Байкальский тоннель Фантастический роман



страница10/10
Дата04.05.2016
Размер1.82 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Эллен рыдала навзрыд, уткнувшись Олегу в грудь, у Джорджа и Олега из глаз тоже катились слезы: ведь эти красивые, великолепно сложенные и неустрашимые ребята, ни секунды не колеблясь, отдали за них свои мужественные жизни. Олег сейчас испытывал к ним такие же чувства, как будто это были его родные братья. Он прижал к себе девушку и нежно гладил ее по голове и по сотрясающемуся от рыданий хрупкому телу, с трудом сдерживая собственный рвущийся из горла плач.

За то время, пока они находились в столбе, несколько мерков и один восьмирукий попытались проникнуть к ним, но синяя прозрачная стенка действовала на врагов, как гигантская мясорубка: она насосом втягивала в себя их конечности и тут же отсекала их и вышвыривала обратно.

Вдруг стенки столба замерцали разноцветными огоньками и закрутились в бешеном хороводе вокруг людей. И в этот момент они увидели, как рядом с их убежищем материализовался огромный комок зеленой многоглазой слизи — это был явно сам Шауран! — и из середины его прямо в столб ударил ослепительный зеленый луч. В стенке столба что-то оглушительно треснуло, но все же круговое движение хоть и немного сбилось, но не прервалось. И опять знакомый вихрь подхватил их и понес внутрь огромного темно-синего тоннеля. Они довольно долго неслись по нему, но вот впереди забрезжил яркий свет, и они с громким хлопком вылетели наружу.

Олег упал на землю лицом вниз и почему-то сразу понял — это его родина, его родное Прибайкалье! Понял просто так, шестым чувством, ни секунды не сомневаясь, что может быть иначе.

Все трое вместе с Нордом довольно удачно упали на большую зеленую лужайку недалеко от соснового леса. Эллен и профессор свалились рядом с Олегом, а Норд шлепнулся прямо ему на грудь. И, немного придя в себя, они сейчас удивленно и растерянно озирались по сторонам. У девушки еще не успели просохнуть от слез глаза, и лучи солнца, попав на них, отражались росистыми брызгами. Олег попытался быстро вскочить на ноги, и тут же острейшая боль пронзила его правую ногу. Он с криком упал на песок, потеряв от боли сознание.

Когда он очнулся, прямо на него смотрели обеспокоенные глаза Эллен. Олег улыбнулся и, протянув к лицу девушки руку, нежно прикоснулся к ее влажной от слез щеке.

— Ну, как ты, Олег?! — взволнованный голос Эллен был под стать ее встревоженным глазам. — Что, очень больно?!

Олег скосил глаза на свою ногу. Да, зрелище было не для слабонервных! Щупальце не просто вырвало кожу с кусочками мяса, но вдобавок впрыснуло еще какую-то ядовитую жидкость, потому что нога буквально на глазах опухала. Олега вдруг начало сильно знобить, и смертельно захотелось пить. Все это напоминало сильнейшее отравление!

— Лежи тихо! — вдруг ожил уже оплаканный всеми брелок. — У меня после рукопожатия этого гада все же сохранился маленький резервный аккумулятор, предназначенный для самых экстренных случаев. И этот случай сейчас, похоже, наступил: в твоей ране находится смертельный яд, и если его прямо сейчас не нейтрализовать, то ты умрешь. Поднеси меня поближе к своей ноге, потому что у меня очень мало энергии для самостоятельного передвижения.

Олег залез рукой в карман и вытащил оттуда брелок. По корпусу брелка змеилась длинная и глубокая трещина. Он поднес его к своей раненой ноге. В брелке что-то щелкнуло, и оттуда на рану устремился синий пульсирующий луч. Свет у него после повреждения был довольно слабый, но все-таки процесс излечения пошел! Только на этот раз над раной образовалась стремительно вращающаяся прозрачная ярко-синяя воронка, в которую быстро втягивался зеленый ручеек из раны. И сразу же стали проходить все симптомы отравления — сильный озноб и жажда — воронка явно вытягивала яд из организма Олега. А через несколько минут начался уже знакомый процесс заживления: разорванная ткань стала восстанавливаться и срастаться, постепенно затягиваясь кожей. Но внезапно брелок прервал свою лечебную миссию.

— Остальное долечит твой организм, потому что мой энергетический запас почти исчерпан. Теперь я могу быть только советчиком и аналитиком, без активных функций. Короче, перехожу в режим ожидания, — и Борис тут же выключился.

Но к этому времени все самое страшное осталось позади: яд был откачан и нейтрализован, а края раны срослись и зарубцевались. Вот только кожа не успела полностью нарасти, и на этом месте была большая красная ссадина.

— Ну вот, я и опять здоров! — воскликнул Олег. — Хватит валяться!

Но все же он поднялся с земли довольно осторожно, памятуя о недавней боли.

Уже стемнело, и было трудно определить, где они находятся. Метрах в пятистах от них мерцали какие-то огоньки.

— Пошли к свету! — предложил Олег.

Вскоре они вышли на дорогу и по ней пришли в небольшое село. Эллен с дядей с огромным интересом и удивлением вглядывались в непривычные для их европейского взора сибирские избы с покосившимися деревянными изгородями. Ведь для них все это было в диковину, да еще какую! Представьте себе, что вы вдруг из рафинированного, ухоженного мира, где все опрятно, расчерчено и выверено, вдруг попадаете в мир, где все существует почти с точностью до наоборот!

Пока Эллен с дядей обменивались впечатлениями от увиденного, Норд начал обмениваться лаем сразу с несколькими дворнягами из близлежащих дворов. Он басовито приветствовал разошедшихся лохматых охранников частной собственности, призывая их умерить свой сторожевой пыл. Самые понятливые из них перешли на более спокойные и пониженные тона, очевидно, почуяв в его лае несомненную мощь лидера, и лишь две безбашенные собачонки продолжали истерично тявкать. Вдруг Эллен остановилась у небольшого и опрятного дома, из-за ворот которого солидно басил какой-то пес.

— Давайте позвоним сюда! Меня просто тянет к этому дому! — голос девушки звучал пророчески уверенно, как у троянской Кассандры. — Я чувствую, что здесь нам могут помочь!

Олег, не найдя в темноте кнопки звонка, которой, впрочем, может быть, и не было в помине, громко постучал в деревянные ворота.

Через минуту они услышали, как в доме открылась дверь, и приятный женский голос прикрикнул на собаку. Затем послышались легкие шаги по направлению к воротам. Олег не стал дожидаться, пока их спросят, кто они такие, и первый подал голос:

— Хозяюшка! Не поможете ли нам определиться с ночлегом до утра, а то вот оказались нежданно-негаданно в ваших краях под открытым небом.

С той стороны отодвинули засов, и дверь открылась.

Перед ними стояла невысокая пожилая бурятка с удивительно проницательными черными глазами. В них светился несомненный ум какого-то природного, незамутненного издержками цивилизации, свойства. На мгновение даже показалось, что это сама мать-природа глянула на пришельцев оценивающим взором.

— Здравствуйте, дорогие гости! Здравствуй, Олег! — загадочно улыбнувшись, произнесла женщина. — А я ведь знала, что вы сегодня попадете на Ольхон и придете ко мне!

Изумленный Олег, который один из всех понимал по-русски, прошел за ворота вместе с остальными. Огромный лохматый пес на длинной цепи угрожающе залаял на гостей, но хозяйка прикрикнула на него, и он тут же замолк. Эта женщина, похоже, умела повелевать: от нее прямо-таки исходила какая-то завораживающая природная сила.

Пока люди шли по деревянному настилу в дом, четвероногие незамедлительно приступили к своему собачьему ритуалу знакомства. Норд уважительно, не торопя события, соблюдая святое для всех собак понятие «моя территория», приблизился к лохматому деревенскому собрату. Тот, видя, что пришелец ведет себя уважительно, без городского зазнайства, благосклонно вильнул хвостом и тоже пошел на неторопливое сближение. Псы солидно, без суеты, как и подобает большим уважающим себя собакам, обнюхали друг друга и остались весьма довольны состоявшимся знакомством. Во всяком случае, Норд в знак своего полного доверия к новому приятелю, даже встал к нему боком, подставив незащищенную шею. Но его новый друг проявил не меньшее благородство: он тоже, как бы невзначай, выдвинулся вперед и тоже подставил Норду свою толстую лохматую шею. После такого обмена благородными любезностями собаки, высунув языки, легли рядом, ожидая своих хозяев.

— Что такое она тебе сказала?! — по дороге в дом быстро спросила Эллен — девушка сразу заметила перемену в лице у Олега.

— Представляешь, она нас ждала! И она знает, как меня зовут, хотя я вижу ее впервые!

— Просто мистика какая-то! — выдохнула девушка. — Хотя я уже ничему не удивляюсь!

В доме на них повеяло приятной прохладой, той самой, которая исходит только от цельных деревянных домов, стены которых помнят свое лесное происхождение и переносят прохладу своих зеленых крон в людские жилища. И никакие кондиционеры в самых, что ни на есть суперсовременных каменных и бетонных домах не смогут заменить это живое дыхание леса!

Посередине комнаты стоял большой стол со старинными массивными стульями. Хозяйка, мило улыбнувшись, пригласила словами и жестом присесть за него.

— Меня зовут Марина Петровна, — сказала она, когда все уселись за стол. — Можете даже называть просто Марина, потому что вы для меня никакие не посторонние, а самые что ни на есть близкие люди, можно сказать, почти родственники.

Олег быстро перевел ее слова Эллен и Джорджу и тут же, глядя прямо женщине в лицо, спросил:

— Марина Петровна, откуда вы знаете, как меня зовут, и что мы должны были сегодня пожаловать к вам в гости?!

— Это знаю не я, Олег, это знает дух Байкала, который посещает меня время от времени. И вот сегодня, незадолго до вашего появления, у меня и было видение о вашем предстоящем приходе.

Она немного помолчала, пока изумленный Олег переваривал эту информацию и переводил ее остальным слушателям, и продолжила.

— А вообще, мы с тобой, Олег, уже знакомы! Да-да, не удивляйся!.. — весело рассмеялась она, встретившись с его удивленным взглядом. — И знакомы очень и очень давно. А познакомил нас с тобой заочно один человек, мой племянник, с которым ты встречался тоже очень давно. — Женщина хитро посмотрела на Олега. — Неужели, еще не догадался?!

— Аюр?.. Аюр — это ваш племянник?! — вскочил со стула Олег и хлопнул себя по лбу. — Как же я сразу не догадался! Так это вы и есть та самая шаманка, которая рассказала ему про то, что «настали лихие времена и Байкал призывает своих воинов!»?! Он, после встречи со мной и родителями тогда на Ольхоне, встретился с вами и все рассказал?..

— А разве могло быть иначе?! — вопросом на вопрос ответила Марина Петровна. — На следующее же утро прибежал ко мне и, как мальчишка, взахлеб, все мне и рассказал! — и она звонко, по-молодому рассмеялась.

— И с того дня, — продолжила она, — я часто пыталась узнать, что с тобой происходит. И когда дух Байкала желал этого, то мне удавалось кое-что узнавать о твоей жизни. Я даже в общих чертах знаю, что с вами произошло, и кто такие мерки и андары. И я никогда не приму тебя за сумасшедшего, как бы это сделали другие, если рассказать им о происшедшем с тобой и твоими спутниками.

Все, что говорила сейчас эта удивительная женщина, так захватывало, что Олег просто забывал переводить на английский их беседу. И если бы не постоянные подергивания за рукав со стороны Эллен, то для остальных слушателей несомненный интерес представляли бы только наблюдаемые ими яркие эмоции на его лице.

— Я знаю, что сейчас вам угрожает большая опасность, и постараюсь помочь, чем могу. Знаю я также, что вблизи от Байкала ваши враги будут очень слабы. Но они постоянно набирают силу с каждым днем и годом — я это чувствую. И ждать, пока они доберутся и сюда к нам, никак нельзя. Но я тоже не знаю, как их победить!.. — огорченно закончила она.

— Марина Петровна! — неожиданно вторглась в разговор Эллен. — А может быть, вы нам расскажете древние мифы и легенды о Байкале и о населявших его народах?! Ведь это так интересно!

Глаза Марины Петровны ярко заблестели, на щеках заиграл румянец. Она вся преобразилась, словно сбросив с себя пару десятков лет. Было сразу видно, что на эту тему она готова говорить бесконечно долго.

— Ну, раз напросились, то слушайте! Только давайте я вначале поставлю на стол самовар, потому что разговоры у нас предстоят долгие, может быть даже и на всю оставшуюся ночь.

Вскоре на столе стоял большой пузатый самовар, брусничное и малиновое варенье в маленьких вазочках и традиционные баранки и печенье к чаю.

И рассказы Марины Петровны, заботливо сохраненные и передаваемые из поколения в поколение ее предками, плавно потекли из далеких глубин ушедших веков, подхватив и понеся за собой, словно полноводная река щепки, завороженных слушателей. Даже Олег, очень любивший и хорошо знавший множество мифов и легенд о Байкале, полностью погрузился в неторопливый ее рассказ. Кроме всего прочего, от этой женщины, от ее низкого, богатого интонациями и оттенками голоса, исходила еще и гипнотическая сила, которая просто не позволяла ни на секунду отвлечься на посторонние мысли. Все величайшие ораторы, актеры и поп-дивы просто меркли по сравнению с ней, как маленькие утренние звездочки в зареве восходящего солнца. А чего уж тут говорить о впечатлительной Эллен и ее наивно-гениальном дядюшке!.. Они просто млели от ее рассказов. Джордж беспрерывно вскрикивал и вскакивал в особо интересных местах, попутно проклиная мерков, которые не дали ему времени, чтобы захватить с собой диктофон. Эллен сидела, почти не шевелясь, устремив широко открытые глаза на рассказчицу, но зато ее лицо отражало всю гамму чувств и переживаний. Если дядюшка вскакивал в драматических местах со стула, то у девушки не менее эмоционально поднимались вверх брови и округлялись глаза.

Марина Петровна поведала им древние мифы эвенков и бурят, рассказала и широко известные истории про дочь Байкала Ангару и ее друга Енисея, и совсем малоизвестные предания. Особо запомнился Олегу никогда ранее не слышанное им сказание о волшебном прутике. Он даже переспросил, откуда она знает это.

— Как откуда?! — удивилась женщина. — Это сказание передается у нас из рода в род, с незапамятных времен. Его рассказывала мне моя мать, ей — моя бабушка, бабушке — прабабушка и так далее... И сколько веков этому сказанию — никто не знает.

— Марина Петровна! — попросила Эллен женщину. — Пожалуйста, перескажите это сказание еще раз, оно такое необычное, а вы — такая волшебная рассказчица!

— Мне оно и самой очень нравится!.. — с улыбкой вздохнула рассказчица. — Так что слушайте!

В незапамятные времена жила на Земле добрая волшебница бабушка Манзан Гурмай. Она часто выступала судьей в спорах небожителей, среди которых были Солнце, Луна, Дождь, Большая Медведица, и Наран Гохон — дочь Солнца, сотканная из земных и небесных сияний. Во владениях доброй бабушки Манзан Гурмай росли прекрасные травы, различные съедобные коренья, клубни, семена, которыми питались все животные и люди. И счастливо процветала эта благословенная страна, и все жили в согласии и мире.

Но однажды спокойствие было нарушено нашествием на эту страну страшных чудовищ. И командовала этими чудовищами злая и страшная старуха Маяс Хара, у которой хранились души чудовищ, и был еще волшебный скребок-кожемялка. Злая ведьма с помощью этого скребка могла напускать ядовитые туманы на землю и делать мрачным все небо.

И много страшных чудовищ привела с собой злая Маяс Хара: здесь были и ужасный Гал Дулмэ — чудовище с огненными глазами на макушке, которое выжигало травы и пожирало людей и зверье, и огромный Эреэн Барас — полутигр-получеловек в железной шкуре. Но самым страшным и сильным среди них был огромный многоголовый Атай Улан со своим сыном Арханом, который постоянно стремился поглотить Солнце. И начали добрые небожители битву со злобными пришельцами, и стали они поражать их своими стрелами и мечами. Меткий громовержец Хухэдэй Мэрген одним из первых изловчился и сразил своими ослепительными стрелами чудовище Архана и свалил его на землю. Дружно навалились небожители на остальных чудовищ. И стали они постепенно расправляться с пришельцами. Но никак им не поддавался огромный и страшный Атай Улан, а наоборот, стал уже и сам он теснить небожителей.

И тогда на помощь им пришла бабушка Манзан Гурмай. Вытащила она из своей кладовой волшебный прутик и несколько раз окунула его в воду Байкала. И оказался после этого тоненький прутик сильнее всех стрел и копий могучих небожителей: стегнула она им несколько раз чудовище Атай Улана — и испустил он тут же свой дух!

И стало опять светить днем ясное солнце, а ночью — светлая луна. На землю снова пролились дожди, оживляя все вокруг. Опять стали расти чудесные растения, и мир снова стал добрым и прекрасным! — закончила Марина Петровна.

Много еще историй и сказаний поведала хозяйка своим гостям. И лишь под утро, видя, что глаза у них стали предательски моргать и слипаться, Марина Петровна прервала затянувшееся чаепитие.

— Все, гости вы мои, российские и заморские! — полушутливо сказала она. — Пора и отдохнуть, а поговорить мы еще успеем.

И не слушая возражений, развела их по кроватям. При этом она довольно хитро глянула на Олега и Эллен, и предложила им отдельную комнату, в которой стояла большая двуспальная кровать.

— Большое спасибо! — смущенно поблагодарил женщину Олег, а девушка вспыхнула румянцем.

И опять, как будто и не было накопившейся за день неимоверной усталости! Они опять рядом, и, кажется, сам космос вливает в них свою живительную энергию, сливающую их тела и души в единое ритмично пульсирующее целое, и кажется, нет сейчас той силы, которая сможет разъединить на два отдельных существа эти крохотные, неразличимые в масштабе Вселенной магнитики!

И лишь под утро это упоительно-сладкое слияние двух тел было внезапно прервано улучившим удобный момент всесильным сном. Он, воспользовавшись кратковременной паузой, коварно набросился на счастливых влюбленных и быстро утащил их в свое царство. И уже ни залихватские арии дворового тенора, рыжего петуха, ни вторящие ему басовитые партии коров, не доходили до слуха Олега и Эллен: они крепко спали.

И тут громко залаяли сразу два пса: Норд и лохматый местный здоровила. Марина Петровна выглянула в окно и, увидев там кого-то, радостно улыбнулась, как улыбаются только действительно хорошим знакомым, и поспешила к воротам. Вскоре в дом вместе с ней вошли двое мужчин-бурят: один молодой, второй — постарше. У обоих в чертах лица и фигуре проглядывало то самое кровное сходство, на которое мозг реагирует без раздумий — близкие родственники! Оба были невысокие, но крепкие и пропорционально сложенные, у обоих был открытый и веселый взгляд, который часто встречается у смелых и великодушных людей. Тех людей, которые держат свое слово и даже ради очень больших денег в наше весьма меркантильное время, просто органически не способны на низость и предательство.

— Как я рада видеть вас обоих! — Марина Петровна действительно вся светилась улыбкой. — Познакомьтесь, — и она обернулась к вставшему из-за стола профессору. — Это мой гость Джордж, а это — мой двоюродный племянник Аюр, — она кивнула в сторону старшего мужчины, — и его сын — Сергей, — и она указала рукой на более молодого.

То, что они ее родственники, англичанин не понял, но разобрал в потоке русских слов их имена. Он улыбнулся и шагнул к ним навстречу.

— Джордж! — представился он.

Мужчины обменялись крепкими рукопожатиями и сели за стол. Сергей, немного понимавший по-английски, затеял с Джорджем насыщенный жестами, сбивчивый диалог. Собеседники, хоть и не понимали половины произнесенных в адрес друг друга фраз, но все-таки через некоторое время Джордж уже знал, что Сергей — летчик малой авиации, а его дядя — местный табунщик и пастух. В свою очередь хозяева земли ольхонской узнали, что этот чудаковатый иностранец — ученый-биолог, и что он сделал какое-то большое научное открытие. Какое точно, правда, слушатели не поняли из-за банального недостатка словарного запаса.

Время близилось к десяти утра, и общими усилиями — начавшего припекать к тому времени солнца, заливистым кукареканьем петуха, мычаньем коров и громкими мужскими голосами из соседней комнаты — сон наконец отступил от влюбленных, нехотя выпуская их из своих вязких объятий. Они почти одновременно открыли глаза и, взглянув друг на друга, рассмеялись.

— Ой, я, наверное, сейчас такая некрасивая! — Эллен уткнулась Олегу в плечо. — Ты меня, пожалуйста, сильно не разглядывай, а то я смущаюсь!

— Конечно, некрасивая, но зато такая сочная! — пошутил Олег. — А поэтому я тебя разглядывать не буду, а буду только целовать и облизывать!

И он нежно поцеловал девушку в пухлые губы. Эллен прикрыла глаза, и ее губы влажно и страстно ответили ему. Их тела опять сплелись в тугой любовный узел, и все бы опять повторилось сначала, но тут в дверь к ним постучали.

— Доброе утро! — донесся из-за двери голос Джорджа. — Сюда пришли местные жители, и без тебя, Олег, я почти не понимаю, что они говорят. Но у меня появились кое-какие соображения по нашим дальнейшим действиям, и ты, как переводчик, мог бы мне сильно помочь!

Ну, что тут оставалось делать!

— Пара минут, и я присоединюсь к вам!

Олег и Эллен быстро встали с кровати и, приведя себя в относительный порядок, прошли в соседнюю комнату.

Сидящий у окна пожилой бурят острым взглядом степняка взглянул на Олега и, встав со стула, широко улыбаясь, двинулся ему навстречу. Олег сразу же узнал Аюра: тот самый пастух, с которым он встретился тогда памятной августовской ночью на берегу Байкала! И они крепко, как старые и добрые приятели, обнялись.

Эллен, в свою очередь, одним своим видом мгновенно покорила сердца пришедших мужчин, и они, не скрывая восхищения, смотрели на эту чудесную девушку.

Беседа с появлением Олега в качестве переводчика разгорелась с удвоенной силой, и он едва успевал переводить сыпавшиеся со всех сторон фразы.

— А почему не выступить с этой информацией по телевидению, чтобы все знали об этих мерках?! — спросил Сергей.

— Если бы все было так просто... — Олег усмехнулся. — Нас же примут просто за сумасшедших, потому что на руках у нас нет никаких доказательств. А мерки, после того как мы объявимся, нас вообще просто где-нибудь грохнут. И в результате — никакого результата, да и нас в том числе.

Сергей наморщил лоб и сжал кулаки.

— Так может, я чем-нибудь смогу помочь вам, чтобы справится с этими мерзами, или, как там их, мерками? — Он был готов принять самое активное участие в этой тайной войне.

— Даже не знаю, чем… — недоуменно пожал плечами Олег и перевел предложение Сергея остальным слушателям.

— Зато я, кажется, знаю! — неожиданно воскликнул профессор. — Ведь вы же летчик?!..

— Ну, да… — пожал крепкими плечами Сергей.

— Мы полетим на вашем вертолете над Байкалом и проведем в воздухе кое-какие исследования! — радостно объявил Джордж.

Сергей хмыкнул и недоуменно глянул на него, а затем на всех остальных. Олег и Эллен тоже были в явном недоумении: что это за эксперименты собрался проводить этот новоявленный Чарльз Дарвин.

— Ну и что, вы еще не догадались, что я буду изучать в воздухе?! — профессор обвел победным взором присутствующих. И, не дожидаясь пока кто-то догадается, выпалил: — Я буду сканировать воздух на присутствие там ашгенов или их излучения! У меня на этот случай есть кое-какие соображения!..

— Какие, дядюшка?! — воскликнула Эллен. — Неужели ты думаешь, что ашгены находятся и в атмосфере?!

— Я, радость моя, ис-с-ле-до-ва-тель! — по слогам произнес профессор. — И поэтому я буду рассматривать даже самые невероятные предположения и гипотезы. А вот когда мы накопим достаточно информации, то можно будет найти и противоядие против мерков!

— Ну, все-таки, какие у вас, профессор, соображения насчет присутствия ашгенов в атмосфере?! — недоумевал Олег. — Зачем им там находиться?!

— Соображения у меня пока еще смутные, и я их выскажу только когда мы обнаружим там ашгенов, — так и не раскрылся англичанин. — Теперь все зависит от нашего друга Сергея.

— Сергей! — Эллен умоляюще посмотрела на летчика. — Вы ведь не откажете нам в этом полете?!.. Вполне возможно, от вашего решения будет зависеть судьба всей планеты!

Олег быстро перевел слова девушки Сергею. Даже если у того и были какие-то сомнения по поводу, стоит ли лететь, а это грозило большими неприятностями ему со стороны начальства, то слова Эллен, а скорее, ее умоляющие прекрасные глаза, моментально развеяли их!..

— Когда летим и куда? — сразу перешел он к делу. — Горючего у меня еще пока достаточно: во всяком случае, часа на два полета можете рассчитывать.

Профессор и Эллен наперегонки кинулись обнимать улыбающегося пилота. Олег радостно тряс его небольшую, но крепкую руку, Марина Петровна улыбалась, а Аюр хлопнул по столу ладонью и растроганно произнес:

— Молодец, сынок! Ты — настоящий мужчина!..

Когда страсти немножко поутихли, Сергей повторил свой вопрос, глядя почему-то больше на Эллен, чем на инициатора полета.

— Когда вылетаем-то? Я завтра утром должен быть в Иркутске, и тянуть с полетом нам не стоит, пока стоит хорошая погода.

— А прямо сейчас и полетим! — радостно заявил Джордж. — Я только возьму с собой нашего друга Бориса.

— Разумеется, вы без меня не обойдетесь! — включился на секунду в их беседу брелок и тут же отключился, экономя драгоценную энергию.

— Точно!.. — воскликнул Олег. — Он ведь может сразу просканировать присутствие ашгенов в атмосфере! Только мне совершенно непонятно, что им там делать?..

— У меня есть определенные догадки, но я их выскажу только тогда, когда мы их все-таки там обнаружим, — не раскрывался по-прежнему Джордж.

— Тогда я пойду готовить самолет, — поднялся Сергей. — А отец вас через час потихоньку без лишнего шума проводит к стоянке. Я все же не хочу, чтобы пошел слух, что я на служебном вертолете кого-то катаю!

Ровно через час они все, за исключением Марины Петровны, вышли из дома. Норд, вальяжно развалившийся во дворе рядом со своим деревенским приятелем, тут же вскочил на ноги и безапелляционно присоединился к ним.

Вертолет стоял на ровной полянке почти сразу за поселком. Было сразу видно, что за машиной постоянно следят и ухаживают: ее поверхность сверкала чистотой. Сергей еще издали увидел их и, выйдя из кабины, улыбаясь, поспешил навстречу.

— Вертолет к вылету готов! Но сразу хочу предупредить всех, и особенно вас, профессор: из кабины наружу не высовываться, а то приземлитесь раньше меня в виде трупов!..

— Но мне надо будет брать пробы воздуха! — тут же возразил Джордж. — Зачем же тогда надо было затевать этот полет?!

— Хорошо, профессор, — смилостивился Сергей. — Но только, ради бога, сильно не высовывайтесь: взяли пробу воздуха — и тут же назад!

— Не волнуйся, Сергей! — поспешил успокоить пилота Олег. — Мы с Эллен последим, чтобы он сильно не вылезал наружу, а заодно еще и обвяжем его на всякий случай веревкой.

— А этого друга зачем взяли?! — Сергей показал на умильно склонившего голову Норда. Пес каким-то внутренним чутьем почувствовал, что от Сергея зависит, будет он сейчас находится рядом с хозяином или нет, и во все глаза преданно до подхалимства, смотрел на летчика.

— Да он сам за нами увязался! — Олег потрепал широкую лобастую голову пса. — А вообще-то, он пес послушный и умный, и к тому же не из пугливых. Может быть, разрешишь ему полететь с нами, а то жалко оставлять его здесь?..

Эллен догадалась, что сейчас идет речь о пассажирском месте для Норда и, взяв за рукав Сергея, умоляюще стала его уговаривать.

— Да что тут с вами поделаешь! — Сергей, рассмеявшись, махнул рукой. — Загружайтесь все в вертолет! Но только соблюдайте технику безопасности, а то мне потом — труба!..

В кабине вертолета было довольно просторно, и всем хватило места. Несмотря на бурный протест профессора, Эллен с Олегом на всякий случай обвязали его вокруг пояса прочной веревкой, валявшейся в салоне, а другой конец веревки привязали к железному поручню. Вскоре завращались и загудели винты, и машина c ревом взмыла в воздух.

— Куда летим, профессор? — перекрывая сильный шум, крикнул Сергей.

— Байкал, Байкал!.. — закричал англичанин, указывая рукой вперед.

Сергей кивнул и на небольшой высоте полетел к озеру.

А к нему, в общем-то, и лететь почти не надо было: Байкал и Ольхон — вода и суша — живут рядом и настолько слились воедино, что даже, если кто и скажет, что, мол, отдыхал на Ольхоне, то всем понятно, что он отдыхал на берегу самого великого и чудесного озера в мире, в котором Ольхон является одним из самых красивых бриллиантов, вправленных в его восхитительную и прохладную оправу.

Вначале они на бреющем полете прошли совсем близко от воды и углубились в акваторию озера почти на полкилометра. Англичанин жестами показывал Сергею, чтобы тот завис над озером для исследования воздуха. Летчик понял его, и железная стрекоза повисла в воздухе. Джордж, заботливо страхуемый Олегом и Аюром, высунулся из кабины наружу, крепко держа брелок в вытянутой руке. Брелок на секунду включился, мигнул синим светом и тут же потух. Профессор, довольный проведенным экспериментом, влез обратно в салон.

— А теперь попроси Сергея, — прокричал он на ухо Олегу, — чтобы поднимался на максимальную высоту над водой и по пути останавливался несколько раз для исследования воздуха.

Олег подошел к пилоту и перевел ему просьбу Джорджа. Тот кивнул головой, и вертолет начал набирать высоту. Джордж еще три раза с брелком в руке высовывался из машины на различных высотах. Через полчаса вертолет достиг крайней высшей точки, на которую был способен подняться.

— А теперь куда? — крикнул Сергей, обращаясь к своим пассажирам. — Возвращаемся на базу?..

Но Джордж, смешно жестикулируя, отрицательно замотал головой.

— Скажи Сергею, что мы должны сделать точно такие же исследования уже не над озером, а над сушей, вдали от берега Байкала.

Олег перевел летчику его слова. Сергей удивленно повел бровями, но возражать не стал, и винтокрылая машина стремительно полетела к берегу, вглубь материка.

Все повторилось без особых происшествий, за исключением того, что Джордж под конец так осмелел, что высовывался из кабины вертолета чуть ли не по пояс. Эллен даже строго прикрикнула на него, а Олег сильно потянул его за страховочную веревку назад.

После посадки Эллен подошла к Сергею и, зардевшись, поцеловала его в щеку.

— Ты просто суперлетчик и отличный парень! И, Сергей, — добавила она, — ты ведь израсходовал много горючего, и у тебя могут быть неприятности от твоего начальства... На, возьми, пожалуйста, деньги… — и девушка смущенно протянула ему десяток стодолларовых купюр.

Видя, что летчик из благородства не хочет брать у нее деньги, она быстрым движением сунула ему их в нагрудный карман. Сергей густо покраснел и вытащил деньги обратно, но тут вмешался Олег:

— Поверь, Сергей, у нас это не последние деньги! И не считай, что это деньги Эллен: это наши общие деньги на борьбу с мерками. Так что бери их со спокойной совестью! — и он дружески хлопнул его по плечу.

— Ну, раз так, то отказываться не буду! — И Сергей, улыбнувшись, взял деньги. — Я пока с дядей займусь вертолетом, а вы не ждите нас и идите к дому.

Всем ужасно хотелось узнать результаты исследования, но брелок объявил, что он выдаст их только в спокойной домашней обстановке. Спорить с ним было абсолютно бесполезно, и они быстро пошли к дому Марины Петровны.

— Ну же, Борис, миленький, рассказывай, что ты там обнаружил? — опередила всех Эллен еще при входе в дом.

Но Борис степенно молчал, ожидая, пока все усядутся.

— Ну, Борис, рассказывай быстрее! — почти в один голос заговорили все присутствующие.

Брелок мигнул синим светом и произнес:

— Жаль, что здесь нет под рукой принтера, а то бы я сейчас сделал подробную распечатку исследования. Поэтому берите бумагу и быстренько записывайте то, что я буду говорить.

У профессора уже и так был раскрыт блокнот с занесенной над ним, как боевое копье, авторучкой.

— До высоты 1699 метров над озером субстанция ашгенов отсутствует. Ее присутствие обнаружено только на высоте 1699 метров, причем концентрация на этой высоте составляет 0,012 %. Затем концентрация постепенно возрастает и на высоте 2012 метра достигает 6,7 %. Выше субстанция ашгенов отсутствует. Итого слой составляет — 313 метров.

Брелок сделал паузу и продолжил:

— До высоты 37 метров над сушей присутствие субстанции ашгенов не обнаружено. На высоте 37 метров концентрация ашгенов составляет 37% и сохраняется до высоты 2012 метров. Дальше субстанция ашгенов отсутствует. Итого слой составляет — 1975 метров.

— Так это что получается?!.. — воскликнул Джордж. — Вокруг планеты существует почти двухкилометровый слой, напичканный субстанцией ашгенов, но над Байкалом этот слой почему-то очень тонкий и ослабленный.

— Значит, Байкал уничтожает этих ашгенов над собой, а над сушей они чувствуют себя превосходно... — стал размышлять вслух Олег. — Но мне совершенно непонятно предназначение этого слоя!..

— Д-да-а… — протянула в раздумье Эллен. — Действительно загадка!.. Но я думаю, мой гениальный дядя уже имеет по этому поводу свою гениальную гипотезу! — и она умильно посмотрела на профессора.

— Гмм… — немного смутился тот. — Ты, племянница, заставляешь меня краснеть, хотя можно смело сказать, что твой дядя явно не лишен ума.

Он немного помолчал и продолжил:

— Должен вам сказать, что у меня действительно еще до полета была гипотеза, но говорить об этом раньше времени я не хотел, чтобы не сглазить. И первый толчок к моей догадке подсказала моя голова, сильно поседевшая в тот день! Вы тогда решили, что я так сильно поседел от свалившихся на меня в тот день переживаний. Но я-то знаю себя лучше, и мои нервы, поверьте мне, несмотря на мою непосредственность, очень и очень крепкие!.. Тогда получалось, что если это не издержки моей нервной системы, то здесь присутствовало какое-то внешнее воздействие. А такое воздействие могло быть только от исследуемого ашгена! Получается, он каким-то образом черпал из меня мою психическую и жизненную энергию, раз я ее так быстро потерял: если из одного сосуда убывает, то в другом непременно прибывает!.. И вот этим убывающим сосудом оказался я, хотя, наверное, в этой роли сейчас выступает все человечество, в качестве питательного бульона для мерков. Только я в этом случае оказался от ашгена в непосредственной близости, и поэтому он и высосал из меня изрядную порцию энергии, состарив меня почти мгновенно сразу на несколько лет. Вот потому-то, — горячо добавил он, — мерки и подкладывают этих ашгенов поближе к людским жилищам, чтобы те беспрепятственно пользовались нашей энергией!

— Вот значит почему мерки обрели такое могущество и почти загнали андаров в резервацию: Шауран и его дублеры через ашгенов черпают у нас, людей, энергию и плодят мерков, как кролики!

— Так, да не совсем, Олег. Я тоже поначалу думал именно так, но вот попал сюда на Ольхон, и у меня появились другие соображения, — и Джордж обвел притихших слушателей острым взглядом. — Ашгены действительно черпают у людей психическую энергию, но отправляют ее не напрямую Шаурану и меркам, а наверх, в атмосферу, создавая над планетой толстый невидимый кокон из невидимой субстанции ашгенов. И этот кокон защищает Шаурана и мерков от какого-то очень вредного для них невидимого космического излучения. И таким образом, создается парниковый эффект для их беспрепятственного расселения и размножения! Получается, равновесие в природе нарушилось, и этот злой космический народ стал быстро плодиться и набирать силы, по сути, в тепличных условиях, не опасаясь своего самого главного врага — этого невидимого излучения. И лишь над Байкалом этот слой оказался очень тонким и ослабленным, потому что озеро, как гигантский аккумулятор, накопило в себе огромное количество этой невидимой космической энергии и излучает ее вверх, разрушая над собою кокон. И поэтому в районе Байкала этот слой субстанции ашгенов очень тонкий и разреженный. Но силы Байкала тоже не безграничны, и может прийти момент, когда и над ним намертво сомкнется этот защитный колпак мерков. Также я уверен, что андары черпают свои силы тоже от этого излучения.

Джордж сделал небольшую паузу и добавил:

— И мерки постоянно следят за состоянием своего защитного слоя — даже космонавты у них на орбите свои имеются!..

— Вы действительно — гений! — не смог сдержать своего восхищения Олег. — Так все классно проанализировать и сделать такие блестящие выводы!

А Эллен подошла к дяде и, обхватив его руками за шею, звонко поцеловала в щеку. Наблюдавшая происходящий разговор, но не знающая английского языка Марина Петровна все же поняла по лицам и поведению гостей, что этот странный, милый иностранец обнаружил что-то очень значительное и важное, что может сыграть большую роль в дальнейшем. И она, немного смущаясь, последовала примеру Эллен и тоже поцеловала покрасневшего профессора в другую щеку.

— Эти поцелуи будут, пожалуй, посильнее любой Нобелевской премии: придется оправдывать ваши ожидания! — пошутил Джордж.

— Надо каким-то образом разрушить этот слой — и мерки лишатся своего панциря! — подумала вслух девушка.

— Легко сказать разрушить, — усмехнулся Олег. — Этот слой толщиной два километра окутывает весь земной шар и постоянно подпитывается с земли ашгенами!

— Но есть же и у этих тварей ахиллесова пята! — горячилась девушка. — Не может такого быть, чтобы мы не нашли против них противоядия. Давайте привлечем к этому лучшие умы человечества и найдем решение!

— Вот, мерки нас тогда точно найдут! — возразил Олег. — И все дело рухнет, наверняка: нам просто не поверят, даже если мы и успеем с кем-то из ученых потолковать, потому что у нас совсем нет вещественных доказательств. Мы должны сами, вместе с андарами, найти какой-то выход!

— Тогда давайте немедленно прибегнем к их помощи — хватит вариться в собственном соку! — воскликнула Эллен.

Олег прихлопнул по столу ладонью.

— Очень дельное предложение, и сделать это надо сейчас же! Борис, — он обратился к лежащему посередине стола брелку. — Давай срочно связывайся с Дайгонаром: нам пора объединять наши силы.

Но брелок никак не отреагировал на его слова: ни голосом, ни даже самым слабым светом. Сейчас он был абсолютно неодушевленным предметом, самым обычным брелком для ключей, разве только внутри него находилась чистая байкальская вода.

Олег взял его в руку и, раскрыв ладонь, поднес к своему лицу.

— Борис, почему ты молчишь?!.. Что с тобой приключилось?! Ответь нам, пожалуйста!..

Но брелок по-прежнему не подавал признаков жизни, как ни старались и Олег, и Эллен, и Джордж, и Марина Петровна. Эллен и целовала его, и грела в руках, как озябшего воробушка, и даже в конце зарыдала навзрыд от этой потери и собственного бессилия. Профессор рассматривал брелок в лупу, подносил к свету и зачем-то опускал в стакан с водой. А Марина Петровна в свою очередь пыталась оживить его молитвами и заговорами. И даже Норд попытался лизнуть брелок, когда он находился на ладони у Эллен. Но все, все было безрезультатно... Энергия, заключенная в брелке, в находящейся внутри него байкальской воде, иссякла окончательно, его последний энергетический ресурс был полностью исчерпан.

— Успокойся, Элли!.. — Олег прижал плачущую девушку к себе. — Он ведь не умер: просто у Бориса закончилась энергия. А как только он окажется у андаров, то Дайгонар заделает и трещину в корпусе, и зарядит его новой энергией. И он опять будет учить нас уму-разуму и наставлять на путь истинный! — попытался через силу улыбнуться он.

Улыбка получилась у него вымученная, но девушка все же начала успокаиваться от его слов.

— Ты считаешь, что Дайгонар его оживит?!

— Вне всякого сомнения, Элли! Ведь Дайгонар в прошлый раз подзарядил его при мне, когда отправлял меня к тебе домой.

— Вода внутри брелка играет роль своеобразного аккумулятора, — пришел на помощь Олегу Джордж. — А все аккумуляторы должны заряжаться!

Эллен вытерла слезы и, склонившись к брелку, тихо прошептала:

— Миленький Борис! Мы обязательно попадем к Дайгонару и оживим тебя! — и она снова горячо поцеловала его.

Эта сцена настолько умилила присутствующих мужчин, что Олег и Джордж невольно заулыбались, а Марина Петровна прослезилась.

— А как же нам вызвать андаров?! — Олег наморщил лоб. — Этим всегда занимался Борис, а теперь он отключен…

— Но Байкал ведь рядом с нами, и мы не на другом континенте, — напомнила ему Эллен. — Выйдем на берег, и будем звать Дайгонара, пока он не откликнется!

— А почему мы забыли о прекрасной хозяйке этого дома?! — Джордж посмотрел на Марину Петровну. — Ведь она же из шаманского рода!

— Точно!.. — Олег даже хлопнул себя по лбу. — Она ведь каким-то образом узнала обо мне и о существовании андаров и мерков! — и он повернулся к Марине Петровне.

А ей ничего и не надо было переводить, и Олег даже не успел обратиться к ней за помощью, как она плавным жестом руки остановила его:

— Я знаю, о чем ты сейчас будешь просить, и можешь мне ничего не объяснять. Вечером, часа через два мы пойдем на берег Байкала, и я там постараюсь вызвать дух озера.

— Марина Петровна, зачем нам ждать вечера, пошли сейчас к озеру, ведь дорога каждая минута!

— Ты знаешь такую поговорку: поспешишь — людей насмешишь! Я лучше тебя знаю, когда могу и когда не могу достучаться до духа озера. А если я впустую растрачу свои силы днем, то уже вечером наверняка не смогу выполнить твою просьбу. Так что будем ждать вечера! — твердо прибавила она.

Олег перевел их диалог остальным.

— Ждать так ждать… — философски подытожил сказанное Джордж. — Ей лучше знать, что надо делать.

И перед закатом солнца Марина Петровна повела своих гостей на берег. Норд, разумеется, тоже увязался со всеми.

На Байкале все летние вечера прекрасны и таинственны, но этот вечер был все же какой-то особенный. Зеркало воды было почти без ряби, и лишь у самого берега волны ласково накатывали на песчаную кромку, напевая вместе с перекатываемым песком и мелкими камешками тихую песню прибоя. Было необычайно тихо. Даже голоса чаек звучали не резко, а мягко и приглушенно. Вся окружающая природа как будто ждала какого-то очень важного события.

Женщина подвела их к небольшой груде камней в десяти метрах от берега. Это оказалось сложенное из камней кострище с сиденьями вокруг него в виде валунов. Здесь можно было разместить не менее десяти человек.

— Вот здесь мы и будем пытаться вызвать дух Байкала! — произнесла она.

Среди углей на месте костра уже лежали несколько сухих веток и поленьев, но Марина Петровна распорядилась принести еще дров. Все рассыпались по берегу в поисках пищи для огня. Вскоре рядом с углями высилась большая куча выброшенных волнами на берег веток и досок. И едва солнце спряталось за горизонт, как на берегу запылал его маленький, стреляющий яркими искрами, рыже-красный двойник.

Все расселись по валунам вокруг костра, и сами собой смолкли разгоряченные поиском дров голоса. Пляшущее пламя на фоне темного огромного озера непроизвольно вводило в гипнотический транс, перенося души присутствующих в далекие пещерные времена.

Марина Петровна села близко к костру, устремив взгляд сквозь огонь в даль таинственно молчавшего озера. Она на несколько секунд прикрыла глаза, а затем, когда их открыла — это уже был другой человек! Ее лицо порозовело и приняло отрешенное выражение, глаза были широко открыты и ярко блестели в отсветах пламени, она быстро произносила какие-то слова на бурятском языке. И все это вместе взятое вводило людей в транс, когда полностью стирается грань между явью и скрытым миром. Постепенно речь ее становилась все громче и громче, на лбу выступили мелкие капельки пота, казалось, она видит что-то значительное впереди себя. Внезапно женщина остановилась и что-то громко крикнула в даль озера. И через секунду по озеру пронесся уже знакомый Олегу тот самый вибрирующий гул: Байкал услышал ее! Но тут же следом за ним на противоположном берегу, высоко в горах, в районе Сарминского ущелья, сверкнула яркая молния зеленоватого света, и тишину вечера расколол оглушительный удар грома.

— Смотрите, смотрите!.. — Эллен вскочила со своего каменного сиденья и указала рукой вперед. — На нас что-то летит!

И действительно, большая черная туча с зелеными всполохами стремительно неслась над водой.

— Я вижу внутри нее мерков и восьмируких! — опять закричала девушка. — А с берега за ними следит Шауран! Неужели вы этого не видите?!..

Наконец и все остальные, кроме Джорджа, разглядели смутные силуэты мерков. Впереди летели тяжелые рыцари с копьями, чуть сзади них — восьмирукие монстры. Еще десяток секунд — и они накроют и раздавят своей массой осмелившихся противостоять им людей!

Олег встал в боевую стойку, и в тот же миг у него в руке оказался его сверкающий синий меч. Оружие опять влило в него новые силы, хотя за время боев немного и поутратило свой энергозапас. Он готов был сражаться! Но до этого дело не дошло: вдруг из глубины Байкала прямо перед несущимся на людей отрядом мерков ударил в небо ослепительный синий гейзер. И все, кроме Джорджа, увидели, как оттуда стали вылетать на огромных конях андары.

И начался бой! Только на этот раз он происходил на территории андаров, прямо над Байкалом, который удваивал силы своих воинов и ослаблял мерков. Те не получали энергетическую подпитку, и их силы и стремление к победе исчезали прямо на глазах. Мерки в ужасе попытались вернуться обратно на сушу, но андары захлопнули вокруг них кольцо окружения. Синие молнии их мечей буквально рассекали на части обезумевших от страха противников. Вскоре все было кончено.

Если бы это наблюдал кто-то из обычных людей, то он бы увидел лишь возникший посреди озера сверкающий воронкообразный смерч, но никаких андаров и мерков он бы там не разглядел. Как, впрочем, не разглядел их и Джордж, который видел только очень необычное природное явление.

Добив последних врагов, основная часть андаров нырнула обратно в озеро, а несколько всадников устремились к ожидавшим их людям. По всей видимости, они в тот момент материализовались, потому что Джордж радостно крикнул:

— Я вижу андаров!

Воины на берегу спешились и направились к бегущим навстречу им людям.

— Вы опять нас спасли! — Эллен подпрыгнула и повисла на шее одного из великанов. — Какие же вы классные ребята!

Мужчины благодарно жали своим спасителям руки, а Норд радостно повизгивал и все никак не мог из-за гигантского роста андаров допрыгнуть и лизнуть их в лицо. И лишь Марина Петровна изумленно смотрела на этих титанов, еще не до конца осознав разумом реальность происходящего. Но быстро освоилась — все-таки она была далеко не обычной женщиной — и, подойдя к одному из исполинов, приветливо улыбаясь, протянула ему руку.

— Марина Петровна, можно просто Марина! — не без кокетства представилась она.

Андар широко улыбнулся и на чистом русском языке произнес:

— Бангор. Очень приятно познакомиться!

В это время на том берегу опять сверкнула молния, и ударил сильный гром.

— Похоже, Шауран никак не может смириться со своим поражением, — тревожно заметил Бангор. — Как бы он опять не отправил сюда за вами новую экспедицию. Будет спокойнее, если мы все сейчас уйдем в глубины озера.

Эллен удивленно вскинула вверх брови, профессор озадаченно хмыкнул, а Марина Петровна даже испуганно ойкнула. Олег поспешил успокоить их:

— Не бойтесь, это совсем не опасно: ведь я же с Нордом уже был там и, как видите, жив и здоров!

В это время недалеко от берега опять возник сверкающий синий гейзер, приглашая их к себе.

Олег обернулся к Марине Петровне.

— Марина Петровна, будет лучше, если мы пойдем в Байкал без вас: должен же кто-то остаться на берегу. А мы потом вам все расскажем, — и он протянул ей руку.

Андары быстро усадили людей к себе на коней и помчались по воздуху к световому столбу, оставив на берегу машущую им вслед рукой Марину Петровну. Вереницей, по одному, они стали въезжать внутрь столба. И тут же каждого въезжающего подхватывал мощный вихрь и быстро нес вниз по длинному гигантскому тоннелю.

На этот раз они оказались в большом, сверкающем чистым синим светом зале. Посреди помещения находился длинный роскошно сервированный стол. Чуть в стороне от него стояла большая группа андаров, в центре которой находился сам Дайгонар, ласково держащий за руку очень красивую, аристократичного вида даму. Даже Олег, уже бывавший в гостях у Дайгонара, растерялся от резкой смены обстановки, попав, как говорится, «с корабля на бал», а что уж было говорить о его друзьях! Они были смущены, словно маленькие дети, неожиданно вырванные из своего детского уголка и оказавшиеся на сцене Большого театра под слепящим светом рампы.

Дайгонар, видя такое состояние гостей, поспешил к ним навстречу. Красивая дама тоже пошла к ним, едва поспевая за великаном.

— Ну, вот мы опять и встретились, Олег и Элли! — улыбаясь, произнес он. — Только на этот раз у нас еще один гость! — и он дружески кивнул Джорджу.

От всего его облика исходила такая мощная положительная аура, что возникшая при попадании сюда робость немедленно растворилась, и появилось ощущение доверия и открытости перед этим исполином.

— Познакомьтесь, — он представил землянам подошедшую красивую даму. — Это моя супруга, Аурэлла. А это мой младший сын — Арион. — И он указал на молодого атлета.

Аурэлла ласково улыбнулась и посмотрела на них большими синими глазами.

— Я думаю, Дайгонар, — произнесла низким красивым голосом Аурэлла, — наши гости устали и голодны. И будет лучше, если мы сейчас же усадим их за стол.

— Ты, как всегда, права, моя любовь! Мне надо было сразу догадаться об этом, — и он широким жестом пригласил всех к столу.

— Да мы вовсе не голодны! — смутился Олег. — Да и дело, по которому мы сюда попали, достаточно срочное.

— Ничего, одно другому не помешает, а тут, глядишь, за едой и мысли хорошие в голову придут, — не стал слушать его возражений Дайгонар.

— Уважаемый Дайгонар! — неожиданно вмешалась Эллен. — Я вас очень прошу оживить наш брелок, зарядить его энергией. Ведь благодаря брелку мы все остались живы и сейчас можем говорить с вами! Олег, доставай скорей Бориса!

Олег вынул из кармана брелок и протянул его Дайгонару. Тот своими большими пальцами на удивление легко и бережно взял его у него с руки и стал разглядывать.

— Так, вижу трещину... — в раздумье произнес он. — Это ж какое надо было приложить усилие, чтобы его повредить! Ну, да ладно!..

Он поднес к брелку свою левую руку, и через мгновение между его раскрытой ладонью и брелком возникла ярчайшая синяя дуга, разбрызгивающая в стороны ослепительные искры. Это продолжалось около пяти секунд, затем дуга исчезла, и в зале раздался бодрый голос Бориса:

— Благодарю Вас, господин! Вы в который уже раз возвращаете меня к жизни.

Дайгонар улыбнулся.

— Благодари своих друзей и особенно вот эту милую девушку: она, едва успев здесь оказаться, сразу стала просить за тебя!

И он протянул Эллен брелок. Та, счастливо улыбаясь, взяла его в руку и, поднеся к губам, несколько раз порывисто поцеловала.

— Мы опять вместе, Борис! Я так рада, что опять смогу разговаривать и слышать тебя, хотя ты бываешь порой просто несносным занудой!

— Все, все! — вмешалась Аурэлла. — Хватит разговоров: пора за стол.

И она слегка коснулась плеча стоявшего ближе всех к ней профессора. А тот, глядя на нее снизу вверх, не мог скрыть своего восхищения ее величественной красотой, величественной и в прямом, в смысле роста, и в переносном смысле слова.

На столе в бесчисленном количестве стояли самые различные блюда из байкальских рыб: омуля, сига, тайменя, осетра, хариуса. Были еще какие-то очень необычные блюда из незнакомых Олегу и его друзьям продуктов.

— А это уже из нашей фауны и флоры, — улыбаясь, пояснила Аурэлла. — И наши повара постарались, чтобы все блюда полностью соответствовали вашим вкусам. Так что, ешьте смело, вашим желудкам это понравится!

— Я очень хотел бы, — подал голос Джордж, — узнать побольше о способах приготовления этих блюд. И прошу Вас, уважаемая Аурэлла, когда у нас будет больше времени, рассказать мне об этом более подробно. Я сам неплохой кулинар и очень люблю все необычное.

— Ну, почему же только тебе, дядюшка, мне это тоже было бы очень интересно! — заметила Эллен.

Норд ничего не комментировал, он только громко сопел, уплетая на полу очередное блюдо.

Видя, что гости вдоволь наелись, Дайгонар обвел их внимательным взглядом.

— Вот теперь можно и к делу перейти! Выкладывайте, что с вами произошло?!..

Олег кивнул в сторону сразу же принявшего солидный академический вид Джорджа.

— Я думаю, что профессор, очень точно передаст суть проблемы.

Джордж кашлянул, прочищая горло, и, вытерев рот салфеткой, начал:

— Уважаемые коллеги, — а мы сейчас действительно коллеги по войне с этим коварным и злонамеренным народом, — нам удалось выявить очень интересные вещи! Эти самые мерки, оказывается, держат на поверхности Земли, преимущественно рядом с местами плотного расселения людей, неких тварей, которых они называют ашгенами. И эти самые ашгены высасывают у людей психическую энергию, а затем преобразует ее в некую живую субстанцию, которую выстреливают в атмосферу Земли. Там, на высоте от 37 метров над уровнем земли и до высоты 2012 метров эта субстанция образует мощный защитный кокон с 37-процентной концентрацией этой субстанции по всей его толщине. Толщина эта составляет — 1975 метров. И лишь над Байкалом этот кокон значительно ослаблен и составляет всего 313 метров с наивысшей концентрацией субстанции ашгенов на высоте 2012 метров, равной всего 6.7%. Выше 2012 метров — субстанция ашгенов полностью отсутствует, как над сушей, так и над Байкалом.

На этом месте Джордж остановился, акцентируя внимание и без того завороженных слушателей.

— И, как я предположил, этот кокон предназначен для защиты популяции мерков от вредного для них, какого-то особого невидимого излучения. Они прикрылись своим защитным слоем, как щитом, и в результате на Земле получился эффект, похожий на парниковый. И в этой планетной теплице Шауран и его дублеры беспрепятственно плодят мерков, а вы, андары, напротив, недополучаете свою космическую энергию. Потому что тонкий слой субстанции над Байкалом, скорее всего, эту энергию хоть и частично, но задерживает, а над сушей, где защитный слой очень толстый и плотный, так и совсем ее не пропускает. Это мое предположение, и мы можем подтвердить или опровергнуть его, если вы, уважаемый Дайгонар, сейчас ответите всего лишь на один мой вопрос!

Джордж сделал паузу и вопросительно посмотрел на Дайгонара.

— Я с нетерпением жду ваш вопрос, профессор!

— Скажите мне, — с расстановкой произнес тот, — не произошли ли за время с момента бегства Шаурана изменения в вашем народе в худшую сторону?.. Ну, например, падение рождаемости, увеличение болезней, уменьшение силы у андаров.

— А ведь вы попали в точку!.. — взволнованно ответил Дайгонар. — Действительно, рождаемость у нас стала падать, а число болезней возросло, да даже я сам стал ощущать в последние годы небольшое недомогание. Только я бы не сказал, что все очень сильно ухудшилось: изменения есть, но незначительные, и поэтому мы не придали им большого значения. Я думал, что это простые временные колебания, которые вскоре выровняются.

— Изменения незначительные, — с жаром ответил дядя Джордж, — потому, что Байкал является огромным резервным запасом этой космической энергии, и он постоянно компенсирует недостаток космического излучения! Но его запасы тоже не безграничны, и может наступить момент, когда ваш народ лишится его подпитки и не сможет противостоять в бою меркам! А эти невидимые лучи, скорее всего, в Байкале превращаются в нужную вам, андарам, энергию, и ваша синяя энергия — это как раз и есть концентрированные невидимые лучи. Получается, Байкал аккумулирует эту невидимую энергию и передает ее вам, андарам.

Слушавшая до этого молча Аурэлла гневно сверкнула глазами — ни дать ни взять, истинная королева! — и твердо произнесла:

— Мы должны быть благодарны этим людям: они помогли нам понять происходящее. А нам, андарам, надо дать Шаурану смертельный бой, бросить на него всю нашу мощь, до последнего боеспособного воина! Я сама возьму меч и пойду биться наравне с мужчинами, потому что лучше погибнуть в бою, чем знать, что ты и твой народ обречены на медленную смерть!

Дайгонар растроганно обнял супругу за плечи.

— Не бойся, дорогая, я не буду медлить с ответом грязным меркам и сегодня же собираю воинов. Только перед этим нам не помешает разработать план действий, чтобы ударить в самое уязвимое место врага.

— Главное — нам надо уничтожить Шаурана, плодящего мерков, и тогда победа будет за нами, — сказал Олег. — Только как это сделать практически, когда он постоянно окружен охраной, и мы даже не знаем, где он находится?!..

— У нас есть кое-какие данные о его местонахождении, — сказал Дайгонар. — Правда, весьма противоречивые, учитывая, что у него появились многочисленные дублеры. Поэтому будем действовать сразу в нескольких направлениях, пока не доберемся до него.

Он помолчал, еще раз оценивая и взвешивая все, и закончил:

— Может быть, это будет последняя битва андаров, но мы пойдем до конца, ибо у нас нет другого выбора!

— А может быть, все-таки есть? — воскликнул Олег. — Я, может, что-то не понимаю, но почему мы не говорим о непосредственном разрушении кокона?! Ведь если мы его разрушим, то тогда на всех мерков обрушится губительное для них излучение, и они погибнут!

Дядя Джордж с ласковой снисходительностью мэтра посмотрел на Олега.

— Мой юный друг, мы должны искать самые эффективные и реальные пути к победе. Уничтожив Шаурана, мы отсечем голову у дракона, который выжигает все вокруг своим огненным дыханием. А ты предлагаешь нам уничтожать пламя, то есть этот громадный, раскинувшийся над всем земным шаром кокон?!.. И как ты это предлагаешь сделать?.. Да если даже мы этим и займемся, хотя я и не знаю как, мерки тут же вступят в бой с андарами, а у них большое численное преимущество!

Да, аргументы у профессора были железные! Но что-то подсказывало Олегу, что он все же на правильном пути. И тут он вспомнил легенду, рассказанную Мариной Петровной!

— У нас есть другой путь! — радостно воскликнул он и вскочил с места. Так же громко и радостно, наверное, прокричал Архимед: «Эврика»! — Мы совсем забыли про волшебные свойства байкальской воды! Элли, профессор, вы же помните, что в рассказанной Мариной Петровной легенде волшебница окунула прутик в воду Байкала, а затем стала стегать им чудовище?!..

— Конечно помню, Олег!.. — влюблено глядя на него, выдохнула девушка.

Даже с лица ученого мужа моментально сошла снисходительная улыбка, настолько вдохновенно звучал голос Олега.

— Так же и нам надо каким-то образом с помощью байкальской воды проделать узкий, как прутик, по отношению ко всему кокону, тоннель в защитном слое мерков и всеми силами удерживать его как можно дольше, чтобы это космическое излучение попадало внутрь, под кокон. И тогда оно разлетится по поверхности Земли и уничтожит и кокон, и самих производителей этой субстанции, то есть ашгенов, да и мерков с Шаураном заодно!

— Очень даже неплохо, мой юный друг! — похвалил его Джордж. — Но я бы отметил здесь одну нестыковочку: космическое излучение — это вовсе не жидкость, которая будет растекаться под поверхностью кокона и размывать его, да и как поднять наверх, на два километра, столько воды и удерживать несколько дней или недель этот тоннель, чтобы впустить достаточное количество этой энергии?! Ведь мерки сразу же кинутся в бой, а сил у них очень много!

Аргументы Джорджа сильно ударили по гипотезе Олега. Он нахмурил лоб и непроизвольно почесал затылок, ища веские контрдоводы на выпад профессора. Но тут совершенно неожиданно ему на помощь пришел Дайгонар.

— А тут вы профессор не правы: ведь Олег попал в самую точку! — он одобрительно посмотрел на Олега. — Во-первых, нам и не нужен огромный столб воды. Достаточно будет небольшого количества в распыленном состоянии, а во-вторых, и это самое главное, у нас есть одно очень мощное оружие, которое может быстро разрушить защитный экран мерков над всей поверхностью Земли, воздействуя только через одно небольшое отверстие, которое мы пробьем в этом коконе.

— Какое оружие?! — почти в один голос воскликнули все, включая Аурэллу.

Дайгонар выдержал паузу и обвел их повеселевшим взглядом.

— Байкал — это ведь не просто большой бассейн, наполненный веществом с формулой H2O. Он, по сути, похож на живое существо со своим собственным голосом. И в определенных условиях Байкал способен очень мощно резонировать на определенных частотах, то есть он, фактически, может звучать. И если для нас, андаров, его могучий голос абсолютно безопасен, если не сказать, даже приятен, то для мерков он несет в себе боль и смерть. Если они в течение совсем недолгого времени находятся под его непосредственным воздействием, то они гибнут! Байкальская вода тоже для них страшный враг, но она опасна для них только в зоне контакта — ну, допустим, как крутой кипяток, который попадает на тело. А здесь на них обрушивается всепроникающая вибрация, которая берет в оборот сразу весь их мерзкий организм! Проходит совсем немного времени — и тело мерка превращается в труху! А эта субстанция над планетой — это порождение мерков и, значит, действие на нее вибрации Байкала должно быть такое же, как и на мерков.

— Это чем-то напоминает удар током! — воскликнула Эллен. — Вначале жутко трясет, а потом — смерть!

— Очень хорошее сравнение, леди! — Дайгонар улыбнулся. — Хотя мне немного ближе сравнение с небывало мощным поющим басом или симфоническим оркестром, когда от резонирующего звука начинает падать и разбиваться посуда.

— Или если очень низко над посудным магазином пролетит реактивный самолет — эффект еще более ошеломляющий! — добавил Джордж.

— И все-таки, — сказал Олег, — сравнение с оперным басом и симфоническим оркестром — самое красивое! И это вовсе не потому, что я решил польстить Дайгонару.

- Получается, — с жаром продолжил он, — андары гигантским штопором, входят в защитный кокон мерков вместе с байкальской водой, а затем включается на полную мощь вибрация Байкала! И весь этот опоясывающий земной шар панцирь должен от его резонанса рассыпаться!

— Олег! — Джордж быстро подошел к нему и протянул руку. — Хочу признать свое полное поражение и прошу простить меня за высокомерный тон!

Олег смущенно пожал протянутую руку.

— Да, не стоит извинений, Джордж — я ничуть не обиделся!

— И хочу заметить, Олег, — с искренним уважением добавил профессор, — у тебя очень развито ассоциативное мышление. Тебе даже не надо перелопачивать массу информации, чтобы сделать правильный вывод. Поверь мне, таких людей, как ты, в научном мире считанные единицы!

— Профессор, вы меня смущаете!.. Просто это решение почему-то неожиданно пришло мне в голову.

— Но оно почему-то пришло именно в твою голову, Олег, а не в мою, хотя именно я занимаюсь столько лет научными исследованиями. Так что ты не скромничай, а лучше подумай о научной карьере — у тебя явный талант!

— Да-да, Олег, — глаза Эллен лучились любовью и восхищением. — Ты просто молодчина!

За такой взгляд Олег готов был просто штамповать открытия!

— Уважаемый Дайгонар, — неугомонный профессор не мог долго оставаться в неизвестности. — А как мы все-таки пробьем отверстие и поднимем вверх байкальскую воду?! И самое главное, как вы вызовете вибрации?..

Дайгонар улыбнулся.

— Вы это все, профессор, вскоре сами увидите!

Он подозвал к себе сына и что-то негромко сказал ему. Тот быстро вышел из зала.

— Я распорядился начать подготовку к сражению, — пояснил Дайгонар. — И не более чем через один ваш земной час я соберу здесь всех своих лучших воинов, и мы начнем нашу операцию.

Ждать пришлось действительно недолго: видимо, система оповещения и сбора воинов у андаров была хорошо отлажена. Вскоре весь огромный зал был заполнен бойцами. Это были действительно богатыри с мужественными лицами, многие — со следами боевых шрамов.

Дайгонар вышел на середину и громовым голосом, так что его слышали самые дальние ряды андаров, сказал:

— Воины! Лучшие сыны андарского народа! Я, Дайгонар, обращаюсь к вам в самый тяжелый и переломный час всей истории нашего великого и благородного народа.

Проклятые мерки сплели над нашей планетой невидимый кокон, который каким-то образом не пропускает сквозь себя так необходимую нам и смертельную для них, мерков, энергию. А из-за этого мы постепенно теряем свои силы, а мерки свои наращивают. И если мы не разрушим это дьявольское порождение, то рано или поздно наши враги одержат верх над нами и полностью овладеют планетой. Мы и так фактически оказались загнанными в резервацию из-за этого кокона. Он должен быть разрушен, или наш народ медленно зачахнет, а планетой будут полностью управлять мерки!

— Веди нас в бой, Дайгонар! — тут же взорвался зал.

Особенно выделялся среди андаров стоявший недалеко от Дайгонара рыжебородый великан. Он даже вышел из строя и, приблизившись к Дайгонару, вынул из ножен меч и, подняв его вверх, громко крикнул:

— Лучше быстрая смерть сейчас для немногих, чем медленная — но для всех! Верно я говорю, андары?..

Ответом ему был одобрительных рев сотен глоток.

— Я несказанно счастлив быть правителем такого мужественного и благородного народа! — В глазах Дайгонара показались слезы. — Но сейчас нам предстоит совершить не просто ратный подвиг, убивая и уничтожая мерков, а нечто большее!..

Он сделал паузу и обвел притихших богатырей проникновенным взглядом.

— Вы все, собравшиеся здесь, являетесь самыми сильными воинами не только по своим физическим данным, но самое главное — вы сильны духом, своей волей к победе. И поэтому даже в самых жестоких испытаниях вы никогда не бросали своих товарищей в беде и не бежали позорно с места боя! Мерки прекрасно знают ваш неукротимый дух и мужество, и встреча с вами для них равносильна встрече со смертью! Сегодня, — он возвысил голос, — нашему народу, как никогда, нужна ваша сила, потому что ваши мечи, подкрепленные вашей волей, помогут пронзить этот кокон, окутавший нашу планету!

— Я что-то не понимаю тебя, Дайгонар! — опять вмешался рыжебородый верзила. — Так мы будем воевать с мерками или с этим коконом?!.. И если с коконом, то как, если он невидим?!

— Я ждал этого вопроса, Горолоб! И сейчас все объясню, чтобы вы не сочли меня выжившим из ума.

— Ну, Дайгонар!.. — смутился рыжебородый. — Я никогда так не думал, но просто я действительно не понимаю, с кем и как нам воевать!

— Слушайте меня, андары! — громко крикнул, приглушая возникшие разговоры, Дайгонар. — Наш Байкал, его вода, являются смертью для любого попавшего в него мерка. А этот защитный кокон наверху состоит из живой субстанции мерков. Поэтому, если мы с помощью байкальской воды создадим в небе сквозную дыру, то сможем уничтожить и саму эту субстанцию.

— А как мы это сделаем?!.. — вмешался еще один андар, довольно маленького для их народа роста, но необычайно широкий в плечах. — Что, мы будем водой из шланга поливать небо?!..

По рядам воинов прокатилась волна смеха.

— Ты почти угадал, Маригон! — тоже засмеялся Дайгонар. — Только в руках у вас будет не шланг, а ваши замечательные мечи! И я здесь неспроста собрал самых сильных воинов: ведь чем сильнее воин и его дух, тем мощнее импульс, исходящий из его меча. Мы должны пробить в этом коконе тоннель при помощи наших мечей и нашей воли!

Он обвел притихших андаров взглядом и продолжил:

— Для этого вы станете очень плотно вокруг меня и поднимете свои мечи вверх. А затем, по моей команде, напряжем всю свою волю и пошлем вверх мощный импульс. И тогда в небо из озера устремится могучий синий поток вместе с распыленными частичками байкальской воды, который и пробьет этот кокон! Нам надо будет только своей волей как можно дольше удерживать эту брешь, чтобы она опять не затянулась. А мой меч в это время будет издавать пульсации, которые должны будут войти в резонанс с Байкалом. Его могучие вибрации передадутся по частичкам воды вверх, и, воздействуя через дыру уже на весь кокон, разрушат его над всей планетой!

На секунду воцарилось молчание, чтобы тут же взорваться оглушительным ревом одобрения.

— Дайгонар! — Горолоб порывисто подошел к нему. — Я преклоняюсь перед твоим умом! Ты настоящий правитель нашего народа!

Дайгонар улыбнулся и указал рукой на стоящего неподалеку Олега.

— Я только додумал то, что увидел и понял вот этот житель земного мира. Познакомься — его зовут Олег.

Удивлению Горолоба и остальных андаров не было предела.

— Как!.. Вот этот маленький человек сумел додуматься до такого?!.. — Горолоб с любопытством и изумлением рассматривал Олега. — Просто не верится!

— Придется поверить, Горолоб! — рассмеялась Аурэлла. — Маленький рост — это вовсе не значит маленький ум!

Горолоб склонился к Олегу и протянул ему огромную, густо покрытую рыжими волосами руку.

— Позволь пожать тебе руку, поверхностный житель, в знак моего восхищения!

Олег, смущаясь, вложил свою руку в это подобие экскаваторной лопаты. Вслед за Горолобом к нему быстро подошел почти квадратный Маригон, а затем и остальные андары. Процедура пожатия руки Олега грозила затянуться на очень долгое время.

— Все, все, все!.. — замахал руками Дайгонар. — У нас не так много времени на ритуалы: мерки могут в любой момент внести самые неожиданные коррективы в наши планы! Надо действовать очень быстро!

— Приказывай, что надо делать, Дайгонар! — пробасил Горолоб.

Дайгонар вышел на середину зала. Он взмахнул рукой, и тут же куда-то исчезло освещение, и над залом открылась черная бездна Байкала. Они были сейчас в большом воздушном коконе под давящей громадою воды. Лишь синеватый свет, идущий от доспехов андаров, освещал помещение.

— Слушайте меня, андары! — крикнул Дайгонар. — Вы сейчас должны окружить меня плотным кольцом!

Воины быстро выполнили его приказание. В результате людям пришлось забраться по стульям на стол, чтобы сверху можно было видеть происходящее внутри круга.

— А теперь — все вынули свои мечи и подняли их вверх!

Раздался громкий лязг вынимаемого оружия, и над головами андаров взметнулись клинки. Их лезвия переливались синим огнем.

— Воины! Сейчас вы должны напрячь всю свою волю, и послать вверх мощный импульс из своих мечей и держать его до тех пор, пока в вас есть силы! Когда я скажу: «три», вы должны сделать это!

Он сделал паузу и затем громко произнес:

— Раз, два, три!..

И на счет «три» из мечей вырвались ослепительно синие молнии и устремились вверх, в зияющую черноту. Образовался ярко-синий столб, прорезавший толщу озера и тоннелем ушедший в небо. А из мечей андаров непрерывным потоком летели вверх все новые и новые молнии! И одновременно с этим низко загудел и запульсировал ярким синим светом меч Дайгонара. Вначале звук был не очень сильный, но затем он становился все сильнее и сильнее, заполняя все вокруг своим звучанием. С лиц андаров градом катился пот, мышцы их тел были напряжены, но они не прекращали посылать вверх синие молнии.

— Еще немного, — крикнул Дайгонар. — И мы пробьем этот кокон! Держитесь до последнего!

— Ничего, Дайгонар! — прохрипел Горолоб. — Мы умрем с мечами, устремленными вверх, но пробьем этот чертов колпак!

— Пока я живу, — проорал крепыш Маригон, — из этого меча будут лететь молнии!

— Все, сынки! — крикнул Дайгонар, глядя вверх. — Кокон пробит! Продержитесь еще немного, пока не включится в битву Байкал!

Звук, исходящий от меча Дайгонара, достиг своего апогея, громко отдаваясь в ушах. Андары продолжали из последних сил держать синий тоннель. Но силы явно покидали их: один из них даже упал на одно колено, но все же продолжал держать устремленный вверх меч. И тут произошло то, чего все так ждали, и чего добивался Дайгонар. Раздался оглушительный хлопок, как будто самолет преодолел звуковой барьер, и в унисон с мечом Дайгонара вдруг зазвучало все вокруг. Со всех сторон шел могучий низкий гул: Байкал наконец вступил в резонанс с мечом Дайгонара! Сверху послышались громкие звуки, похожие на отдаленные удары грома, и из тоннеля посыпался вниз серо-зеленый пепел.

— Все! — громко крикнул Дайгонар. — Купол валится, но надо для гарантии хотя бы еще немного подержать тоннель!

Победа придала андарам силы, и они продолжали почти с той же интенсивностью отправлять вверх синие молнии.

А в это время над всей поверхностью Земли наблюдались удивительнейшие явления, которые повергли людей в изумление, а ученых — просто в глубочайший научный ступор. Повсеместно, где с абсолютно чистого, а где и с пасмурного неба, раздавались звуки, похожие на гром, падал обильный серо-зеленый пепел, который, едва достигнув земли, бесследно растворялся в воздухе.

А над Байкалом в районе острова Ольхон прямо из озера вырывался вверх синий светящийся столб парящей байкальской воды и уходил сквозь атмосферу далеко в космос. Этот столб гудел низким вибрирующим звуком, и с него в окружающий воздух, змеясь, срывались ярко-синие молнии. Но гудел не только он один, гудела в той же тональности и вся акватория озера. Правда, происходило все это глубокой ночью и длилось очень недолго, не более пяти минут, так что только двое отдыхающих на Ольхоне туристов успели это снять на видеокамеру.

— Все, мои богатыри! — махнул рукой Дайгонар. — Опускайте мечи: купол полностью разрушен!

Андары в изнеможении опустили мечи вниз: их силы к этому времени были почти на исходе, но на их лицах горела радость победы.

— А что будем делать с Шаураном и мерками, Дайгонар?.. — задал вопрос все тот же неугомонный Горолоб.

— А сейчас за нас всю основную работу с ними проделает космос! — улыбнулся Дайгонар. — Я думаю, вряд ли кто из них выживет после всего этого. А мы только проведем окончательную зачистку Земли от Шаурана и тех немногих мерков, которые успели попрятаться по щелям. Теперь мы знаем тайну Шаурана и не дадим ему возможности, даже если он остался жив, второй раз создать подобный кокон над нашей планетой. Будем искать его везде и, несмотря на украденный им сарагор, обязательно найдем Шаурана и уничтожим!

— Дайгонар, а что теперь будет с нами?! — спросила Эллен.

— А вам, мои друзья, надо будет возвращаться в свое измерение, в ваш мир. Поверьте, мне очень не хочется расставаться с вами после всего, что вы для нас сделали. Но я оставлю с вами Бориса, и мы сможем через него время от времени поддерживать с вами связь.

Он немного помолчал и продолжил:

— И лучше будет, если вы обо всем этом не будете никому рассказывать, потому что мерки — это все-таки космический народ, и они могут выйти на вас из космоса и отомстить лично вам. Пусть это будет нашей тайной. Тем более, что в правдоподобность происшедшего с вами не поверит ваша очень «умная» наука.

В глазах Эллен стояли слезы, девушка не хотела расставаться с андарами. Дайгонар заметил это и шагнул к ней.

— Эллен, с помощью Бориса мы обязательно, хотя бы раз в год, будем встречаться, я это тебе твердо обещаю!.. — и он ласково тронул девушку за плечо.

— Ну все, нам пора прощаться!

Дайгонар поднял вверх руку, и на землян налетел уже знакомый вихрь и понес в темно-синюю воронку образовавшегося тоннеля.

В Иркутске была глубокая ночь. Посмотрев накануне свой любимый сериал по телевизору, Элеонора Сергеевна легла, как всегда, в одиннадцать вечера спать. Она долго не могла заснуть, вспоминая события минувшего дня. В последнее время Элеонора Сергеевна стала плохо засыпать, несмотря на то, что ее беспокойный сосед сверху, Олег Снегирев, по всей видимости, уехал куда-то отдыхать, потому что она больше не слышала по вечерам музыки и голосов его многочисленных друзей. А может быть, отсутствие ее постоянного соседа-раздражителя как раз и не давало ей выплеснуть накопившуюся за день злость и затем со спокойной совестью заснуть?! Кто его знает, но факт оставался фактом: Элеонора Сергеевна ворочалась и ворочалась, но сон все никак не хотел приходить к ней.

И в тот момент, когда сон все же решил пожалеть ее, в комнате вдруг вспыхнул яркий синий свет. Когда он потух, испуганная женщина увидела в темноте, что в трех метрах от ее кровати стоит ее сосед сверху в обнимку с симпатичной девицей. С ними был еще какой-то длинный и худой мужчина и ненавидимый ею здоровенный пес Олега. Норд, быстрее всех сориентировавшийся в обстановке, не замедлил вздыбить шерсть на загривке и зарычать на тут же натянувшую на себя одеяло до подбородка Элеонору Сергеевну. Стоявшая рядом с Олегом девушка удивленно ойкнула и что-то произнесла на иностранном языке. Олег, приглядевшись, узнал свою соседку и быстро произнес:

— Ошибочка вышла, Элеонора Сергеевна!.. Вы не могли бы нас выпустить из своей квартиры?..

Насмерть перепуганная женщина ничего не отвечала, а только смотрела круглыми от ужаса глазами на своих незваных гостей. Она уже было приготовилась громко кричать и звать на помощь соседей, но тут на поясе у Олега заиграл синими огоньками какой-то маленький предмет — и через мгновение пришельцы исчезли.

Элеонора Сергеевна еще долго испуганно лежала в постели, боясь пошевелиться, но потом осмелела и, откинув одеяло, поднялась с кровати. Осторожно ступая, она подошла к тому месту, где еще недавно стояли они, и даже провела рукой над этим местом для пущей убедительности. После этого сильно ущипнула себя за ухо, еще внутренне надеясь, что все происшедшее не более чем сон, но явственная боль от щипка похоронила надежду. К тому же сверху послышались мужской и женский голоса и радостное собачье повизгивание.

— Я схожу с ума! — с ужасом подумала Элеонора Сергеевна, и на удивление быстро и крепко заснула.

Наутро следующего дня все телеканалы наперебой рассказывали и показывали кадры, запечатлевшие падающие с ясного неба серо-зеленые хлопья, сопровождаемые раскатами грома. Хлопья, достигнув земли, через некоторое время бесследно исчезали, оставляя после себя неприятный запах тухлых яиц. Различные научные авторитеты и просто шарлатаны пытались по-разному объяснить это необыкновенное явление. Кто-то из них объяснял это мощными выбросами в атмосферу химических предприятий, кто-то — секретными испытаниями нового оружия, кто-то — мощными атмосферными потоками, которые увлекли мельчайшие зеленые водоросли с поверхности океана, кто-то — проделками инопланетян. Позже появилась информация о том, что на Байкале незадолго до этого было мощное световое излучение, и лучшие научные умы пытались каким-то образом связать это событие с выпавшими странными осадками. Но более или менее приемлемого объяснения этому так и не нашлось. И еще очень долго потом в научном мире кипели споры: что же это все-таки было, но ни одна гипотеза так и не смогла одержать верх. Время от времени некоторые желающие прославиться и заработать на этом деньги представляли на всеобщее обозрение якобы сохранившиеся у них случайно в холодильниках образцы серо-зеленого пепла. Но вскоре выяснялось, что это не более чем очередная афера.

В космосе также случилась одна непредвиденная вещь, которую, правда, НАСА постаралось скрыть. У одного из астронавтов на орбитальной станции произошло нарушение психики: он перестал реагировать на внешние раздражители и фактически вошел в состояние глубокого транса, превратившись в спящую с открытыми глазами человеческую биомассу. Хорошо еще, что он был не один на борту космического корабля, и поэтому не произошло никакой катастрофы. Кроме того, по странному совпадению, в подобное состояние впали почему-то некоторые сантехники и электрики, обслуживающие гостиницы и мотели. Правда, состояние это длилось не очень долго, чуть более суток, после чего человек приходил в себя и жил прежней жизнью. Все это было очень странно, но разумного объяснения этому так никто и не дал.

На этом фоне совершенно незамеченным, если не считать нескольких очевидцев, прошло одно необычное событие. Причем этими очевидцами были люди, которые и сами нашим обществом почти не замечаются. Несколько бомжей в тот день дружным полукругом сидели у костра поздно вечером на одной из мусорных свалок недалеко от Санкт-Петербурга. Пляшущее рыжее пламя приятно грело их снаружи, а недавно выпитая водка согревала еще и внутри их давно не мытые тела. В тот момент, когда разливающий в очередной раз наполнил протянутые стаканы, и все уже собирались выпить, в пяти метрах от их застолья прямо из огромной кучи мусора вдруг с грохотом вырвался ослепительный шар ядовито-зеленого цвета и стремительно понесся в ночное небо, оставив после себя сильный запах тухлых яиц. Люди ахнули и, задрав головы, уставились вверх. Но там уже ничего не было видно. Бомжи удивленно переглянулись и с помощью ненормативной лексики стали бурно обсуждать только что увиденное. Поговорив еще несколько минут и немного успокоившись, они решили завершить прерванную процедуру, но новый громкий хлопок не дал им этого сделать. Из той же кучи опять вырвался ослепительный шар, только уже синего цвета, и так же молниеносно унесся вверх, заставив их опять шумно обсуждать увиденное. После непродолжительной, но очень эмоциональной дискуссии они вновь взялись за стаканы, с опаской посматривая на злополучную кучу. Но в этот раз все обошлось без шумных фейерверков, и водка была без задержек доставлена в их жаждущие глотки.

О происшедшем той ночью на мусорной свалке ни наука, ни спецслужбы, ни даже журналисты так никогда и не узнали. А даже если бы и узнали, то все равно не смогли бы расшифровать это явление. И лишь живущие на одной с людьми планете, но в параллельном мире андары знали, что это было, и страшно сокрушались, что им не удалось тогда догнать улизнувшего с Земли Шаурана.

И еще одно необыкновенное событие произошло ранним утром этого богатого необычной информацией дня на берегу Байкала. К пустынному в это время озеру в районе поселка Листвянка подъехала темная «тойота», из которой вышли три человека: двое мужчин с девушкой. Вместе с ними из автомобиля радостно выпрыгнул огромный черный ротвейлер, сразу же побежавший к воде. Но и люди тоже не отставали от собаки: они очень быстро, почти бегом устремились за ней. Сидевший неподалеку в лодке рыбак удивленно присвистнул от увиденного: собаке, конечно же, не возбраняется, не снимая шкуры, прыгать в воду и громко гавкать при этом, но вот когда в воду прямо в одежде вбегают взрослые люди и вдобавок орут при этом странную фразу «Дай-ка нар!», как будто просятся в тюрьму? Но происшедшее далее было намного удивительней, и чуть не заставило его от изумления выронить из рук удочку: метрах в пятидесяти от его лодки вдруг прямо из воды ударил вверх яркий синий луч, а по Байкалу тут же эхом пошел гудящий низкий звук. После этого люди на берегу закричали еще сильнее свою странную фразу, а пес загавкал, просто как сумасшедший. Затем луч исчез так же неожиданно, как и появился. Странная троица с собакой еще долго стояла на берегу, что-то обсуждая, а затем села в машину и уехала.

Это событие не попало ни в какие информационные каналы, и лишь друзья и родные рыбака от случая к случаю слушали из его уст эту невероятную историю.

А через три месяца в далекой Шотландии состоялась свадьба, где женихом у синеглазой шотландки Эллен был симпатичный русский парень из далекой Сибири, знавший английский язык не хуже профессора филологии Оксфордского университета. В глазах молодых светилась такая любовь, что вопрос о браке по расчету отпал сразу сам собой. Всех очень интересовало, как они познакомились, на что молодые со смехом отвечали: «Через Интернет!», что, впрочем, совершенно не удивительно в наше такое стремительное время!



Иркутск, 2008 г.

http://Andrei-chernoff.narod.ru


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница