Антон Владимирович (1875-1960), рус правосл историк, богослов и библеист



страница1/6
Дата11.11.2016
Размер0.79 Mb.
  1   2   3   4   5   6

Карташев



КАРТАШЕВ Антон Владимирович (1875-1960), рус. правосл. историк, богослов и библеист.

Род. в семье уральского шахтера. Богословское образование получил в Пермской ДС (1894) и СПб.ДА (1899), где до 1905 был доцентом по каф. церк. истории. Уйдя из ДА, К. преподавал историю религии на Высших женских курсах (1906-18). Поиски путей обновления церк. жизни сблизили его с кружком *Мережковского и с *Булгаковым. Широта воззрений К. никогда не отдаляла его от Православия, к-рому он оставался верен до конца дней. Как публицист, К. выступал с резкими обличениями церк. недугов. Принципиальность и интеллектуальная честность особенно проявились в его поздних трудах: «История Русской Церкви» (Париж, 1959) и «*Вселенские Соборы» (Париж, 1963). К. издавал газету «Вестник Жизни», состоял председателем Религ.-филос. общества (1909) и был сотрудником Петерб. публичной библиотеки. После падения царского режима К. занял пост обер-прокурора Синода, но через 10 дней, по его же инициативе, эта должность была упразднена, и К. назначили министром вероисповеданий. От имени Временного правительства он открыл 15 августа 1917 Поместный собор Рус. Правосл. Церкви и принял в его работе деятельное участие. Когда министерство было ликвидировано, К. основал «Братство св.Софии», в к-рое входили представители духовенства и церк. интеллигенции (в т.ч. и *Тураев). В 1919 К. выехал из России. В Париже он стал одним из основателей и проф. Свято-Сергиевского богословского ин-та (1925-60). К. принимал участие в Византологическом конгрессе (Палермо), в деятельности экуменич. конгрессов (Оксфорд, Эдинбург). Свято-Сергиевский богосл. ин-т удостоил его звания доктора церк. истории «гонорис кауза».

В ин-те К. нек-рое время вел курс Свящ.Писания ВЗ. Он создал первый правосл. учебник по этому предмету, в к-ром учитывались все достижения *новой исагогики. Его курс, обнимавший тему *«Пятикнижие», издан не был, но материал из него вошел в знаменитую актовую речь, к-рую К. произнес 13 февраля 1944. Эта речь, вышедшая через 3 года отдельной книгой («Ветхозаветная библ. критика», Париж, 1947), произвела смущение в академич. кругах. «На нее, — пишет еп.*Кассиан (Безобразов), — болезненно реагировал и такой бесстрашный человек, как покойный митрополит Евлогий. Владыка был, конечно, неправ. Можно соглашаться или не соглашаться с теми конкретными результатами, к которым пришла или приходила библейская наука в Западной Европе. Теория Велльхаузена о происхождении Пятикнижия вызывает и чисто научные возражения. Но нельзя отрицать за ученым-богословом право критического исследования, искания человеческих истоков богодухновенных писаний. Тем более, что верность Антона Владимировича Халкидонскому догмату утверждает не только право человеческого начала, но и примат Божественного. Этим приматом Божественного начала отмечено все служение Антона Владимировича. Ему верна и его библейская работа. С какою силой он проступает в этой книжке, которая вызвала столько толков!».

Основные идеи К., изложенные им в его программной работе, сводятся к следующему.

1. Все виды библ. критики: *текстуальную, *историко-литературную, *историческую и др. — необходимо ввести в православную экзегезу по соображениям как научно-апологетич., так и догматическим.

2. «Библия есть не только Слово Божие, но и слово человеческое в их гармоническом сочетании, точнее — слово богочеловеческое. Наше обычное выражение “слово Божие” догматически бесспорно, но неполно, как и выражение “И.Христос — Бог” верно, но неполно; точнее — “Богочеловек”. Стало быть, формула “Бог — автор священных книг” должна звучать как монофизитский уклон в сторону от нашего Халкидонского православия. Таким же уклоном было бы и исключительное держание за одно только выражение “слово Божие”. С лозунгом: “слово богочеловеческое” мы утверждаемся на незыблемой скале Халкидонского догмата. Это чудесный ключ, открывающий путь к самым центральным спасительным тайнам нашей веры, и в то же время это благословение на безгрешное построение в православии критического библейского знания.» (с.72).

3. Сотни разночтений в *рукописях библейских требуют тщательной текстуально-критич. работы. «Критика не портит текста, который неизбежно удаляется в процессе исторического существования от своей изначальной чистоты, а возвращает и приближает его к последней» (с.17).

4. «С догматической стороны вопрос об авторстве священных книг, и особенно так называемых учительных книг, довольно безразличен — раз данная книга признана Церковью богодухновенной» (с.22). Вопрос этот решают не столько предания, сколько историко-лит. исследования Библии. Они, в частн., допускают возможность древних «редакционных переработок, дополнений, приспособлений к своему времени» (с.23). При *атрибуции книг Писания экзегеты должны учитывать специфич. отношение к *авторству на *Древнем Востоке.

5. Большинство пророчеств ВЗ о Христе осмысляется только в свете новозав. Откровения.

6. Следует признать обоснованность теорий, к-рые отстаивали постепенность образования Пятикнижия. В пользу этих теорий говорит хотя бы тот факт, что *Исторические кн. ВЗ не знают многих законов Пятикнижия. «Вся излагаемая ими история народа протекает в вопиющем и потому непонятном противоречии с самыми основными культовыми предписаниями писанного Моисеева законодательства» (с.47, см. ст.Пятикнижие).

7. Следует признать надежными выводы о составном характере Кн. прор.Исайи, о написании Кн.Даниила в Маккавейскую эпоху (2 в. до н.э.) и др. теорий новой исагогики, к-рые нисколько не умаляют прообразоват.-пророч. характера этих книг. Эти выводы нужно «творчески воспринять, усвоить и преобразить в лоне церковного богословия и церковной истины» (с.96).

Сам К. не успел детально развить сформулированные им тезисы, но он с предельной ясностью поставил перед правосл. библеистикой задачи и наметил пути ее дальнейшего развития.

? Был ли ап.Андрей на Руси? ХЧ, 1907, № 7; Свобода научно-богосл. исследований и церк. авторитет, ПМ, 1931, вып.2; Свящ. Писание ВЗ.

Пятикнижие, Париж, 1938 (ркп.); Толкование 67 псалма, ПМ, 1947, № 5; Православие в его отношениях к историч. процессу, там же, 1948, № 6; Очерки по истории русской церкви, т.1-2, Париж, 1959; то же, М., 1991; Вселенские Соборы, Париж, 1963; то же, М., 1994.

? З е р н о в Н., Рус. религ. возрождение ХХ в., Париж, 1974; е г о ж е, А.В.К., в кн.: Русская религ.-филос. мысль ХХ в., Питсбург, 1975; *К а с с и а н (Безобразов С.С.), Антон Владимирович К., ПМ, 1957, № 11.
КАССИАН (Сергей Сергеевич Безобразов), еп. (1892-1965), рус. правосл. экзегет, переводчик НЗ. Род. в Петербурге. В 1914 окончил историч. фак-т Петроградского ун-та и был оставлен при нем для подготовки к профессорскому званию. Параллельно работал в Публичной библиотеке под началом *Карташева, к-рый оказал на К. большое влияние. «Я с детства, — вспоминал впоследствии владыка, — получил религиозное воспитание, навсегда определившее мою жизнь, но среда, из которой я вышел, была светская, далекая от старого православного быта, школу я прошел тоже светскую, и мое религиозное пробуждение в последние университетские годы не было еще отмечено сознанием деятельной принадлежности к Церкви. Оно имело скорее неопределенно-протестантские черты, но оно было бурно, оно рвалось наружу... Он [Карташев] был тем человеком, который вывел меня на православные просторы». В 1917 К. уже читал лекции по истории Церкви в Петроградском ун-те, а в 1920-21 был проф. по кафедре истории религии в новообразов. Туркестанском ун-те. Летом 1921 К. вернулся в Петроград, где вступил в Братство св.Софии и занял должность проф. в Петрогр. богосл. ин-те. В 1922 эмигрировал в Югославию и до 1924 преподавал в Русско-сербской школе (Белград). В Париже он стал одним из основателей Свято-Сергиевского богосл. ин-та. По собств. признанию К., он «сильно переживал связь двух школ» — отечественной и парижской, чувствуя себя «связующим звеном между ними». В 1925 он получил каф. Свящ. Писания НЗ.

Свои герменевтич. взгляды К. сформулировал в докладе, прочитанном им на англо-рус. богосл. конференции (1927), на к-рой он, в частн., говорил: «Исходная точка православного толкования Слова Божия есть нераздельность и неразлучность Божьего и человеческого в Божественном Откровении. Это общее положение отвечает тому месту, которое Священному Писанию принадлежит в Церкви и которое обязывает нас толковать Священное Писание в свете Священного Предания. Метаисторическое толкование книги Бытия вытекает из тех общих предпосылок толкования Священного Писания, которые составляют содержание Священного Предания. Область метаистории лежит на грани временного и вечного». Этот взгляд К. противопоставлял протестантской экзегезе, к-рая, по его мнению, склонялась к толкованию чисто историческому. В том же 1927, в своей академич. актовой речи, К. выдвинул тезис, близкий к воззрениям *Бультмана. По его мнению, Ин возвышается над историч. планом, выходя в сферу чисто духовную. Позднее, в докторской дисс. К. несколько видоизменил свой подход к 4-му Евангелию.

В 1932 К. принял монашество и продолжал работу в ин-те. Митр.Евлогий (Георгиевский) так характеризует его преподавательскую деятельность того времени: «О.Кассиан (С.С.Безобразов), серьезный и глубокий профессор, пользующийся большой популярностью среди студентов. Человек прекрасного сердца, сильного и глубокого религиозного чувства, он живет интересами студентов, входит в их нужды, умеет их объединить, дать почувствовать теплоту братского общения. По пятницам к о.Кассиану собирались студенты для дружественной беседы за чаем. О.Кассиан их верный друг, помощник и заступник».

В июне 1947 К. защитил докторскую дисс. под назв. «Водою и Кровию и Духом» (о 4-м Евангелии), а через месяц был хиротонисан во еп.Катанского (юрисдикция Вселенского Патриархата). В том же году его избрали ректором Свято-Сергиевского богословского ин-та. Еще до 2-й мировой войны К. ввел в ин-те преподавание библ. истории НЗ, к-рая должна была предварять курс Свящ.Писания НЗ. К 1939 лекции К. были им записаны; они служили пособием для студентов и во время его пребывания на Афоне в годы войны. После войны, вернувшись во Францию, он переработал и издал эти записи («Христос и первое христ. поколение», Париж, 1950). Он называет свой труд «элементарным учебником», однако книга, несомненно, шире и глубже этого скромного определения.

Докторская работа К. защищала два положения: 1) Ев. от Иоанна не может рассматриваться как исключительно богословское, символическое. Такому его пониманию (напр., у Бультмана) противоречат свидетельства Ин о реальных историч. событиях. Более того: как историч. источник Ин в ряде пунктов превосходит *синоптиков. 2) В то же время 4-е Евангелие насыщено символизмом (в частн., К. подчеркивает роль символа воды как образа Духа Божьего). Символизм этот, по словам экзегета, чисто христианский и не имеет гностических корней. Поэтому К. пишет: «Большой вопрос: что останется через какие-нибудь десять лет от тяжеловесного и ученого комментария Бультмана, увлеченного мандейскими параллелями? Обращаясь слишком смело к религиозно-историческим параллелям, мы становимся на почву методологически зыбкую». Как утверждает К., символизм Ин неразрывно связан с конкретными фактами еванг. истории. В 4-м Евангелии «ценность временного определяется ценностью вечного, которое стоит за временным». Этот подход К. применяет и к проблеме неназванного любимого ученика, автора Ин. Если в историч. плане его можно отождествить с сыном Зеведеевым, то в плане символическом он олицетворяет «идеального Ученика» и, в конечном счете, саму Церковь. К. считает, что ни с научной, ни с догматич. т. зр. Православие не может дать точной биографии Иисуса Христа. Но это не означает, что Евангелия лишены ценности как историч. источники. В них история служит Благовестию. Расхождения у евангелистов обусловлены различием конкретных богосл. целей, к-рые ставили перед собой свящ. авторы, но они не нарушают духовного единства Четвероевангелия. В связи с этим К. неоднократно обращался к *«истории тенденций» методу. В исагогич. области К. придерживался традиционной *атрибуции, но с нек-рыми оговорками (напр., он оставлял открытым вопрос об авторстве Евр). В своем исследовании *Молитвы Господней К. провел тщательный лит.-критич. анализ текста и указал на его близость к *поэтике ВЗ.

С 1951 по 1964 К. возглавлял Комиссию при Свято-Сергиевском богосл. ин-те по переводу НЗ на рус. язык. Первоначально предполагалось дать лишь пересмотр *син. перевода, но в процессе работы Комиссия убедилась в необходимости нового перевода. Фактически он был сделан К. В предисловии к его полному изданию, вышедшему после смерти К. (Лондон, 1970), было отмечено, что новая рус. версия НЗ учла достижения совр. *текстуальной критики, связь новозав. *койне с евр. и арам. языками, изменения в рус. языке за истекшее столетие. Отклики на этот труд были весьма разноречивыми: от резкого неприятия (*Иванов А.И.) до высокой положительной оценки (прот.*Липеровский).

? Исайя, НЭС, т.19; Иоанн, ап., там же, т.20; Принципы православного изучения Св.Писания, «Путь», 1928, № 13; Евангелисты как историки, ПМ, 1928, № 1; Воскрешение Лазаря и Воскресение Христово, «Путь», 1929, № 16; Книга О семьи печатях, «Путь», 1930, № 21; Завещание иудеохристианства, ПМ, 1931, вып.2; Евангелие от Матфея и Марка, Париж, 1931; Евангелие от Луки, Париж, 1932; Евангелие от Иоанна, Париж, 1932; Церковное предание и Новозав. наука, ПМ, 1937, вып.3; Новый Завет и наше время. История и богословие, «Путь», 1938, № 55; Славословие Божественной любви, ПМ, 1947, № 5; Водою и Кровию и Духом, Париж, 1947; Водою и Кровию и Духом, ПМ, 1948, № 6; Царство Кесаря перед судом Нового Завета, Париж, 1949; О молитве Господней, ПМ, 1949, № 7; «Смерть Пастыря» (К пониманию Ин ХХI:18-19), ПМ, 1957, № 11; Pentecњte Johannique, P., 1939; Saint Pierre et l’Eglise dans le Nouveau Testament, «Istina», 1955, № 3; La pri–re des heures, P., 1963.

? И в а н о в А.И., Новый перевод на рус. язык Ев. от Матфея, ЖМП, 1954, № 4, 5; K o u l o m z i n e N., Mgr.Cassien (1892-1965), sa vie et son oeuvre, ПМ (PO), 1966, № 12.


КАССИАН Иоанн — см.Иоанн Кассиан.
КАССИОДОР (Cassiodorus) Флавий Магн Аврелий, аббат (ок.490-ок.575), итал. монах, ученый, экзегет. Принадлежал к знатной фамилии, предки к-рой некогда переселились из Сирии. Высокое положение семьи при дворе готского короля Теодориха обеспечило К. блестящую карьеру. Он занимал должности министра, сенатора и префекта. В своей обществ.-политич. деятельности К. пытался содействовать организации готского государства по римскому образцу. После захвата Рима войсками визант. имп. Юстиниана К. принял монашество и основал м-рь в своем имении на юге Италии. Там он провел последние 25 лет жизни.

Одной из важнейших заслуг К. было сохранение им для ср.-век. Европы элементов антич. науки и лит-ры, святоотеческого богословия и герменевтики. В обширном толковании на Псалтирь и в «Руководстве к изучению божественной и светской литературы» («Institutiones divinarum et saccularium litterarum») К. опирался гл. обр. на лат. отцов. Основной особенностью его трудов является их обобщающий характер. «Руководство» содержало многочисл. исагогические сведения о *каноне, экзегетике, библ. «видах речи» (species dictionis), а также рекомендации монахам-переписчикам, как делать копии свящ. книг, исправлять погрешности и т.д. К. показал, что в Библии наличествуют лит. приемы и *жанры литературные, сходные с теми, что известны и у антич. авторов. Поэтому К. принято считать одним из основоположников *литературной критики библейской.

? M i g n e. PL, t.69-70; в рус. пер.: Послания, в кн.: Стасюлевич М.М., История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых, т.1, СПб., 1913;

? Г о л е н и щ е в - К у т у з о в И.Н., Ср.-век. лат. литература Италии, М., 1972; И в а н о в К.А., Ср.-век. монастырь и его обитатели, Пг., 19154; ПБЭ, т.9, с.115-17; У к о л о в а В.И., Античное наследие и

культура Средневековья, М., 1989; M u r p h y F.X., Cassiodorus, NCE, v.3.
КАССУТО (Cassuto) Умберто (1883-1951), итал. экзегет, раввин. Род. во Флоренции, где окончил ун-т по фак-ту философии и филологии. Был проф. экзегетики раввинского колледжа (Италия) и Флорентийского ун-та. В 1939 стал проф. Иерусалимского ун-та. Автор толкований на Кн.Бытия (1944-49) и Кн.Исход (1942) на *иврите. В работе «Документарная гипотеза» («The documentary hypothesis and the composition of the Pentateuch», Jerusalem, 1941, на иврите и на англ.) выступил с острой критикой теории о предполагаемых *источниках *Пятикнижия. По его мнению, критерий, выдвинутый еще в 18 в. *Астрюком (употребление различных *имен Божьих), не может быть использован для доказательства существования разных источников. Точно так же К. считал, что плюрализм стиля есть свойство многих лит. произведений и не подрывает единства Пятикнижия. *Дублеты в Моисеевых книгах К. объяснял стилистич. своеобразием Библии. Ряд статей К. был напечатан в рус. изд. Евр. энциклопедии.

? Questioncelle bibliche: la patria del profeta Nahum, Firenze, 1914; Le profezie di Geremia relative ai gentili, Firenze, 1917; La questione della Genesi, Firenze, 1934 (англ. пер.: A Commentary on the Book of Genesis, v.1-2, Jerusalem, 1961-64); The Godess Anath, Jerusalem, 1951.

? Кассуто Умберто, КЕЭ, т.4.
КАТЕНЫ (лат. catenae patrum — цепь, или вереница отцов), сборники, содержащие библ. толкования *святоотеч. периода. Нужда в такого рода компиляциях возникла в эпоху раннего Средневековья, когда стала исчезать творческая, оригинальная экзегеза. Целью составителей К. было сохранить экзегетич. наследие патристики как правосл. ориентир для толкователей. Само слово К. появилось только в кон. 15 в. Существовали К., избранные из книг к.-л. одного отца Церкви, и К., включающие отрывки из трудов разных комментаторов. Древнейшая из сохранившихся

греч. К. была составлена в 6 в. *Прокопием Газским, а лат. — в 8 в. *Алкуином. В древней Руси роль К. играли предисловия к свящ. книгам, к-рые нередко помещались в библ. рукописях. Эти предисловия обычно содержали исагогико-экзегетич. сведения о Библии, взятые из творений свт.*Афанасия, свт. *Иоанна Златоуста, блж.*Феофилакта и др. Среди рус. изданий нового времени отметим два труда, аналогичные древним К.: *О л е с н и ц к и й А. «Руководственные о свящ. Писании Ветхого и Нового Завета сведения из творений св.Отцов и Учителей Церкви», СПб., 1894; «Святоотеческое толкование на Ев. от Матфея», Париж, 1949, ч.1-2. Близки по характеру к К. толкования свт.*Феофана (Говорова) на Посл. ап.Павла.

? *В и г у р у Ф., Руководство..., т.1, М., 19162; ПБЭ, т.9, с.178-80; C r a m e r J.A., Catenae Graecorum Patrum in Novum Testamentum, v.1-8, Oxf. (Eng.), 1838-44; *L i e t z m a n n H., Catenen, Lpz.-Tub., 1897; RGG, Bd.1, S.1627.
КАТОЛИЧЕСКАЯ БИБЛЕИСТИКА. История К.б. ведет свое начало от *святоотеч. периода. Но поскольку это был период единой, неразделенной Церкви, а к нему восходит и *православная библеистика, мы укажем лишь на этапы К.б. после раскола христ. мира в 1054 г.

В средневековый период К.б. опиралась на наследие св. отцов, однако из-за утраты в Европе знания греч. языка ориентиром для комментаторов служила гл. обр. лат. патристика (блж.*Августин, свт.*Амвросий Медиоланский, блж.*Иероним и др.). Б. ч. экзегетич. трудов носила характер *катен. Отд. элементы библ. критики появляются у *Абеляра и *Гуго Сен-Викторского. *Схоластич. ср.-век. экзегеза внесла основной вклад в богословскую проблематику *боговдохновенности, в научном же отношении она не могла дать заметных результатов.

Период между 16 и 19 вв. ознаменовался бурным развитием *текстуальной критики и *литературной критики библейской, а также филологич. исследований Библии. В этой области немалая заслуга принадлежит гуманистам, многие из к-рых в эпоху Реформации остались

верными католичеству. К.б. фактически положила начало *историко-литературной критике Библии, причем ряд католич. ученых 16-18 вв. (*Мазиус, *Перейра, *Симон Р., *Геддес) рано пришли к радикальным выводам, предварившим идеи *новой исагогики. Как отмечает *Краус, этот факт нередко оставался вне поля зрения историографов, большинство из к-рых видело в высшей критике продукт исключительно протестантизма. Впрочем, реакция церк. руководства на науч. достижения К.б. была в этот период резко отрицательной. Работы радикальных экзегетов включались в «Индекс запрещенных книг», а сами они подвергались притеснениям. Это привело к тому, что в 19 в. К.б. пришла в упадок и уступила пальму первенства протестантской, ставшей ареной борьбы радикалов и ортодоксов. К.б. использовала только те достижения *исторической критики и др. ее форм, к-рые не противоречили указаниям церк. магистериума. Эта компромиссная позиция отразилась в трудах школы *Вигуру, «Словарь» к-рого подвел итоги К.б. за истекшие века.



От *модернизма до II Ватиканского Собора. На рубеже 19 и 20 вв. возник *модернизм католический, представители к-рого считали необходимым согласовать истины веры с совр. мышлением. Одним из вождей модернизма был франц. экзегет *Луази, сторонник радикального пересмотра *исагогики и библейской *герменевтики. Радикализм модернистов привел их к уходу за пределы не только католицизма, но и христианства вообще, что сильно подорвало доверие к библеистике в католич. кругах. Однако работы *Лагранжа, *Риччотти и др. поборников новой исагогики, к-рые оставались верны Церкви и основам ее вероучения, постепенно привели к победе критич. направления. В период между мировыми войнами оно еще с трудом прокладывало себе дорогу, но было, наконец, санкционировано Римом (1943). С этого времени начинается возрождение К.б. Значительный импульс К.б. дал II Ватиканский собор.

? См. ст.: Иерусалимская библ. школа; Институты библейские; Лев XIII; Папский библ. ин-т; Папская библ. комиссия; Переводы Библии на новые европ. языки (и ст. о др. переводах); Периодич. издания

библейские; Пий XII; Словари библейские; Тридентский собор, а также ст. о национальных исследованиях Библии (англо-амер., итал., нем., франц. библеистика и др.); NCSS; B a r t o n G.A., Roman Catholic Biblical Scholarship, «Theology», 1960, № 63; K o d e l l J., The Catholic Bible Study Handbook, Ann Arbor (Mich.), 1985.
КАУТСКИЙ Карл — см.Социальные интерпретации Библии.
КАУЧ (Kautzsch) Эмиль Фридрих (1841-1910), нем. протестантский *гебраист, переводчик Библии и экзегет. Преподавал в Лейпциге, Базеле, Тюбингене и Галле. Не разделяя целиком радикального критицизма школы *Велльхаузена, К. тем не менее широко пользовался *историко-критическим методом. Ему принадлежит переработка «Грамматики древнеевр. языка» *Гезениуса (Gesenius W. — E.Kautzsch. Hebraische Grammatik, Lpz., 187822, англ. пер. Gesenius’Hebrew Grammar, enlarged by E.Kautzsch, ed.2, 1910), а также труды по *арамейскому языку. Гл. работа К. — перевод на нем. язык ВЗ (включая *неканонические книги и *апокрифы). 1-е изд. этого перевода, отличающегося высокими науч. достоинствами, вышло в 1890-1900 и затем неск. раз переиздавалось.

? Abriss der Geschichte des alttestamentlichen Schriftums, Freib.-Tub., 1897 (англ. пер.: An Outline of the History of the Literature of the Old Testament, L., 1898); Religion of Israel, A Dictionary of the Bible, ed. *Hastings, extra vol., 1909, p.612-734; Biblische Theologie des Alten Testaments, Tub., 1911.

? ПБЭ, т.9, с.268-70; K r a u s, S.262-63; RGG, Bd.3, S.1232.
КАФИЗМЫ (греч.KЈqisma — сидение), чтения из Псалтири, принятые в правосл. богослужении. Термин К. возник в визант. м-рях в связи с обычаем сидеть во время чтения псалмов, когда (начиная с 5 в.) за одной суточной службой стали прочитывать всю Псалтирь. К. также называются разделы церк.-слав. Псалтири, общее число к-рых равно 20. Каждая К. разделена на 3 части, завершающиеся словами: «Слава Отцу и Сыну и

Св.Духу». Первоначально молящиеся сидели не во время чтения К., а при чтении тропарей (седальнов), помещенных между К.

? *С к а б а л л а н о в и ч М.Н., Толковый Типикон, вып.1-3, К., 1910-15, репр., М., 1995; *У с п е н с к и й Н.Д., Чин Всенощного бдения на правосл. Востоке и в Рус. Церкви, БТ, 1978, сб.18, 19.

  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница