину спокойно закрыть крышку. Олег ухватил чемодан за ручку и с большим трудом оторвал от пола. Хорошо еще, что он был на колесиках, и Олег, радуясь этому обстоятельству, покатил его ко входу в гостиницу. Стоявший у дверей швейцар кинулся помочь донести до лифта большой с виду чемодан, но Олег, предупредил его услужливый порыв, отрицательно мотнув головой, и покатил чемодан к лифту.

Затаскивая тяжеленный чемодан в номер, Олег споткнулся и уронил его на пол. Изнутри тут же раздался возмущенный лай. Олег быстро открыл чемодан, и оттуда появилась недоумевающая морда Норда. Пес выскочил наружу, озираясь и принюхиваясь к незнакомой обстановке, совершенно не понимая, как он здесь оказался. Он уже собрался басовито гавкнуть, предупреждая всех, что эта территория принадлежит ему и его хозяину, но Олег быстро зажал рукой ему пасть и повелительно прикрикнул на него.

— Вот это правильно! — похвалил брелок. — И неплохо бы сделать ему еще более строгое внушение, чтобы он и впредь не подавал здесь голос. А то тут моментально появится администрация гостиницы, а там недалеко и до визита мерков.

— Скажи, брелок, а у тебя, может быть, есть имя?.. — вдруг неожиданно спросила Эллен. — А то называть тебя каким-то брелком мне совершенно не хочется — ты для меня такой же чело... — и она смутилась, подбирая подходящее слово, — такой же близкий мне друг, как и Олег. И вообще, мне стало казаться, что ближе вас двоих у меня еще никогда никого и не было! И называть тебя каким-то там держателем для ключей у меня просто не поворачивается язык.

— Да нет у меня никакого имени: брелок и брелок... Меня и создал-то Дайгонар только для того, чтобы помогать Олегу и тебе. А про какое-то там имя и речи даже не шло…

— Ну, тогда будешь Борис! — рассмеялся Олег. — И созвучно слову брелок, и будешь тезкой первому президенту России. Правда, габариты у него побольше твоих, но вот по части упрямства вы очень похожи!.. — пошутил он.

Брелок хотел уже возмутиться относительно последнего замечания, но Олег опередил его.

— Да шучу я, шучу!.. Никакой ты не упрямый, а просто очень настойчивый, а это же просто здорово! И вообще, я тебе бесконечно благодарен за все! И очень и очень уважаю и люблю тебя!

— Да, ладно тебе насчет благодарностей: это всего лишь моя работа — помогать тебе. — Брелок был заметно растроган и даже слегка покраснел. — Нравится вам называть меня Борисом — зовите Борисом. Звучит, кстати, совсем неплохо, и мне самому нравится.

— Вот и здорово! — зааплодировала Эллен. — Мне тоже это имя очень нравится!

— По этому случаю не грех немножко и выпить! — подытожил Олег. — По-крайней мере, будем спать спокойно после всех этих приключений.

И они заказали по телефону бутылку красного вина.

А потом полчаса сидели с бокалами в руках в номере у Олега, вспоминая, где со смехом, где со страхом, а где и с ужасом приключившиеся с ними события. Но вскоре накопившаяся усталость взяла свое, и глаза собеседников стали слипаться. Первой ощутила это Эллен. Она встала с кресла, отставив недопитый бокал в сторону.

— Пора, наверное, на покой. А то я сейчас просто свалюсь под стол от усталости!

Олег проводил ее до номера. Ему вдруг нестерпимо сильно захотелось обнять эту трогательную, смелую девочку, взять в свои руки ее тоненькие пальцы и до бесконечности смотреть в ее смыкаемые усталостью глаза. Но Эллен опередила его: девушка улыбнулась, привстала на цыпочки и быстро поцеловала Олега в щеку.

— Спокойной ночи, Олег! Ты самый лучший парень, которого я встретила в своей жизни, и вряд ли еще когда-нибудь встречу такого! Но я просто с ног валюсь от усталости и выгляжу, наверное, отвратительно!

И она быстро вошла в свой номер, закрыв дверь.

Есть такое русское изречение: уставился, как баран на новые ворота. Только сейчас на месте деревянных сельских ворот была вполне цивильная, сделанная из хорошего дерева дверь с блестящей табличкой номера и смотровым глазком, а на месте известного своим упрямством четвероного стоял вполне симпатичный молодой человек, смотревший с самой счастливой улыбкой на свете на эту самую лучшую, самую прекрасную для него в этот момент дверь во вселенной!

Этот блаженный ступор мог продолжаться еще очень долго, но тут до ушей влюбленного донесся лай Норда. Олег быстро открыл дверь своего номера, чтобы сделать псу серьезное внушение.

— Он нас всех рассекретит! — возмущался лежащий на столе брелок. — Просто неуправляемый какой-то! Все бегает по номеру, чего-то принюхивается, хотя ничего подозрительного я здесь не обнаружил. И самое главное, подает свой весьма не хилый голос!

— А ну, молчать! — строго прикрикнул Олег на Норда. — И не смей больше без моей команды гавкать! — и он для усиления эффекта встряхнул пса за холку.

Норд виновато скосил на него глаза, как бы говоря: «Извини, но это происходит помимо моей воли, хозяин! Я постараюсь сдерживаться».

Олег быстро разделся и, выключив свет, почти сразу провалился в сон.

Рано утром его разбудило поскуливание Норда. Пес сидел прямо у его изголовья и, склонив голову набок, жалобно поскуливал: гавкать ему запретили, и он таким путем пытался разбудить Олега.

— Гулять будем позже, Норд! Придется потерпеть, дружище! — и Олег опять с наслаждением закрыл глаза.

Но через какое-то время поскуливания Норда возобновились с новой силой. Раздосадованный Олег вскочил с кровати.

— Ну, что тебе еще надо! Я же сказал — потерпи, и я тебя обязательно выгуляю чуть позже!

Но пес вдруг неожиданно взял пастью руку заспанного хозяина и стал тянуть его с кровати, приглашая следовать за собой. Заинтригованный Олег встал и последовал за своим четвероногим поводырем. Норд подвел его к двери в ванную комнату и встал лапами на дверь, прося отворить ее. Олег открыл дверь и вместе с собакой вошел внутрь.

— Ну и что ты хотел мне здесь показать? — он вопросительно посмотрел на пса.

Норд задрал морду вверх, шерсть его встала дыбом, и он грозно зарычал, обнажив большие белые клыки. Олег посмотрел наверх. Ничего особенного там не было: обычная кафельная стена с вентиляционной решеткой.

Но рычание Норда не прекращалось, а напротив, становилось все свирепее и свирепее: пес, казалось, был готов броситься на эту стену и растерзать ее в клочья!..

Олег привык доверять Норду: он мог так грозно рычать, только чувствуя настоящего врага. Олегу передались тревожные собачьи флюиды, и он весь напрягся, готовясь отразить непонятную опасность. Но на него вроде никто не нападал, и он, успокоившись, решил исследовать загадочную стену. Олег встал на край ванны и стал внимательно разглядывать поверхность стены. На кафеле не было ничего, что бы могло привлечь внимание. Тогда он осмотрел вентиляционную решетку — решетка тоже была самой обычной.

Но пес-то продолжал рычать!

Тогда Олег вернулся в комнату в поисках своего многофункционального перочинного ножа, в котором помимо многочисленных лезвий и штопора имелась еще небольшая отвертка.

И вот он уже откручивал от стены вентиляционную решетку.

— А что это ты тут делаешь? — брелок уже успел устроиться у него на плече.

— Да вот, Норд что-то очень беспокоится по поводу плохой вентиляции в номере, — пошутил Олег, продолжая работу. — А вообще-то он никогда впустую не рычит! — уже вполне серьезно добавил он. — Надо бы посмотреть, что здесь такое.

Наконец решетка была откручена. Олег осторожно вынул ее и стал осматривать со всех сторон. Внешняя сторона ее было чистая и гладкая, а на внутренней имелся небольшой налет пыли и еще какой-то маленький зеленый шерстистый комочек. Олег попытался сковырнуть его пальцем, но оглушительный вопль брелка буквально парализовал его.

— Назад! Не смей это трогать!

Олег еще раз взглянул на комочек и остолбенел — шерстинки на нем ожили и зашевелились, словно маленькие щупальца, сверкая красными огоньками. Вдобавок, он вдруг противно, как придавленная крыса, запищал!

— Ставь решетку быстрее на место и пошли в комнату!

Олег привинтил решетку и вместе с Нордом вышел из туалетной комнаты, плотно притворив дверь.

— Все-таки зря я ругал Норда за бестолковость! — вздохнул брелок. — Он просто замечательный пес, и если бы не его непревзойденный нюх, неизвестно когда бы мы вышли на след мерков. Видно, когда он дрался с ними, то успел навсегда запомнить их запах.

— Так это был один из затаившихся мерков?! Вот этот зеленый комочек?! Так его же тогда надо было уничтожить!

— Успокойся, Олег! Это не мерк, но какая-то дрянь, которая имеет к ним самое прямое отношение. Для чего она здесь находится, я не знаю, но думаю, что это вовсе неспроста! Остается нам понаблюдать за ней, и, глядишь, тайна раскроется.

— Я позвоню Эллен, чтобы она просыпалась. А то неизвестно, как дальше сложатся обстоятельства! — забеспокоился о девушке Олег.

— Конечно, конечно!.. Буди Эллен. Нам, кстати стоило бы зайти к ней и обследовать заодно и ее ванную комнату.

Голос у девушки был сонный. Но когда Олег сказал ей, что обстоятельства круто изменились, и им надо срочно встретиться, она сразу взяла себя в руки и бодро ответила:

— Я через пять минут буду готова!

Олег не стал ловить ее на слове и постучал в номер все же не через пять, а через десять минут.

Эллен уже успела привести себя в порядок: ее волосы были расчесаны, а глаза смотрели на гостя хоть и тревожно, но бодро.

— Ты только не волнуйся, Эллен! Мы сейчас вместе с Нордом обследуем твою ванную комнату на предмет одного возможного сюрприза.

Эллен удивленно вскинула брови, но лишних вопросов задавать не стала.

Норд подошел к двери туалетной комнаты и несколько раз глубоко втянул в себя воздух, шумно принюхиваясь. Последовавшее за этим свирепое рычание подтвердило худшие опасения Олега. Он открыл дверь и вместе с Нордом и брелком, который уже успел устроиться у него на плече, вошел внутрь.

Пес опять устремил оскаленную морду в сторону вентиляционной решетки: ненавистный ему запах исходил явно оттуда.

— Все ясно, — прокомментировал увиденное брелок. — Здесь все то же самое, что и у нас в номере.

И они, не откручивая решетки, вышли из туалетной комнаты.

— Да что ясно-то?! — спросила встревоженная Эллен. — Что вы такое обнаружили?

Олег вкратце, с комментариями брелка, рассказал, что произошло чуть раньше у него в номере.

Затем они прошли в номер Олега.

— Я думаю, нам надо устроить здесь засаду и понаблюдать за этой мохнатой дрянью: вдруг кто-то придет за ней. А дальше видно будет! — прибавил он.

— А как ты себе представляешь засаду? Залезем под ванну, и будем смотреть, кто сюда придет откручивать решетку?! — недоуменно спросила Эллен.

Олег задумался, но тут же нашелся:

— А давай мы здесь установим скрытую камеру, и будем за всем наблюдать со стороны!

— Идея замечательная!.. Молодец, Олег! — в голосе брелка сквозила гордость за своего подопечного. — Только вместо скрытой камеры здесь буду находиться я, а по телевизору в номере Эллен можно будет спокойно наблюдать за происходящим здесь с моими комментариями.

Они прошли в ванную, и брелок скрытно пристроился в глубине настенной полки прямо напротив вентиляционной решетки. После этого Олег и Эллен прошли в ее номер и включили телевизор: вся туалетная комната была видна, как на ладони!

— Теперь тебе, Олег, надо спуститься вниз и, оставив ключ у администратора, сесть в автомобиль и ждать нашего сигнала. А мы с Эллен будем наблюдать за происходящим, — прозвучал уже из телевизора голос брелка.

— Нет, так дело не пойдет! — возмутился Олег. — А вдруг тут заварится что-то серьезное, а я там буду сидеть в машине, как идиот, и не смогу вам ничем помочь?! Ты лучше помоги мне незамеченным вернуться обратно — ведь тебе же, Борис, это ничего не стоит: твой знаменитый лучик — и портье не обратит на меня внимание!

— Ну ладно, так и быть... — проворчал брелок.

Олег вместе с ним спустился вниз и, отдав ключ портье, вышел на улицу. Затем тут же спокойно развернулся и пошел обратно к лифту. Стоявщий у входа швейцар спокойно скользнул по нему взглядом: для него он в этот момент был примелькавшимся солидным пожилым клиентом со второго этажа.

Брелок спрятался в ванной, а «пост наблюдения» — Олег и Эллен — уселись у телевизора дожидаться визита неизвестного контролера.
Джон Грин не спеша подошел к стойке портье.

Это был крупный седоволосый мужчина лет сорока в рабочем комбинезоне. В руке у него был чемоданчик, с которым обычно ходят сантехники и электрики.

— Привет, Бетти! — поздоровался он с девушкой за стойкой.

— Привет, Джон! — кивнула она ему, что-то рассматривая в своих бумагах.

— Ну что, ничего аварийного нет?..

— Все в полном порядке, Джон. Вот разве только из пятнадцатого номера клиент жаловался, что плохо открывается кран.

— Дай тогда мне ключ от пятнадцатого номера, я посмотрю, что там такое.

Девушка потянулась за ключом.

— И посмотри, пожалуйста, свободен ли номер тридцать третий, — добавил он. — Там клиент жаловался на слив в раковине. Если номер свободен, я сейчас посмотрю раковину, чтобы потом не было проблем.

— Тридцать третий свободен, Джон, — и девушка протянула ему сразу оба ключа.

Грин махнул ей рукой и направился к лифту.

Он совершенно не планировал сегодня до обеда без экстренной необходимости заниматься обходом номеров в гостинице, но все переиначил неожиданный звонок. Джон сразу узнал этот повелительный голос.

— Бросай все свои дела и срочно иди и проверь тридцать третий номер! Поступил сигнал о несанкционированном вскрытии объекта. Возьми с собой запасной объект, а тот сними для обследования. Остальное — ты знаешь. Только не вздумай туда соваться при посторонних! — строго добавил голос, и связь оборвалась.

На подобные приказы надо было реагировать быстро и не рассуждая.

Да и рассуждать, как обычный человек, когда с ним говорил этот голос, Джон Грин просто не мог. Хотя бы потому, что он и не был человеком в полном смысле этого слова:

Джон Грин был мутантом.

А стал он мутантом спустя месяц после того, как устроился в эту гостиницу.

Это произошло семь лет назад, и ему тогда было тридцать два года. Он был в то время красивый черноволосый мужчина без малейшего намека на седину. Правда, в нем уже тогда угадывалась склонность к полноте, но это почти не бросалось в глаза. Джон жил всего в двух кварталах от гостиницы и когда он прочитал в газете объявление о вакансии сантехника, то оказался в числе первых, кто пришел устраиваться на работу.

Менеджеру по персоналу он показался самым подходящим из всех явившихся претендентов.

В течение первой недели Джон наладил порядком запущенную его предшественником сантехнику в гостинице, и даже предложил несколько технических усовершенствований в системе водоснабжения для предотвращения аварийных ситуаций. Это очень понравилось директору, и он сразу повысил ему оклад. А учитывая то обстоятельство, что Джон живет неподалеку и всегда сможет быстро добраться до гостиницы, ему разрешили находиться дома в рабочее время: лишь бы сантехника не давала сбоев.

И вот где-то через месяц после его столь удачного трудоустройства с ним произошел следующий случай.

Ближе к вечеру Джону на сотовый телефон позвонила администратор гостиницы и сказала, что в тринадцатом номере какие-то проблемы с душем. Он в это время находился в гостинице, только этажом выше, и смотрел в холле по телевизору полуфинальный матч чемпионата мира по футболу. Внутренне проклиная этот злосчастный душ и того, кто вдруг решил в это святое для каждого болельщика время им воспользоваться, Джон отправился на вызов.

Дверь открыла фигуристая блондинка в легком халатике, который скорее не скрывал, а открывал все ее соблазнительные выпуклости и впадинки. Она кокетливо улыбнулась пухлыми яркими губами.

— Вы сантехник? — голос у этой белокурой киски был чертовски сексуален.

— Да... — проблеял жертвенный барашек-Джон, сразу же забывший про футбол и свои недавние проклятия по поводу вызова.

— Ой, вы знаете, — женщина прошла в ванную комнату, соблазнительно покачивая крутыми бедрами перед обалдевшим Джоном, — я тут стала принимать душ и... — она нагнулась над ванной за ручкой душа. При этом две ее большие роскошные груди, словно два невинных голубка, вдруг выпорхнули из выреза халатика, окончательно добив несчастного специалиста по умывальникам и унитазам.

— Ой! — она жеманно запахнула халатик, стрельнув в Джона совсем не смущенным взглядом, и продолжила, сексуально понизив голос: — И вода вдруг неожиданно стала холодной-прехолодной! А я вы знаете, такая мерзлячка!..

Большие зеленые глаза в упор смотрели на Джона, явно призывая к немедленному действию. И действию не с холодным и неодушевленным металлическим душем, а самому что ни на есть мужскому действию с этим роскошным, теплым и таким соблазнительным телом!

Перед внутренним взором Джона промелькнул укоризненный взгляд его жены Салли, и тут же бесследно растворился в призывных глазах блондинки. В горле у него пересохло, он хотел что-то сказать, скорее для того, чтобы ободрить себя, чем в адрес зеленоглазой красавицы, но изо рта у него вырвался только совершенно невнятный хриплый клекот. Блондинка понимающе рассмеялась и шагнула к нему, распахнув свой символический халатик…

И действие, к которому призывали глаза женщины, начало бурно развиваться!

Он прижал красотку к кафельной стене, одновременно лихорадочно стаскивая с себя брюки. Замок молнии заклинило, и он с силой рванул его, окончательно сломав. В довершение ко всему Джон запутался в упавших брюках, и если бы не страстно ухваченная им блондинка, то наверняка бы грохнулся на пол. А затем он испытал прямо в ванной такую сексуальную оргию, по сравнению с которой все его прежние подружки и далеко не фригидная в постели жена показались просто невинными девственницами!..

Вскоре упоительно-сладкая борьба двух слившихся в экстазе тел была перенесена на кровать и продолжалась с небольшими перерывами еще не менее часа, пока Джон не провалился в глубокий сон.

Блондинка потрогала его за плечо, пошлепала по щекам — Джон в ответ только ритмично посапывал. Тогда она быстро залезла рукой в свою косметичку и достала оттуда маленькую металлическую коробочку. Взяв из косметички пинцет и открыв крышку коробочки, женщина осторожно извлекла оттуда пинцетом крохотный зеленый шерстистый комочек. Комочек тут же зашевелился, топорща во все стороны свои шерстинки. Причем шерстинки эти свободно изгибались, как маленькие щупальца! Блондинка довольно усмехнулась и посадила его прямо на лоб спящего мужчины. Тварь на секунду замерла, словно хищник перед броском, а затем быстро заработала своими шерстинками-щупальцами, вгрызаясь в лоб. Прошло несколько минут, и она полностью вошла внутрь, а на месте ее недавней высадки осталась только небольшая красная ссадина.

Когда Джон проснулся, у него жутко раскалывалась голова, и он помнил только тот момент, как постучал в дверь номера. Он осмотрелся: в комнате никого не было, и он решил быстренько отсюда уйти.

Около двух недель Джон мучился сильными головными болями, не поддающимися никаким лекарствам и докторам. Постепенно голова перестала болеть, но с тех пор его личность раздвоилась. Одна его половина, внешняя, была вполне человеческая. Эта половина любила свою милую, немного ворчливую жену, своих детей, свою, уже почти выкупленную в кредит пятикомнатную квартиру, свой автомобиль. Эта половина любила сходить посидеть вечером с друзьями в ставший почти родным паб, съездить на пикник в уикэнд, хорошенько выспаться в выходной день, сходить на стадион и от души проораться, наблюдая за игрой любимой команды. Эта половина испытывала и негативные чувства: Джон мог и ненавидеть, и бояться, и гневаться. Но все это были чисто человеческие чувства, присущие всем нормальным людям на земле.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница