Анатолий Боговик: ощущение, как будто ты в кино



Скачать 164.5 Kb.
Дата20.11.2016
Размер164.5 Kb.

Анатолий Боговик: ощущение, как - будто ты в кино


5 марта 2014

Анатолий Боговик, в силу своей должности, человек очень занятой. Но он согласился поучаствовать в нашем проекте «Не только деньги». На один час он отвлекся от своих дел и практически непрерывно звонящего телефона. Только в конце разговора выяснилось, что Анатолий Анатольевич ради интервью пожертвовал своим обеденным перерывом.

Мы сидим в скромном, но уютном кабинете. Напротив - очень спокойный и увлеченный своим делом собеседник. Анатолий Анатольевич Боговик, исполнительный директор АСБ Беларусбанк.
 


 

- Анатолий Анатольевич, как становятся банкирами? В детстве спросишь у любого ребенка – хочет быть космонавтом, водителем, пожарником. Банкирами никто не хочет быть. Как же все-таки люди становятся банкирами?

- Принято сейчас говорить, что банкир – это тот, кто владеет банком. А остальных чаще называют банковскими работниками. Можно сказать, что для кого-то это призвание, для кого-то семейная традиция.

Но дело в том, что банк – это достаточно разносторонняя организация с огромным количеством операций, с огромным количеством выполняемых функций сопровождающего характера. Банковский работник сегодня – это и маркетолог, и экономист, и финансист, и бухгалтер.

Это и специалист, который непосредственно разбирается в отраслях промышленности, сельского хозяйства, строительства, которые обслуживает банк. Это и психоаналитик, потому что очень часто люди приходят со своими проблемами, даже не связанными с банком, и пытаются эти проблемы переадресовать сотруднику банка.

Поэтому банковская деятельность – очень разнообразная. И каждый человек, каждый банковский сотрудник находит себя в том или ином направлении работы банка. Мне кажется, что в любой профессии человек должен сам себя найти.  А найти – это значит получать удовлетворение от работы.

Когда ты приходишь на работу, и мучаешься – лучше, наверное, не работать. Потому что ты тем самым не приносишь удовлетворения себе, ты не приносишь результата организации, в которой работаешь.  И тогда вопрос, зачем это надо.



- Нормированный ли у вас рабочий день?

- В банке ненормированный рабочий день. Но это не говорит, что человек должен работать по 24 часа, что чем больше он работает, тем лучше.  Абсолютно - нет. Во многом это зависит от организации работы, во многом зависит от объемов, которые могут увеличиваться в определенный период. Но если говорить конкретно обо мне, то сегодня мой рабочий день составляет 12 часов. Фактически это с 8 утра до 8 часов вечера.

Но сказать, что от этого есть какой-то дискомфорт, тоже не скажу. Я, к своей радости, могу утверждать, что хожу на работу с удовольствием. Мне моя работа нравится в полной мере, я получаю удовлетворение. Получаю удовлетворение не от времени нахождения на своем рабочем месте, а от  тех результатов, которые приносит работа. Мне вообще кажется, что человек должен работать ради того, чтобы к чему-то прийти, к какому-то конкретному результату. Осязаемому, видимому результату.

Цель, или результат всегда, в любой части работы, можно для себя поставить. Это и организация какого-то сервиса, это и достижение какого-то финансового показателя, и получение удовлетворенности клиентом  от работы с тобой. В этом и заключается смысл работы.



- А какое лично ваше достижение принесло вам больше всего радости?

- Учитывая то, что моя банковская деятельность связана с работой с пластиковыми карточками фактически на протяжении 20 лет, логично, что буду говорить про это направление. Оно достаточно динамичное, быстро развивается. Реализаций большое количество. И каждое достижение дает дополнительный стимул к работе. И поэтому каждое наше нововведение, которое мы реализовываем – это еще один плюсик в эмоциональном состоянии.

Если говорить о самых последних достижениях по банковским карточкам – это вывод на рынок новых версий нашего мобильного банкинга для операционных систем Android и IOS, которые качественно отличаются от предыдущих версий.

- Остается ли время на какие-то увлечения кроме работы? Понятно, что есть работа, семья, дом. А есть ли у банковского сотрудника что-то еще кроме работы? Есть ли у вас хобби?

- Что касается хобби, то оно у меня есть. Его даже нельзя назвать хобби – это вторая жизнь. Это футбол. Но здесь нечему удивляться. Мой отец достаточно известная личность в футбольном мире. И в этом вопросе я хотел идти по его стопам.

Сложилось несколько по-иному. Но все равно футбол – в душе. Поэтому можно сказать, что футбол – это мое хобби на всю жизнь.
 

- И часто вы играете?

- К большому сожалению, с годами это происходит все реже и реже. Но раз в неделю – я стараюсь выходить на поле и «общаться с мячом». Даже, если зима, то в закрытом помещении, благо сегодня с этим нет проблем. С удовольствием играю со своими коллегами по работе.

Большой плюс в том, что у нас в банке есть свой спортивный зал или правильнее сказать спортивный блок, в котором можно заниматься различными видами спорта.
 

- У вас есть специальная футбольная форма?

- Футбол – это неприхотливый вид спорта,  в нем главное желание играть, а  спортивная обувь, майка, трусы найдутся в гардеробе, как мне кажется, у каждого человека.



- Можете ли вы бросить вызов какой-нибудь банковской футбольной команде?

- Это достаточно постоянная практика. Мы устраиваем и турниры, и матчи с другими банками. Играем и с другими компаниями, с операторами сотовой связи. Они тоже очень активно пропагандируют футбол среди своих сотрудников. Встречи на футбольной площадке с зарубежными банками также не редкость. Футбол – это все-таки самая распространенная игра в мире.



- А последние победы над кем были? Или это неважно в любительском футболе?

- Вы знаете, ведь идет речь о любительском футболе, а не о профессиональном – здесь в большей степени важна сама игра. И не столь важен результат, которого ты в итоге достигаешь. Но в тоже время, конечно, всегда хочется выиграть. Определенные скидки на возраст, на технику делаешь уже после игры.

А во время матча эмоции, азарт, рвение в каждом эпизоде быть победителем. На мой взгляд, спорт, даже в физкультурном формате, стимулирует человека и на рабочем месте быть победителем. Бороться за результат в каждом рабочем моменте. Поэтому спорт – это определенный воспитательный элемент.

- Бывает так, что после игры вы ходите несколько дней и думаете:  вот здесь все-таки надо было отдать пас, а вот в той ситуации – лучше бы было попридержать мяч?

- Нет, наверное, сегодня уже несколько дней на это не тратишь, но, когда ложишься спать, в голове эти моменты прокручиваются. И, конечно, делаешь какие-то выводы. Но это еще с  тех времен, когда я профессионально занимался футболом.


 




- Вы нападающий, защитник, вратарь? Есть у вас какая-то постоянная роль на футбольном поле?

- Смотря в какой период жизни. Когда я в детстве занимался футболом – это была позиция центрального нападающего. А с возрастом переместился в защиту. И сейчас  - больше играю на позиции защитника . Это произошло, когда уже начал играть в мини-футбол.

Ну, и сейчас, учитывая, что мы все-таки больше играем в зале - эта позиция более привычная. Хотя это не критично.

- Вы говорите, что профессионально занимались футболом. Вы с детства пошли в спортивную школу, потом участвовали в каких-то серьезных соревнованиях? До какого уровня вы дошли?

- Что касается спортивной карьеры, я в детстве, лет в 7-8, пошел в Спортивную детско-юношескую школу «Динамо» и там тренировался до 16 лет. После чего получил травму и, к сожалению, дальнейшие мои шаги в футболе на этом остановились. Но всегда приятно вспоминать эти времена, потому что динамовская школа есть динамовская школа.

Это все-таки близость к футбольному клубу «Динамо – Минск». И мы энергетически это постоянно ощущали. У нас была замечательная команда, замечательный коллектив. И мне приятно всегда, и раньше, и сейчас, осознавать то, что я играл в одной команде с такими звездами белорусского футбола, как Валентин Белькевич и Александр Хацкевич. Я с ними в то время вместе проходил один путь.

Но, понимая, что после получения травмы,  выйти на необходимый уровень уже не получится, начинаешь задумываться, что надо как-то себя в жизни организовывать по-другому. Хотя с футболом я тоже не расстался. Через какое-то время, когда восстановился от травмы, я начал играть в мини-футбол.

Уже работая в банке, я играл за команду МАПИД.  Но потом со временем получил тоже серьезную травму, и принял решение об окончании профессиональной футбольной деятельности. И начался любительский футбол. Игра для здоровья, для поддержания формы.

Это, что касается, футбола.  Что касается вообще моих спортивных увлечений – это не только футбол.  Я абсолютно комфортно ощущаю себя в баскетболе, в теннисе (большом и маленьком), в других игровых видах спорта. Наверное, футбол все-таки дает определенную универсальность.

А самое мое большое достижение, связанное со спортом – это участие в эстафете олимпийского огня на Олимпийских играх, которые проходили в Ванкувере в 2010 году. Для меня – это событие, которое останется в памяти на всю жизнь. И эмоции, которые были в тот  момент – это тоже навсегда.

- Вы ездили в составе сборной Беларуси в Ванкувер?

- Нет, я был в составе эстафетной команды олимпийского огня. Я нес  факел с олимпийским огнем. Это, конечно, незабываемое событие. Кроме того – это не хвастовство, это гордость – я первый гражданин Республики Беларусь, который нес олимпийский огонь.



- Что испытывает человек, когда несет олимпийский огонь?

- Тяжело эти эмоции передать, но это сравнимо с каким-то ощущением огромного успеха, достижения какого-то результата, какой-то цели, победы, которая действительно далась очень тяжело. И которую ты очень-очень долго ждал.

Надо сказать, что атмосфера, которая сопровождается эстафетой олимпийского огня, просто фантастическая. Она сравнима с атмосферой на стадионе, когда идет финал Лиги чемпионов. Когда победитель выигрывает, когда поднимает кубок над головой, наверняка, какие-то схожие ощущения. 

Ощущение, как – будто ты в кино, как – будто это происходит не с тобой. Нет ощущения, что ты физически там присутствуешь. 



- А когда передаете факел следующему?

- Вы знаете, может стыдно признаться, но факел не такой-то и легкий. Особенно, когда пробегаешь с ним полкилометра  -  последние метры даются достаточно тяжело. С  одной стороны, последние метры ты уже жалеешь, что все заканчивается,  и, кажется, что все очень быстро прошло.

А, с другой стороны, есть физическая усталость, и ты думаешь, где же этот партнер, которому ты должен передать олимпийский огонь.

- Вы единственный в семье футболом увлекаетесь?

- Дети у меня на сегодняшний день совсем небольшие по возрасту. Поэтому рано говорить, что они чем-то увлекаются. Старшему сыну 4,5 года. Поэтому он сегодня в большей степени увлекается активными упражнениями. Прыганием с дивана, бегом по коридору, преодолением препятствий в виде кресла или кровати. Пока он не выбрал себе какого-то спортивного приоритета.

Понятно, что мы учимся плавать, учимся правильно бегать, учимся обращаться с мячом, не только ногами, но и руками. Стараемся развиваться общефизически во всех направлениях.

Но, со временем, я думаю, что он определится в своем выборе. И мне бы хотелось, чтобы футбольные традиции в семье продолжались. Еще больше этого хочется его дедушке. Так как, все-таки, из сына профессиональный игрок не вырос...



- Вы не против, чтобы он стал профессиональным футболистом?

- Нет, абсолютно не против. Но я по натуре, наверное, максималист. Поэтому, если становиться профессиональным  футболистом, то профессионалом с большой буквы. И в этом случае надо добиваться действительно серьезных результатов.

Быть просто средним футболистом – такие стремления неправильные.

- Как вы все-таки из футбола попали в финансовую сферу? Вроде бы они не пересекаются? Футбол – это движение, поездки, стремление к победам.  Финансы – это усидчивость, спокойствие, постоянные цифры.

- В действительности история достаточно прозаичная, я окончил радиотехнический институт. И после этого встал вопрос выбора работы. Это был 1994 год. Времена достаточно сложные, не только для страны в целом, но и для людей, которые стояли фактически на пороге чего-то нового и формирующегося.

Но сфера IT меня интересовала давно, у нас была специализированная школа. Еще в ней нам прививали любовь к этому направлению. 

Учитывая, что банковская система в то время была слабо автоматизирована, существовали только примитивные ее основы, мне казалось, что было бы интересно заняться этим направлением деятельности.

Помогло стечение обстоятельств. Не зря говорят, что случай решает многое в жизни человека. Когда я пришел на собеседование, и оно началось – в этот момент в кабинет зашел один из руководителей Беларусбанка. И абсолютно на ходу сотрудником кадровой службы ему был задан вопрос: «Вот молодой человек, в IT-направление, где бы его можно было попробовать?»

И руководитель сказал: «Создается какой-то новый отдел, карточный. Может быть, туда?» Бросил эти слова и вышел из кабинета. Но эти слова стали для меня судьбоносными. Меня распределили в отдел пластиковых карт.

На тот момент отдел только-только формировался. Было 3 человека в его составе. И вот таким образом повернулась моя судьба. Я начал работать с банковскими карточками. Первоначально моей функцией была автоматизация карточных процессов, которые находились в зачаточном состоянии, потому что никто на то время еще серьезно не понимал, что это за направление, является ли оно вообще каким-то бизнесом.

Но карточный бизнес охватывает большое количество направлений деятельности: активные и пассивные операции, работа с физическими и юридическими лицами. Сейчас мы это все хорошо понимаем, потому что карточки уже получили определенное развитие. В тот период мы были как слепые котята и двигались на ощупь, на интуиции, на желании.

Так мы и шли эти 20 лет вместе, помогая друг другу. И получилось в результате, что я из специалиста первой категории дорос до директора Расчетного центра пластиковых карточек, который возглавлял на протяжении последних 10 лет. А карточное направление из неизвестности дошло до такого уровня, что даже 5-летний ребенок может показать, как пользоваться карточкой.

Моя история - это действительно подтверждение того, что случай, или ситуация, могут изменить, или направить жизнь человека в каком-то определенном русле.



- Если изначально было 3 человека, вы все изобретали с нуля? Или может быть перенимали какой-то западный опыт? Приходилось ли ездить в Европу, Америку, перенимать опыт, учиться?

- Если говорить о середине 90-ых и начале 2000-ых, то фактически это было самостоятельное изучение, самостоятельное внедрение. И уже на этапе, когда произошло определенное развитие сервиса, увеличение объемов бизнеса, количества карточек, торговых предприятий, точек обслуживания для выдачи наличных денежных средств – мы поняли, что пришли к определенному порогу.

И чтобы сделать какой-то следующий шаг, появилась необходимость использовать опыт тех рынков, у которых это направление более активно развито. Начались более плотные контакты  с зарубежными платежными системами, с  зарубежными банками и институтами. Были и выезды за рубеж на учебу, на практику, на консультации. Эта практика продолжается и по сей день. Это позволяет достаточно динамично развиваться.

Без ложной скромности можно сказать, что Беларусь сегодня с этой сфере находится на первых позициях мирового карточного рынка.



- Мы превосходим Украину, Россию, какие-то другие государства?

- Мы можем не превосходить Украину, Россию по каким-то продуктовым элементам или по какому-то функционалу. Но это достаточно спорные моменты, потому что где-то более открытое законодательство, где-то оно более закрытое, что делает возможным или невозможным реализацию какого-то сервиса или функционала.

Но, если смотреть в целом на развитие этого бизнеса: по показателям охвата, по показателям оборота на карточку, по показателям безналичных расчетов на карточку, по количеству оборудования: банкоматного, терминального, по проникновению систем дистанционного банковского обслуживания, то здесь мы действительно находимся на лидирующих позициях.

В подтверждение моего мнения можно привести слова с недавней встречи с представителями платежной системы VISA о том, что Беларусбанк – это номер один на рынке нашей страны, а Беларусь, соответственно, номер один на рынке стран постсоветского пространства и номер два на рынке стран Восточной Европы.

Это  очень высокая оценка, и ради этих результатов прилагаются и усилия, и ведется тяжелая  работа. 

 




 







 


- Был ли какой-то переломный год, переломный момент,  когда карточный бизнес начал развиваться лавинообразно, как тренд?

- Такой момент был. Всегда, когда реализовываешь глобальный проект, достаточно много времени тратиться на подготовительные работы. И не всегда можно увидеть, или ощущать результаты этой работы. Но потом, когда все подготовительные мероприятия проведены, начинаешь видеть эту лавинообразность. И этот эффект.

Что касается карточного бизнеса, то эту лавинообразность можно отследить с 2003 года. Когда пошла массовая реализация зарплатных проектов. Сегодня мы видим планомерное, понятное и стабильное развитие, и рост числа карточек, рост количества терминального оборудования. Сегодня уже большее удивление вызывает невозможность рассчитаться карточкой, чем эта возможность.

Движение абсолютно правильное, абсолютно нормальное. И оно достаточно быстрое. Другие страны, я уже не говорю об Америке,  а о странах Западной Европы – они проходили этот путь раза в 3-4 медленнее, чем мы.

Что касается технологии внедрения, то мы здесь идем в ногу со временем, и даже опережаем многие страны. Это касается и чиповых технологий, и развития систем дистанционного банковского обслуживания.

И это движение в ногу со временем началось не в последние годы. Оно происходит уже достаточно длительный период времени, лет семь. Мы не повторяем те шаги и действия, которые видим у банков в других странах мира. Мы привносим свои элементы.

Потому что существует индивидуальность в каждой стране. В первую очередь, я хотел бы сказать об уникальности развития наших информационных киосков. Ни в одной стране мира  банковская система не шла этим путем столь масштабно, как мы. Но это эффективный инструмент для развития карточного направления.

Сегодня мы выпускаем и чиповые, и бесконтактные карточки  - это те последние элементы, которые используются в международной карточной практике.

Кто-то может сказать, что представлены не все технологии. Но мы стараемся вести достаточно аккуратную политику, взвешивая риски, обеспечивая безопасность проведения операций. Учитывая, что наша клиентская база приближается к 5,5 млн карточек, мы не можем себе позволить недооценивать риски, мы в ответе за клиентов.

 

- За вами фактически получается половина Беларуси?


- Да. Наша доля эмиссии карточек на рынке – фактически 50%.



- Иногда можно услышать, что есть люди, особенно старшего поколения, которые не могут освоить компьютер, которые не могут научиться пользоваться смартфоном, можно ли отметить такую же тенденцию с карточками? Или они гораздо проще, и таких проблем не возникает?

- Карточки не сильно отличаются от перечисленных вами устройств, таких как компьютер, планшет, ноутбук, или что-то подобное. Существуют различные категории населения. Одни приемлют, им интересно что-то новое – и они с удовольствием, даже разбивая лоб, хотят попробовать новинки рынка.

И есть люди, которые категорически не приемлют возможность использования чего-то нового. И есть люди, которые находятся где-то посередине. Но в том и состоит задача банка, работающего с такой большой клиентской аудиторией, чтобы удовлетворить потребности каждого. И убедить того, кто является пессимистом.

Если человек привык ходить в банк, и общаться там с человеком – мы ему организуем эту возможность общения, но в руках у него все равно - пластиковая карточка. И мы понимаем, что у этого человека путь к использованию интернет-банкинга или мобильного банкинга будет более длинным.

Он пройдет этап от отделения, общения с кассиром, потом он все-таки поработает с консультантом перед информационным киоском, потом поработает в инфокиоске самостоятельно. Он привыкнет ходить в торговую точку, не боясь, что у него там якобы могут пропасть деньги.  Или что его кто-то там обсчитает.

И следующий шаг, когда он перейдет уже к элементам интернет - банкинга, мобильного банкинга. Человек самостоятельно, без чьего-либо участия будет совершать необходимые операции.

Если же человек технически готов, то мы можем сразу предложить ему новые инструменты. Опять же, что кому удобно. Кто-то любит работать с телефоном, кто-то не приемлет работу с телефоном, а телефон для него только средство для разговора.

Пожалуйста, есть мобильные технологии, есть планшетные технологии, есть технологии для компьютера: полноценный, полноразмерный интернет-банкинг. Мы стараемся удовлетворить потребности каждого клиента: у кого-то нет дома компьютера, у кого-то телефон не позволяет работать с мобильным приложением, но он не хочет ходить в кассу или стоять в очереди, или общаться с кассиром. Для таких людей есть инфокиоски, о которых мы говорили, где можно провести все операции.

Сегодня мы реализовываем на автозаправочных станциях механизм инфокиосков.  Человеку не надо заходить в здание АЗС, не надо общаться с кассиром на автозаправочной станции. Можно воспользоваться инфокиоском: выбрать колонку, вид топлива, объем, сумму - и заправиться самостоятельно.

- Работа журналиста убеждает в том, что люди чаще ругают банки, ругают какие-то компании. Похвала практически не звучит. Часто ли вы сталкиваетесь с тем, что вашу работу хвалят? Или все-таки чаще слышны гневные отзывы?

- Человек больше склонен к тому, это подтверждает даже статистическая информация, чтобы ругать что-то в более открытой форме, а хвалить в более закрытой. Поэтому мы стараемся общаться с нашими клиентами и в закрытой форме, получать информацию от человека, когда он находится в более спокойном эмоциональном состоянии.

Я хочу сказать, что у нас нет подавляющего количества негативных отзывов. Если посмотреть нашу «Книгу замечаний  и предложений», то есть и огромное количество благодарностей. Потому что сотрудники действительно стараются  входить в ситуацию клиента. Стараются помочь ему, решают вопрос, дают какие-то предложения на будущее, чтобы оптимизировать работу клиента с банком.

В тоже время, наличие негативных отзывов говорит о том, что не все сделано, что мы не пришли к той идеальной ситуации, к которой должны прийти. И это тоже является для нас определенной целью в работе. Но мы анализируем, что людям не нравится, в каком направлении работы, по какому сервису. Вплоть до того, какой вид кнопки не нравится клиенту, и как бы он хотел, чтобы она выглядела.

Мы стараемся анализировать всю информацию, которую получаем от клиента.
 




- Сколько человек сегодня работает в том отделе,  который начинался с трех человек?

- Сегодня это уже полноценный департамент,  который называется Расчетный центр пластиковых карт.  В его составе на сегодняшний день практически 100 человек.  Эти люди обслуживают 5,5 млн карт-счетов, осуществляют расчеты по почти 2 тысячам отделений, по 1,2 тысяче банкоматов, по 2,3 тысячам информационных киосков, обслуживают около 25 тысяч организаций торговли и сервиса, где установлено оборудование.

Это огромный объем работы: разработка новых и поддержание старых сервисов, разработка новых технологий и дизайнов. Это взаимодействие с процессинговыми центрами, с платежными системами. Здесь список может быть очень и очень длинным.

- Есть ли у банковских сотрудников какие-то традиции? Например, у  моряков есть  традиция - разбить бутылку перед спуском на воду корабля, или женщина на борту - к беде. В банке есть что-то подобное?

- Здесь, наверное, нет каких-то традиций, которые соблюдает каждый банковский работник без исключения: какой-то значок, булавка, что-то еще. Мне кажется, здесь все достаточно индивидуально. Индивидуально для каждого человека, индивидуально для коллектива, где люди занимаются каким-то общим делом.

Традиции - это элементы суеверия. Не секрет, что спортсмены - достаточно суеверные люди. А я все-таки отношу себя к этой категории людей. И могу сказать: «Здесь - да, я достаточно суеверный». И если какое-то событие, проходит достаточно успешно, и это событие будет повторяться, то стараешься совершать действия, аналогичные тем, которые были перед этим событием.

Точно так же, как в футболе, когда ты одеваешь форму.  Сначала надо надевать правый  кроссовок. Потом - левый. У каждого свои фишки. Свои суеверия.



- В банковской сфере это тоже есть?

- Да. Есть определенный ритуал по каждому событию. Но учитывая, что есть определенные успехи в развитии карточного направления, именно по этой причине эти ритуалы живут и поддерживаются.


 




- Работа по 12 часов в день оставляет время, чтобы посмотреть телевизор, почитать книги, сходить в кино? Или она отнимает все ваше время?

- Нельзя себя посвящать исключительно работе..

Книги, телевизор, интернет - это свежий воздух для мозга, возможность расслабиться и отвлечься от рабочих моментов. Поэтому я стараюсь и посмотреть телевизор, и окунуться в интернет, и почитать книги. К сожалению, на это остается мало времени, но без этого нельзя.

Чаще всего это все равно направлено в рабочее русло - получение информации по экономическим направлениям, это общение в интернете на специализированных сайтах и форумах, это чтение книг, в большей степени связанных с маркетингом, с управлением персоналом.

Но я стараюсь найти время и для души, почитать художественную литературу и посмотреть какие-то художественные фильмы. Когда общаешься с людьми, и они восторженно отзываются о том или ином фильме, то, конечно, стараешься его посмотреть.

- Необходимо ли банковскому сотруднику заниматься самообразованием?

- Образование, или, в большей степени - самообразование, однозначно необходимо. И вряд ли без самообразования что-то получится в работе. Это на любом уровне - являешься ли ты специалистом первой категории, или топовым сотрудником банка. Самообразование необходимо постоянно.

Карточный бизнес – это многогранное и быстрое направление. Здесь большое количество новшеств и нововведений и в технологии, и в дизайне, и в сервисе. Понятно, что все это не выкладывается на тарелочке с  голубой  каемочкой, и ты этим только пользуешься. Нет. Ты это изучаешь, познаешь, анализируешь -  и в итоге реализовываешь. Поэтому образование - это один из основных элементов в работе. Нельзя развивать бизнес, удерживаться на рынке, если ты что-то новое не внедряешь.

А внедрить что-то новое без новых знаний фактически невозможно. Поэтому самообразование - это часть работы.



- Это элемент какого-то  успеха на рынке? 

- Несомненно, это элемент и личного успеха, и элемент для успеха твоего направления, и элемент успеха, в целом, банка.



- Может быть, у вас будет какое-то пожелание нашим читателям?

- Пожелания мои будут исходить из тем, которые мы поднимали в нашем разговоре. В первую очередь я желаю людям, которые находятся на рабочем месте, получать удовлетворение от своей работы. Я желаю, чтобы работа была для них интересной,  чтобы они достигали целей, которые они ставят перед собой или, которые ставит перед ними руководство.



А тем, кто выбирает свою будущую профессию, я могу пожелать, чтобы они нашли рабочую профессию и рабочее место, которые были бы для них интересными.  А для этого главное - не бояться. Главное - пробовать. И дерзать. 

Источник: www.infobank.by


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница