Арестовать берию сталин не успел



Скачать 199.03 Kb.
Дата05.11.2016
Размер199.03 Kb.
АРЕСТОВАТЬ БЕРИЮ СТАЛИН НЕ УСПЕЛ

Опасаясь, что обезврежены еще не все ставленники Сталина, Берия и Маленков после похорон 13 и 14 марта продолжили свои беспрецедентные замены, перестановки и реорганизации, назвав их «рядом мероприятий по организации партийного и государственного руководства». Всего было совершено 141 изменение, которые так изменяли партийное и государственное лицо СССР, что если бы Сталин выздоровел, он вряд ли бы понял, куда он попал.

На закрытых заседаниях тогдашнего Бюро Президиума ЦК уже говорилось, что Сталин стал допускать не только перебои в управлении страной, но и часто принимал необоснованные решения. Однако, в траурных речах ни Маленков, ни Молотов, ни Берия этих щепетильных вопросов не касались.

5 марта 1953 года Президиум ЦК вернет маршала Жукова Г.К. на должность заместителя министра обороны в Москву, а летом 1953-го министр обороны Н.А. Булганин вызовет зама к себе и загадочно скажет: «Поедем в Кремль. Имеется срочное дело». Приехали... В кабинете Н.С. Хрущева застали Г.М. Маленкова, Хрущев без вступления озадачил — нужно арестовать Берия. Предложил Жукову взять с собой несколько надежных генералов, двух адъютантов и прихватить оружие. После длительной паузы Жуков согласился.

На другой день прославленный маршал с генералами П.Ф.Батицким, К.С. Москаленко, М.И. Неделиным и двумя адъютантами поехали в Кремль, как приглашенные на заседание Президиума ЦК. Разместились в комнатах неподалеку от зала заседаний.

Раздался звонок, Жуков встал и, обращаясь к генералам, сказал:

— Мы должны арестовать Берия. Он собирается захватить власть. Понимаете значение порученного?

Приехавшие, молча согласились, и тесной толпой, во главе с Жуковым, вошли в зал. Берия сидел в центре стола, генералы направились к стульям у стены, за его спиной, как бы с намерением на них сесть. Жуков стремительно подошел к Берия со спины и скомандовал:

— Встать! Вы арестованы.

Берия продолжал сидеть. Тогда Жуков, заломив руки, приподнял его и встряхнул. Накинул наручники. Провел руками по бедрам Берия, ища оружие, его при Берии не оказалось.

«Мои сподвижники быстро ощупывают карманы костюма Берии — нет ли оружия. Я увидел на столе перед Берия толстую кожаную папку. Толкнул ее. Пролетев всю длину стола, папка упала у ног Хрущева. Берия побледнел, как полотно. Не успел сказать ни слова, как с нашей помощью оказался в соседней комнате. Я приказал адъютанту вытащить у него брючный ремень и срезать пуговицы на брюках... Генералы, крупные, высокие, плотно окружили его, и так мы вывели его из здания...»

На минуту прервем воспоминания прославленного маршала... может, все так и было, но имеются вторые, третьи, показания ареста Л. П. Берия, и ни одни из них не совпадают с другими.

Дальше Жуков сообщает: «Чтобы при выезде из Кремля нас не проверяли, мы решили сесть в одну машину — всех нас охрана знала в лицо. Берия с кляпом во рту, мы положила на пол задней кабины, между ног Серова, Батицкого и Москаленко. Наше предположение оправдалось, охрана поприветствовала нас, автомашину не остановила. Из Кремля прямым ходом приехали в гарнизонную гауптвахту, где всю охрану заменили на офицеров, значительно увеличив численность внутренних и внешних постов».

К сведению: в те времена кремлевская охрана легковые автомашины при выезде из Кремля не проверяла. Берия вывезли в автомашине Хрущева, в которой помимо упоминаемых двух лиц, находились еще Маленков и Булганин, я заявляю это как свидетель, и позволю себе описать, как это происходило в Кремле. В Кремль через Боровицкие ворота с министром обороны маршалом НА. Булганиным на трех автомашинах на предельной скорости проскочило несколько военных. Дежурный поста (ныне покойный) офицер Юрий Аполлонов пропускать их без проверки (кроме машины с Булганиным) права не имел и потому стал оправдываться, говоря, что пропустил одетых в военную форму, имеющих право свободного проезда маршалов Ворошилова, Булганина и Берия. Но ответственный дежурный по ранним докладам знал, что Берия и Ворошилов находятся в Кремле, и стал требовать от Аполлонова исполнений инструкции табели поста и точного доклада. Аполлонов вконец зарапортовался и убедительного объяснения проступку найти не мог.

Три ЗИЛа с неизвестными военными на зарежимненной территории Кремля — дело нешуточное. Ответственный дежурный уже был готов объявить тревогу, как от генерала Серова И.А. последовал приказ тревоги не объявлять: приехали-де приглашенные на совещание маршалы Советского Союза, список которых на пропуск скоро будет представлен.

Снятый за халатность Аполлонов был снова поставлен на пост. Внутреннюю же кремлевскую охрану в здании правительства Кремля с постов сняли, загнали в караульное помещение, у входа в которое выставили офицеров контрразведки армии. Их же поставили на внутренние посты вместо снятых с постов чекистов. Заместитель председателя КГБ генерал армии И.А. Серов вошел в приемную кабинета Л.П. Берия и кинжалом перерезал телефонные провода. Булганин команды Хрущева исполнял беспрекословно. Военные по его приказу пошли на архирискованный поступок: они въехали в Кремль с оружием, что строго-настрого запрещалось кремлевскими инструкциями. Единственные люди, кому дозволялось иметь при себе оружие в Кремле, были караульные лица и лица, заступившие на службу охраны. Министр Обороны создал невиданный до сих пор прецедент, приведя в Кремль группу вооруженных офицеров и генералов. Если бы офицеров со спрятанным оружием остановила кремлевская охрана, могло бы случиться непредвиденное.

Дальше, по устному рассказу Н.С. Хрущева, которым он делился со мной задолго до опубликования своей книги и спустя одиннадцать лет после ареста Л.П. Берия, события развивались так: «Я (то есть Н.С. Хрущев! — С.К.) объявил Берия, что он арестован. Берия сделал инстинктивное движение к портфелю, но на его руках, с одной стороны, повис я, с другой — Булганин, со спины — Маленков. Создалась куча мала. Но и в таком оцеплении Берия пытался подойти к окну и подать сигналы команды своему прикрепленному. Но троица от окна его оттянула и защелкнула наручники на руках....»

Затем, как я понял из рассказа Хрущева, все спустились к автомашинам: Булганин, Маленков и Берия сели в автомашину Никиты Сергеевича. А не подготовленные к постовой кремлевской службе армейские контрразведчики допустили ряд служебных нарушений пропускного режима и их вновь заменили офицерами - кремлевцами. Вышел на выездной пост из Спасских ворот и я. Только принял пост, вижу — от здания правительства вдоль кремлевской стены ко мне бежит И.А. Серов (тогда еще не было между Кремлевской стеной и зданием четырнадцатого корпуса разделительной металлической ограды и ворот). Подбежал, командует:



  • Отсеки машину охраны Берия от кортежа и прикажи вернуться в гараж

  • Они не исполнят моего приказа, товарищ генерал. Я остановлю их, а вы приказывайте, что следует им исполнять.

Едва успели обменяться тирадами, как из-за угла административного здания на бешеной скорости вынеслась кавалькада правительственных машин. Машины прикрытия с асами-шоферами экстракласса, точно соревнуясь друг с другом в лихости езды и нарушении правил дорожного движения, пытались сесть на хвосты машин своих охраняемых.

Включаю зеленый свет на выезд, пропускаю машину Хрущева и вижу в ней на заднем сиденье Никиту Сергеевича, Маленкова, Булганина, а на откидном стульчике в накинутом на плечи пиджаке Лаврентия Берия. Все четверо весело улыбаются, точно только что услышали веселый анекдотец, подняв жезл в положение «Внимание!», пригашаю скорость автомашин, а автомашину прикрытия Берия, пытающуюся на высокой скорости обойти колонну слева, останавливаю. Офицеры бериевской охраны кроют меня самыми непотребными словами, но шофер сажает машину на тормоза и получает строгий приказ И.А. Серова срочно вернуться в гараж особого назначения, приказ беспрекословно выполняется.

Не исключено, что мирно беседующая четверка членов правительства проследовала на автомашинах во двор особняка Берии, на угол Малой Никитской и там уничтожила всесильного соперника. Но что именно они выехали из Спасских ворот вчетвером в одной машине, я готов поклясться хоть перед Богом и в этом меня поддерживает бывший офицер кремлевской охраны, стоявший на посту на въезде в Кремль через Спасские ворота Степан Матвеевич Мальков.

В середине 70-х годов мы с женой Неллой Ивановной Счастной квартировали на берегу моря в Гантиади в особняке некоего Николая Федоровича. Заговорили об аресте Берия Л.П., и хозяин поведал мне об этом свою быль. По моим предположениям, прикрепленные к Л.П. Берия, Надарая и Саркисов, а также сын Серго арестованы, а хозяин дачи уверяет, что он отлично знает всех троих, а с сыном Берия Серго даже водит дружбу, и очень просит меня завтра принять участие в ленче, на который приглашены упоминаемые лица. Я решил, что Николай Федорович разыгрывает меня, и с улыбкой приглашение принял. Однако в полдень названные лица явились, причем бывшие прикрепленные выглядели свежо и прекрасно и только Сергей Лаврентьевич Гегечкори (Берия) раньше времени оказался припорошенным снежком седины.

Николай Федорович потянул меня в компанию, но я от застолья предпочел отказаться, полагая, что Надарая с Саркисовым начнут уверять сына Берия в том, что они не заметили, как ушла из-под наблюдения машина Лаврентием Павловичем, отлично зная, что оставили машину хозяина без прикрытия по приказу Серова. Добровольно отказаться от придуманной для них легенды они бы не посмели. Слишком многим рисковали. Но я-то ведь был живым свидетелем другого, о чем бы не преминул заявить. Поверил ли бы мне Серго? А если нет? В его глазах я бы выглядел последним лгуном, а в глазах бывших охранников шефа госбезопасности СССР Л .П. Берия — не иначе как предателем. Видя, что дело принимает дурной оборот, мы с женой ретировались.

Сергей Лаврентьевич до конца своих дней был уверен, что его отец убит 26 июня 1953 года в собственном доме в Москве без суда и следствия. За что же? За что?

Предположительно Л.П. Берия по сговору с бывшим командующим Московским военным округом генералом Артемьевым и комендантом города Москвы генералом Синиловым на премьере оперы Шапорина Ю.А. «Декабристы» предполагал арестовать членов Политбюро и провозгласить себя хозяином государства. Для задуманного вызвал в Москву несколько военных соединений, в том числе танковую колонну, чтобы окружить Большой театр и вынудить окруженных членов Политбюро принять его условия капитуляции. Об этом проведала армейская разведка и проинформировала Маленкова. Одна танковая колонна по Минскому шоссе двигалась к Москве, и на ее остановку выслали четырех сотрудников 18-го отделения на автомашине «Победа». Те повстречали головной танк как раз против панорамы «Бородинская битва», лихо развернулись перед гусеницами, и заградив движение, потребовали от командующего колонной некоего майора доложить, куда движется часть и чей приказ исполняет. Майор ответил, что этого он не скажет никому, но как служивый знает, что отменить приказ может военный рангом не ниже маршала Советского Союза, находящийся ныне при исполнении служебных обязанностей. И закончил:

— А теперь уберите с пути свою консервную банку, не то я за себя не отвечаю.

Сотрудникам девятки ничего не оставалось, как отвести «Победу» в сторону, открыв тем самым въезд в Москву танковой колонне. Но от выполнения своих обязанностей чекисты не отказались. По радиотелефону связались с командованием и, ссылаясь на слова майора, подсказали, как можно вернуть танковую колонну на место ее дислокации.

Министра обороны Булганина на месте не оказалось, не оказалось и его заместителя маршала Жукова. Позвонили Председателю Президиума верховного Совета СССР маршалу К.Е. Ворошилову:

— Товарищ Маршал Советского Союза, председатель Президиума Верховного Совета СССР, вас беспокоит Главное управление охраны. К Садовому кольцу со стороны Минского шоссе приближается неизвестно кем и зачем вызванная танковая колонна. По объяснению командира, она может вернуться в часть только после отмены ранее отданного ей приказа командиром в звании не меньше маршала Советского Союза. Других маршалов в данный момент мы на месте не нашли...

В чем, в чем, а в военных ситуациях Ворошилов ориентировался мгновенно.



  • Где колонна? — уточняет.

  • На Кутузовском проспекте.

  • Не прерывайте со мной связи и через каждую минуту докладывайте о продвижении танков.

Маршал не заставил себя ждать. Соколом вылетев на автомашине через Спасские ворота, он вскоре оказался у станции «Маяковская» в полном боевом облачении. Регулировочными флажками Климентий Ефремович приказал головному танку остановиться и без излишних эмоций отправил колонну на место дислокации. Служащий майор оказался слову и присяге верен. Трагедии удалось избежать.

Генеральной прокурор Руденко, впоследствии выясняя у заместителя Берии генерала Масленникова причину ввода войск в Москву, дал ему понять что он, как и его шеф, ответственен в организации заговора против правительства. Боясь ареста и допросов с пристрастием, Масленников покончил с собой.

После ареста Л. П. Берия Хрущев перехватал инициативу обвинения в свои руки, которая строилась на упоминавших ранее «предательских инициативах Берия», а именно: на желании объединения ГДР с ФРГ под одним коалиционным правительством, где ГДР отводилась роль автономной республики. На желании назначить в Венгрии премьер-министром Имре Надя. На подготовке без согласования с Маленковым и Хрущевым испытания первой водородной бомбы. На отправке из-под Мурманска разведывательного самолета вдоль северной оконечности Норвегии, Великобритании к Натовским военным объектам. Самолет не был зафиксирован средствами ПВО НАТО.

При аресте Л.П. Берия, архивов И.В. Сталина при нем не оказалось. Скорее всего, они еще ждут своего часа появления на свет.

21 августа 1953 года подвергнется аресту один из руководителей внешней разведки МГБ генерал Павел Судоплатов. Среди нескольких обвинений, предъявленных ему, будет фигурировать и обвинение в политике помощи Л.П. Берия в побеге на Запад на бомбардировщике с военно-воздушной базы близ Мурманска. Генерала-полковника Штеменко, заместители начальника Генштаба, как инициатора этих предательских планов, отправят в отставку. Специальные группы саперов начнут искать спрятанные Л.П.Берия сокровища в районе правительственных дач.

В 1958 году в Свердловске в почтовый ящик семьи Берия- Гегечкори будет подброшена фотография, на которой якобы Лаврентий Павлович Берия прогуливается с дамой по площади Мая в столице Аргентины Буэнос-Айрисе. За спиной прогуливающихся красуется президентский дворец.

Через несколько месяцев после этого случая, в том же почтовом ящике окажется журнал «Вокруг света», на одной из страниц которого будет воспроизведена упоминаемая фотография с замысловатой подписью: «В шумной, неистовой столице Аргентины есть и сравнительно спокойные уголки. Один из них — площадь Мая, где расположен дворец Президента».

Эта загадка долго мучила не только сына, не только читателей известного журнала, но и экспертов, утверждающих, что на фотокарточке изображен не кто иной, как Лаврентий Павлович Берия собственной персоной. Подпись под снимком стояла И. Бессарабов.

Фотокорреспондента с подобной фамилией в активе редакции не было. Сотрудники редакции, имеющие отношение к набору материала, ничего путного сообщить не могли.

Нина Теймуразовна (жена Лаврентия Павловича) впервые увидев эту фотографию, без сомнения решила:

— Это муж.

А в почтовом ящике вместе со снимком находилось таинственное сообщение: «В Анаклии, на берегу Черного моря вас будет ждать человек с очень важной информацией об отце».

Нино Теймуразовна придумала себе болезнь, получила больничный лист и вылетела в Грузию на встречу с неизвестным подателем весточки. Однако на встречу никто не пришел. Скорее всего, неизвестный довольствовался лицезрением Нино Теймуразовны со стороны. Или хотел видеть лично Сергея Лаврентьевича и никого другого.

Ну, а если по этому доводу здраво поразмышлять.



  1. С государственной точки зрения Л.П. Берия расстреливать было ни к чему. Профессионал-разведчик, отлично знающий резидентуру КГБ СССР за рубежом, он мог оттуда принести неоценимую услугу стране.

  2. Можно было не опасаться, что Л.П. Берия вдруг окажется перевербованным разведками других стран, ибо в СССР под жестоким контролем находились его сын и жена.

  3. Досье на руководителей советского аппарата при аресте у Берии не было, как и не были обнаружены у него архивы И.В. Сталина. Это отнюдь не значит, что их не было вообще, и что они не могли появиться с негативнейшими материалами в адрес руководителей советской элиты в любое время по коду владеющего ими хозяина или по его поручению.

4. Праха Л.П.Берия никто и никогда не видел, никто не знает, где он захоронен, дабы можно было произвести эксгумацию или методом Герасимова, по черепу восстановить голову оригинала и пролить свет на истину.

После снятия Н.С. Хрущева, из дела Судоплатова изымут планы бегства Л.П. Берия за рубеж со специальной воздушной базы из-под Мурманска с помощью генерала Штеменко. В 1990 году дело Берия будет изъято из прокуратуры и передано в секретариат Горбачева, откуда некоторые документы бесследно исчезнут.

В результате борьбы за власть Хрущев, Булганин и Маленков значительно ослабят государство, а Горбачев с помощниками приведут державу к полному краху.

В области внутренней и внешней политики М.С. Горбачев и А.Н. Яковлев окажутся политиками с минусовым эквивалентом. В 1989 году Горбачев осуществит акцию, замышляемую Л. П. Берия: он отстранит от власти Хонеккера, и ГДР перестанет существовать.

После августовских событий 1991 года П.А. Судоплатова реабилитируют. По идентичности и сходству фамилии с производными ее словами, советскому суду Судоплатов оплатит сполна.

Ознакомимся чуть-чуть с протоколами допроса Л.П. Берия:

Вопрос: Признаете ли вы свое преступно-моральное разложение?

Ответ: Есть немного. В этом я виноват.

Вопрос: Вы признаете, что в своем морально-преступном разложении дошли до связей с женщинами, связанными с иностранными разведками?

Ответ: Может быть, я не знаю.

Вопрос: По вашему указанию Саркисов и Надарая вели списки ваших любовниц. Вам предъявляется девять списков, в которых значатся шестьдесят две женщины. Это списки ваших сожительниц?

Ответ: Большинство женщин, которые значатся в этих списках, —это мои сожительницы.

Вопрос: Кроме того, у Надарая хранились тридцать две записки с адресами женщин. Вам они предъявляются. Это тоже ваши сожительницы?

Ответ: Здесь есть тоже мои сожительницы.

Обвинитель предъявляет Берия документ об изнасиловании ученицы седьмого класса, которая родила от него ребенка. Подсудимый уверяет, что все происходило по согласию.

Перед казнью подсудимый признался в «моральном разложении»: у следователя имелись данные на 760 любовниц Берия. Однако, по словам его жены Нино Теймуразовны Гегечкори, «все эти женщины были работниками разведки, агентами и информаторами. Связь с ними поддерживал только Берия. А когда этих женщин стали спрашивать о связях со своим шефом, они заявили, что были его любовницами, поскольку не могли назвать себя стукачами и агентами спецслужб».

Упоминаемый неоднократно бериевский особняк по улице Малая Никитская, дом 28 сегодня занимает посольство Туниса. Он обнесен таким высоким каменным забором, из-за которого дома почти не видно. А.И. Аджубей (зять Н.С. Хрущева) побывавший там в 1947 году на помолвке Серго с красавицей Марфой Пешковой, внучкой Алексея Максимовича Горького, вспоминает: «И Марфа, и жених держали себя за столом сдержанно, да и гости не слишком веселились. Пожалуй, только Дарья Пешкова, младшая сестра Марфы, студентка театрального училища имени Щукина, чувствовала себя раскованно.(Марфа родит от Серго трех детей: Нину, Надю и Сергея).

Чуть позже в этом же доме поселилась любовница Берия — семнадцатилетняя Л., родившая ему дочь. Нино Теймуразовна терпела ее присутствие — видимо, иного выхода не было. Рассказывали, что мать Л. устроила Берия скандал, отхлестала его по щекам, а он стерпел. Не знаю, было ли так на самом деле, однако девица чувствовала себя в особняке прекрасно, и мама, видимо, смирилась.

Я часто встречаю ее, теперь уже немолодую, но до сих обворожительную блондинку, и всякий раздумаю: вполне соединимы любовь и злодейство».

...Заседания суда проходили в одном из старых зданий штаба Московского военного округа. Заключенный содержался в приспособленном помещении глубоко под землей. На последнем заседании 23 декабря 1953 года Генеральный прокурор ГА. Руденко зачитал обвинительное заключение «О преступной деятельности Л.П. Берия». Перед допущенными в зал суда всплыли эпизоды ужасающих злодеяний: по приказу Берия людей в застенках подвешивали к потолку за волосы, вбивали в уши гвозди, даже сам Берия, когда Руденко читал обвинительное заключение, не смог выдержать напряжения — заткнул уши.

Приговор суда был беспощадным — смертная казнь с немедленным исполнением... Почему суд так торопился? Кому не терпелось поскорее захлопнуть рот обвиняемому?... Кому?

Берия воспринял приговор в полной прострации. Его остекленевшие глаза как бы не понимали сути происходящего. Если при перечислении перечня преступлений он еще был в состоянии контролировать ситуацию и как бы с ней не соглашаться, то к финалу выдержка ему изменила. Подталкиваемый охранником, он на ватных ногах сошел на нижний этаж, в подвал, последовал к бункеру, где должна была состояться казнь. Бункер представлял собой полутемное помещение с глухими бетонными стенами. Возле одной из стен заранее установили прочный дощатый щит, чтобы пули при исполнении приговора рикошетом не поранили невинных. Ближе к верхнему краю в щите находился крюк для подвешивания. Войдя в бункер и, встав на указанное место, Берия боязливо огляделся. С него сдернули гимнастерку, оставили нательную рубаху.(Арестовывали Берия в штатском костюме. — С.К.)

Реальность совершающегося дошла до него л ишь тогда, когда в бункере осталось несколько человек. Руденко зачитал приговор. Берия закричал:

— Разрешите мне сказать!


Руденко оборвал:

— Ты уже все сказал.— И обратился к военным: — Заткните ему рот


полотенцем.

Командующий войсками МВО генерал армии К.С. Москаленко попросил офицера для поручений Виктора Ивановича Юферова:

— Ты у нас самый молодой, хорошо стреляешь.

Но Москаленко перебил генерал-полковник П.Ф. Батицкий:

— Товарищ командующий, разрешите мне.— И достал свой парабеллум. — Этой штукой на фронте я не одного мерзавца на тот свет отправил.

Руденко произнес:

— Прошу привести приговор в исполнение.

Но тут Берия, неожиданно изловчившись, вырвался и, упав на колени, пытался целовать сапоги председателя суда И.С. Конева и других присутствующих, истошно прося о пощаде. При этом из его рта потекла какая-то темная жидкость. Его брезгливо откинули и привязали к крюку.

Батицкий прицелился. Грянул выстрел — и обмякшее тело узника повисло на веревках...

Для истории привожу заявление коменданта специального судебного присутствия генерал-полковника П.Ф. Батицкого от 23 декабря 1953 года.

АКТ

1953 года, декабря 23 дня



Сего числа в 19 часов 50 минут на основании предписания председателя специального судебного присутствия Верховного суда СССР от 23 декабря 1953 года за № 003 мною, комендантом специального судебного присутствия генерал-полковником Батицким П.Ф., в присутствии Генерального прокурора СССР, действительного государственного советника юстиции Руденко Р.А. и генерала армии Москаленко К.С. приведен в исполнение приговор специального судебного присутствия по отношению к осужденному к высшей мере наказания — расстрелу Берия Лаврентию Павловичу.

Генерал-полковник Батицкий

Генеральный прокурор СССР Руденко

Генерал армии Москаленко

Для сравнения привожу еще один АКТ, совершенный в тот же день 23 декабря 1953 года:

АКТ


23 декабря 1953 года замминистра внутренних дел СССР тов. Лунев, зам. Главного военного прокурора т. Китаев в присутствии генерал-полковника тов. Гетмана, генерал-лейтенанта Бакеева и генерал-майора тов. Сопильника привели в исполнение приговор специального судебного присутствия Верховного суда СССР от 23 декабря 1953 года над осужденными:

  1. Кобуловым Богданом Захарьевичем 1904 г.р.

  2. Меркуловым Всеволодом Николаевичем 19189 г.р.

  3. Деканозовым Владимиром Георгиевичем, 1898 г.р.

  4. Мешиком Павлом Яковлевичем, 1910 г.р.

  5. Володзимирским Львом Емельяновичем, 1902 г.р.

  6. Гоглидзе Сергеем Арсентьевичем, 1901 г.р.

23 декабря 1953 года в 21 час 20 минут вышеупомянутые осужденные расстреляны. Смерть констатировал врач (Подпись)

Учтите, читатель, констатации факта смерти Л.П. Берия врачом нет.

По воспоминаниям СВ. Грибанова, Берия расстрелял один генерал, ставший почти маршалом, здоровый такой, рассказывал с похабщиной: «Повели мы Берия по лестнице в подземелье. Он обосрался. Вонища. Тут я его и пристрелил, как собаку...».

Генерал, ставший почти маршалом, узнаваем — это тот же Батицкий П.Ф. Скабрезным ли был боевой генерал, или вжиться в роль скабрезника хотел? Спрашивается, зачем ему было оставлять для потомков два разных по сути, противоречивых свидетельства расстрела Л.П. Берия?

А по книге Стюарта Кагана: «Когда закончился судебный процесс, Берия отправили в наручниках в подвал дома № 22 по улице Лубянка. Лазарь наблюдал, как он выходит из зала: с бледным окаменевшим лицом, в небольшом пенсне, высоко посаженном на переносице. Тот шел молча и смотрел в одну точку перед собой...

Берия поместили в подвальную камеру. За ним последовали маршалы и генералы из числа военных, которые, по общему мнению, примкнули к нему, и вскоре он был казнен».

Это только часть свидетельств и грустных, и гнусных. Какие из них достоверны, судить истории. Когда-то, может, и откроется истина, как открылась она, спустя десятилетия, о расстреле царской семьи. По заключению экспертов, скелетов Марии и Анастасии среди останков царской семьи не оказалось.

По словам усопшего Сергея Лаврентьевича Берия - Гегечкори, прославленный герой Великой Отечественной войны, Маршал Советского Союза Г. К. Жуков (который никакого участия в аресте Берия не принимал) сказал его сыну: «Если бы твой отец был жив, я был бы с ним...»

А Н.М. Шверник заявил: «Живым я твоего отца не видел. Понимай, как знаешь, больше ничего не скажу».

К ним оставшийся без отца сын присовокупляет признания Н.М. Михайлова, бывшего секретаря ЦК, министра культуры СССР: «В зале суда сидел совершенно другой человек». Но говорить на эту тему дальше отказался.

Говорят, что Берия пострадал за то, что пытался разыграть национальную карту, которую впоследствии ЦРУ разыграло у нас с огнем, музыкой и рыданьями.

Полагаю, что перед развенчиванием культа личности Сталина И.В. Хрущеву требовалась жертва на заклание. Ею и стал верный подручный вождя Лаврентий Павлович Берия. Ибо даже тот же Хрущев в последние годы жизни заявлял: «Даже когда мы многое узнали после суда над Берия, мы дали партии и народу неправильные объяснения и все свернули на Берия. Он казался нам удобной фигурой, и мы сделали все, чтобы выгородить Сталина».

Вот оказывается, как: пытаясь реанимировать Сталина, все свалили на Берия. Затем лихо развенчали Сталина. Опомнились. Попытались приодеть вождя в ими же порванные одежды. Прикрытия не получилось. Кто следующий?

...Архивное же дело Л.П. Берия до сих пор засекречено. Система, которую он пытался реанимировать, изначально была обречена. Сын полагает, что его отец бросил вызов советской системе весной 1953 года, призывая большевистскую партию держать ответ перед народом и не лишать его исторической памяти.

Л.П. Берия унес с собой многие факты событий 30-х — 50-х годов, которые могли объяснить смерть Сталина и высветить действительное положение вещей в высшем эшелоне советского руководства. Ибо одной из версий смерти Сталина до сего дня остается преднамеренное убийство его.

Из числа ближайшего окружения Сталина подобное могли сделать Берия и Хрущев. Но Хрущев в своих мемуарах предательскую миссию перекладывает на Берия, так как тот «по-прежнему контролировал окружение Сталина. Знал всех чекистов. Они все стремились снискать его расположение и ему легко было использовать их в своих целях» («Хрущев вспоминает», с. 296-297).

И дальше: «Как только Сталин умер, Берия засиял. Он словно переродился и помолодел. Тело Сталина еще в гроб не положили, а он уже, громко говоря, стал отмечать свою победу. Берия был уверен, что момент, которого он так долго ждал, наконец, наступил. Никакая сила в мире не могла теперь его сдержать, ничто не могло ему помешать достичь своей цели» (Там же, с.306)

И, наконец, заключает: «Я уже предчувствовал, что Берия теперь возьмется за всех нас, а это может стать началом конца. Я уже давно знал, что никакой он не коммунист. Он был палачом и убийцей», (с. 307)

Однако следствие по делу Берия не нашло подтверждения его участию в убийстве Сталина. Одно удивляет: внимание следствия почему-то не привлекли факты ответственности Берия за личную безопасность вождя. Он был куратором всех его служб, и мимо его контроля не должно было просочиться ничего подозрительного. Правда, в дни предшествовавшие смерти вождя, Берия уже не был ни министром МВД, ни председателем КГБ. Похоже, что Берия не только располагал достоверными данными о сговоре правительства против Сталина, но и знал об истинных исполнителях зловещей акции, почему первым был скинут с дороги. За ним последовали Маленков, Василий Сталин. В страхе бежала за границу Светлана Иосифовна Аллилуева - Сталина. Кого бы ей бояться, если, по выражению Хрущева, после смерти Л.П. Берия у КГБ были «вырваны волчьи клыки». Ан, нет, прячется дочь Сталина до сих пор, даже и от беззубого волка.

Возникает вопрос: А не Хрущев ли убрал Сталина?



Подозрений для этого предостаточно, а основное из них — всю сознательную послесталинскую жизнь Хрущев посвятил дискредитации вождя.

Борьба истории с домыслами и вымыслами по отношению к И.В. Сталину и Л.П.Берия продолжается. Под колеса ли сегодняшней истории, на обочину ли ее или в грязь домыслов кинут память об ушедших лидерах, что скажут историки — скрупулезные исследователи, в чьих руках окажутся, сегодняшние, втуне засекреченные материалы?


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница