Алтай: Волшебство в 2011 году я побывал на Телецком озере и на Белухе



Скачать 297.25 Kb.
Дата08.11.2016
Размер297.25 Kb.
Алтай: Волшебство
в 2011 году я побывал на Телецком озере и на Белухе


"…Коснулся луч моей руки и потянул меня со дна

Там, где у берега реки лишь только я и тишина

Купаясь в солнечных лучах, летая в собственных мечтах

Меня не напугает ночь, меня не одолеет страх

Лишь только я и тишина…

Птица… Возьми меня с собой!..

Птица… Возьми меня туда!"

(песня Антона "Кузи" Полянского в исполнении "Кора-Бэнд", вокал Андрей Калюта, играла у меня на ПК в тот момент, когда я печатал эти буквы)


О чём этот короткий рассказ

Прежде я не хотел писать о внутренних переживаниях, о тех минутах озарения и понимания, об удивительных и глубоко интимных моментах, которые вряд ли удастся назвать лучше, чем "единение с Природой". Я взял себе за правило не делиться ни с кем такого рода откровениями. Катарсис, диалог с Мирозданием или остановка собственного внутреннего диалога, медитация или созерцание, состояния просветления или духовного счастья – у каждого в этой области должен быть собственный, личный опыт.

Теперь же я отчётливо понимаю, что буду говорить именно об ЭТОМ. Вот цель и суть моего теперешнего повествования: я хочу, чтобы вы узнали о том, что я Познал. Я хочу, чтобы вы знали, что ЭТО существует. Что ЭТО рядом: вокруг вас и внутри вас. Хочу, чтобы вы научились ЭТО видеть и чувствовать, или хотя бы сделали в нужную сторону первые шаги. Шаги… Именно шаги! Всё, о чём я буду говорить, связано с шагами 

Мой рассказ о Волшебстве. Каждый понимает слово "волшебство" по-своему. Некоторые убеждены, что Волшебство – это чушь и бредятина: все эти россказни про чудеса, выдумки идеалистов и фантазёров, статьи в жёлтых газетёнках про магнитные аномалии, экстрасенсов и НЛО… Другие утверждают, что Волшебство – это всё то, что мы оставили в детстве: сказки, Деды Морозы, байки и до ужаса наивные истории пионерских лагерей… Третьи прочно ассоциируют Волшебство с фэнтези: "Властелин Колец", "Гарри Поттер", "Плоский Мир" Терри Пратчетта, множественные фантастические фильмы – вот, пожалуй, что и всё. Короче говоря, нет места Волшебству в повседневной взрослой жизни!..

Но я вам говорю, что Волшебство – ЧАСТЬ окружающего мира, неотъемлемая, абсолютно реально существующая, и прекрасная! И поэтому, дабы избежать разночтений и твёрдо поставить точки над "Ё", я буду называть его Волшебством с большой буквы.

Вы бы сами УВИДЕЛИ Волшебство, если бы побывали там, где я был этим летом. Даже фотографии – жалкие осколки того живого Волшебства, которое я пережил – дадут вам возможность прикоснуться к нему. Смотрите: разве это не Чудо?! Эта Красота, эта Мощь, это Величие, это Спокойствие, эта Вечность!..

И всё это – наша Родина. Алтай – священная страна Беловодье… Наша родная земля.


Постановка задачи

Обычно я пишу рассказы о походах не только по собственным воспоминаниям, но и по заметкам моих "друзей-однополчан", ибо каждый человек видит вещи по-своему, и каждый может рассказать свою собственную уникальную историю. Особенно же мне помогали маленькие, задорные и полные солнечных впечатлений дневнички, которые создавала после каждого нашего совместного похода Оранжевая Наташа.

Так случилось, что в этот раз нет у меня Наташиных впечатлений. Буду справляться сам. Задача тем более интересная, что спустя полгода память уже играет со мною в прятки, и зимой воспоминания о лете кажутся какими-то особенно далёкими и сказочными. Но есть фотографии – и хотя теперь они сильно "не бьются" с тем, что фиксировали тогда мои органы восприятия, всё-таки какая-то хронология у меня под рукой есть. Впрочем, как раз хронологии в нашем повествовании будет меньше всего. Зато будут вспышки и сполохи, картины, выхваченные из таинственной темноты внезапным сверканием молнии. Картины Волшебства.

Цель, которую я себе поставил в этом году – побывать в двух культовых местах, где я, к своему стыду, доселе не был, увидеть две алтайские жемчужины: Телецкое озеро и гору Белуху. Величайшее озеро и высочайшая вершина – по сути, визитные карточки Горного Алтая. И мне, фанату его красоты, заядлому (теперь уже) походнику, не знать их, не вкушать, не вдыхать, не щупать руками – было как-то не к лицу!

Я должен был увидеть ЭТО.

И я увидел. Вобрал. Объял. Влился. Растворился. Прожил.

О чём ещё мечтать?..

О новых походах!

Так пойдёмте же со мной, старые и добрые друзья-товарищи, заветными тропками и дорожками, сквозь туманы и снега, через заросли и заводи, к солнечному и волшебному великолепию гор, к уединённым местам божественного просветления! Вперёд!

Безумен, кто верует
…Первая вспышка – это удар. Удар катера о воду, шлепок днища о тёмную серебряную гладь. Это озеро сделано из жидкого серебра. Густого, тягучего, благородного.

Ревёт безумная машина, стальное детище цивилизации, но на просторах Озера она – как щепка, лишь жалкий комок металла и стекла, в котором замерли ещё более жалкими комками несколько отчаянных путешественников. Как только крыша открывается, чтобы дать нам возможность фотографировать, нас оглушает Ветер. Он рвёт с нас кепки и банданы, душит голоса, выбивает из глаз слёзы. Фотографировать на лету – рискованное занятие. Брызги, скачки, взлёты и падения, удары о волны, и Ветер – могучий и вездесущий. Даритель и отниматель дыхания. Повелитель жизни.


…Июньское солнце пригревает. Мы идём проторенной тропинкой, медленно забирая в гору. Гора высится над славным посёлком Артыбаш, и всяк здоровяк на неё хож. А не здоровяк – езж. Конный туризм никуда не исчезнет, покуда люди готовы платить денежки. Казалось бы, что может быть волшебного на такой вот исхоженной-изъезженной горе? А оно есть! Здесь, на крутобокой сопке, растут чудесные леса. Пушистые ёлки и кедры, вперемешку с изящными берёзами, сплошной зелёной шапкой покрыли склон. Встают мохнатые великаны справа и слева, поднимаются из ярко-изумрудных трав, и дух захватывает от запахов этого зелёного царства. Я обнимаю пихту – и она ПАХНЕТ! Опьяняюще пряным, таким знакомым ароматом врезаются в ноздри её мягкие иголки. Какое это счастье – дышать лесной жизнью! Какое чудо жить – и быть здесь сегодня, сейчас, этим июньским полднем…
…Заковыристым, буреломным, крутым берегом ручья мы пробираемся вверх. Проныривая между корнями и ветками, пролезая под толстыми мокрыми стволами поваленных деревьев, прыгая по камням, шлёпая по воде, мы идём к живописному водопадику, который прячется там, за утёсами, за мшистыми боками ив и сосен. Он является нам маленьким откровением, звучными устами горной реки, в обрамлении зубов из скользких камней и бороды из сочных кустов. Он красив, он бурлит, нашёптывая нам на своём диковинном языке истории из прошлых лет.
…В уютной тихой бухточке на травянисто-цветочном ковре мы сидим в ожидании чуда. И чудо приходит в лице Рассвета. Божественен восход солнца над Озером. Утро здесь, на берегу – это вам не серенький "восход" городских будней, это – солнечное Пробуждение Жизни! Игра воды и солнца не оставляет никаких шансов искусственным зеркалам и калейдоскопам. Глаза слепит от лучей и бликов, бодрый ветер гладит тело снаружи и изнутри – особой свежестью, особым здоровым запахом и вкусом. Цветы колышутся в такт неслышной музыке, воздух звенит… Потом солнце вдруг прячется, жидкое серебро темнеет, сверкающая рябь пробегает по нему, как будто вздыбилась чешуя на гигантской рыбе.
…Новое чудо приходит в лице вечернего Дождя и живого Тумана, который совершает набег с воды на сушу. Этот Туман не шутит: он – завоеватель, он приходит из страны мрака и захватывает царство смертных одним чудовищным по своему масштабу нашествием. Мы стоим, ошеломлённые, на берегу, бросив потухший костёр, и с ужасом смотрим, как Он движется на нас. Это по-настоящему страшное зрелище. Туман – грозный призрак ночи. Он несётся по-над водой, стремительно заполоняя собою всё пространство между северными и южными склонами гор. Секунда – и густые дымчатые клубы накатывают на нашу поляну. Нас обдаёт резким влажным холодом, озноб тут же пробирает всех до костей. Туман ударяет в нос одновременно сырым, свежим и горьким запахом. Он схватил нас, мы пойманы, вокруг – тьма и тишина, и в одном шаге уже ничего не видно. Мы стоим, замерев, как вкопанные, и ждём, что Он сделает с нами дальше…


Как я Заглянул…

Река Корбу в месте её падения, которое находится чуть выше устья – грохочущий поток, прячущий все остальные звуки, наполняющий ущелье водяной взвесью, обдающий лица волной влаги и свежести. Поток обрушивается вниз с каменного пьедестала, рядом с которым высится крутобокая гора-страж, такая скользкая и неприступная на вид, такая… манящая! Дико бурлящая речка ревниво охраняет гору, отрезая её от обзорной площадки.

…Друзья всё-таки сфотали меня на фоне тяжёлой стены воды, низвергающейся сверху, с титанического трона из скал. Люди никогда не делают того, о чём их просишь. А теперь мне остаётся лишь сказать им спасибо – за то, что могу похвастаться такими фотографиями…

Только я не буду хвастаться. Спасибо скажу, а больше ничего.

Спасибо духам, которые хранят это место, священному камню и берёзе – и даже самим утёсам, этим оказавшимся слишком скользкими для меня скалам!..

Перед вами стихотворение, в котором всё то исчерпывающее, что я мог сказать. Хотя лучше бы молчал.


Падение в Корбу


На миг

Исчезло всё

И обесценилось

И гинули

Все измышления в мозгу

Как хмыкнул я

Так вспыхнули

Картинки прошлого огнём
Такой летящий

Настоящий

Цепляющийся

Гордо вниз парящий

Уверенный

Живой

И мёртвый

Собранный в кулак –
Таким я не был прежде

Жил в тот раз

Я жил

И знал

Тем знанием

Что лишь даётся

Не берётся

Не покупается за час
Здесь вечность

Здесь лишь миг

Всё честно – сам и навсегда

Не голосить

Не злиться

И не смеяться

Молиться

Это не просить
Пожертвованный

И правдивый

Неосторожный

Нерадивый

Поправший всяческий закон

Я честен был

И я не умер

Я заново рождён


Туманы

Настоящее Волшебство окутано тайной. Оно невидимыми нитями и узами связано с загадкой и с мистикой. Мистика… Туманность… Таинственность…

Туманы над Озером – это отдельная история. Про них я мог бы написать целую книгу.

Прозрачна чистая вода, и непрозрачны пушистые туманы. Они могут быть самыми разными, причудливыми, молочно-белыми и игривыми – или, наоборот, тёмными, седыми, холодными и угрожающими…


…Когда ты в разгар летнего дня смотришь с верхушки горы на проплывающие под тобой тучки, которые шебуршат своими светлыми брюшками в кронах тёмно-зелёных кедров, ты умиляешься в детском восторге: сказка ожила перед глазами! И хочется вскочить на тучку, да покататься на ней, подобно Ёжику или Муми-троллю! А ведь эта тучка – тоже туман!..
…Когда в дождливых сумерках ты ёжишься от ветра и льнёшь к тёплому потрескивающему костру, туман крадётся чащей за спиною или воинственно бежит по-над водой, и ты вдруг замираешь от тихого ужаса. Этот дух беспощаден и всесилен! Кто видел, как набегают прямо на тебя клубящиеся полчища ледяного вечернего тумана, никогда этого не забудет.
…А вот в ясный полдень, когда мы несёмся по простору Озера, мы наблюдаем новую невидаль: туман стелется белой меховой шапкой, окутывая берега, и, воистину, это – шапка-невидимка! Всё, что она накрывает, тут же тает и исчезает. А туман усмехается и возлегает прямо на воде. Потом он приподнимается и парит в каком-то десятке метров над поверхностью, растёкшись от горизонта до горизонта, распластавшись сизым блюдцем, а высоко над ним в небе висят его расписные соплеменники – причудливых форм облака. Туман некоторое время нежится на солнышке – и вдруг захватывает его своими кошачьими лапами. Смотрите: он хочет спрятать и растворить Солнце! Но нет, это уж ему не по силам! Внезапно он взрывается Солнцем изнутри и плавится в его золотых лучах, распускаясь, как клубок шерстяной пряжи. Остатки его бегут к берегу вместе с волнами и остаются на камешках белоснежной искрящейся пеной. Ворсистые зелёные склоны гор выступают из небытия справа и слева, и мир вокруг опять раскрашивается всеми цветами радуги…

Туман – это другая реальность и визуализация магии, он – владыка неведомого и хранитель природных тайн.




Алтын Кол

За Корбу я заплатил кровью. Наверное, сам Эрлик охраняет это место. Вот и хорошо – меньше будет желающих нарушить вечный покой Природы. Чудом самим по себе является то, что я пишу теперь эти строки и абзацы.

Мудрые люди знают, что из святых мест, из жилищ духов человек не должен брать и уносить ничего. На этот раз я унёс с собой нечто. Я испросил это у Них и принял дар в свои окровавленные руки. Но духи распорядились по-своему. Позволив мне сначала взять частичку Волшебства и вернуться к живым людям, позже они снисходительно пошутили. Куртка, в карман которой я положил это, так и осталась навсегда где-то на Алтае. Можешь смеяться, Снорри, а можешь плакать: твою белую курточку, в которой пройдено столько хребтов и перевалов, духи взяли в качестве подарка. Я улыбаюсь, когда вспоминаю об этом: приезжаю домой, а куртки нет в рюкзаке, вот и всё! 

Но кое-что осталось у меня от Телецкого озера. Не просто на память – на всю жизнь: осталась внутри меня огромная энергия, древняя могучая волшебная сила, которую я почерпнул самой душою, самим своим существом. Мы – часть этого Мира. Мы с ним одной крови. Мир волшебен насквозь, и магия живёт внутри нас.

Телецкое озеро – узел магии.

Если реки – кровеносная система Алтайских гор, то Телецкое – их сердце. Большинство людей воспринимают окружающее поверхностно, как потребители и утилизаторы: для таких Телецкое – курорт и экзотика, место для развлечений. Я смотрю вглубь, сквозь наносное, и для меня Озеро – кладезь маны и мудрости.

Я мог бы написать о том, что окрестности Артыбаша-Иогача кишат людьми, как мухами, о том, что здесь всё на продажу, даже обгоревшие и разваленные остовы домов, что тут за деньги и молоко, и место на травке, и даже, наверное, воздух – вот только приватизаторы природы не сумели пока отгородить его шлагбаумами… Я мог бы рассказать об ушлых погонщиках катеров, шныряющих туда-сюда вдоль берега на своих бензиновых монстрах с раннего утра и до позднего вечера, о пьяных егерях на кордоне, с икотой и перегаром испрашивающих мзду за проход на Корбу… Я мог бы сказать, что нечего делать на Телецком туристам-дикарям, мечтающим о тишине и уединении…

Нет смысла. Всё это известно. Вместо этого я замечу, что мы нашли-таки место, где мы были одни, и даже катера не мешали нам наслаждаться дивными видами Озера. Где запрятано сие укромное местечко, я вам не скажу. Чтобы насладиться, надо потрудиться. Надо совершить определённую работу головой – и ногами. По косогору, по лесу, по болоту.… Путешествуйте вместе со мной, братцы, и да пребудете!..

Сиюминутная суета ради получения телесных удовольствий – это то, что нужно выключить специальным переключателем внутри своей головы. Тогда увидишь всё, что лежит под этим бездумным мельтешением, под серой плёнкой человеческой "жизнедеятельности" – увидишь величественные чресла первозданной Природы. Которую им всем вместе взятым никогда НЕ УБИТЬ.

Мы привезли с Золотого Озера по-настоящему волшебные фотографии. Если когда-нибудь магия поддавалась фиксации человеческими приборами – это тот самый случай. И не надо никаких "зеркалок" и обработок – достаточно простого объектива. А впрочем, объективно лучше :) – собственные глаза!

Живи. Дыши. Чувствуй и вбирай. Нам это дано. Мы – дети Природы, а не цивилизации.

К Белой Горе

"Вот сходили мы в поход – тот, кто знает, тот поймёт…" – такими словами должен был начинаться и заканчиваться мой рассказ о путешествии на Белуху. В смысле, состоять из одной только этой фразы 

Но разве удержишься, когда там ТАКОЕ! Никакой выдержки и терпения не хватит! Вместо этого будешь захлёбываться словами и эпитетами, вспоминая дух захватывающий запах травы и горного ветра, беззвучную песню древних камней и белоснежно-кисельную воду игривых рек, которую так и хочется зачерпнуть ложкой и слопать, облизнувшись до ушей.

Никаких сил и мочи нет молчать о том, как пенилась и звенела Кучерла, как исчезла тропа на Аккеме, уткнув нас носами в каменную стену прижима, и как следующим днём шли до заветного водопада, что на речке Текелю, а потом от водопада – до упада… Как мы жили настоящей жизнью – не жизнью конторских крыс и служителей дресс-кодовых культов. Об ЭТОМ, о настоящем, о сказочном и Волшебном мой текущий рассказ.




Озеро Аккемское: Мёртвая вода

…В немного пасмурное прохладное утро мы вышли к тихому и туманному Аккемскому озеру... Хм, ну, по правде говоря, всё было более сурово: ветер тряс за самую душу, дождь сёк лица... Мы со Стасом остановились на подъёме, у последней ёлочки отступающего леса, чтобы подождать отстающих, и быстро почувствовали, как ветрюган вынимает стержень жизни из наших обливающихся потом тел. Озеро выглядело крайне неприветливо, оно было неподвижным и каким-то мертвенно-красивым. За два дня стоянки на озере мы сошлись во мнении, что оно Неживое. Застывшая глянцевидная поверхность в ожерелье из могучих камней всех форм и цветов радуги – в течение дня Аккемское постоянно преображается. Вот восточная его стена, представляющая собой крутую скалистую гору, позолотилась и заиграла солнцем, вот вода посветлела и стала прозрачной у берегов, - а затем всё подёрнулось голубой дымкой лукавых туманов. Глядь – снова разъяснилось, и прямо над озером повисло симпатичное изогнутое облачко, которое так и просится на фотоаппарат. Ну и, конечно, самый впечатляющий вид от Аккема – на ослепительную Белуху.

Нижний разлив реки Аккем, именуемый, собственно, озером, представляет собой довольно обширную плоскую площадку в ущелье, по которой, как масло по сковороде, вальяжно растеклась река. Глубина воды здесь такая, что добровольцы переходят озеро вброд. Без сапог это сомнительное удовольствие, так как ноги сводит моментально: не стоит забывать, что водица эта только что вытекла из-под ледника. Но, конечно, это не пугает, а, напротив, притягивает любителей проруби и бани. Баней банчит Юра. То есть, сама баня принадлежит человекам с метеостанции, которые собирают деньги за помыв, ну а Юра уже банчит человеко-деньгами, мыло-часами и тому подобными процессами.

Эх, страсть как хочется упасть после парилки в тёплые ледниковые струи! Так и поступают тихим розовым вечером наши чистые и звонкие краснощёкие ребятишки, сопровождая ритуал характерными мантрами. Розовая Белушка после баньки на фоне чернеющих облаков – как фруктовое мороженое, тающее на языке…


…Утро парит неожиданно ярким солнцем: после вчерашнего мороза палатки стоят колом, замки на них, заклинившие за ночь от инея, быстро оттаивают. Оттаивают и люди – полуоколевшие тела в палатках: теперь они прыгают по берегу голые по пояс и ловят солнечных зайчиков на подобревшем вдруг озере. С отсыревшей банданы Стаса зрелищно струится пар. Юра уходит в дзен, надев на голову Шапку Позитивных Мыслей. Женя и Никита в одних шортах щеголяют по бережку с зубными щётками. Женька готовится к радиальному выходу. Ленка как всегда – у аппарата. Снимает. Но не людей, конечно, а выглянувшую из-за туч Белуху.
…Вода Аккема оживает – да ещё как! – когда добираешься до ледника, до места, где из-под каменного панциря этого замороженного доисторического монстра со свистом и рёвом вырывается новорождённый поток – оттаявшая память тысячелетий. Само собой, к леднику мы подошли не "как все": не подъёмом по тропе вдоль реки, а спуском сверху, с морены, на обратном уже пути от Белухи. Зачем ходить по следам караванов, когда можно взлететь по камешкам выше птиц, и созерцать всю долину оттуда: ведь когда мы без рюкзаков, на наших ногах вырастают крылья, как на сандалиях Гермеса! И тут, на высоте, среди камней стоит нечто, похожее одновременно на большую реторту и на волшебный котёл Дагды. Не зря мы сюда поднялись: вот где варят священную Шамбальскую манагу!..

…После нескольких часов созерцания и медитации мы снова внизу, у подошвы морены. Мы ловим в ладоши больно хлещущие по ним струи, и пьём воду, которой миллионы лет, которая хранилась в первозданном покое в ледяном чреве сурового вековечного титана гор. Вода без грязной экологии и пищевых добавок, не содержит ГМО!

Рождение реки – это всегда чудо, и любоваться им можно бесконечно долго. Что и делают каменные исполины вокруг. С высоты своего возраста и мудрости они тихо и беззлобно посмеиваются над нами, маленькими человечками, забавно копошащимися внизу…

А мы скачем по камням, перепрыгивая бешеные струи Аккема, пытаясь добраться до самого жерла, где лёд изрыгает воду. Это опасное и бесполезное мероприятие: титан хранит неприкосновенность, и снизу к истоку не подойти. Чёрный черепаший панцирь ледника недобро нависает над нами, угрожая обрушиться на назойливую мелкотню потоком, льдинами и камнепадом. Мы уходим, всё равно довольные и восхищённые его грозной и монументальной красотой.



Белуха – детище Белобога
Белуха – гора с постеров... Страшно так говорить, и неправильно, но человек есть человек: он всё утилизирует... Календари, значки, заставки, обои рабочего стола... Долина Аккема, поднимающаяся к леднику, который бодрствует в вечном сне в снежном обрамлении и под неусыпной охраной мрачных стражей этого святилища алтайских духов – Бориса и Брони.

Стоя под этими великанами, понимаешь вдруг, что нет ничего более глупого, чем фиксировать их на фото ещё один многотысячный раз, ловить бездушным объективом, как бесчисленное множество других охотников за картинкой... И всё-таки мы делаем это. Фотографируем. Нивелируем. Уплощаем. Переводим в формат 2D то, что нужно впитывать здесь и сейчас, принимать глубоким резонатором души, шестым и седьмым чувством – сохраняем себе на будущее, для слезливых ностальгических воспоминаний: "и я там был..." Да, потом, тихими зимними вечерами нашей старости, тыкая пальцем в голубой экран, в жидкокристаллический – или уж не знаю, какой там будет – дисплей, мы будем силиться воскресить свои ощущения этого давнего момента, изливая их зевающим слушателям: друзьям, детям, внукам, тайно ждущим скорейшего завершения этого слайд-шоу о дедушкиных похождениях... Мы делаем визуальные мемуары того, что могли бы ПРОЖИТЬ непосредственно в момент восприятия. Мы живём в будущем, глупые, бездушные, забитые стереотипами поведения люди – в будущем, которого попросту нет (вспомните мысль Дона Хуана: у нас нет времени на пустые разговоры и бессмысленные действия, наша смерть всегда сидит рядом с нами)! Но магия живёт здесь и сейчас, магия не ловится на флэш-карту.

В такие моменты я всегда вспоминаю Кржижиковы Фонтаны в Праге. Этот комплекс поющих фонтанов, культурное достояние Европы, мне посчастливилось увидеть во время туристической поездки в Чехию в 2004 году. Второй великой удачей было то, что в момент нашего посещения фонтанов там показывали поппури из лучших представлений за последние годы. Чистый восторг я испытал от этого великолепного зрелища: костюмированные выступления и танцы на площадках между цветными фонтанами, бьющими и принимающими самые причудливые формы, под мощную музыку, фейерверки, видеоряд, проецируемый прямо на стену воды... И всё это – вживую! Всё это я видел, слышал, вбирал всеми органами чувств! А в это самое время рядом со мной сидела женщина, которая смотрела всё шоу через видоискатель своей камеры, и запечатлевала, запечатлевала для себя будущей и потомков – то, что нельзя, что просто преступно смотреть на видео...
Описаниями Белухи не просто пестрит и кишит, а наводнено, переполнено сетевое пространство. Это, конечно, не значит, что мне, счастливому очевидцу, нечего больше сказать про великую гору. Но описаниями видов я точно заниматься не стану.

Ведь нет у меня цели обманывать, правду я должен говорить. Вот и говорю правду: не испытал я просветления вблизи Белухи. Ничего не поделаешь: видно, собственное моё внутреннее духовное восприятие не было в тот момент кристально чистым, и не уловило энергетических эманаций священной горы.

Значит, не сегодня. Значит, в следующий раз.

Впрочем, у всех свои восприятия. Друзья, например, глядя вблизи на знаменитую Аккемскую Стену, распознали на ней некое лицо, крича наперебой: "Смотрите, Гомер! Гомер!.." Я стал напряжённо всматриваться в заснеженные неровности, пытаясь воспроизвести в памяти профиль древнегреческого поэта из школьного учебника по истории, но так ничего и не увидел. Оказалось – нужно было разглядеть Гомера из "Симпсонов"! No comments 


…Холодная, бесстрастная и неприступная, взирала Она на меня сверху. Без эмоций, без радушия, но, впрочем, и без снисходительности. Снежно-каменная Дева, дочь Белобога. В другой раз я приду к тебе. Будешь ли ты нежна тогда, будешь ли благосклонна?


Лирика Клирика

…Уходим мы со стоянки на Аккемском озере со смешанным чувством. Накрапывающий дождик быстро превращается в угрозу для несобранных рюкзаков. Я ухожу последним: задержался, чтобы собрать оставленные впопыхах ребятами следы нашего пребывания (попросту говоря, не сгоревший мусор). Глядя на мрачное небо и резкий взъём горы перед Метеостанцией, двигаюсь навстречу первым ударам ветра, верного спутника идущей к нам суровой непогоды.


…Кара-Тюрек. "Чёрное сердце".

Почему сердце? Потому что здесь самое сердце Алтая, или потому что на этом перевале сердце отказывает?

В любом случае, сверху мы должны были увидеть ВСЁ. Все высоты и красоты, небеса и хребты, реки с притоками, долину Аккема и долину Кучерлы...

В любом случае, мы ничего увидеть не смогли, ибо был Туман и Дождь. Дождь – это подтаявший снег. Или подтаявший град – кому как повезёт. Людей, спускавшихся нам навстречу с перевала, наверху порадовало градом. Ну а мы отделались лишь лёгким снежком, который "заполировал" всё то, чем нас поливало во время подъёма. А ещё был Ветер. И он вынимал душу – всякий раз, когда кончалось дыхание, и мы останавливались: это случалось каждые пять минут, так как Кара-Тюрек очень крутой перевал. И сложноподчинённый. Тропа железная, набитая вереницами лошадей, с такой никуда не денешься, ты на неё обречён – но петляет она, ныряет и снова взлетает вверх так разнообразно и многократно, что всяк хорошо нагруженный путник успевает потерять и терпение, и ориентацию (в нашем случае это произошло из-за непроглядного тумана, который плотно объял нас и не отпускал всё время, пока мы не спустились в долину Кучерлы).

И всё-таки здесь было Волшебно. Из тумана, этой влажной облачной завесы, сотканной из капель воды и кристалликов льда, выныривали встречные путешественники. Некоторые из них именно "шествовали", то есть шли пешими, и таким мы были особенно рады. Девочку, идущую во главе группы из Томска, я угостил только что приготовленным мороженым. Она очень обрадовалась. Видимо, мороз её вообще не брал. Лично я, поминая Сайгонош-2010, после перевала с градом и метелью от мороженного наверняка бы отказался. Магическая девушка с защитой от белых и синих (см. карточную игру Magic: The Gathering :)

А в целом подъём длился так долго... что лучше его опустить. Финальный отрезок дался особенно трудно; да мы уж и не чаяли, что он финальный... Видимость была в пределах нескольких метров, зубы стучали. Верхнюю точку миновали почти галопом, так было холодно. Уже на спуске Женя крикнул сзади:

- Снорри, а мы перевал прошли?

- Да. А теперь скорее идём дальше!..

Вот тебе и Кара-Тюрек… Мгла и лютая стужа.

Но как только начался спуск, я увидел его чёрное сердце. Из седой тьмы со всех сторон выступали каменные "когти" – остроконечные зазубрины плитняка, угрожающе торчавшие из боков хребта, как костяные пластины стегозавра. Это было похоже на топорщащуюся шерсть. Чёрная шерсть гор. Страшно... красиво! Мы двигались по угольно-чёрной спине гигантского спящего дракона. И как дым из пасти дракона выползал нам навстречу из ущелий туман. Только не горячий и с запахом пепла, а холодный и мокрый, как стылый хлад могилы, обволакивающий нас и застилающий всё впереди…


! Предостерегаю туристов, планирующих идти на Кара-Тюрек с Кучерлинского озера "короткой дорогой": тропа по хребту безбожная и бесчеловечная, подъём на Каракольские озёра – детство в сравнении с ней! Лучше идите вдоль Кучерлы, и поднимайтесь потом по Текелюшке. Дешевле выйдет.

Мы шли обозначенной тропой сверху вниз, и очень не радовались, хотя и продвигались быстро: постоянные крутые спуски, своеобразный "серпантин" на обрывистых и местами чересчур каменистых склонах, глухая тайга и нескончаемые скользкие корневища. Улетишь вниз – не выживешь. И, конечно, копыта лошадей постарались вовсю. А также их слабые на выдох кишечники :)

Тут, на резвом нисхождении, с элементами внезапного лобового восхождения (когда над Текелюшечкой пришлось штурмовать ну очень не пологий косогор с монтаной), нам повстречалась Коня-На-Скаку-Останавливающая Девушка. Эта Девушка шла в сопровождении двух длинных лыжных палок и двух более коротких парнишек студенческого возраста. Сама Девушка, понятно, была возраста неопределённого – но, как говорится, кровь с молоком! Матёрая походница сразу же поведала нам несколько историй о лошадях (которыми, как я уже сказал, пахло повсюду, и не просто пахло: эманации так и витали... а источники эманаций лежали под ногами). В частности, мы узнали, что на Кавказе... там ух, как всё лошадями... …, там лошади вообще меры не знают, и... … где попало и как попало... В общем, мы не поняли, чем таким страшнее на Кавказе, но сразу усвоили: очень хорошо, что мы сейчас не там.

Девушка была разговорчивой, а парнишки – молчаливыми. Она покровительственно называла их "мои мальчики". Прежде чем оказаться внизу, мы настигали эту тройственную группу несколько раз: шли, обгоняя друг друга, и обмениваясь с Девушкой разного рода позитивной информацией. Параллельно внутри нашего коллектива (мужской его части) завязался диспут о том, насколько было бы здорово и интересно иметь такую вот Коня-На-Скаку-Останавливающую Девушку в качестве спутницы жизни... и, не побоюсь этого слова, супруги... Мнения разошлись в разные стороны. Особенно после раз за разом возникающих перед глазами картин, как "её мальчики" сосредоточенной рысью движутся вниз, стараясь не отставать от предводительницы. В одном только мы были единодушны: своей лыжной палкой она, пожалуй, не только остановит, но и перешибёт хребет с одного удара...

Я не запомнил, к сожалению, из каких русских селений происходит эта Девушка (Ёбург ли, Питер ли), но, пользуясь случаем, хочу передать ей привет.

Уважаемая Прекрасная Леди! Я восхищаюсь силой вашего духа и несгибаемой волей к победе, и искренне желаю вам побед новых, ещё более убедительных и великолепных!




Романтика Некромантика

В часы шествия и в минуты отдыха постоянно присутствовала в нашем отряде незабываемая романтика фольклорной самодеятельности. Это всё Стас: его душещипательными песнями и анекдотами создавалось романтическое настроение момента... Скажем, подавляющего большинства моментов!

Начиная, конечно, с "Трёшки". Сия вопиющая песня группы "Ноль" (не знаю оригинального названия композиции) стала своеобразным гимном путешествия. И не только пешей его части – для ездовой она ещё более подходила, ведь в занимательном её припеве содержались сакраментальные слова: "Э-эй, водитель!.."

Короче, Стас прикладывал сию добрую песенку к любому случаю, а если случая не было, напевал её просто так на ходу. За неделю пресловутые и бесхитростные строчки въелись в подкорку мозга каждому волей-невольному слушателю, и вот уже слушатели один за другим сами начали превращаться в исполнителей. Дошло до того, что Ленка (!), этот образец непорочности самосознания, в один кон завела про "трёшку"... А слова в песне, вкратце, такие (запишите, может, пригодится):


Если б из задницы сыпались деньги,

Я бы ездил на такси без штанов...

Э-эй, водитель, подставляй ладошки!..

Раз-два-три... – бзпбзз! – вот вам трёшка!..
Берите на вооружение. Тяжёлая артиллерия среди походных гимнов!

Ну, и к Стасу постоянно присоединялись все желающие: делать-то всё равно нечего, пока идёшь, а с песней и идти веселей, особенно с такой. Время от времени звучали, конечно, и другие музыкальные произведения, да я их не запомнил…

Окромя песен, Стас оказался ещё и кладезем поучительных и жизнеутверждающих анекдотов. Я вам их пересказывать не буду, хотя среди них великое множество перлов, в основном, жёстко-эротического жанра. В общем, не подходят они по формату к моему рассказу, обращайтесь за ними напрямую к специалисту.

Одно могу сказать: на почве этих песен и побасёнок появился в нашей почти мужской компании особый дух и слог походно-бытового юмора, который оказался совершенно противен Ленкиному женскому естеству. И хотя мы старались использовать свои прибаутки подальше от её нежных ушек, так, чтобы лишний раз не злить благородную барышню, иногда выходило совсем даже наоборот, что тоже по-своему было смешно, но иногда и… больно 

Вот, хотя бы, пример, не совсем удачный лично для меня. Стоим мы на Аккемском, а мимо люди ходят уймами, отдыхающие и готовящиеся к штурму. И среди них как-то особенно часто проходит мимо нас туда-сюда некая девочка с воздушным шариком. Может, эта особенная частота подчёркивалась именно шариком, или неопределённым возрастом девочки, а может – тем, что мы, в смысле мужики, вот уже который день в горах без женской ласки…

В общем, после очередного дефиле кто-то из наших (то ли Стасик, то ли Женя) помахал ей вслед рукой.

- Махай, махай, - сказал я, – может, вернётся!..

- И останется..., - добавил кто-то.

- Ну и на фига нам лишний рот? - пожала плечами Ленка.

Тут возникла пауза, и мы со Стасом переглянулись. После всех его анекдотов строфа у меня сложилась на одном дыхании.

- Да нет, лишний рот бы сейчас не помешал..., - с этакой задумчивостью произнёс я.

А в следующую секунду я уже улепётывал от разъярённой Ленки. Пришлось это делать босиком прямо по колючим кустам и камешкам: чтобы не быть отоваренным поварёшкой или чем-то ещё, что ей попалось под руку. Ленка преследовала меня довольно долго, из чего я заключил, что шутка удалась. Мальчишечки, наблюдая за нами, незаметно подхихикивали в кулак: Ленка ведь могла и до них добраться...




Озеро Кучерлинское: Живая вода

Если Аккемское озеро – неживое, то Кучерлинское – это вода Жизни! Бурлящая, кипучая – и лазурно-голубая. Глаз радуется, когда на неё смотришь, и делать это хочется вечно. Тем более что встали мы в излучине под самым косогором, где река делает крутой поворот, и получается удивительный эффект: мы сидим на пригретом солнышком бережке, жмурясь и улыбаясь лучистому дню, а вода утекает прямо от нас, словно бы из под ног.

- Вода уносит от нас всё плохое, - сказал по этому поводу Юра. А уж он-то кой-чего понимает в фэн-шуе, ведь это тот самый благословенный человек, у которого есть Шапка Позитивных Мыслей! Я её на себе опробовал, вещь воистину магическая, "артефакт": надеваешь шапку – и сразу мужик садится на голову и за уздечку тянет... Кто не понял: улыбка на лице появляется!

Здесь эльфийский единорог (белый конь, что пасётся поблизости) выходит навстречу зерриканскому чародею (это Женя, обернувшийся в спальник, как в мантию).

От одного только взгляда на кучерлинскую изумрудно-голубую волну, от одного только вздоха, наполняющего грудь чистейшим воздухом, настроение у меня становится таким прекрасным, что хочется смеяться и кричать в полный голос. Но я этого не делаю: не хочу нарушать спокойствия и равновесия этого места. Умиротворяющего спокойствия и звенящего равновесия воды, неба, камня и дерева.
…В то утро события развивались следующим образом. Перейдя по мосту из брёвен на живописный лесистый полуостров, образованный изящным изгибом реки, мы через некоторое время нашли песчаный пляж – полоску ровного берега, явно используемую для купания. За пляжем уверенная тропа заканчивалась: по западному берегу никто не ходил со времён бородатых советских туристов.

Это была наша ДНЁВКА. Жарко пекло солнце, мягкий песок призывно шуршал под ногами, лениво накатывала на берег прозрачная волна. И мы – отдыхающие, без рюкзачков, в шортиках… Нас всех охватила страстная жажда купания голышом!

Воистину, иногда невольно забываешь, что Ленка не мальчик :) Как говорит "дядя Илья", наш бывалый и наиболее отчаянный походник: "Ленка – мужик!" (произносится с респектом и уважухой). Сие означает, что Ленка трудностей не боится, в походе не хнычет, и вообще многих мальчуганов в таких делах за пояс заткнёт. Но всё-таки есть у неё один существенный недостаток, который налицо: она – "немальчик"! И вот, хотя её никто об этом не просит, она покидает песчаный берег, на котором шестеро мужичков спешно оголяются для принятия тёплых высокогорных ванн.

Пользуясь своим недостатком аки преимуществом, наша железная леди двинулась неторной тропкой вдоль озера, с расчётом на то, что мы её догоним. Мы ей, кстати, это пообещали. И даже почти выполнили… Начали выполнять.

Всё просто: когда через сто экстремальных метров выяснилось, что "тропка" эта – ещё та, и просто аховая, сразу пляж снова стал для всех более привлекательным местом. Для всех, кроме меня. Я был полон решимости настигнуть Ленку. Почему этого не произошло? Внешне всё выглядело так, что мальчишечки не захотели лезть в дебри и с полдороги вернулись назад, ну а я Ленку просто-напросто не догнал…
…На самом деле совершенно очевидно, что это была судьба. Очень скоро я узнал, что Кучерлинское озеро – это и есть главная цель моего путешествия. Именно ради него я отправился к Белухе, для этой самой встречи с Живой Магией!

Людям, которые думают, что я накурился перед тем как писать эти строки, предлагаю пропустить данную главу.


…Кучерлинское – чародейское место. И тут творится всевозможная магия, происходят маленькие чудеса. Прямо у тебя на пути, между делом. Магия эта древняя, у неё самые разные корни. По моим ощущениям, здесь очень сильны мотивы сейта, от земли исходят флюиды экстатических инициационных состояний. Сначала я подумал, что это странно, пока не прочитал о том, что корни сейта, как и любых шаманских практик Евразии, уходят в Беловодье, в шаманизм Алтайских гор.

Путешествуя вдоль дикого берега, по заросшей тропке, скачущей и извивающейся между буйными зарослями и змееподобными корнями, прыгая по валунам, взбираясь по осыпям, перелезая через монструозные стволы поваленных невесть когда древесных великанов, вдруг обнаруживаешь такие укромные места, мимо которых пройти невозможно. Это места Силы: они внезапно и категорично захватывают тебя в поле своего воздействия, резко возбуждая воображение и рассудок – и ты останавливаешься, ошеломлённый. На тебя снисходит озарение: причём нарастающее напряжение внутри удивительным образом сочетается с полным внешним спокойствием и ясным пониманием, что нужно делать. Это состояние абсолютной гармонии: единство тела и духа, движения и статики, желания и мысли, одержимости и интеллекта. Это падение в параллельный мир и прорыв к неожиданно осознанной цели.

Кто понимает, о чём я говорю (а это, полагаю, могут быть люди, имеющие личный опыт глубокого духовного переживания – люди, когда-либо путешествовавшие в одиночку или остававшиеся на какое-то время один на один с дикой Природой), знает также, что конкретные действия, картинки и образы в эти моменты несущественны: никто не сможет, да и будет не вправе описать в деталях своё соприкосновение с магическим устройством Мира. Пожалуй, это компетенция лишь таких мыслителей и талантов литературы, как Карлос Кастанеда.
…Нам часто не хватает в жизни элементарного знания, чтобы спрогнозировать какие-то события – а также мудрости, чтобы понять их и правильно интерпретировать, когда они с нами произошли.

Что будет, если Один превратится в муху и явится к тебе в таком обличье на снежной вершине Альбагана? Способен ли ты будешь адекватно оценить такое? Да нет же, ты скажешь – это просто слепень случайно залетел туда, где ему быть не полагается...

Что будет, если ты, измождённый и потерянный, сбившийся с дороги, промокший в дожде и тумане, беззвучно взываешь к... (к кому?) – к какой-то "вселенской справедливости", чтобы выбраться из этого безобразия и найти правильный путь… – и вот он является, этот путь, прямо перед тобой, из небытия, где только что были трясина, завал и чаща? Конечно, ты спишешь это на собственную исключительную прозорливость и интуицию, на сверхчеловеческую удачу...

А что будет, если непосредственно из тебя вдруг самопроизвольно начнут являться на свет некоторые... скажем так, вещи – поступки, которых ты ещё минуту назад совершенно не планировал и не предполагал? Откуда всё это? Чёткое понимание и строгая последовательность действий – довольно странных действий, если посмотреть со стороны... Абсолютная уверенность и решимость, отсутствие лишних мыслей, какого-то стыда и оглядки – целенаправленный акт слияния с... (с чем?) С природой? С самим собой? С богом? Что ты на это скажешь, что придумаешь на сей раз, человек?

Не мучься. Я ответил для себя на этот вопрос. И каждый ответит на него сам себе. Каждый, кто хочет и способен Видеть.
…Дерево Фрейи, лоно самой Природы, птица, пришедшая ко мне – знак, голос и зов, стресс от внезапного падения и отступившая от берега синяя гладь, камень, мох и древо, и запах красной ягоды на пальцах, излом небес и солнца, стон и вожделение, поднимающиеся из глубин души, тишина, простор и ясность – всё то, что было, есть и будет только для меня, что никогда не попадёт в объективы…
В тот день я Жил, настолько полной и осмысленной жизнью, что это не вяжется ни с чем из глупой материальной реальности, окружающей нас здесь, в городах, реальности выдуманных потребностей, обязанностей, зависимостей – мира клеток в головах и оков на чувствах. Не существует ничего более настоящего, чем первозданная Природа, и всё прочее – лишь игра и условности, лишь наша слепая добровольная обречённость.

Кучерявая речушка
Когда я смотрел на белые барашки, в которые закручивались вздорные и весёлые струи Кучерлы, мне вспомнилась мультяшная песенка про "белогривых лошадок". Так и сложилась центральная песня похода. Поётся она протяжно, на всем известный мотив:
"Ку-у-черла-а!

Кучеря-вая речуш-ка-а!.."
Вариант от Ленки: "У-у-у-е, я и-ду по Кучерле-е!.." Песня безбожно попсовая, но с этими словами даже она преображается. Кучерла преображает и вещи, и людей. Глядя на неё, я сам становлюсь "тонким и звонким" – бодрым, гибким, весёлым...

…Конечно, цивилизованные тропы не для нас! Говорю без ёрничания, это так на самом деле. Мы не поклонники глухих чащоб, через которые надо прорубаться с мачете, но всё-таки мы противники конских дорог. И в прямом, и в том самом смысле, который в это понятие вкладывают, например, в Рубцовске. Там говорят: "цены конские!" или "уделались по-конски", что означает "лютые", "чрезмерно" (для правильного использования термина в разговоре нужна особая интонация – лучше всего она удаётся незабвенному Сан Санычу aka рубцовчанину Александру Быкову, моему старому дружбану: см. рассказ про поход по реке Енгожок).

Итак, мы плезиораем многочасовые говномесные пассажи на растоптанных горных "трассах" в два метра грязи шириной и в полметра навоза глубиной. Нам подавай хитрые, интересные лесные тропки и крутые проходы в скалах по-над рекой!

И этим Кучерла нас порадовала! Для возвращения домой, вместо общепринятой верхней тропы, мы выбрали нижнюю, запутанную и своенравную, на которой уж точно не соскучишься! Глухая гора с одной стороны, грохочущие перекаты реки с другой, а под ногами – прыг-скок. Вот это фирменный стиль команды "Улыбочка"! И – шагу! Полетели как птицы. Только Леночка никуда не спешила, путешествовала позади всех гуляючи, да собирала цветы-ягоды, что, вообще-то, и правильно, т.к. мы не в джунглях Боливии с отрядом Че Гевары.

По пути попались нам "мемориальные комплексы" сплавщиков. В далёком семьдесят восьмом (точно не помню, каком) году полегла в этом месте отчаянная девушка. И висит теперь на длинном деревянном шесте одинокая белая каска... Эх, при всём моём уважении к экстремалам... stupid fucking white men! – как восклицал индеец из культового фильма Джима Джармуша "Мертвец". Сплавщики – безумцы. Ежегодно они гибнут пачками, но их по-прежнему тянет в бушующую ледяную воду, по-прежнему они тешатся собственным тщеславием и мнят себя победителями стихии... А стихию нельзя победить! Глупость это человеческая, вот и всё. Стихия, дикая Природа – она к страстям человека равнодушна, у неё свои страсти, в водовороте которых человечишко – жалкая былинка, гонимая по воле ветра. Или в данном случае – воды... И насажена каска на шест, как черепушка на кол, вместо молодой и здоровой девушки, словно напоминание... о чём? Memento mori. Be careful. Используй мозг!

А горы всё выше, а горы всё круче... Несмотря на то, что мы идём вниз, берега Кучерлы становятся всё более обрывистыми, и превращаются в утёсы, в теснинах которых река с бешеным свистом и рёвом прорывается дальше, к Катуни. Вот здесь и ловят успех отчаянные любители рафтов. Здесь они находят переохлаждение, синяки на всё тело от ударов о воду и – некоторые – вечное пристанище.

Наблюдать за озверевшей рекой внизу, стоя в мохнатых кедрах над обрывом – зрелище сильное. Эмоции переполняют. И хотя мы немного заблудились и потеряли человеческий след, нам радостно и хорошо. Хорошо, что мы идём именно этим путём, вдали от конников и всадниц, от верениц туристов. Тут, в колючем ельнике, где одинокие берёзы белыми свечами взлетают в небо с замшелых скал, тут нам и место. А то, что блуканули и вышли к обрыву, и тяжело будет карабкаться обратно на кручу – это ли не здорово, друзья, это ли не интересно?!

Уверен, что Юре гораздо интересней собирать грибы в таких вот непроходимых лесочках с уклоном под тридцать градусов :) На сто процентов, Стасу интересней петь свои жизнерадостные песенки, скача по корням-каменьям, когда сама матушка Природа задаёт ритм! И Никите интересней, и обоим нашим Женям. Ну, про Ленку вообще молчу: ей всегда, чем страшней, тем интересней!

Мы хорошо вкачались за этот день. Очень скоро мы были на речушке Текелюшке, где ценителями комфорта и безопасности устроен самый настоящий деревянный мост (никакого тебе "бр.", фигурирующего на карте!), а ещё через пару-тройку-семёрку часов – остановились существенно ниже зимовья, в том месте, где, как нам объяснили, начинает ловить мобильная связь... если залезть вот на эту гору чуть повыше вон той осыпи, чуть пониже вот тех двух сосёнок...

Наше волшебное путешествие подходило к концу. И осталось в нём только место для благодарностей. Благодарю богов, духов и добрых людей: и Одина, охранившего мою жизнь, и Эрлика, научившего меня уму-разуму, и радушного дяденьку, приветившего нас на последней кучерлинской стоянке – и всех, кто был к нам благосклонен на этом Пути!



Борондинский хребет
Мало кто знает, что в нижнем течении Аккема есть Борондинский хребет – ну почти что Бородинский, понимаете, о чём я?  Ну, собственно, я бы тоже ничего об этом не знал, если бы, уже после похода разглядывая карту, случайно не наткнулся на него глазами. Так что Белуха и её предместья таят в себе ещё огромное количество сюрпризов и скрывают множество тайн, которые ждут своих открывателей, ждут наших новых походов!

Так что, выпьем за Бородинские хребты? – не всё же вам перевалы Роева!


Слава Родине моей – Алтаю! Вечное благоденствие ему и его жителям!


Снорри Снорг

зима 2011-2012




База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница