Байкальск в кризисе: динамика социальной ситуации



Скачать 294.08 Kb.
Дата04.05.2016
Размер294.08 Kb.

Байкальск в кризисе: динамика социальной ситуации



Байкальск как моногород. Байкальск расположен непосредственно на южном побережье Байкала. Основан в 1961 году, обладает достаточно развитой городской инфраструктурой.

Через город проходят федеральная автомобильная трасса Москва-Владивосток и Транссибирская железная дорога. Удаленность от областного центра составляет по железной дороге – 167 км, по автомобильной – 154 км. Для регулярного водного сообщения местный пирс не предназначен.

Город располагается на участке байкальского побережья с наибольшим количеством осадков (свыше 1200мм/год) и максимальной мощностью снежного покрова (до 750 мм/год и более), что осложняет развитие летнего туризма, снижая конкурентоспособность территории по сравнению с другими местами, доступными для туристов, и является предпосылкой для развития зимних видов отдыха. В частности, в Байкальске находится горнолыжный курорт «Гора Соболиная». Температура зимой не опускается ниже -20˚С, что выгодно отличает Байкальск от большинства других сибирских курортных территорий.

Фото 1

Административно Байкальск входит в Слюдянское МО, и это воспринимается как одно из препятствий для развития города, так как многие вопросы необходимо согласовывать. Расстояние до районного центра – 41 км. В районном центре находится филиал налоговой инспекции, комитет по статистике, центр занятости и многие другие административные учреждения. В 2010 г. Байкальск получил статус моногорода1.

Площадь Байкальского городского поселения (БГП) составляет 3144 га, из них на городскую застройку (с учетом территории промышленности и транспортных магистралей) приходится 52,4%, остальную площадь занимают леса и лесопарки, садоводства и прочие территории. Промышленная зона расположена в 4 километрах от жилого массива.

Особенность положения Байкальска заключается в том, что он находится в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории и окружен территорией, являющейся Объектом Всемирного природного наследия ЮНЕСКО под особой охраной закона N 94-ФЗ «Об охране озера Байкал». В связи с недостатком муниципальных земель на территории Слюдянского лесничества предусмотрено образование дач, входящих в состав участковых лесничеств. Байкальское лесничество располагает общей площадью 175221 га, из которых дачи, находящиеся в ведении Байкальской администрации занимают 50695 га. В Байкальском лесничестве нет никаких эксплуатационных лесов, однако разрешено осуществление рекреационной деятельности. На отдельных участках разрешены охотничье-промысловая деятельность и ведение сельского хозяйства, заготовка и сбор недревесных и пищевых лесных ресурсов и лекарственных растений2. Прибрежное положение способствовало развитию рыбного промысла, он является широко распространенной хозяйственной практикой.

Байкальск представляет собой классический случай формирования города в соответствии с плановой экономикой: пространство города изначально было запланировано как единая с комбинатом система.

Фото 2.

Основные жизнеобеспечивающие объекты – теплоэлектроцентраль, очистные сооружения, а также, частично, снабжение города холодной водой входили в структуру производственных мощностей БЦБК. Это поставило последующее развитие города в прямую зависимость от производственной деятельности градообразующего предприятия. Строительство города определялось, соответственно, ведомственностью и функциональной подчиненностью жилых зон промышленной. Ландшафтоведами давно уже отмечается противоречие между градостроительством и ландшафтом: сооружения возводятся без учёта территориальных особенностей, за исключением разве что сейсмичности и вечной мерзлоты. Вопросы формирования генерального плана обсуждались практически ежегодно, но тот факт, что территориальная организация города ориентирована на комбинат, до последнего года ни у кого не вызывал сомнений. Появившиеся средства, предназначенные для улучшения жилищного фонда, в первую очередь направляются на косметический ремонт уже существующих зданий, что оправдано: построенные сравнительно недавно, они не устарели физически и находятся в относительно хорошем состоянии.

В 90-е годы, при переходе на рыночную экономику, градообразующее предприятие изменило форму собственности с государственной на акционерную. В настоящее время 49% акций принадлежит государству и 51% – частному капиталу. Превратившись в ОАО «Байкальский ЦБК», предприятие поэтапно освобождалось от непроизводственных подразделений путем передачи нерентабельных и убыточных в муниципальную и частную собственность.

После снятия с комбината его социальных функций актуализировались и проблемы территориальной организации города. Представители мэрии на презентациях генерального плана подчеркивают, что в нем «…отражен подход к городу как единому целому» (из сообщения заместителя мэра г.Байкальска Т.В. Глукман).

Теплоснабжение г. Байкальска осуществляется централизованно от ТЭЦ ОАО «БЦБК». Вывоз мусора осуществляется на один из полигонов золошламоотвала ОАО «БЦБК». Откачка хозяйственно-бытовых стоков до 2008 г., пока не было завершено строительство комплекса канализационных очистных сооружений города, также производилась на очистные сооружения ОАО «БЦБК».

В 2002 году собственником БЦБК стала управляющая компания ООО «Лесопромышленная компания «Континенталь Менеджмент», включающая в свою структуру ряд крупнейших предприятий лесопромышленного комплекса России. Доля БЦБК в реализации всей продукции, производимой на территории поселения крупными и средними предприятиями, составляла на тот момент 92%. Производство ОАО «БЦБК» было ориентировано на экспорт, более 95% продукции поставлялось в Китай. До 2008 г. на долю комбината приходилось более 80% объемов реализации всей продукции, производимой на территории Байкальска, 45% – в средней списочной численности работающих в городе, 60% – в налоговых и неналоговых доходах3.

Население Байкальска стабильно росло до 1994-1996 гг., когда оно достигло максимального количества – 17,2 тыс. чел. В последующий период население постоянно сокращалось, что связано как с проблемами БЦБК, так и с административными преобразованиями: в 2000 г. поселки Осиновка и Солзан были выделены из состава г. Байкальска4.
Рис. 1. Динамика численности населения

Если сравнить возрастную структуру населения Байкальска с общероссийской, то бросается в глаза снижающаяся доля трудоспособного населения – 59% при среднероссийской доле 63%. Это косвенно подтверждает, что трудоспособное население покидает город.


Таблица 1. Социально-демографическое движение населения г. Байкальска5.


Годы

Все население, тыс. чел.

Рождаемость,

на 1000 чел.



Смертность, на 1000 чел.

Возрастная структура относительно трудоспособного возраста, %

Естественная убыль, на 1000 чел.

Миграции населения

моложе

трудоспособного

старше

миграционная убыль, на 1000 чел.

Выбывших, чел.

прибывших, чел.

2005

15,6

11,9

17,2






















2006

16,0

10

10,7

20,7

60,7

18,6

0,7

108 / 6,8

267

159

2007

15,8

13,1

14,2

20,6

60,4

19

1,1

243 / 15,3

261

18

2008

15,6

11,8

13,6

20,9

59,9

19,2

1,8

286 / 18,3







2009

15,2

13,6

14,4

20,9

59,9

19,2

0,8

222 / 14,6

256

34

2010

14,4

-

-

21

59

20

-

-

-

-


Динамика кризиса. Кризис, разразившийся в Байкальске в 2008-2009 году, можно рассматривать как «отложенный», поскольку для работников комбината и жителей города вопрос об экономической основе дальнейшего существования города стоял на протяжении двух десятилетий – с 1987 года.

Строительство, а затем работа БЦБК – одна из немногих тем, регулярно вызывавших публичную дискуссию в Советском Союзе. В середине восьмидесятых годов резко выросло общественное внимание к экологическим проблемам, и в 1987 г. появляется Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 434 «О мерах по обеспечению охраны и рационального использования природных ресурсов бассейна озера Байкал в 1987-1995 гг.», содержащее ряд масштабных положений, в том числе «о перепрофилировании в тринадцатой пятилетке Байкальского целлюлозно-бумажного комбината на мебельно-сборочное производство, не оказывающее вредного воздействия на состояние природной среды»6. Тринадцатая пятилетка, в план которой должно было быть включено перепрофилирование, предполагалась в 1991-1996 гг. В качестве же неотложной меры соответствующим ведомствам предписывалось «обеспечить в 1988 году отведение очищенных сточных вод Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в реку Иркут»7. Эта мера вызвала взрыв общественного недовольства и переход от дискуссии к протестным акциям. Протестное движение развернулось в Иркутске: организация временного водостока и оперативно начавшееся строительство «трубы» от комбината к реке Иркут рассматривались как уловка Министерства лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР с целью сохранить БЦБК на Байкале и даже саботировать его перепрофилирование. В результате под давлением общественности решение о переброске стоков в реку Иркут было отменено8.

В декабре 1992 года Правительство РФ принимает постановление № 925 «О перепрофилировании Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и создании компенсирующих мощностей по производству целлюлозы», которое не было реализовано. Откладывание реализации постановления аргументировалось в условиях системного кризиса угрозой безработицы в Байкальске. Однако тема закрытия или перепрофилирования БЦБК постоянно актуализировалась на всех уровнях, от регионального до международного, и была фоновой для рефлексии жителей Байкальска по поводу своего будущего. Настроения неуверенности и тревоги были зафиксированы еще опросом 1999 года, который проводили в Байкальске иркутские исследователи9. Усталость людей от неуверенности в завтрашнем дне отмечалась нами во время исследования в 2007 г.: респонденты не хотели говорить о будущем – «слухи постоянно», «устали уже», «неизвестно, что с городом дальше будет».

В 2000-е работа предприятия оказалась затруднительной технически (устаревшее оборудование) и нерентабельной экономически в связи с кризисным падением цен на целлюлозу. В 2008 году на предприятии реализован проект перевода комбината на замкнутую систему водооборота, которая полностью исключает выброс даже очищенных стоков в озеро, а также, поскольку в конце 2008 года истекал срок действия разрешительной документации на работу БЦБК, руководство комбината по требованию Росприроднадзора приостановило выпуск белёной целлюлозы. Комбинат перешёл на выпуск небелёной целлюлозы с использованием технологии замкнутого водооборота, Небелёная целлюлоза – менее рентабельный продукт, поэтому объемы производства стали сокращаться и на фоне финансового кризиса производство было приостановлено (3 октября), а затем остановлено приказом руководства. На момент остановки на предприятии трудилось 2291 чел. (в 2006 году количество занятых на БЦБК составляло 2639 чел.). За период с октября 2008 г. по сентябрь 2009 г. с комбината было высвобождено 1687 чел.

По данным городской администрации, в городе на начало октября 2008 г. было зарегистрировано 15276 жителей (из них «трудоспособного возраста» – 7922 чел.). Численность ищущих работу и зарегистрированных в центрах занятости – 961. Также, по данным мэрии, после остановки комбината из города выехало 236 семей, однако, по мнению риэлторов, данная цифра занижена: многие семьи сначала уехали, и лишь когда обосновались на новом месте, выставили на продажу свои квартиры.

В период остановки комбината начал курсировать электропоезд Иркутск – Байкальск, который, предполагалось, будет обеспечивать маятниковую миграцию работников. Однако в условиях кризиса трудовой рынок Иркутска был не в состоянии принять значительный поток новой рабочей силы.

Пик безработицы (22,7% трудоспособного населения) приходится на первую декаду 2009 г. – период, когда начались массовые увольнения с БЦБК. В дальнейшем уровень регистрируемой безработицы постоянно снижался.

В 2010 г. комбинат перешёл в собственность ООО «Континенталь-Инвест», начался новый набор сотрудников. В настоящее время на предприятии числится 1565 чел., в 2009 году – 885 чел., минимальное количество (во время остановки комбината) – около 500 чел. Однако с работниками заключены лишь срочные договоры, поскольку судьба комбината не определена.


Рис. 2. Уровень регистрируемой безработицы по отношению к количеству населения трудоспособного возраста (по данным Центра занятости Слюдянского района)

В 2010 г. в Байкальске было создано 955 новых рабочих мест, из них в связи с запуском производства БЦБК – 681 место. Среди мер по борьбе с безработицей – общественные работы, курсы переподготовки, временное трудоустройство. Меры Центра занятости по организация самозанятости населения дали 102 рабочих места в 2009 г. и 95 в 2010 г. Муниципальные органы власти, принимая меры по поддержке малого и среднего предпринимательства, также выдвинули в качестве приоритета создание предпринимателями рабочих мест. Наконец, снижение безработицы связано с отъездом экономически активного населения из города. По оценкам Центра занятости, численность экономически активного населения Байкальска в 2008 г составляла 6501 чел.,. в 2009 г. – 5792 чел, в 2010 г. – 5006 чел.10. По собственным подсчётам администрации города, учитывающим (в отличие от Центра занятости) работающих пенсионеров, численность экономически активного населения на 01.04.2011 составляла 6247 чел.

Среднемесячная начисленная заработная плата по Байкальскому городскому поселению за год снизилась на 1,5% и составила 16344 рубля. Показатель достаточно высок для региона, но при этом совокупный доход населения сократился за 2009 г. более чем в два раза, а доля населения с доходами ниже прожиточного минимума составила 40%. Минимальный и максимальный уровень заработной платы отличаются в 4,1 раза (от 5,3 тыс. руб. до 21,6 тыс. руб.)11.

Байкальск вошел в список «взрывоопасных» точек по результатам экстренного исследования состояния моногородов Министерством регионального развития в 2008 году. Итогом исследования стал вывод, что постоянного внимания к себе требует состояние 250-280 моногородов; в 60 из них ситуация была охарактеризована как кризисная, а в 17-ти она грозила взорваться в любой момент12. В самом Байкальске ситуация оценивалась примерно также. Трудовой конфликт начался, когда руководство «Континенталь менеджмент» объявило, что на БЦБК предстоит полная консервация производства (15 октября 2008 г.) и в административные отпуска было отправлено почти 2/3 работников (1,5 тыс. из 2,4 тыс.). В ответ профсоюз комбината предупредил: «Собственники БЦБК своим заявлением о консервации производства подогревают и без того взрывоопасную социальную обстановку в коллективе и в Байкальске, которая может выйти из-под контроля»13.

В первой половине 2009 года происходило нарастание протестных действий, вплоть до «акций отчаяния» (массовая голодовка работников комбината в июне, угроза перекрыть Транссиб и федеральную трассу), вызванных прежде всего долгами по зарплате и по выплатам увольнявшимся. Ситуация осложнилась тем, что возникла «пирамида» задолженности (первым уволившимся выплачивали полные положенные компенсации, что стимулировало процесс увольнения и создало критическую ситуацию по выплатам всем уходившим работникам) и это обеспечило мобилизацию для участия в протестных акциях. Протестная активность стимулировалась успехом голодовки14 и событиями в Пикалево, где публичное вмешательство премьер-министра продемонстрировало, что активный протест может заставить государство вмешаться в трудовой конфликт на градообразующем предприятии15. Байкальчане воспроизводили ту же стратегию отношений с властью, в которой только вмешательство первых лиц государства способно повлиять на выполнение требований закона.

Протестные настроения были вызваны не только закрытием комбината (жители давно знали о нестабильности его работы), но и отсутствием ясных и четких перспектив жизни города. На акциях, которые проводились в областном центре, обнародовались лозунги, касающиеся судьбы города и горожан: «Наше право на труд», «Убийству Байкальска – нет», «Байкальск гибнет на глазах, / Идёт процесс необратимый, / Где власть, которая у нас? / Где разум партии «Единой»?».

С конца 2009 года протестные настроения сменились периодом растерянности и стагнации. Повторный запуск комбината в 2010 году снял некоторую степень социального напряжения, но не решил проблему города, а скорее законсервировал ее. О социальном самочувствии горожан весной 2011 года можно судить по той оценке материального состояния семьи, которую дали респонденты в ходе проведенного нами опроса.




Таблица 2. Результаты опроса. Оценка жителями Байкальска материального состояния семьи (вопрос «Оцените материальное состояние вашей семьи»).


Отвечая на вопрос о реакции на сокращение семейного бюджета, только 18 % респондентов отметили (как основной или как один из вариантов поведения) поиск новой работы, то есть стратегическое решение проблемы. Заметно преобладают ответы, которые можно отнести к тактикам «выживания».



Таблица 3. Результаты опроса. Виды реакций на сокращение доходов (вопрос «Что вы предпринимаете в результате сокращения семейного бюджета?»)

В бюджете семей стала происходить диверсификация доходов: зарплату как основной (реже – единственный) источник денег сменили несколько источников выплат. Уже в 2009 году стала распространенной следующая схема: пособия по безработице + выплаты от комбината + подработка в неформальной экономической сфере. В период нашего исследования эта схема, которую можно назвать схемой выживания, по-прежнему существовала в качестве общепринятой.
Альтернативы города и жителей. По данным опроса, проведенного нами летом 2007 г., 24% респондентов планировали в случае закрытия комбината уехать из города, 58,5% – остаться и 17,5% тогда затруднялись ответить на этот вопрос. Работники БЦБК, отвечая на этот вопрос, разделились следующим образом: 40,4% планировали уехать из города, 42,6% –остаться. Из работавших не на БЦБК покинуть город в случае закрытия комбината собирались 16,2% опрошенных, остаться – 59,7%. На тот период закрытие комбината не рассматривалось как неизбежное, его дальнейшая судьба, как и будущее города, связывалась, в основном, с перепрофилированием. Перепрофилирование как работниками комбината, так и другими жителями трактовалось широко – и чаще всего понималось как переход на систему замкнутого водооборота, предполагавшего сужение ассортимента выпускаемой продукции без изменения профиля предприятия. Переход на замкнутый водооборот получил в опросе 2007 года больше всего голосов (44,3%) как оптимальный вариант решения экологических проблем, связанных с БЦБК, и 34,7% голосов получило собственно перепрофилирование, то есть переход комбината на выпуск другой продукции. Сторонников закрытия комбината тогда было 4% (16 человек, в том числе 3 работника БЦБК). Представители мэрии не были исключением – они также связывали решение проблем города с сохранением БЦБК.

После остановки БЦБК осенью 2008 года, а затем ограниченного возобновления производства доля комбината в экономике города (объем отгруженной продукции, работ и услуг) резко сократилась.

Рис. 3. Структура экономики г. Байкальска16


5%

11%

84%

51%

18%

21%

2008г. 2009г.


Ситуация, возникшая после 2008 г., стала вносить коррективы в представления о перспективах города. Вот фрагмент интервью с заместителем мэра (сентябрь 2009 г.):

О: Мы чётко знаем, что на территории города должно быть крупнотоннажное производство – для того, чтобы выжил город численностью 15000 человек, не выжил, а жил.

В: Вы сказали, что сейчас вы определяетесь с производством – а какие всё-таки варианты?

О: Основное крупнотоннажное производство связано с производством целлюлозы и бумаги, относительно будущего Байкальского целлюлозно-бумажного комбината нет чёткого решения. О будущем Байкальского комбината есть несколько предложений, но до тех пор, пока они не приступили к реализации, ничего невозможно говорить. Сейчас БЦБК эксплуатирует свои основные фонды в основном прямом назначении.

В: Что нужно, чтобы реализовать другие варианты? Проблемы только с финансированием или ещё с чем-то?

О: Там много факторов.

В: Какой самый главный?

О: Город должен жить!17

Показательно само введение термина «крупнотоннажное производство», которое может как служить синонимом БЦБК, так и предполагать смену целюлозно-бумажного производства на другое градообразующее промышленное предприятие – монопрофильность экономики города воспринимается как основа стабильности.

Комплексный инвестиционный план модернизации города, разработанный в 2010 году, который руководители города (в том числе и зам.мэра, фрагмент интервью с которым только что приведен) вынесли на обсуждение и активно презентуют, содержит уже иной взгляд на роль «крупнотоннажного» производства. КИП модернизации предусматривает два сценария. Первый предполагает закрытие комбината и перепрофилирование его территории (а не самого комбината!) «в рамках нового позиционирования г. Байкальска и развития туризма и рекреации». В ходе реализации такого сценария доля БЦБК в экономике города должна снизиться до 5,9% в 2014 г18; чтобы затем город смог развиваться без комбината. Второй сценарий – успешная модернизация комбината и сохранение монопрофильности города. В этом случае доля комбината в объеме продукции, работ и услуг, по мнению разработчиков, может в 2014 году составить 50%19. Но в документе обозначены серьезные риски и выражены большие сомнения по поводу долговременности и прочности такой перспективы для развития города, для решения социальных проблем жителей: «Продолжение работы комбината является нецелесообразным. Комбинат находится в значительном удалении от лесосырьевой базы. Даже при условии благоприятной ценовой конъюнктуры на рынке целлюлозы комбинат будет работать на грани рентабельности. Ориентация комбината на одного потребителя (Китай) делает его абсолютно зависимым. Комбинат является относительно небольшим предприятием подобного профиля и не в состоянии оказывать существенное влияние на политику потребителей и ценовую конъюнктуру. Любое значительное понижение цен приведет к повторной остановке комбината и усугублению ситуации в г. Байкальске»20.

За время, прошедшее с момента остановки производства, перспектива закрытия комбината стала рассматриваться как неизбежное условие дальнейшего существования города и жителей и, более того, комбинат предстал источником нестабильности.

Перспектива ликвидации БЦБК стала вполне осознанной и актуализировала две задачи, которые необходимо различать. Первая – решение проблем жителей Байкальска, вторая – перспективы города, созданного на берегу Байкала. В исследовании диверсификации экономики города в фокус попадает взаимообусловленность этих задач: готовность и способность жителей Байкальска к применению экономических практик и жизненных стратегий, которые включились бы в долговременную перспективу развития города и в какой-то степени обеспечили бы эту перспективу. Неизбежно на периферии этого фокуса оказываются те, кто покидает город, не видя для себя и семьи перспектив и/или имея перспективы в других местах. Это касается, например, тех квалифицированных специалистов, работавших на комбинате, которым были предложены должности на других предприятиях отрасли. Также лишь в небольшом объеме мы смогли уделить внимание тактикам и стратегиям тех, кто приехал в Байкальск в последние годы, занимая какие-то экономические ниши (не говоря уже о переселенцах-пенсионерах, не планирующих никакой экономической активности). С другой стороны, за рамками исследования оставлены неизбежно и те перспективы развития Байкальска, которые обсуждаются в гипотетическом плане, но никак не связаны с наличествующими экономическими практиками и стратегиями жителей города. К таким гипотетическим перспективам относятся, например, превращение Байкальска в университетский город, создание крупного транспортного узла, наделение города региональными или федеральными административными функциями и некоторые другие проекты, существующие в самом общем виде.

Таким образом, рассматривая взаимосвязь стратегий жителей и перспектив Байкальска, мы на данный момент имеем в виду три альтернативы развития города:



  • его сжатие – уменьшение численности и экономической активности, «спально-дачный» город рядом с горнолыжным курортом;

  • монопрофильный промышленный город;

  • динамичный туристическо-рекреационный центр.

«Сжатие» города как перспектива в настоящее время публично не рассматривается. С инициативой эвакуации комбината на другую промышленную площадку Иркутской области выступил еще в апреле 2008 года тогдашний губернатор Александр Тишанин, направив соответствующее письмо президенту Владимиру Путину21. После остановки производства эта линия реализовалась в оперативных мерах, принятых региональной властью, по трудоустройству работников комбината в других городах. Для стимулирования маятниковой миграции была введена «социальная» электричка-экспресс Байкальск-Иркутск, что должно было облегчить доступ к рынку труда в областном центре, но мера оказалась непродуктивной – сказался кризис. Кроме того, в ежедневном режиме формула «жить в Байкальске, работать в Иркутске» неосуществима, а для еженедельного режима экспресс принципиальных изменений не принес.

Наиболее квалифицированные работники оказались востребованы в северных районах области и «ресурсных» регионах. Бывшие сотрудники комбината, имеющие технические специальности, в экономическом плане даже выиграли: предлагаемый уровень заработных плат значительно превышает местный (иногда – значительно) – это оправдывает даже доходящие до полугода периоды ожидания трудоустройства на вахтовых работах. Количество занятых на вахтовых работах трудно оценить: центр занятости располагает лишь информацией об имеющихся на рынке труда вакансиях. В качестве основных мест трудоустройства называются северные районы области (Усть-Кутский, Чунский, Бодайбинский) и соседних регионов. Условия работы и уровень заработной платы на вахтовых работах зависят от работодателя. При первых попытках трудоустройства возникали и случаи обмана, занижения заработной платы, однако в течение трёх лет схемы стали более отработанными, накоплен опыт взаимодействия с работодателями. В интервью с жительницами Байкальска вахтовые работы, несмотря на экономические плюсы, оцениваются, в целом, негативно: делается акцент на проблемах, возникающих в разделенных семьях, на вынужденном перераспределении гендерных ролей и нагрузки в домохозяйстве, в воспитании детей. И пока вариант «жить на Байкале, работать на Севере» воспринимается, скорее, как вынужденный, нежели как долговременный.

Доля жителей, нацеленных на отъезд из города, значительно уменьшилась после остановки комбината по сравнению с распределением ответов в 2007 году, когда речь шла о гипотетической ситуации его закрытия. Лишь 12% (в отличие от 24% в 2007 г.) заявили о намерении в ближайшее время покинуть город.



Таблица 4. Результаты опроса.

Планируете ли вы уехать в ближайшее время?






Но данное распределение ответов не свидетельствует о том, что жители верят в перспективы Байкальска – 42% респондентов не хотят, чтобы их дети оставались в городе.


Таблица 5. Результаты опроса.

Вы бы хотели, чтобы ваши дети остались жить в Байкальске?






В официальных заявлениях упор делается на «туристический» вектор развития Байкальска. Областные и городские власти стали работать на введение части территории города в состав туристско-рекреационной особой экономической зоны «Ворота Байкала». В отдельных высказываниях представителей власти это направление развития представляется полноценной альтернативой «промышленному», но не без оговорок. Процитируем презентацию КИП модернизации Байкальска руководителями мэрии: «Основное направление, с которым мы связываем своё будущее, – это туризм, и вот сегодня количество людей, занятых в туризме, составляет 50%… Чем мы располагаем: у нас на территории города много гостиниц – каждый микрорайон города имеет гостиницы, и не одну. По нашим данным, гостиницы могут принимать около 500 человек. На фотографиях – то, на что мы способны. Мы умеем лечить, умеем развлекать. На этих фотографиях – наш дом культуры, у нас замечательный народный коллектив. В городе великолепные спортивные сооружения. Большой стадион для профессионального футбола. И на территории – несколько хоккейных кортов. В городе работают коллективы, имеющие звание народных. Наши конкурентные преимущества… (перечисляются преимущества)… И с чем мы связываем своё развитие? Мы говорим, что миссия территории – комфортное проживание на берегах Байкала, и мы думаем, не только думаем, но и реализовываем диверсифицированную экономику. Основные направления развития: туризм, образование, наука и промышленное производство – вид промышленного производства мы определяем в настоящее время».

За промышленным вектором развития стоят не только интересы владельцев и работников БЦБК, но и традиции города. Ещё в 90-х годах из состава комбината выделилось не только ООО «Горнолыжный курорт “Гора Соболиная”», но и ОАО «Байкалстройконструкция», ставшее достаточно успешным стабильным предприятием. В период массовых увольнений в 2009 г. представители менеджмента БЦБК оказались наиболее способными к организации собственных предприятий, проявив себя как опытные управленцы и в «самостоятельном плавании». Идеалы промышленного производства как единственно достойного уважения привели к преимущественному выбору проектов, связанных с производством; также проекты по развитию какого-либо производства получали не только моральную, но и некоторую материальную поддержку со стороны бывших коллег (например, бесплатная аренда помещения на промплощадке, предоставление транспорта). Ценности и приоритеты города ИТРовцев остаются фоновыми и для мер местной администрации по поддержке проектов, направленных на развитие туризма, и для отношения горожан к собственному включению в обслуживание туристов.

Туристическо-рекреационное направление воспринимается как основательное, но тем не менее недостаточное, чтобы обеспечить развитие города. Мы проанализировали содержание официальной еженедельной «Байкальской газеты» с января 2010 по июль 2011 года – всего 80 номеров. Данный временной отрезок был выбран, поскольку именно в начале 2010 г. премьер-министр В.В. Путин подписал «Постановление № 1», которое сделало возможным возобновление работы БЦБК, и город снова оказался на развилке: туризм или промышленность. После остановки производства на БЦБК туризм и работа в сфере услуг были восприняты большой частью горожан как единственный путь личного выживания и возможный вариант развития города. Не всем жителям такая судьба города нравилась, но она виделась неизбежной. Однако, когда комбинат возобновил работу, появилась надежда на возвращение к привычному пути развития, ассоциирующемуся со стабильностью.

Туристическо-рекреационный вектор не воспринимается как ресурс стабильного существования. Не преодолено отношение к туризму как к сфере второразрядной по сравнению с «производством» – и с точки зрения общественной значимости, и по шкале престижности сфер занятости. В «Байкальской газете» теме туризма посвящено довольно много материалов, но в образе «Байкальска туристического» доминирует туризм «событийный». В газете публикуются репортажи о самых разнообразных фестивалях, слётах и конференциях. Например, Байкальск принимает «Фестиваль современного парикмахерского искусства», «Фестиваль молодых модельеров» и т.д. Последние три года подряд город проводит тематический клубничный фестиваль «Виктория». Эти события объединяет то, что они имеют дату начала и окончания, список участников и расписание мероприятий. Это делает такой туризм регулируемым, а действия приезжих – предсказуемыми. Разумеется, события – предмет основного внимания СМИ, но тот туризм, который является по-настоящему массовым (и, следовательно, самым доходным для жителей и города) – стихийный туризм – попадает в «зону умолчания». В том числе и функционирование горнолыжной базы «Гора Соболиная», заметно влияющее на жизнь в городе и доходы жителей, особенно в зимнее время года. На страницах газеты за два сезона этот сюжет возникает только однажды, причем в негативном контексте: горожане недовольны поведением отдыхающих и последствиями их пребывания в городе.

В проведенном анкетировании ряд вопросов был направлен на выяснение отношения жителей к возможной роли туристической индустрии в городе.

Таблица 6. Результаты опроса.

Улучшит ли развитие туризма экономическое положение города?

Таким образом, почти 70% опрошенных относятся к развитию туризма позитивно. Для того чтобы понять, чем продиктован разброс ответов, рассмотрим ресурсы и проблемы становления туристической индустрии в городе. Чтобы объяснить этот настрой, нужно учесть несколько обстоятельств.

Во-первых, очевидны ресурсные преимущества территории. По оценкам рекреационного потенциала, Слюдянский район занимает в регионе второе место после Ольхонского22.

Во-вторых, в городе существуют собственные спортивные и туристические традиции. В 70-80-х гг. в городе создавались условия для отдыха горожан: строились спортивный комплекс, бассейн, детская спортивная школа. Горный ландшафт, спортивная инфраструктура города, общественные и профсоюзные инициативы формировали устойчивый интерес к спорту и туризму – проводились областные и городские спортивные мероприятия, при Дворце пионеров работали детские краеведческие, спортивные и туристические секции. Горный ландшафт привлекал группы самодеятельных туристов. Освоение горы Соболиной как горнолыжной трассы началось в 1969 году. Энтузиасты горнолыжного спорта вручную прорубали трассы, устанавливали подъемники. В начале 80-х по инициативе руководителей БЦБК и профсоюза были предприняты дополнительные меры по обустройству горы.

В-третьих, есть более, чем двадцатилетняя традиция приема спортсменов и туристов. «Горнолыжка» еще в 80-х годах стала местом тренировок региональных спортсменов и придавала молодому городу статус современного, спортивного. В 1991 году трассы были расширены, вагончик, который сочетал в себе функции кухни, пункта проката и диспетчерской, сменился специально построенными помещениями для приема спортсменов и отдыхающих. С 90-х годов в Байкальске проводились творческие фестивали – музыкальные, художественные.

И, наконец, прием туристов с 90-х годов стал источником заработка для горожан. Приезжающие останавливались у знакомых, в гостинице при БЦБК или в общежитии профтехучилища, где мест всегда не хватало. Размещение гостей по знакомым и родственникам постепенно перешло в практику сдачи квартир приезжим, а во второй половине девяностых годов эта практика стала массовой, как и продажа ягоды и рыбы.

Ставка областной и местной власти на туристическо-рекреационный вектор развития, активное включение жителей в обслуживание туристов, заставляет переосмыслить вопрос о ликвидации комбината уже не как об инициативе внешних по отношению к городу инстанций, а как барьера на пути развития города и изменения качества жизни.

Приведем фрагмент биографического интервью:



О: Отношение к туризму было давно, еще до истории завода. Я живу здесь 40 лет, и иногда мои родители садятся и думают, а не уезжать ли отсюда, потому что опять начинают закрывать завод, и все эти 40 лет это все продолжается. Этот город всегда с этой дилеммой. Когда вот “зеленые” начинают бузеть насчет завода, полгорода сразу думают, а не свалить ли… Это раз, во-вторых, когда закрыли завод, у нас мужчины-то все уехали на вахту и в городе остались одни женщины и старики. Вот такой тут еще момент есть.

В: Если завод закроют окончательно, это пойдет на пользу туристическому развитию?

О: Однозначно. У меня вот большой круг знакомых, и я от многих слышала: пока он стоял, было так хорошо, запаха этого не было, хотя вот и мужчины уехали…Я вот работаю сейчас на горнолыжном курорте, и я вот вам честно скажу, на нашем бизнесе это однозначно сказывается, потому что как суббота-воскресенье, так роза ветров на эту гору, и соответственно запах . И хоть застрелись. Я не могу это объяснить. Летом у нас в субботу-воскресенье у нас дождь. Многие это люди замечают23.

В программном документе мэрии акцентируется вред, который наносит работа крупного химического предприятия рекреационной привлекательности территории: «Суммарное количество загрязняющих веществ, поступающих в атмосферу от ОАО «БЦБК» в 2008 году, составило 5027,38 тонн. По данным ИУГМС за период 2004-2008 гг. в Байкальске возросли средние годовые концентрации: диоксида азота, оксида углерода, железа.



Существенный дискомфорт для человека в окрестностях комбината определяется высокой концентрацией в воздухе дурнопахнущих соединений серы-сероводорода, метилмеркаптана, диметилсульфида. Запах ощущается в радиусе до 10 км, площадь деградации лесных фитоценозов может быть, в первом приближении, очерчена радиусом в 70-100 км»24.

Губернатор области также подчеркивает необходимость устранения комбината как барьера для развития города: «Единственно возможной перспективой развития города является закрытие комбината, умное, продуманное, с перспективой перевода людей, с перспективой развития территорий, с новым социальным обликом Байкальска»25.

В целом противоречие между функционированием БЦБК и перспективами туристическо-рекреационного развития ставит несколько принципиально важных вопросов, от которых зависит, как будут сочетаться выделенные альтернативы развития города:

1) Может ли город, существуя в нынешних масштабах или «сжимаясь», обойтись без промышленного производства?

2) Если производство необходимо для сохранения и развития Байкальска, то каким оно может быть в условиях ограничения промышленной деятельности на берегах Байкала?

3) Способно ли городское сообщество преодолеть моностилизм города, который закреплен не только существованием комбината, но и достаточно мощными социокультурными факторами?



В рамках исследуемой нами темы обязательным предметом рассмотрения является третий вопрос. Тема диверсификации экономики связывает перспективы города с вопросом о готовности и способности жителей преодолеть моностилизм.

1 С 2010 г. статистика ведется отдельно по городу, ранее – представлены данные по всему Слюдянскому району.

2 Презентация территориального развития Байкальска, 2011 г., данные Администрации

3 Комплексный инвестиционный план модернизации моногорода Байкальск Иркутской области на период 2010 - 2014 годы. Байкальск, 2010. URL: http://economy.irkobl.ru/sites/economy/prostranstvennoe-razvitie/monogoroda/

4 Там же.

5 Таблица составлена на основе данных Иркутскстата.


6 О мерах по обеспечению охраны и рационального использования природных ресурсов бассейна озера Байкал в 1987-1995 годах. Постановление ЦК КПСС, Совмина СССР от 13.04.1987 № 434. URL: http://pravo.levonevsky.org/baza/soviet/sssr2068.html

7 Там же.


8 Таким образом было нарушено незыблемое в СССР правило: ЦК КПСС никогда не ошибается. Общественное движение в Иркутске, возникшее в большой степени именно в связи с экологическим протестом, переросло в политическое, что внесло проблему существования БЦБК в политическую повестку в регионе в качестве индикатора верности «интересам региона».


9 Винокуров М.А., Антонова Л.Л., Озерникова Т.Г. Город должен жить: Проблемы города Байкальска глазами социолога.– Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1999. – 200 с.

10 Данные ОГУ Центр занятости населения Слюдянского района.


11 Комплексный инвестиционный план модернизации моногорода Байкальск Иркутской области на период 2010-2014 годы. – Байкальск, 2010. – С.11 (далее – «КИП модернизации…»).

12 О моногородах позаботятся//Взгляд. Деловая газета. [Электронный ресурс]. URL: / http://vzrutest2.goodoo.ru/economy/2009/9/29/332041.html


13 Попов А. Консервы из целлюлозы // Эксперт Online. – 20.10.2008. URL: http://expert.ru/2008/10/20/cbkfuture/


14В ночь на 9 июня зарплату за февраль, март и апрель получили около 500 бывших работников БЦБК. Для байкальчан были организованы пункты выдачи наличных. Майское жалование было выдано только участникам бессрочной голодовки и членам их семей, работающим на БЦБК (всего около ста человек).


15 После того, как работники БЦБК высказали намерение перекрыть федеральную трассу и Транссиб, газета «Ведомости» охарактеризовала Байкальск как «Пикалёво-2»: «Работники Байкальского ЦБК устроили пикет в Иркутске, требуя погасить долги по зарплате». NEWSru.com. – 08.06.2009. URL: http://txt.newsru.com/russia/08jun2009/piket.html

16Комплексный инвестиционный план модернизации моногорода Байкальск Иркутской области на период 2010-2014 г. Байкальск, 2010. URL: http://economy.irkobl.ru/sites/economy/prostranstvennoe-razvitie/monogoroda/


17 Интервью с зам.мэра, сентябрь 2009 г.

18 Комплексный инвестиционный план модернизации моногорода Байкальск Иркутской области на период 2010 - 2014 годы. Байкальск, 2010. URL: http://economy.irkobl.ru/sites/economy/prostranstvennoe-razvitie/monogoroda/


19 Там же, с.33.


20 Там же, с.13.

21 URL: http://expert.ru/2008/04/11/tishaninbcbk/

22Природно-ресурсный потенциал Иркутской области / Савельева И.Л.,Безруков Л.А., Башелханова Л.Б. и др. – Иркутск: Изд-во Сибирского отделения РАН, 1998 – 238 с. Оценочная шкала состоит из двух частей. Первая отражает разнообразие климата, вод и разнообразие компонентов ландшафта. Наибольшее количество баллов получают «территории с максимально широкими возможностями для развития рекреационных услуг» (с. 181). Вторая часть шкалы отражает «конкретные количественные характеристики компонентов ландшафта, значимые для рекреационной деятельности человека».



23 Из интервью. Ж., около 45 лет, директор гостиницы ООО «БГК «Гора Соболиная».


24Комплексный инвестиционный план модернизации моногорода Байкальск Иркутской области на период 2010 - 2014 годы. Байкальск, 2010., с.13-14. URL: http://economy.irkobl.ru/sites/economy/prostranstvennoe-razvitie/monogoroda/


25 Губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев прокомментировал ситуацию в Байкальске, выступая в эфире радиостанции "Эхо Москвы". Москва, Иркутск, 21.06.11 (ИА «Телеинформ»).


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница