Ангелы и демоны



страница6/38
Дата04.05.2016
Размер6.5 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38
Глава 20
Второй этап, думал ассасин, шагая по темному тоннелю.

Убийца понимал, что факел в его руке - вещь в принципе излишняя. Он был нужен лишь для того, чтобы произвести впечатление. Во всем нужен эффект. Страх, как хорошо знал ассасин, был его союзником. Страх калечит сильнее, чем любое оружие.

В тоннеле не было зеркала, чтобы полюбоваться собой. Но судя по сгорбленной тени, которую отбрасывала его скрытая широким одеянием фигура, мимикрия была полной. Маскировка являлась важнейшей частью плана... Кроме того, она еще раз подчеркивала всю безнравственность заговора. Даже в самых дерзких своих мечтах он не представлял, что сыграет в нем столь важную роль.

Еще две недели назад он посчитал бы, что выполнить ожидающую его в конце пути задачу невозможно. Она показалась бы ему самоубийственной. Это было почти то же самое, что войти обнаженным в клетку со львом. Но Янус сумел лишить смысла само понятие невозможного.

За последние две недели Янус посвятил его во множество тайн... Тоннель, кстати, был одной из них - древний, но вполне пригодный для прохода подземный коридор.

С каждым шагом приближаясь к врагам, ассасин не переставал думать о том, насколько трудной может оказаться его задача. Янус обещал, что сделать все будет проще простого, поскольку некто, находящийся в здании, проведет всю подготовительную работу. Некто, находящийся в здании. Невероятно! Чем больше он думал о своей миссии, тем сильнее становилась его вера в то, что она окажется простой, как детская забава.

Wahad... tintain... thalatha... arbaa, думал он и мысленно произносил эти слова по-арабски, приближаясь к концу тоннеля. Один... два... три... четыре.
Глава 21
- Думаю, вы слышали об антивеществе, мистер Лэнгдон? - спросила Виттория. Ее смуглая кожа резко контрастировала с белизной лаборатории.

Лэнгдон поднял на нее глаза. Он вдруг ощутил себя полным тупицей.

- Да... В некотором роде.

- Вы, видимо, смотрите по телевизору сериал "Звездный путь", - с едва заметной усмешкой сказала девушка.

- Моим студентами он очень нравится... - начал он, покраснев, однако тут же взял себя в руки и серьезно продолжил: - Антивещество служит главным топливом для двигателей звездного крейсера "Энтерпрайз". Не так ли?

- Хорошая научная фантастика уходит корнями в настоящую науку, - утвердительно кивнув, ответила Виттория.

- Значит, антивещество действительно существует?!

- Да, как природное явление. Все имеет свою противоположность. Протоны и электроны, кварки и антикварки. На субатомном уровне существует своего рода космическая симметрия. Антивещество по отношению к веществу то же самое, что инь и ян в китайской философии. Женское и мужское начало. Они поддерживают состояние физического равновесия, и это можно выразить математическим уравнением.

Лэнгдон сразу вспомнил о дуализме Галилея.

- Ученым еще с 1918 года известно, что Большой взрыв породил два вида вещества, - сказала Виттория. - Один - тот, который мы имеем здесь, на Земле. Из него состоят скалы, деревья, люди. Другой вид вещества находится где-то в иных частях Вселенной. Это вещество полностью идентично нашему, за исключением того, что все частицы в нем имеют противоположный заряд.

- Но хранить частицы антивещества невозможно, - сказал, возникнув словно из тумана, Колер. Теперь в его голосе звучало сомнение. - Технологий для этого не существует. Как насчет нейтрализации?

- Отцу удалось создать вакуум с обратной поляризацией, что, в свою очередь, позволило извлечь частицы вещества из ускорителя до того, как они успели исчезнуть.

- Но вакуум одновременно с антивеществом извлечет и обычную материю. Я лично не вижу способа разделить частицы, - с недовольным видом возразил Колер.

- Для этой цели папа использовал сильное магнитное поле. Частицы вещества ушли по дуге вправо, а антивещества - влево. У них, как известно, противоположная полярность.

И в этот момент стена скептицизма, которой окружил себя Колер, похоже, дала первую трещину. Он с изумлением посмотрел на Витторию и зашелся в приступе кашля.

- Неверо... ятно, - выдавил он, вытирая губы. - Но пусть даже... - у Лэнгдона сложилось впечатление, что разум директора продолжал сопротивляться, - ...вакуум и магниты возымели действие, все равно эти сферические сосуды изготовлены из вещества. А ведь антивещество невозможно хранить в сосудах из нашей обычной материи. Вещество и антивещество мгновенно вступят в реакцию...

- Образцы антиматерии не касаются стенок сосудов, - ответила, явно ожидавшая этого вопроса Виттория. - Они находятся в подвешенном состоянии. Эти сосуды называются "ловушками антивещества", поскольку они буквально затягивают его в центр сферы и удерживают на безопасном расстоянии от стенок.

- В подвешенном состоянии? Но... каким образом?

- В точке пересечения двух магнитных полей. Можете взглянуть.

Виттория прошла через всю комнату и взяла какой-то большой электронный прибор. Эта хитроумная штуковина больше всего походила на лучевое ружье из детских комиксов. Широкий, похожий на пушечный ствол, лазерный прицел сверху и масса электронных приспособлений в нижней части. Девушка соединила прицел с одним из сосудов, взглянула в окуляр и произвела тонкую калибровку. Затем отступила в сторону и жестом пригласила Колера приблизиться.

Директор, казалось, пребывал в полном замешательстве.

- Неужели вам удалось добыть видимое количество?

- Пятьсот нанограммов <Нанограмм - миллиардная часть грамма.>. В виде жидкой плазмы, состоящей из миллионов позитронов.

- Миллионов?! Но до сих пор во всех лабораториях мира удалось выделить лишь несколько частиц антивещества...

- Ксенон, - быстро ответила Виттория. - Папа пропустил луч через поток ксенона, который отнял у частиц все электроны. Детали эксперимента он держал в тайне, но мне известно, что отец одновременно впрыскивал в ускоритель струю чистых электронов.

Лэнгдон уже и не пытался что-либо понять. "Неужели они говорят по-английски?" - думал он.

Колер замолчал, сдвинув брови. Затем он судорожно вздохнул и откинулся на спинку кресла - так, словно его сразила пуля.

- Но это означает, что технически мы...

- Именно. Мы имеем возможность получить большое количество антивещества.

Колер посмотрел на металлические стержни, поддерживающие сферические сосуды, неуверенно подкатил к тому, на котором был закреплен зрительный прибор, и приложил глаз к окуляру. Он долго смотрел, не говоря ни слова. Затем оторвался от визира, обессилено откинулся на спинку кресла и вытер покрытый потом лоб. Морщины на его лице разгладились.

- Боже мой... вы действительно это сделали, - прошептал он.

- Это сделал мой отец, - уточнила Виттория.

- У меня просто нет слов...

- А вы не хотите взглянуть? - спросила девушка, обращаясь к Лэнгдону.

Совершенно не представляя, что он может увидеть, Лэнгдон подошел к стержням. С расстояния в один фут сосуд по-прежнему казался пустым. То, что находилось внутри, имело, по-видимому, бесконечно крошечные размеры. Американец посмотрел в окуляр, но для того, чтобы сфокусировать взгляд на содержимом прозрачной сферы, ему потребовалось некоторое время.

И наконец он увидел это.

Объект находился не на дне сосуда, как можно было ожидать, а плавал в самом центре сферы. Это был мерцающий, чем-то похожий на капельку ртути шарик. Поддерживаемый неведомыми магическими силами, шарик висел в пространстве. По его поверхности пробегал муар отливающих металлом волн. Шарик антивещества напомнил Лэнгдону о научно-популярном фильме, в котором демонстрировалось поведение в невесомости капли воды. Несмотря на то что шарик был микроскопическим, Лэнгдон видел все углубления и выпуклости, возникающие на поверхности витающей в замкнутом пространстве плазмы.

- Оно... плавает, - произнес специалист по религиозной символике.

- И слава Богу, - ответила Виттория. - Антивещество отличается крайней нестабильностью. По своей энергетической сущности оно является полной противоположностью обычного вещества, и при соприкосновении субстанций происходит их взаимное уничтожение. Удерживать антивещество от контакта с веществом очень сложно, потому что все - буквально все! - что имеется на Земле, состоит из обычного вещества. Образцы при хранении не должны ничего касаться - даже воздуха.

Лэнгдон был потрясен. Неужели можно работать в полном вакууме?

- Скажи, - вмешался Колер, - а эти, как их там... "ловушки антивещества" тоже изобрел твой отец?

- Вообще-то их придумала я, - несколько смущенно ответила она.

Колер поднял на нее вопросительный взгляд, ожидая продолжения.

- Когда папа получил первые частицы антивещества, он никак не мог их сохранить, - скромно потупившись, сказала Виттория. - Я предложила ему эту схему. Воздухонепроницаемая оболочка из композитных материалов и разнополюсные магниты с двух сторон.

- Похоже, что гениальность твоего отца оказалась заразительной.

- Боюсь, что нет. Я просто позаимствовала идею у природы. Аргонавты <Аргонавты - род головоногих моллюсков из отряда осьминогов.> удерживают рыбу в своих щупальцах при помощи электрических зарядов. Тот же принцип использован и здесь. К каждой сфере прикреплена пара электромагнитов. Противоположные магнитные поля пересекаются в центре сосуда и удерживают антивещество в удалении от стен. Все это происходит в абсолютном вакууме.

Лэнгдон с уважением посмотрел на шарообразный сосуд. Антивещество, свободно подвешенное в вакууме. Колер был прав. Этого мог добиться лишь гений.

- Где размещены источники питания электромагнитов? - поинтересовался Колер.

- В стержне под ловушкой. Основания сфер имеют контакт с источником питания, и подзарядка идет постоянно.

- А что произойдет, если поле вдруг исчезнет?

- В этом случае антивещество, лишившись поддержки, опустится на дно сосуда, и тогда произойдет его аннигиляция, или уничтожение, если хотите.

- Уничтожение? - навострил уши Лэнгдон. Последнее слово ему явно не понравилось.

- Да, - спокойно ответила Виттория. - Вещество и антивещество при соприкосновении мгновенно уничтожаются. Физики называют этот процесс аннигиляцией.

- Понятно, - кивнул Лэнгдон.

- Реакция с физической точки зрения очень проста. Частицы материи и антиматерии, объединившись, дают жизнь двум новым частицам, именуемым фотонами. А фотон - не что иное, как микроскопическая вспышка света.

О световых частицах - фотонах Лэнгдон где-то читал. В той статье их называли самой чистой формой энергии. Немного поразмыслив, он решил не спрашивать о фотонных ракетах, которые капитан Кёрк <Капитан Джеймс Т. Кёрк - командир межгалактического крейсера "Энтерпрайз" из американского фантастического телевизионного сериала "Звездный путь".> использовал против злобных клинганов.

- Итак, если электромагниты откажут, произойдет крошечная вспышка света? - решил уточнить он.

- Все зависит от того, что считать крошечным, - пожала плечами Виттория. - Сейчас я вам это продемонстрирую.

Она подошла к одному из стержней и принялась отвинчивать сосуд.

Колер неожиданно издал вопль ужаса и, подкатившись к Виттории, оттолкнул ее руки от прозрачной сферы. - Виттория, ты сошла с ума!


Глава 22
Это было невероятно. Колер вдруг поднялся с кресла и несколько секунд стоял на своих давно усохших ногах.

- Виттория! Не смей снимать ловушку!

Лэнгдон, которого внезапная паника директора повергла в изумление, молча взирал на разыгрывающуюся перед ним сцену.

- Пятьсот нанограммов! Если ты разрушишь магнитное поле...

- Директор, - невозмутимо произнесла девушка, - операция не представляет никакой опасности. Каждая ловушка снабжена предохранителем в виде аккумуляторной батареи. Специально для того, чтобы ее можно было снять с подставки.

Колер, судя по его неуверенному виду, не до конца поверил словам Виттории, но тем не менее уселся в свое кресло.

- Аккумуляторы включаются автоматически, как только ловушка лишается питания, - продолжала девушка. - И работают двадцать четыре часа. Если провести сравнение с автомобилем, то аккумуляторы функционируют, как резервный бак с горючим. - Словно почувствовав беспокойство Лэнгдона, она повернулась к нему и сказала: - Антивещество обладает некоторыми необычными свойствами, мистер Лэнгдон, которые делают его весьма опасным. В частице антиматерии массой десять миллиграммов - а это размер песчинки - гипотетически содержится столько же энергии, сколько в двухстах тоннах обычного ракетного топлива.

Голова Лэнгдона снова пошла кругом.

- Это энергия будущего, - сказала Виттория. - Энергия в тысячу раз более мощная, чем ядерная, и с коэффициентом полезного действия сто процентов. Никаких отходов. Никакой радиации. Никакого ущерба окружающей среде. Нескольких граммов антивещества достаточно, чтобы в течение недели снабжать энергией крупный город.

- Граммов?

Лэнгдон на всякий случай отступил подальше от сосудов с антивеществом.

- Не волнуйтесь, - успокоила его Виттория, - в этих сферах содержатся всего лишь миллионные доли грамма, а такое количество относительно безопасно.

Она подошла к одному из стержней и сняла сферический сосуд с платформы.

Колер слегка поежился, но вмешиваться на этот раз не стал. Как только ловушка освободилась, раздался резкий звуковой сигнал, и в нижней части сферы загорелся крошечный экран. На экране тут же замигали красные цифры. Начался обратный отсчет времени.

24:00:00...

23:59:59...

23:59:58...

Лэнгдон проследил за меняющимися цифрами и пришел к выводу, что это устройство очень смахивает на бомбу замедленного действия.

- Аккумулятор будет действовать ровно двадцать четыре часа. Его можно подзарядить, вернув ловушку на место. Аккумулятор создан в качестве меры предосторожности и для удобства транспортировки.

- Транспортировки?! - прогремел Колер. - Ты хочешь сказать, что выносила образцы из лаборатории?

- Нет, не выносила, - ответила Виттория. - Но мобильность образцов позволит лучше изучить их поведение.

Девушка пригласила Лэнгдона и Колера проследовать за ней в дальнюю часть лаборатории. Когда она отдернула штору, перед ними открылось большое окно в соседнее помещение. Стены, полы и потолки обширной комнаты были обшиты стальными листами. Больше всего комната была похожа на цистерну нефтяного танкера, на котором Лэнгдон однажды плавал в Папуа - Новую Гвинею, чтобы изучить татуировки аборигенов.

- Это помещение мы называем аннигиляционной камерой, - пояснила Виттория.

- И вы действительно наблюдали аннигиляцию? - посмотрел на нее Колер.

- Отец просто восторгался этим физическим явлением, - ответила Виттория. - Огромное количество энергии из крошечного образца антивещества.

Девушка выдвинула из стены под окном стальной с загнутыми краями и потому похожий на противень лист, положила на него сосуд с антивеществом и задвинула этот необычный поднос обратно. Затем она потянула за находящийся рядом рычаг. Не прошло и секунды, как за стеклом они увидели ловушку. Сфера покатилась по широкой дуге и остановилась на металлическом полу почти в самом центре помещения.

- Сейчас вы впервые в жизни сможете наблюдать процесс аннигиляции вещества и антивещества, - с легкой улыбкой объявила девушка. - В процессе участвуют миллионные доли грамма антиматерии. Мы имеем дело с относительно небольшим образцом.

Лэнгдон взглянул на одиноко стоящую на полу огромного бака ловушку антивещества. Колер же просто прильнул к окну. Вид у директора, надо сказать, был довольно растерянный.

- В обычных условиях аккумулятор прекращает действовать через сутки. Однако в этом помещении в пол вмонтированы сильные магниты, способные нейтрализовать магнитное поле ловушки. В тот момент, когда вещество и антивещество соприкоснутся, произойдет...

- Аннигиляция, - прошептал Колер.

- Да, и еще кое-что, - сказала Виттория. - Антивещество порождает чистую энергию. Вся его масса полностью превращается в фотоны. Поэтому не смотрите на образец. Прикройте чем-нибудь глаза.

Лэнгдон немного волновался, но ему казалось, что девица переигрывает, чересчур драматизируя ситуацию. Не смотреть на этот сосуд? Похожая на прозрачный теннисный мяч ловушка находилась от него в добрых тридцати ярдах. Зрителей от нее защищало толстенное и вдобавок затемненное органическое стекло. А образец в ловушке был просто микроскопическим. Прикрыть глаза? Сколько энергии способна выделить подобная...

Но додумать до конца Лэнгдон не успел. Девушка нажалакнопку, и он мгновенно ослеп.

В сосуде возникла сияющая точка, которая вдруг взорвалась ослепительной вспышкой, и волна света, по аналогии с воздушной волной от обычного взрыва, со страшной силой ударила в затененное стекло прямо перед ним. Лэнгдон непроизвольно отступил назад. Стены помещения завибрировали, а свет, вначале заполнивший всю стальную комнату, снова стал стягиваться в одну точку, чтобы через мгновение превратиться в ничто. Лэнгдон беспомощно моргал. Глаза у него болели, и зрение возвращаться не спешило. Когда оно все же вернулось, американец увидел, что шарообразный сосуд исчез без следа. Испарился.

- Б... Боже мой! - прошептал изумленный Лэнгдон.

- Именно это и сказал мой папа, - печально произнесла Виттория.


Глава 23
Колер молча смотрел через затененное стекло в аннигиляционную камеру. То, что он увидел, его потрясло. Рядом с ним стоял Роберт Лэнгдон, которого этот спектакль поразил еще больше.

- Я хочу видеть отца, - потребовала Виттория. - Я показала вам лабораторию, а теперь желаю взглянуть на папу.

Колер медленно отвернулся от окна. Слов девушки директор, судя по всему, просто не слышал.

- Почему вы с отцом так долго ждали, Виттория? Об этом открытии вам следовало немедленно сообщить мне.

На это имеются десятки причин, подумала девушка, а вслух произнесла:

- Если не возражаете, директор, мы все это обсудим позже. А сейчас я хочу увидеть папу.

- Ты представляешь, к каким последствиям может привести это открытие?

- Естественно! - резко бросила Виттория. - К росту доходов ЦЕРНа! Значительному росту. А сейчас я настаиваю...

- Теперь я понимаю, почему вы все держали в тайне, - гнул свое Колер, явно стараясь уязвить собеседницу. - Ты и твой отец опасались, что совет директоров потребует запатентовать вашу технологию.

- Она должна быть запатентована, - сердито ответила Виттория, понимая, что директору все же удалось втянуть ее в спор. - Технология производства антивещества - дело слишком серьезное и весьма опасное. Мы с отцом не спешили с сообщением, чтобы усовершенствовать процесс и сделать его более безопасным.

- Иными словами, вы не доверяли совету, опасаясь, что он пожертвует наукой во имя своей алчности?

Виттория была поражена тем, с каким равнодушием директор произнес эти слова.

- Имелись и другие мотивы, - сказала она. - Папа не торопился, желая представить свое открытие в самом лучшем свете.

- И что же это должно означать?

"Ты еще спрашиваешь, что это должно означать?" - подумала она, а вслух сказала:

- Вещество из энергии, нечто из ничего... Но ведь это, по существу, научно доказывает возможность акта Творения. Разве не так?

- Значит, он не хотел, чтобы религиозные последствия его открытия погибли под натиском коммерциализации?

- В некотором роде - да.

- А ты?

Виттория, как ни странно, придерживалась диаметрально противоположных взглядов. Коммерческая сторона вопроса имела решающее значение для успешного внедрения любого нового источника энергии. Хотя антивещество, как источник чистой энергии, обладало неограниченным потенциалом, преждевременное разглашение тайны грозило тем, что новый вид экологически чистой энергии пострадает от политики и враждебного пиара так, как до него ядерная и солнечная энергия. Ядерная энергия получила распространение до того, как стала безопасной, и в результате произошло несколько катастроф. Солнечная энергия начала использоваться, еще не став экономически выгодной, и инвесторы потеряли большие деньги. В результате оба вида энергии имели скверную репутацию, и перспективы их применения были туманны.



- Мои задачи не столь грандиозны. Я вовсе не стремилась примирить науку и религию.

- Тобой больше двигала забота об окружающей среде? - высказал предположение Колер.

- Неисчерпаемый источник энергии. Никаких открытых выработок. Полное отсутствие радиации и иных видов загрязнения. Использование энергии антивещества могло бы спасти нашу планету...

- Или уничтожить, - саркастически фыркнул Колер. - Все зависит о того, кто станет ее использовать и с какой целью. Кто еще знает о вашем открытии? - спросил директор. От его слов, как и от всей его сгорбленной фигуры, вдруг повеяло леденящим холодом.

- Никто, - ответила Виттория. - Я вам это уже говорила.

- В таком случае... почему ты полагаешь, что твой отец убит?

- Понятия не имею, - сказала девушка, напрягшись всем телом. - У него были враги здесь, в ЦЕРНе, и вы об этом знаете. Но это никак не было связано с антивеществом. Мы поклялись друг другу хранить открытие в тайне еще несколько месяцев. До тех пор, пока не будем готовы.

- И ты уверена, что твой отец хранил молчание? Этот вопрос вывел Витторию из себя.

- Папа всегда хранил даже более суровые обеты, чем этот!

- А ты сама никому не проговорилась?

- Конечно, нет!

Колер вздохнул и замолчал, словно для того, чтобы хорошенько продумать то, что собирался сказать.

- Допустим, что кто-то каким-то образом смог об этом узнать, - после довольно продолжительной паузы произнес он. - Допустим также, что этот неизвестный получил доступ в лабораторию. За чем, по твоему мнению, этот гипотетический взломщик мог охотиться? Не хранил ли твой отец здесь свои рабочие тетради или иные документы?

- Директор, я терпеливо отвечала на ваши вопросы и теперь хочу получить ответ на свои. Вы продолжаете твердить о возможном взломе, хотя сами видели наш сканер глазного дна. Мой отец чрезвычайно серьезно относился к вопросам безопасности и проявлял исключительную бдительность.

- Умоляю тебя, успокой мое сердце, - умоляющим голосом произнес Колер, ввергнув девушку в замешательство. - Что здесь могло пропасть?

- Представления не имею, - сердито ответила она, оглядывая лабораторию. Все образцы антивещества находились на своих местах. Рабочее место ее отца тоже не претерпело никаких изменений. - Сюда никто не входил, - наконец объявила Виттория. - Здесь, наверху, все находится в полном порядке.

- Наверху? - удивленно переспросил Колер.

- Да, в верхней лаборатории, - машинально произнесла девушка.

- Значит, вы пользовались и нижней лабораторией?!

- Да, но только как хранилищем.

Колер снова зашелся в кашле. Откашлявшись, он подкатился ближе к Виттории и просипел:

- Вы использовали камеру "Оп-Мат" для хранения? Хранения чего?

"Опасных материалов! Чего же еще?" - возмущенно подумала Виттория и ответила:

- Для хранения антивещества.

Колер от изумления даже приподнялся на подлокотниках кресла.

- Неужели существуют и другие образцы? Какого дьявола ты мне об этом не сказала?!

- Я собиралась сказать, но вы не дали мне этого сделать.

- Необходимо проверить эти образцы, - бросил Колер. - И немедленно!

- Образец, - поправила его Виттория. - В единственном экземпляре. И он, как я полагаю, в полном порядке. Никто не мог...

-Только один? - спросил директор. - А почему он не здесь?

- Отец хотел, чтобы этот образец на всякий случай хранился в скальных породах. Просто он больше, чем все остальные...

Тревожные взгляды, которыми обменялись Колер и Лэнгдон, не ускользнули от внимания девушки.

- Вы создали образец, масса которого больше пятисот нанограммов? - наезжая на Витторию креслом, спросил директор ЦЕРНа.

- Это было необходимо, - сказала она. - Требовалось доказать, что экономический порог затраты/выпуск может быть успешно преодолен.

Она знала, что соотношение финансовых затрат и объема полученной новой энергии является важнейшим фактором, влияющим на ее внедрение. Никто не станет возводить вышку ради добычи одного барреля нефти. Но если та же вышка при минимальных дополнительных затратах сможет выдать миллионы баррелей, за дело стоит взяться. Точно так же и с антивеществом. Работа шестнадцатимильного ускорителя для создания крошечного образца антиматерии требовала гораздо большей энергии, чем та, которую можно было получить от него. Для того чтобы доказать экономическую целесообразность производства и использования антивещества, требовалось создать образец с гораздо большей массой.

Отец вначале не решался создать большой образец, но потом все же уступил давлению дочери. Для того чтобы антивещество было воспринято серьезно, говорила она, необходимо доказать кое-что. Во-первых, возможность производства достаточного количества материала по умеренной цене, и, во-вторых, то, что этот материал можно безопасно хранить. В конце концов дочь победила, и отец неохотно поменял свою первоначальную, достаточно обоснованную точку зрения. Но одновременно он выдвинул весьма жесткие условия безопасности. Леонардо Ветра настоял на том, чтобы антивещество хранилось в камере для опасных материалов - в небольшом, вырубленном в коренном граните помещении на глубине семидесяти пяти футов от поверхности земли. Помимо этого, отец потребовал, чтобы об этом образце, кроме них двоих, не знал никто.

- Виттория, - напряженным голосом произнес Колер, - какого размера образец вам удалось создать?

Виттория помимо воли ощутила внутреннее удовлетворение. Она знала, что упоминание о массе полученного отцом и ею вещества способно сразить наповал даже самого великого Максимилиана Колера. Перед ее мысленным взором предстал хранящийся в недрах земли образец. Захватывающее зрелище! Свободно парящее внутри ловушки антивещество можно было увидеть невооруженным глазом. Капелька материи размером с дробинку, переливаясь муаром, танцевала в полном вакууме.

Виттория набрала полную грудь воздуха и выпалила:

- Ровно четверть грамма!

- Что?! - Кровь отлила от лица Колера, и у него снова начался приступ кашля. - Чет... Чет... Четверть грамма?! Это же эквивалентно почти... пяти килотоннам!

Килотонна! Виттория ненавидела это слово. Ни она, ни ее отец никогда им не пользовались. Килотонна была мерой энергии, которая выделялась при взрыве тысячи тонн тринитротолуола. Килотоннами измеряется мощность ядерного оружия. Отец и она измеряли энергию в электронвольтах и джоулях, и энергия, которую они создавали, была направлена на созидание.

- Но антивещество такой массы способно уничтожить буквально все в радиусе полумили! - воскликнул Колер.

- Да, если произойдет мгновенная аннигиляция, - согласилась Виттория. - Но этого никто не допустит.

- За исключением тех, у кого есть иные намерения. Или в том случае, если ваш источник питания даст сбой, - произнес Колер, направляя колеса своего кресла к лифту.

- Именно поэтому папа держал его в хранилище "Оп-Мат" с надежнейшей системой электропитания и более чем достаточной защитой.

- И вы поставили в "Оп-Мат" дополнительный запор? - с надеждой спросил Колер.

- Да. Еще одну систему сканирования сетчатки. В ответ директор бросил всего лишь два слова:

- Вниз. Немедленно!
***
Грузовой лифт камнем падал в бездну.

Еще на семьдесят пять футов ближе к центру Земли.

Виттории казалось, что она физически ощущает страх, который испытывали оба мужчины. Лицо Колера, обычно лишенное всяких эмоций, на сей раз искажала гримаса ужаса. "Я знаю, - думала Виттория, - что образец очень велик, но те меры предосторожности, которые мы..."

Довести мысль до конца девушка не успела. Лифт замер на дне шахты. Двери кабины открылись, и Лэнгдон увидел перед собой вырубленный в камне коридор, заканчивающийся тяжелым стальным щитом. "Оп-Мат".

В стене рядом со стальным щитом, оказавшимся при ближайшем рассмотрении дверью, располагался сканер сетчатки, идентичный тому, который Лэнгдон видел наверху.

Виттория подошла к сканеру, приблизила глаз к выпуклой линзе, но тут же отпрянула. С прибором что-то случилось. Всегда безукоризненно чистый окуляр был чем-то забрызган... Мелкие пятна были похожи на... Запекшуюся кровь? Она в замешательстве повернулась к мужчинам и увидела их восковые лица. Колер и Лэнгдон были бледны как смерть, а их взгляды были устремлены вниз, ей под ноги.

Виттория проследила за ними...

- Не смотрите! - выкрикнул Лэнгдон и протянул к девушке руки.

Слишком поздно. Она уже увидела валяющийся на полу предмет. Этот предмет был для нее совершенно незнакомым и в то же время очень близким.

Уже через миг Виттория с ужасом поняла, что это такое. На нее с пола таращилось, выброшенное, словно ненужный мусор, глазное яблоко. Эту карюю радужную оболочку она узнала бы при любых обстоятельствах.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница