Арнольд минделл



страница1/22
Дата19.11.2016
Размер3.01 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Arnold Mindell
Sitting in the Fire: Large Group Transformation through Diversity and Conflict
Portland, Oreg.: Lao Tse Press. 1995.


АРНОЛЬД МИНДЕЛЛ
СИДЯ В ОГНЕ
Преобразование больших групп через конфликт и разнообразие
Перевод с английского Марка Драчинского

Научная редакция к.филос.н. Владимира Майкова

Содержание

От автора 6

Предисловие 8

Часть первая. Мировая история наизнанку

I. Огонь: практика свободы 13

II. Группы: невероятные учителя 33

III. Ранг: двойной сигнал 55

IV. Власть и предрассудок во взаимоотношениях 71

V. Мщение и культурная трансформация 89

VI. Включить в себя террориста 108

VII. Проблемы насилия, переживаемые

фасилитатором 128

VIII. Общественный гнет и обнаружение

собственного голоса 150

IX. Как хорошие общества развязывают войну 166

X. Кто является расистом? 186

Часть вторая. Революция: старейшины в огне

XI. Песня о бурлящей воде 203

XII. У кого деньги? 215

XIII. Метанавыки старейшин 236

XIV. Насилие и самообладание 255

XV. Техника и Дао войны 276

XVI. Революция осознавания 291

Библиография 316

От автора

Несмотря на то что мне доводилось заниматься групповой работой по всему миру, в своих идеях я все еще обусловлен собственным гражданством, полом, возрастом и личным опытом. Написание этой книги требовало более объемной перспективы. Расширить ракурс, обычный для белого американца средних лет, помогли мне коллеги и друзья.

Я особенно хочу поблагодарить специалистов процессуальной работы в Портленде, штат Орегон, за тестирование в самом широком спектре условий моего материала о политике, насилии, расизме и привилегиях. Я также благодарен за финансирование семинаров по всему миру Институту глобального процесса.

В понимании расизма я многим обязан Арлен и Жан-Клоду Одергонам, Руби Бруксу, Джин Гилберт, Джону Джонсону, Дэвиду Джонсу, Диане Вонг и Рите Шиммин; в новых прозрениях в понимании сексизма и проблем взаимоотношений между лесбиянками и гомосексуалистами — Джули Даймонд, Саре Хэлприн, Дж. М. Эметчи, Рие и Маркусу Марти. В литературе о насилии мне помогли сориентироваться Ниша Зенофф, Филлис Татум и Пола Лилли, за что я им весьма благодарен.

Я признателен людям по всему миру, которые помогли мне приложить свои идеи к обширному спектру культур: в Афинах — Анне-Марии и Константину Ангелопулосам, в Бомбее — Анурадхе Дебе и Дж. М. Реваре, в Берлине — Габ­риэле Эспенлауб, в Токио — Юкио Фидзими и профессору Огаве, в Парагвае — Бенно Глаузеру, в Портленде — Джо Гудбреду, Кейт Джоуб и Дону Менкену, в Москве — Андрею Гостеву и Славе Цапкину, в Братиславе — Антону Геретику, в Лондоне — Роджеру Хаусдону, в Найроби — Мозесу Икиугу, в Вашингтоне — Джону Джонсону, Бобу и Хелен Пеликанам, Чарлзу и Энн Симпкинсонам, в Белфасте — отцу Майлзу О’Рейли, в Канаде — Дэвиду Руми, в Варшаве — Богне Шимкевич и Томашу Теодорчицу, а также центрам процессуальной работы в Австралии, Берлине и Варшаве.

Спасибо и тем, кто принимал участие в редактировании этой книги на предмет стиля и точности, — Насире Алме, Лейн Арье, Тому Этли, Питеру Блоку, Джули Даймонд, Лесли Хейзер, Урсуле Холер, Максу Шупбаху и Джиму Спикарду. Я в долгу у Кейт Джоуб и Лесли Хейзер за их работу над первым изданием книги в издательстве «Lao Tse Press». Спасибо Дэвиду Джонсу за название книги.

Во всех событиях, на которых базируется настоящая книга, участвовала и мой партнер Эми Минделл. Именно ей принадлежит кардинально важная для представленного здесь материала идея метанавыков. Эми оказывала мне поддержку на протяжении всей работы над книгой, оказывая мне самую разнообразную помощь — от поддержки перед лицом чудовищной сложности поставленной задачи до содействия в прояснении отдельных идей.

Предисловие

За самыми трудными мировыми проблемами стоят люди — группы людей, которые не в состоянии ужиться друг с другом. Можно обвинять преступность, войну, наркотики, жадность, бедность, капитализм или коллективное бес­сознательное. Но в конечном счете проблемы создаются людьми.

Учителя советовали мне избегать больших групп, поскольку они неуправляемы и опасны. По их словам, эффективную работу можно проделать только в небольших коллективах, где превалируют закон и порядок. Однако мир не состоит из покорных маленьких групп. Упрочение правопорядка и законности не может быть нашей единственной стратегией разрешения проблем.

У многих насилие вызывает содрогание. Нам хотелось бы добиться от других миролюбивого поведения: стройтесь в ряд по одному, придерживайтесь «Правил порядка Роберта», разговаривайте по очереди, заканчивайте одну тему перед тем, как переходить к другой.

Тем не менее установление правопорядка не в состоя­нии остановить погром, предотвратить войну и смягчить мировые проблемы. Оно может даже еще больше разжечь пламя группового хаоса. Если мы не даем враждебным чувствам законной отдушины, они непременно найдут себе незаконный выход.

Эта книга демонстрирует, что непосредственное обращение к яростному конфликту, а не побег от него является одним из лучших способов разрешения раскола, превалирующего на всех уровнях жизни общества — в личных взаимоотношениях, в бизнесе и в мире.

Последующие страницы ознакомят вас с внутренней работой как со способом преодоления страха перед конфликтом. Вы приобретете понимание культурных, личностных и исторических проблем, лежащих в основе поликультурного насилия. Овладеете некоторыми навыками, необходимыми для работы с большими группами людей.

Огонь, бушующий в общественных, психологических и духовных измерениях человечества, способен разрушить мир. Но тот же огонь в силах преобразить раздоры в сообщество. Это зависит от нас самих. Мы можем либо избегать борьбы, либо бесстрашно вступать в пламя, вмешиваясь в события и предотвращая повторение самых тягостных ошибок человеческой истории. Процессуальная работа, описанная в первой главе, касается творческого использования конфликта в качестве «работы с миром» (worldwork).

Когда я закончил первый черновик этой книги, мне приснился сон, действие которого происходило на стыке двух тысячелетий. Руководители многих городов мира разговаривали друг с другом в конференц-зале. Люди во Владивостоке, Энкоредже, Сиэттле, Чикаго, Монреале, Нью-Йорке, Лондоне, Берлине, Хельсинки, Стокгольме, Варшаве и Моск­ве говорили: «Мы уже перепробовали все остальное. Ничего не принесло успеха. Давайте испытаем эту работу с миром. Давайте откроемся навстречу тому, что происходит в человеческих сообществах. Может быть, мы сумеем дать начало новому миропорядку». В этом сне люди действительно научились работать друг с другом.

В реальном нынешнем мире, несмотря на развитые народами Севера передовые системы телекоммуникации, соединяющие друг с другом все части земного шара, люди все еще не умеют эффективно общаться, когда возникают раздоры. На Юге фоновый шум подспудного угнетения усложняет человеческое взаимодействие и порождает революции. Это глухое мстительное рычание тех, чьими голосами все еще пренебрегают культуры мейнстрима* в так называемом Первом Мире. Когда энергия этих людей выплескивается наружу, это называется «беспорядками» или «преступностью среди представителей меньшинств». Власти предержащие часто предостерегают тех, кто поддерживает права меньшинств, требуя, чтобы они сменили свою ориентацию, словно конфликт и латентное насилие исчезнут только оттого, что их игнорируют. В действительности же их вытеснение из сферы внимания ведет лишь к усилению мятежности и к еще большим несчастьям.

Сущность старой поликультурной парадигмы сводится к формуле: отрицай проблемы, и они уйдут. Избегай или наказывай тех, кто раскачивает лодку.

Мой сон предвидел жизненно необходимую новую парадигму, которая уже сегодня пытается достучаться до сознания мейнстрима. Надеюсь, настоящая книга вдохновит вас на участие в осуществлении этого сна.

Часть первая

Мировая история наизнанку

I

Огонь: практика свободы



За созидание свободы, сообщества и жизнеспособных взаимоотношений приходится платить. Платить временем и мужеством, необходимыми для того, чтобы научиться сидеть в пламени человеческого разнообразия. Это означает способность оставаться уравновешенным в пылу раздоров и требует от нас знакомства с малыми и крупными организациями, открытыми городскими форумами и возбужденными уличными сценами. Если вы попытаетесь выступить в качестве лидера или фасилитатора, не пройдя такой школы, вы, скорее всего, потратите свое время на тиражирование грубейших промахов истории.

Новая парадигма работы с миром предлагает нам целый ряд иных перспектив:


Хаос: в работе с миром высоко ценятся моменты хаоса и конфликта в групповом процессе, поскольку они способны быстро приводить к возникновению чувства общности и жизнеспособной организации.

Обучение: в работе с миром ожидается, что конфликты окажутся самыми захватывающими учителями.

Открытое сердце: работа с миром полагается на сердечность, необходимую для того, чтобы не сгореть, сидя в огне конфликта. Она использует жар пламени для создания сообщества.

Самопознание: в работе с миром особенно важно признание того, что мы сами являемся частью любого разворачивающегося вокруг нас конфликта. Навыки самопознания используются в ней для того, чтобы мы стали и частью разрешения.

Неизвестное: работа с миром признает, что прочная общность всегда основывалась на уважении к неизвестному.
Если вы хотите, чтобы ваши сообщества и организации были жизнеспособны, я советую вам начать со смирения. Снова пойдите в школу. Учитесь осознаванию. Разбирайтесь в категории ранга. Таким образом вы избавите и себя, и свое сообщество от бесчисленных страданий.

Томас Джефферсон, один из президентов Соединенных Штатов, согласился бы с этим. Он сказал бы, что за свободу надо платить бдительностью. Только бдительность в его понимании не предусматривала защиты разнообразия. Я определяю бдительность как осознавание разнородных идей и чувств в вас самих и в окружающем вас мире. Такое осознавание входит в плату за демократию и мир. Все остальное — овладение навыками, необходимыми для того, чтобы работать с личными, этническими и международными разногласиями.

Когда приходится сидеть в огне, демократия означает нечто большее, чем только осознавание и мужество. Но даже эту минимальную цену готовы платить лишь очень немногие из нас. Кому нравится иметь дело с гневом и угрозами? Тем не менее, если мы хотим выжить во все ускоряющихся переменах, человеческие организации должны научиться обращению с хаосом и повышенной сложностью. Тогда необходимость в войнах и беспорядках станет меньше.

Многим из нас хотелось бы, чтобы мир изменился, но мы не желаем мириться с сопряженными с этим хлопотами. Намного легче помечтать о более даровитых руководителях, выступающих с зажигательными речами о сообществе и гражданских правах, о смягчении или, напротив, усилении мер военной и полицейской защиты, об усовершенствовании экономики и улучшении человечества. Коммунизм мечтает о преодолении классовых различий и экономической эксплуатации. Демократия мечтает о равенстве и правах человека. Духовные традиции призывают нас любить друг друга. Некоторые из нас надеются, что общество перерастет властные и классовые структуры. Другие считают, что люди должны быть добрыми, а не злыми, щедрыми, а не жадными.

В целом наши мечтания свидетельствуют о том, что мы не доверяем людям и желаем, чтобы они были другими. Как деловые учреждения, так и индивиды следуют формуле: «наши интересы — в первую очередь, интересы других — во вторую, да и то лишь, если они поддерживают наши цели». Организации и народы действуют так, будто они состоят из частей, подобно часовому механизму, — крупные боссы, менеджеры, рядовые работники и т.д.

То, с чем имеет дело работа с миром, больше, чем механическая сумма частей или участников. Подобный подход не может быть предписанием того, как люди «должны» вести себя. Рецепты подобного рода всегда игнорируют мнения меньшинств и людей, не имеющих власти. В разрешении конфликтов и в организационном развитии новая парадигма ведет к быстрым политическим и психологическим переменам в подлинном отношении людей друг к другу.

Новая парадигма допускает, что люди в группах не обязательно опасные или скверные. Они способны на большую мудрость и на осознанность. Вместо того чтобы пытаться контролировать группы, работа с миром помогает людям открываться друг другу и атмосфере.

Обращение к полю

Работа с миром имеет дело непосредственно с атмосферой группы — с ее влажностью, сухостью, напряжениями и бурями. Эта атмосфера, или «поле», пронизывает нас как индивидов и охватывает целые группы, города, организации и окружающую среду. Поле можно почувствовать; оно бывает враждебным или любящим, сдерживаемым или переменчивым. Оно состоит не только из таких явных, видимых, осязаемых структур, как повестка дня, партийная платформа и рациональные дебаты, но и из скрытых, невидимых, неосязаемых эмоциональных процессов, как зависть, предрассудки, обида и гнев.

В любой группе бывают проблемы, которые необходимо разрешать в структурированной, линейной и рациональной манере. Тем не менее такое разрешение будет устойчивым лишь в том случае, если предварительно было принято во внимание ощущение атмосферы.

Например, специалистов по работе с миром иногда приглашают для разрешения муниципальных проблем, этнических конфликтов, финансовых кризисов и для спасения распадающихся корпоративных структур. Поле часто пронизано чувствами отчаяния и безнадежности. Если работающий с миром (worldworker) намерен исправить ситуацию, прибегая лишь к юридическим мерам или к общепринятым финансовым процедурам, то он уподобляется тому, кто предлагает здоровую пищу людям, которые так глубоко впали в депрессию, что им хочется только умереть. До тех пор пока не исцелены чувства, структурная работа будет не более чем повязкой на ранах.

Порой в атмосфере настолько преобладают чувства напряжения и удрученности, что люди просто не способны работать над проблемами. Специалист по работе с миром, приглашенный для оказания помощи тонущему предприятию, может собрать там всех вместе и опросить людей об атмосфере. Какой она ощущается? Кто может выразить это ощущение? Есть ли среди присутствующих люди, способные описать свои чувства? Может оказаться, что рядовые работники переживают чувство безнадежности и гнев на начальников, лишающих их власти, а начальники напуганы. Когда кто-нибудь выражает этот гнев, чувства боссов меняются, и они расслабляются. В результате все начинают смотреть на си­туацию более оптимистично. Стороны начинают работать совместно, как одна команда. Может быть, работающий с миром даже не коснулся чисто структурных вопросов, но, как только было предпринято обращение к чувствам, рядовые работники и начальство оказываются способны в считанные часы совместно возродить свою организацию.

Выносить на поверхность
скрытые сообщения

Чувство безнадежности у служащих — весьма распространенное явление на предприятиях, терпящих крах, — представляет собой пример скрытого сообщения в поле. Сами служащие о нем не говорят. Они могут даже не осознавать его. Тем не менее оно пронизывает поле и препятствует возникновению чего-либо конструктивного.

Скрытые сообщения являются сильнодействующими факторами развала групповой динамики. Эти неуловимые и не находящие выражения отношения, ожидания и предрасположенности могут касаться борьбы за руководство, иерархических привилегий, расовых взаимоотношений, разногласий между мужчинами и женщинами или пожилыми и молодыми, истощения ресурсов, духовных вопросов, предложений по повестке дня, идущих вразрез с декларированными целями группы. Проявления разнообразия сказываются на любой организации, занимается она продажей стирального порошка или ставит целью оказание помощи голодающим во всем мире.

Зачастую декларированные точки зрения и модели организации гораздо менее важны, чем ее способность инкорпорировать различные мнения и стили общения. Если группа достигает успеха в многообразии, то она является успешным и работоспособным сообществом. В противном случае она терпит неудачу на самом глубоком уровне общности, становясь нежизнеспособным и принося не слишком много пользы окружающему миру.

Демократия: примитивная ее форма
или работа с миром

В спокойные времена работа с миром протекает легко, но в разгар кризиса она превращается в бурную демократическую процедуру. Фасилитаторы должны выявлять и оценивать взгляды власть имущих и представителей мейнстрима, имея дело с предрассудками и скрытыми психологическими и историческими факторами, которые порождают несправедливость.

В сущности, демократия представляет собой весьма фундаментальную, но неразвитую форму работы с миром. По сравнению с работой с миром демократия подобна гребной шлюпке по сравнению с парусной. Гребная шлюпка требует использования физической силы человека, в то время как парусная движется ветром. Греческое слово «демократия» означает буквально «власть народа».

Демократия функционирует посредством распределения или равновесия власти. Но власть не является чем-то, что можно уравновесить правилами. Демократия требует осознанности. Без осознавания скрытых сигналов невозможно заметить, как много индивидов и подгрупп оказываются маргинализированы или лишены прав. Законы предназначены для защиты прав отдельных людей и групп, но они почти бессильны перед лицом неявных форм предрассудков и методов, которыми власти предержащие угнетают остальных.

Работа с миром не только наказывает за злоупотребления властью. Она также выявляет власть и проясняет ее, что позволяет людям осознавать собственную власть и создавать изменчивое равновесие при взаимодействии друг с другом. Хотя власть в социуме обычно представлена принадлежностью к определенному экономическому классу, расе, религии, полу и возрасту, существуют и многие другие виды власти. Будучи выявлены, они способствуют достижению равновесия. Я часто размышляю о личной силе сказочников, мудрецов, психологически уравновешенных и сострадательных людей, чье присутствие меняет историю. И я думаю также о власти, доступной повстанцам, революционерам и террористам.

Любая власть, хорошая или плохая, не будучи признанной, способна стать деспотической и пагубной. Например, неявная власть «мейнстрима» скрывается за обычно не высказанным исходным представлением, согласно которому угнетенные люди обязаны, если они хотят разрешить свои проблемы, высказывать их в вежливой форме, хотя тот, кто чувствует себя угнетенным, обычно не склонен к умеренности в высказываниях. Такая мейнстримовская власть часто бывает неявной и бессознательной. Ее действие в группах носит всеобъемлющий характер и бывает настолько угнетающим, что со временем ее пытаются уравновесить другой силой, как, например, сила бунта.

Гайки и болты работы с миром

Работа с миром была разработана в течение последних двадцати лет из процессуально-ориентированной психологии, применяясь в группах, которые насчитывали от трех человек до тысячи. Первоначально я был аналитиком юнгианского толка, и корни «процессуальной работы», как называют ее сами практикующие, уходят в аналитическую психологию Юнга, в физику и даосизм. Даосский взгляд на жизнь подразумевает, что в том, как именно разворачиваются явления, уже содержатся фундаментальные элементы, необходимые для разрешения человеческих проблем.

Процессуальная работа началась с работы со сновидением и телом и в конце концов распространилась на семьи и крупные группы. Методы мировой работы применялись в муниципальных дискуссиях вокруг политиче­ских проблем*, в международных конфликтах**, в бизнесах, борющихся за экономическое выживание***, и в образовательных и духовных организациях****. Они тестировались, видоизменялись и преподавались в более чем тридцати странах в самых различных сообществах, включая вовлеченные в вооруженные конфликты этнические группы, они использовались в международных, политических и туземных группах. Эти методы оказались удивительно успешными в работе с самыми разными людьми, от детей младше пяти лет до людей в психотических и коматозных состояниях.

Я начал разрабатывать техники мировой работы в конце 1970-х годов, работая в Швейцарии, ЮАР и Соединенных Штатах. Меня угнетали слишком медленные темпы изменений как в небольших группах, так и международных перемен. Довольно быстро оформились многонациональные и международные группы, обучающиеся процессуально-ориентированной работе. Некоторые стали в этих группах фасилитаторами. Сначала к нам обращались только небольшие европейские и американские организации. Позже, когда мы набрались опыта, нам уже приходилось работать с крупными, разнообразными, зачастую международными сообществами на открытых форумах, посвященных вопросам экономики и расизма.

На сегодняшний день тренинги по работе с миром проводятся во многих крупных городах по всему миру. Иногда в учебной группе в течение нескольких недель одновременно участвуют до 500 человек, представляющих все общественные категории. Эти группы и сами являются сообществами, предо­ставляющие обширный материал для исследования. Будущие фасилитаторы овладевают навыками и занимаются личным развитием, необходимым для того, чтобы сидеть в огне международной напряженности. Часто она доходит до такого же накала, как ситуации, предшествующие беспорядкам и войнам. Проводить эти тренинги трудно, но они бывают и крайне увлекательными, а результаты их предсказуемо позитивны, чего не скажешь о действиях людей в зонах вооруженных конфликтов, где они не могут прибегать к помощи фасилитаторов.

До сих пор психология, физика, общественные отношения и политика были отдельными областями. По мере своего развития работа с миром переводит психологию из контекста работы над собой в сферу социального осознавания и революции. Более того, она выводит политику за пределы обычных мирских проблем, ведя ее к становлению сообщества, что является самой вечной и священной заботой человечества. Работа с миром сочетает интерес экологии к окружающей среде, сосредоточенность психологии на личности и устремленность социальных теорий к историческим переменам.

Мировая работа и сновидение

Сфера работы с миром включает в себя бессознательные, сноподобные процессы, происходящие в корпоративных учреждениях. Процессуальная работа рассматривает телесные сигналы индивида и групповые движения как сноподобными, поскольку они проявляются в сновидениях. Например, вы можете не осознавать свою осанку, но чувства, стоящие за тем, как вы держитесь, подобны сценам в ваших сновидениях. Образно говоря, ваше тело сновидит.

Группы тоже сновидят. Неявные сигналы, невыраженные намерения, движения и направления являются тем, что туземцы могли бы назвать духами. Именно идея духов стоит за французским выражением «корпоративный дух» — esprit de corps, что буквально означает «дух тела», то есть групповое сознание.

В наши дни не только шаманы должны работать с духами. Способствовать укреплению связей между этими фантомами времени, чтобы противостояния на рыночной площади, на улицах и, конечно, у нас дома становились полезными событиями, является задачей каждого. Мы должны обращать внимание на то, что говорят люди, но если это единственное, что мы замечаем, если мы не обращаемся к групповому духу — духу любви, зависти, враждебности или надежды, — то ситуация в конечном счете заходит в тупик и мировая история повторяется. Для достижения жизнеспособного мира нам необходимо прорваться на новый уровень общения.

Истоки мировой работы обнаруживаются везде, где люди пытаются улучшить сообщества и где их им небезразличны права других людей. Они находятся везде, где людям все еще удается отстоять свое право встречаться друг с другом, размышлять и спорить в самых разных ситуациях — от племенных сходок и муниципальных совещаний до собраний жителей квартала, споров в местной забегаловке, дискуссионных кружков, салонов и лицеев. Все эти форумы собирают людей для того, чтобы они поговорили, поучились и пообщались друг с другом.

Все проблемы мира разом

Одна из наиболее распространенных причин провалов человеческих переговоров состоит в том, что многие люди боятся гнева. Мы не можем или не желаем иметь дело с сообщениями и темами, способными вызвать агрессию. В результате чувства уходят на дно.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница