Атомная энергетика и качество жизни нуклеополисов



Скачать 118.93 Kb.
Дата04.05.2016
Размер118.93 Kb.
И.Р. Семин

Начальник лаборатории психофизиологических обследований ОАО «СХК»,

профессор, д.м.н.

Атомная энергетика и качество жизни нуклеополисов

КАЧЕСТВО ЖИЗНИ ЖИТЕЛЕЙ НУКЛЕОПОЛИСОВ



Качество жизни – термин, появившийся в работах социологов, психологов и врачей в начале шестидесятых годов ХХ века для обозначения тех аспектов общественной жизни, где неприменимы количественные методы измерения и оценки.

Обычно количественные оценки используются для характеристики уровня жизни. Уровень жизни определяется количеством материальных благ, приходящихся на одного гражданина: средняя заработная плата, размер жилплощади, объем потребления продовольственных и промышленных товаров, продолжительность свободного времени, уровень образования, размер медицинской страховки и т.д.

Существует Международная оценка уровня жизни, разработанная экспертами ООН (1978), которая включает в себя 12 групп основных показателей:


  • рождаемость, смертность, продолжительность жизни;

  • санитарно-гигиенические условия жизни;

  • жилищные условия;

  • потребление продовольственных товаров;

  • образование и культура;

  • уровень занятости и условия труда;

  • доходы и расходы населения;

  • стоимость жизни, цены на отдельные товары и услуги;

  • транспортные средства;

  • социальное обеспечение;

  • организация отдыха;

  • свобода переездов и перемещения.

Длительное время считалось, что уровень жизни достаточно полно характеризует степень комфортности человеческого существования, т.е. «удовольствие от жизни». Однако, оказалось, что в странах с высоким уровнем жизни отмечается большое число самоубийств. Стало ясно, что высокие количественные показатели уровня жизни человека отнюдь не гарантируют субъективной удовлетворенности, ощущения счастья.

Ключ к пониманию специфики качества жизни – это изучение субъективных оценок, которые невозможно измерить количественно. Качество жизни определяется физическим, психическим и социальным благополучием человека, что соответствует понятию здоровья, по мнению экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ).



Качество жизни (КЖ) – субъективная оценка степени комфортности общественной и природной среды, жизнедеятельности человека, возможностей удовлетворения материальных и духовных потребностей. В силу своей многогранности концепция КЖ не получила универсального определения и единой системы оценок.

Рост интереса к этой проблематике выразился в том, что с 1974 года издается международный журнал «Social Indicators Research (Изучение социальных показателей)», а с 1992 года в США выходит журнал «Quality of Life Research (Изучение качества жизни)», посвященные исследованиям качества жизни.

Оценка качества жизни широко используется в деятельности национальных и международных организаций, например, ЮНЕСКО.

Сложности оценки КЖ привели к созданию большого количества шкал и опросников. Различаются они, в основном, методами получения и оценки информации. Общие опросники применяются для изучения КЖ населения в целом, а специальные для решения особых задач в определенных группах населения (например, для изучения качества жизни прооперированных онкологических больных). Такой является методика «КЖ -100», позволяющая сравнивать субъективные оценки КЖ людей, принадлежащих к разным культурам. Вообще, на настоящее время существует более 60 методик, позволяющих оценить различные аспекты КЖ.

При оценке КЖ жителей «нуклеополисов» (т.е. городов, где расположены предприятия госкорпорации «Росатом»), несомненно, важнейшее значение имеет правдивая информация о состоянии здоровья работников предприятий использования атомной энергии и возможных воздействиях радиации на других людей. Не соответствующие действительности представления о том, что проживание в «нуклеополисе» - это неминуемый вред для здоровья, однозначно ведет к снижению КЖ.

Медицинская радиология – специальный раздел биологических знаний о человеке – накопила за более, чем вековую свою историю, исчерпывающую информацию о возможных эффектах ионизирующей радиации на человека. Все они делятся на нестохастические и стохастические.

Нестохастические (или детерминированные) эффекты – клинически выявляемые биологические эффекты, которые однозначно вызваны ионизирующим излучением. Основное их проявление – лучевая болезнь.

Стохастические (вероятностные) эффекты могут проявляться много позже стохастических, причем вероятность их возникновения пропорциональна дозе облучения. Основными стохастическими эффектами, которые могут появиться (а могут и не появиться) после воздействия ионизирующего облучения являются раковые опухоли и врожденные пороки развития.

При радиационном воздействии на любые живые организмы выделяется три компонента:


  • воздействие на молекулярном уровне;

  • влияние на клетки различных тканей;

  • действие на целый организм.

Еще в 1906 году французские исследователи И. Бригонье и Л. Трибондо сформулировали закон о различной чувствительности тканей человеческого организма к облучению: радиочувствительность клеток прямо пропорциональна их репродуктивной активности и обратно пропорциональна степени их дифференциации (т.е. специализации). По радиочувствительности ткани организма можно расположить в следующем убывающем порядке: половые железы, красный костный мозг, толстый кишечник, легкие, желудок, мочевой пузырь, грудная железа, печень, пищевод, щитовидная железа, кожа, головной мозг, почки селезенка (Нормы радиационной безопасности, 1999).

Острой лучевой болезнью (ОЛБ) называется совокупность клинических синдромов, развивающихся при кратковременном облучении в дозах, превышающих 1 Зиверт (Зв) на все тело. По степени тяжести различают следующие формы ОЛБ (Гуськова А.К., Байсоголов Г.Д., 1971):



  • костномозговую (при дозах 1-10 Зв);

  • кишечную (10-20 Зв);

  • токсемическую (20-50 Зв);

  • церебральную (50-100 Зв).

При костномозговой форме поражается, главным образом, кроветворение – перестают вырабатываться в необходимом количестве клетки крови. Здесь возможно излечение за счет медикаментозной терапии, практикуется также оперативное лечение – пересадка костного мозга от доноров. Все другие формы ОЛБ ведут к инвалидности или смерти человека.

Таким образом, исходами ОЛБ являются:



  • смерть;

  • хроническое нарушение функций органов и систем;

  • выздоровление.

Для подтверждения последнего положения можно сослаться на публикацию медицинских работников (Окладникова Н.Д., Пестерникова В.С., Сумина М.В. и др., 2000), обследовавших работников Производственного объединения «Маяк», которые облучились в 1950-1958 гг. и страдали ОЛБ. Оказалось, что после лечения у 80 % из них было достигнуто полное трудовое и социальное восстановление. Примечательно, что средний возраст перенесших ОЛБ работников составил на момент обследования 70 лет (!). Для сравнения: средняя продолжительность жизни мужчин в России по данным последней переписи населения равняется 57,4 года.

По мере накопления опыта работы с ядерными материалами и источниками ионизирующего излучения радикально изменились данные статистики о профессиональной заболеваемости на предприятиях использования атомной энергии: в 1985 году по сравнению с 1955 она снизилась в 122 раза.

Хроническая лучевая болезнь (ХЛБ) - совокупность клинических расстройств, возникающая при длительных воздействиях на организм ионизирующего излучения в дозах, превышающих 0,1 Зв в год и суммарно достигающих величины 07-1,5 Зв. Сроки развития заболевания варьируют от 1-2 до 5-10 лет. Смертельных исходов ХЛБ не описано.

Нестохастические (детерминированные радиоактивным излучением) биологические эффекты радиации досконально изучены. Сегодня медицинская радиология основное внимание уделяет биологическим эффектам «малых доз» радиации. Ученые и врачи до сих пор спорят об уровне однократной минимальной дозы, неблагоприятно влияющей на здоровье человека. Эксперты ВОЗ считают, что она равна 0,2 Зв, а специалисты Международной комиссии по радиационной защите – 0,001 Зв. В то же время Научный комитет по действию атомной радиации при ООН указывает на принципиальные различия биологических эффектов радиации при дозах 0,2 Зв и выше в сопоставлении с дозами 0,1 Зв и ниже.

После Чернобыльской аварии, благодаря невежественным публикациям в средствах массовой информации, популярным стало мнение, что «любые дозы ионизирующей радиации вредны для человека».

Сегодня существует три конкурирующие гипотезы о влиянии малых доз радиации на организм человека:



  • малые дозы вызывают специфические повреждения слеток и тканей, которые обусловливают развитие различных клинических эффектов, прежде всего - онкологических;

  • малые дозы не оказывают специфического действия на организм, а ответ на облучение является неспецифической реакцией, как на любое другое воздействие (переохлаждение или перегрев на солнце);

  • малые дозы полезны для здоровья, так как обладают стимулирующим действием на организм.


Эксперименты на животных академика А.М. Кузина (1977) показали увеличение средней продолжительности их жизни, стимуляцию иммунной системы общей дозой 0,1-0,2 Зв, распределенной по поверхности прерывисто или с малой интенсивностью. Это явление получило название гормезис. Усложнение методики экспериментов (сооружение свинцовых ящиков, изолирующих животных от воздействия естественного фона радиации) привело к выводу, что радиация является необходимым компонентом экологически благополучной среды, так как в ее отсутствие снижаются функции иммунитета.

В настоящее время доказано, что частота повреждений хромосом животных и человека, спровоцированное радиацией намного меньше, когда клетки предварительно обработаны меньшими дозами, особенно если два акта облучения разделены интервалом в несколько часов (эффект прививки или вакцинации). Исходя из этих данных, некоторые ученые-радиобиологи считают рациональным облучать людей малыми дозами радиации с целью профилактики онкологических заболеваний (Кеирим-Маркус И.Б., 1997).

Среди жертв атомных бомбардировок японских городов 1945 г. обнаружена нелинейная зависимость вероятности развития онкологических заболеваний: у тех, кто получил дозу менее 0,2 Зв, она ниже среднепопуляционных, у тех, кто получил дозу более 0,2 Зв, - выше.

Многие курорты предлагают отдыхающим родоновые ванны, биологические эффекты которых обусловлены воздействием на организм малых доз радиации.

В середине ХХ века под руководством академика А.М. Кузина была разработана и широко применялась на практике обработка семян зерновых перед севом радиоактивным излучением, что повышало их биологическую стойкость.

В специальной литературе по радиобиологии в 70-е годы прошлого столетия прошла дискуссия в связи с опубликованной в английском медицинском журнале статьей, где приводилась статистика о повышенной частоте лейкозов у детей работников атомной электростанции в Сискейле. Исследователь Г. Кинли сопоставил эти данные со статистикой лейкозов у детей работников другого промышленного предприятия, где не было ядерных материалов и источников ионизирующего излучения. Оказалось, что и там уровень лейкозов у детей повышен. Объяснение этим фактам было дано следующее: и атомное и неатомное предприятия строились и эксплуатировались на новом месте людьми, которые приехали издалека. При переезде на новое место жительства человек сталкивается с массой незнакомых ему прежде факторов геологического, метеорологического, биологического характера, что может привести к перенапряжению адаптивных (приспособительных) механизмов и повышенной заболеваемости разными формами патологии. В первую очередь это проявляется у детей, у которых иммунитет и другие функциональные системы не столь эффективны, как у взрослых.

В одном из «нуклеополисов» - Северске, где расположен Сибирский химический комбинат, в течение ряда лет специалисты НИИ генетики РАМН изучали распространенность стохастических (вероятностных) эффектов радиации на примере врожденных пороков развития (ВПР). Были проанализированы 37 394 истории родов и развития новорожденных, а также 2 700 протоколов анатомических вскрытий. Фиксировались 9 «легко диагностируемых» ВПР:



  • недоразвитие головного мозга;

  • спинномозговая грыжа;

  • расщелина верхней губы и неба;

  • дополнительные пальцы конечностей:

  • недоразвитие ануса:

  • недоразвитие пищевода;

  • синдром Дауна;

  • неправильное развитие конечностей;

  • сочетание перечисленных выше ВПР.

Эти ВПР называются «легко диагностируемыми» - пропустить, просмотреть такое действительно невозможно, поэтому статистика отражает реальное положение дел.

Оказалось, что по четырем типам ВПР статистика лучше в Томске, чем в Северске, а по остальным пяти – наоборот. Суммарная оценка такова: частота 9 «легко диагностируемых» ВПР на 1 000 новорожденных в Томске составляет 7,66, а в Северске – 5,85.






Кроме «легко диагностируемых» существуют другие формы ВПР. Ученые НИИ генетики РАМН дополнительно собрали в Северске информацию о 19 типах ВПР, для диагностики которых требуется специальные знания и оборудование. Оказалось, что и в этом случае статистика Северска выглядит благополучнее, например, подмосковного города Люберцы, где никаких атомных предприятий не было и нет. В Северске частота 19 ВПР на 1 000 новорожденных составила ВПР 13,1, а в Люберцах – 17,4.

Таким образом, оснований для беспокойства о таком аспекте качества жизни жителей нуклеополисов как здоровье не найдено.

Для детальной оценки качества жизни работников Сибирского химического комбината, которые составляют значительную часть населения Северска, сотрудниками Лаборатории психофизиологического обеспечения СХК было проведено специальное исследование. Для этого разработана оригинальная методика – «Шкала самооценки качества жизни», где обследуемым предлагалось оценить качество своей жизни по 25 пунктам в баллах от 1 до 10. Кроме того, нужно было указать, насколько данная сторона жизни удовлетворена у работников других предприятий (не СХК). Для этого каждый их 25 пунктов оценивался по 2 шкалам: «У меня» и «У других». Было опрошено более 800 работников комбината (средний возраст - 45,1±5,8 лет), и выяснилось, что их самооценка качества своей жизни почти по всем параметрам выше, чем оценка качества жизни «других». Так, средняя оценка своего материального благосостояния у работников комбината составила 7,5 балла, а у «других» - 6,7. Удовлетворенность семейным положением и отношениями в семье оценена работниками комбината «у себя» в 7,8 балла, а «у других» - 6,9. Только один параметр из 25 работники комбината оценили «у себя» ниже, чем «у других» - удовлетворенность ситуацией на производстве и производственными отношениями – соответственно 6,7 и 6,8 балла. На наш взгляд, это обусловлено ситуацией накануне акционирования предприятия и тревожным ожиданием перемен.

Однако в целом исследование показало, что подавляющее большинство обследованных работников Сибирского химического комбината оценивает качество своей жизни много «выше среднего» (т.е. выше 5 баллов), что, естественно, относится и к членам их семей, составляющим значительную часть нашего нуклеополиса.



Литература


  1. Алексахин Р.М., Гуськова А.К. 42-я сессия научного комитета по действию атомной радиации (НКАДР) ООН. Обзор. // Мед. радиолог. и радиац. безопасность. - 1994. - № 1. – С. 58-60.

  2. Барабой В.А. Особенности биологического действия ионизирующего излучения в малых дозах // Врачебное дело. - 1991. - № 7. – С. 111-112.

  3. Булдаков Л.А. Радиоактивные вещества и человек. М., 1990. – 160 с.

  4. Газиев А.И. Возможности индукции адаптивного ответа клеток на воздействие ионизирующей радиации // Радиобиология. - 1986. – Т. 26. – Вып. 4. – С. 447-452.

  5. Глазунов И.С., Благовещенская В.В., Баранова В.Г. и др. Действие ионизирующего излучения на нервную систему. Л., 1973. – 87 с.

  6. Гофман Дж. Рак, вызываемый облучением в малых дозах: независимый анализ проблемы. Пер. с англ. – М.: Соц.-экол. союз. – 1994. – 382 с.

  7. Гуськова А.К. Заболевания, вызываемые воздействием ионизирующих излучений // Профессиональные заболевания. Руководство. – М.: Медицина, 1996. – Т.2. – С. 186-233.

  8. Гуськова А.К. Классификация лучевой болезни / в кн.: Радиационная медицина. Руководство. / под общей редакцией Л.А. Ильина. // Т.2. – Радиационные поражения человека. – М.: ИздАТ, 2001. – С. 41-61.

  9. Гуськова А.К., Байсоголов Г.Д. Лучевая болезнь человека. – М.: Медицина, 1971. – 383 с.

  10. Деетьен П. Некоторые вопросы биологического и клинического действия на организм человека малых доз ионизирующей радиации // Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физкультуры. - 1985. - № 5. - С. 27031.

  11. Елагин Ю.П. Дискуссия по проблеме воздействия малых доз радиации // Атом. техн. за рубежом. - 1996 - № 9. – С. 10-13.

  12. Кеирим-Маркус И.Б. На рубеже XXI века. Регламентация облучения. // Мед. радиолог. и радиац. безопасность. - 2000. - № 1. – С. 3-10.

  13. Окладникова Н.Д., Пестерникова В.С., Сумина М.В., Дощенко В.Н. Последствия и исходы острой лучевой болезни (40-45 лет наблюдения) // Мед. радиолог. и радиац. безопасность. - 2000. - № 2. – С. 16-22.

  14. Радиация. Дозы, эффекты, риск: Пер. с англ. – М.: Мир, 1988. – 79 с.

  15. Рева В.Д. (гл. ред.) Федеральному управлению «Медбиоэкстрем» 50 лет. М., 1997. – 255 с.

  16. Рябухин Ю.С. Низкие уровни ионизирующего излучения и здоровье: системный подход // Мед. радиолог. и радиац. безопасность. - 2000. - № 4. – С. 5-41.

  17. Семин И.Р., Бушманов А.Ю., Марухленко Д.В. и др. Действие малых доз радиации на человека: физические и социально-психологические факторы // Организация медицинского обслуживания, особенности диагностики, лечения и реабилитации людей, подвергшихся воздействию радиации: Сборник методических материалов / ред. Капилевич Л.В., Сиваченко В.Н. – Томск, 1999. – С. 96-103.

  18. Ярмоненко С.П. Гормезис: благоприятные эффекты излучения. // Мед. радиолог. и радиац. безопасность. - 1997. - № 2. – С. 5-10.

  19. Beebe G. The atomic bomb survivors and the problem of the low dose radiation effects. Review and commentary. // Amer. J. of Epidemiology. – 1987. – V. 114. - N 6. – P. 761-783.

  20. Childhood leukemia around non-nuclear sites // Nucl. News (USA) – 1995. – V. 38. – N 7. – P. 38-39.

  21. Epidemiological survey shows no increase of cancer in radiation workers // Atom Japan. – 1995. – V. 39. – N 9. – P. 19-20.

  22. Hart G. British Nuclear Energy Society. Third International Conference of Health Effects of Low Dose Radiation: Challenges for 21st Century. Stafford-Upon-Avon, 11-14 May, 1997 // J. Radiol. Prot. – 1997. – V. 17. – N 3. – P. 220-221.

  23. McCartney M. No increase in radiation-related death seen in US “atomic veterans” // Lancet. – 1996. - N 9037. – P. 1300.

Wakeford R., Tawn E. Childhood Leukemia in Sellafield: The legal cases // J. Radiol. Prot. – 1994. – V. 14. – N 4. – P. 293-316.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница