Александр Волков Тайна заброшенного замка Изумрудный город – 6 вступление инопланетяне



страница5/6
Дата08.05.2016
Размер1.5 Mb.
1   2   3   4   5   6
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

УСЫПИТЕЛЬНАЯ ВОДА
НАСТУПЛЕНИЕ ДУБОЛОМОВ
Через Ментахо Ильсор передал о готовящемся налете инопланетян на Изумрудный город.

Военный Совет собрался за полночь в Тронном зале Изумрудного дворца. Дня уже не хватало. На учете была каждая минута. Все только и думали, как отвести страшную угрозу, нависшую над Волшебной страной. После дня непрерывных дум члены Совета валились от усталости. Даже у Страшилы краска трескалась от сильного перенапряжения. Энни приходилось брать краски, кисть и подрисовывать ему лицо. У Дровосека от переживаний слезы выступали на щеках, и, чтобы они не заржавели, требовалось каждый час капать на них из масленки.

Особенно трудно было участвовать в заседании Кагги-Карр. То один, то другой ее глаз закрывался набухшими тяжелыми веками: только тряхнув головой, ей удавалось снова открыть глаза. Первым высказался Страшила. Речь его, как всегда, отличалась краткостью и свойственной ему мудростью.

– Мы не должны отдавать инициативу Пришельцам, – сказал он. – Пока ведется прокладка водопровода, нужно предпринять активные наступательные действия. Нужно навязать Пришельцам свою тактику и заставить их перейти к обороне. Какие будут предложения? – спросил правитель. Говорите кратко. Помните, где много слов, там очень мало мудрости.

Речь Страшилы, конечно, одобрили, но выступать с предложениями не торопились. Легко говорить просто так, и уж совсем другое дело быть мудрым.

Первым отважился нарушить молчание Фарамант. Длительные вахты у ворот вообще располагают к серьезным размышлениям, и если вам нужен добрый совет, опросите его у Стража Ворот; у него их не счесть.

– Нужно сделать вылазку в лагерь Пришельцев, – сказал Фарамант, – Нападение должно быть мощным, быстрым, а главное оружие Пришельцев – лучевые пистолеты – бессильным. Короче, я не вижу других кандидатов для участия в вылазке, кроме дуболомов.

Тут вмешался Дин Гиор, который как фельдмаршал отвечал за успех военной кампании Волшебной страны.

– Мысль Фараманта верна, – сказал он, – однако смогут ли осуществить операцию дуболомы? Мы им нарисовали добрые лица и не знаем, как такая перемена сказалась на их умственных способностях. Я не возражаю, я предполагаю обсудить это обстоятельство: от него зависит исход операции.

Возникло противоречие, самое время было вмешаться Мудрому, и Страшила сказал:

– Кто добр, тот и умен. У дурака не может быть доброго лица, у него на это не хватит ума. Лучших кандидатов, чем дуболомы, нам, по видимому, не найти. Единственно, о чем стоит подумать, как защитить их от лучевых пистолетов. Луч их не убьет, но может поджечь деревянные тела. Какие мнения у членов Совета?

– Можно надеть на дуболомов мокрые плащи, – прокаркала Кагги-Карр: привычка давать советы поборола ее сон.

– Плащи под солнцем или на ветру быстро высохнут. Не годится, – высказался, наконец Железный Дровосек, которому никак не удавалось вставить словечко после того, как члены Военного Совета разговорились.

– Нужно защитить дуболомов зеркальными щитами, – тут же выпалил Страшила. Как энциклопедист он не знал трудностей в правильных ответах. Естественно, следующее слово было за Каннингом, поскольку речь шла о поисках технических решений на основе научных знаний.

– Зеркальные щиты – не только превосходная защита от лучевого оружия, – заметил он. – Если их расположить в виде кривого зеркала, то можно сфокусировать лучевую энергию и направить ее по обратной дороге – против Пришельцев.

Совет можно было закрывать, так как его основная цель – опередить менвитов собственной наступательной операцией – была достигнута. Были ясны исполнители. Понятно, как защитить их от оружия Пришельцев. Найден способ, как повернуть это оружие против самих врагов. Подготовка к вылазке не заняла много времени. Пока мастера готовили латунные щиты, обрабатывая их по рецепту Каннинга ртутью – для зеркального блеска, дуболомы под руководством генерала Лана Пирота обучались перестроениям, позволявшим на ходу отражать лучевую энергию и направлять ее то на один, то на другой предмет.

Танцевальные способности Лана Пирота и его командирские навыки как нельзя лучше пригодились при обучении дуболомов упражнениям с зеркалами в пешем строю.

Чтобы не раскрывать замысла операции, дуболомы держали в руках вместо зеркал разноцветные обручи.

Жители Волшебной страны с интересом наблюдали за этими танцами ансамбля дуболомов под руководством Лана Пирота, хотя и не могли взять в толк, почему деревянные солдаты предаются праздным развлечениям перед грозящим нападением менвитов. Как бы там ни было, никто не остался в обиде за неожиданный красивый праздник.

Был и еще один плюс от выступления ансамбля. С борта вертолета, который вел наблюдение за Изумрудным городом, генералу Баан Ну поступила телеграмма: «Беллиорцы пляшут».

– Что ж, попляшите, попляшите, – подумал генерал, перечитывая телеграмму. – Хорош танец только победителя.

На следующее утро фельдмаршал Дин Гиор давал войскам, участникам вылазки, последний смотр. Он глядел на радостно улыбающиеся лица солдат и хмурился. Уж очень легкомысленно настроены. Фельдмаршал сурово спросил Лана Пирота:

– Вы осознаете важность задания?

По лицу деревянного генерала от правого уха до левого пробежала улыбка.

– Так точно, ваше превосходительство, господин фельдмаршал, – и он нетерпеливо сделал несколько па какого-то веселого танца.

Дин Гиор только вздохнул. Если уж генерал таков, то чего от солдат требовать?

– Справитесь? – снова мрачно спросил он.

– Не извольте беспокоиться, ваше превосходительство, – ответил Лан Пирот. - Если вы все хорошо продумали, успех будет полный, потому что сделаем мы выше похвал, – и снова стал приплясывать на месте.

По сигналу боевой трубы отряд построился в колонну, все солдаты подняли щиты перед собой и быстро побежали по дороге в направлении замка Гуррикапа. Не переводя дыхания, они проделали весь путь от Изумрудного города до поляны перед Ранавиром.

Сторожевые посты Пришельцев заметили дуболомов своевременно. По тревоге были подняты отряды менвитов, готовых пустить в ход свое испытанное оружие – лучевые пистолеты, но их озадачило, что беллиорцы сами перешли в наступление.

«Значит, они успели опередить нас в подготовке к войне. Успели или не успели, а надо отбивать их нападение. Не мешает хорошенько проучить самонадеянных беллиорцев», – так думали менвиты.

Тем временем отряд дуболомов на бегу перестроился в цепь. Цепь сомкнулась, образовав большой, во всю поляну полумесяц, плотно прикрытый сверху сияющими щитами. Не сбавляя хода, полумесяц двинулся навстречу отрядам менвитов.

По команде инопланетяне включили пистолеты, и вопли ужаса пронеслись в их толпе. Лучи пистолетов, отражаясь от зеркального полумесяца, ударили в центр отряда менвитов.

Прежде чем Пришельцы сообразили, что это они сами себя поранили, и бросились врассыпную, несколько менвитов, получив сильные ожоги, рухнули на землю.

Не теряя времени, зеркальный полумесяц развернулся, и собранный щитами луч еще не выключенных пистолетов обратил в гигантский костер одну из бочек припасенным для вертолетов горючим. Затем он заплясал на мастерской, из которой сразу пошли клубы дыма. Когда к менвитам вернулся, наконец, дар соображения, они выключили свои горе пистолеты и пустили в ход пушки картечницы. Полумесяц рассыпался снова в цепь, дуболомы повесили щиты на спины и бросились бежать в обратную сторону.

Когда пожары потушили, раненых перевязали, менвиты рассмотрели трофеи, оставленные неприятелем: несколько голубых и желтых щепок, отлетевших от дуболомов при попадании картечи.

Радужное настроение завоевателей сменилось унынием.

В тот же день всему деревянному воинству был сделан ремонт. Солдатам нарисовали яркие новые мундиры, добавив к ним погоны и медали, а заново выкрашенному, сияющему Лану Пироту – золотые эполеты и орденскую ленту через плечо.


Операция «СТРАХ»
Страшила не согласился с предложением Фараманта снять для пущей сохранности изумруды с городских башен и стен, с мостовых и крыш домов. Остаться без изумрудов означало обнаружить страх перед врагом, все равно что сдаться на его милость.

С ними веселее драться, – сказал Страшила – Надо сохранить сияние зеленого огня. Он помогает и пусть играет всеми переливами.

– И верно, Изумрудному городу нельзя без изумрудов, – согласился фельдмаршал Дин Гиор.

А поскольку нельзя, и изумруды должны, наоборот, помогать сражающимся, их не убрали, а начистили, чтобы ярче сверкали. И вот перед нападением менвитов Изумрудный город стоял во всем великолепии, На его защиту решили встать все жители и все удивительные создания Волшебной страны. Но что они могли перед чужестранцами? Могли быть храбрыми, а это уже немало.

Самыми храбрыми оставались в армии Волшебной страны железные и деревянные создания: Тилли Вилли, Дровосек и дуболомы под командой Лана Пирота. Дуболомы уже прошли боевое крещение перед Пришельцами. Тилли Вилли наточил свой меч, который едва сдвигали с места сорок человек. Его огромный щит блестел, как зеркало, отражая солнечные лучи в сторону неприятеля (неплохая военная хитрость, которой он научился от дуболомов).

Железный Дровосек со своим тяжелым топором, хотя и был раз в десять ниже Железного собрата рыцаря, тоже умел воевать.

Дин Гиор горячо взялся за дело. Недаром он из летописей, хранящихся в кладовой позади Тронного зала, почти наизусть выучил описания знаменитых битв, когда либо случавшихся в Волшебной стране. Прежде всего он умело распределил имеющиеся военные силы. Выставил боевое охранение вокруг города, состоявшее из горожан с винтовками и револьверами, которые раздал Каннинг. Альфред стоял во главе охранения.

Горожане неплохо научились стрелять: из каждых пяти пуль в цель попадала одна – для людей, никогда никого не обижавших, такой результат был достижением хоть куда.

На стенках и башнях замерли наблюдатели – армия, таким образом своевременно узнает о приближении неприятеля.

Основные силы, включая железных представителей армии Тилли Вилли и Дровосека, Дин Гиор расположил в городе. Он не забыл о резерве. В нем он оставил деревянных солдат во главе с Ланом Пиротом. Их тщательно упрятали в лесу под листвой кустарников. А для связи фельдмаршал везде расставил деревянных гонцов. Но самое главное, что обязательно поможет в обороне Изумрудного города, предусмотрел Альфред Каннинг. По его указанию Энни вместе с женами Мигунов и рудокопов и все жители, кто умел держать иголку в руках, стежок за стежком шили мешки из плотной серой ткани. То было такое же боевое задание, как научиться стрелять из ружья. Серую ткань частично позаимствовал Ильсор в запасниках «Диавоны», а частично выткал Ментахо.

Когда шитье было готово, разожгли костры в городе и держали над ними мешки, чтобы наполнить горячим воздухом. Наполняясь, мешки превращались в огромные воздушные шары, которые повисли над городом.

Пока жгли костры и готовили воздушные шары, в небе, отвлекая внимание менвитов, летал ручной дракон Ойххо.

В лагере Пришельцев готовились к нападению на беллиорцев. Арзаки под неусыпным наблюдением менвитских летчиков и инженеров, таким, когда ни вздохнуть, ни мигнуть, ремонтировали поврежденные вертолеты: чинили сломанные приборы, ставили на место исчезнувших новые детали, заряжали пушки картечницы.

Они-то первыми и заметили в небе крылатое чудовище, похожее на ящера. Оно махало огромными кожистыми крыльями, сильные когтистые лапы его болтались под желтым чешуйчатым брюхом, среди длинных острых зубов в разинутой пасти трепетал красный язык.

– Смотрите, – закричали сразу несколько арзаков, – летающий ящер!

Кау Рук как раз проверял свой вертолет. Он внимательно пригляделся.

– Откуда взялось это ожившее ископаемое? – сказал он. И сейчас же отправился к Баан Ну.

– Взгляните на небо, мой генерал, – обратился штурман к Баан Ну. – Вы ничего не замечаете?

– Дракон? – спросил изумленный генерал, не веря своим глазам. Он следил за полетом Ойххо с замиранием сердца.

– Может быть, повременить с операцией «Страх»? – вопросительно посмотрел на генерала Кау Рук.

– Нет, – решительно возразил генерал, – боевой вылет не может быть отменен из-за каких-то фокусов землян. Надо кончать с этими земными невероятностями, и чем скорее, тем лучше.

Скоро и наступил день, предназначенный Баан Ну для операции. Вертолеты устремились к Изумрудному городу. В каждой машине, кроме пилота, находился стрелок. Летчики запаслись большими шкатулками для изумрудов и других ценностей. Они верили Баан Ну, который обещал:

– После боя ваши шкатулки наполнятся доверху. Сначала вы доставите их в Ранавир – мне на хранение. В дальнейшем возьмете с собой на Рамерию. На родине вы станете самыми богатыми людьми.

Машины двигались к цели, члены экипажей переговаривались по рации. В то время как от Ранавира к Изумрудному городу двигалась эскадрилья из тридцати вертолетов, от северной части Кругосветных гор им навстречу спешила тоже своя эскадрилья. Это были орлы Карфакса. Орлы проявляли особую осторожность с тех пор, как пушка инопланетян ранила Гориэка. По природе своей они вообще с людьми общались мало. Но они тоже были жителями Волшебной страны. Почуяв в поведении Пришельцев недоброе, Карфакс повелел собратьям глаз не спускать с непрошеных гостей.

Вот почему, заметив совсем не мирные намерения отряда вертолетов, орлы тотчас помчались навстречу. До города оставалось меньше трех десятков миль, когда командиру Мон Со, да и другим пилотам показалось, будто на их трассе далеко впереди замелькали темные точки, похожие на птиц. Они то скрывались, то приближались. Нарастал неясный гул.

И тут на зеркало, укрепленное перед Мон Со, легла серо черная тень, падающая сверху, как будто прямо из облака. Неясный гул перешел в воинственный клекот. Из любопытства Мон Со опустил боковые стекла кабины, высунул голову… И в тот же момент чуть не лишился ее. От взмаха гигантского крыла в него ударил ветер такой сокрушительной силы, что Мон Со вдавило в кресло кабины.

Еще бы чуть-чуть, и его вообще выбросило из вертолета.

Скорее от страха, чем что либо соображая, Мон Со поднял стекла и увернул вертолет от крыльев гигантского орла. Торопливо оглянувшись по сторонам, он заметил; около других машин происходит то же самое: орлы, распластав крылья, бросаются к вертолетам.

– Ну что, мой полковник, будем делать? – услышал Мон Со по рации насмешливый голос Кау Рука. – Как вы рассчитываете отражать это исполинское нападение? Не лучше ли сразу выйти из игры? Не знаю, как вы, а я поворачиваю. Не хочу ни сам погибать, ни истреблять этих гордых птиц. С орлами воевать – мы так не договаривались!

– Запрещаю! – закричал Мон Со сорвавшимся голосом, – Будете отвечать перед Баан Ну!

– Как вы не понимаете?! – тоже прокричал Кау Рук, поскольку шум вокруг стоял невообразимый… – Побоище – сплошная бессмыслица. Зачем нам калечить таких благородных птиц и самим погибать при этом?

– Вы трус! – почти зарычал Мон Со.

Но Кау Рук, не слушая больше его, развернул вертолет и направил на одну из лесных полян.

В воздухе закипел ожесточенный бой.

Орлы камнем падали на вертолеты, обхватывали их мощными крыльями; со стороны лобового стекла перед летчиками вырастали огромные клювы. Дневной свет мерк перед пилотами, закрытый теменью. Они наугад хватались за рычаги, вертели штурвалы. Стрелки палили перед собой из лучевых пистолетов. Для птиц гигантов не выстрелы были страшны. Крутящийся винт вертолета подрубал их, врезаясь в тела. Испытывая боль, орлы только сильнее сжимали крылья. Несколько вертолетов полетело вниз, но разбились и орлы. Карфакс, видя гибнувших соплеменников снизу ринулся на ближайший вертолет, стал хлестать его крыльями, вцепился когтями в шасси, тряхнул так, что машина перевернулась. Зависнув на какой-то миг в воздухе, она стремительно рухнула вниз и взорвалась.

Расправившись с одним вертолетом, Карфакс бросился к другому, третьему…

Часть орлов атаковали вертолеты со стороны малого хвостового винта. Издавая воинственный клич, они смертной хваткой впивались в него когтями, ломали сильными лапами, разбивали клювом молотком.

В битве не просили и не давали пощады. Лучевые пистолеты стреляли непрерывно, правда, без толку. Наученные горьким опытом, орлы больше не приближались к лобовым стеклам. Нападая снизу или с хвоста, они, лишь машина теряла управление, оставляли ее в покое.

Гигантские размеры птиц и их неистовость вселили в инопланетян ужас. Тот самый страх, который они хотели принести в Изумрудный город, собираясь поставить землян на колени.

Армии Дина Гиора не пришлось участвовать в бою, но его бойцы были самыми пристрастными зрителями на свете. Успехи союзников орлов они встречали восторженным ревом, а гибель – горестными стонами. Тилли Вилли долго бежал за одним падающим вертолетом, надеясь хватить по нему мечом, но вертолет ухнул на огромный дуб и разлетелся на куски.

Наконец, эскадрилья Пришельцев обратилась в бегство. С погнутыми винтами, с поврежденными моторами, разбитыми шасси, виляя, вычерчивая невообразимые фигуры, уцелевшие вертолеты пробирались в Ранавир. Пустые шкатулки для изумрудов давно были брошены за борт. Враги убегали, а летучее воинство преграждало им путь в долину Гуррикапа. Только десятку машин удалось добраться до убежища. Кое-как дотянул до места и Мон Со. Его доклад, а больше всего вид разрушенных вертолетов произвели на Баан Ну потрясающее впечатление. Страх поселился и в сердце генерала, еще так недавно считавшего себя всесильным.

Он никак не мог понять, что же происходит в такой маленькой стране, населенной совсем робкими жителями?

Переводчик Ментахо уверял генерала, что орлы не собираются нападать на Ранавир. Они не питают враждебных намерений. Баан Ну все равно била дрожь и страх не проходил.

Спустя несколько дней правители Изумрудного города и Фиолетовой страны, феи Виллина и Стелла пожаловали Карфаксу для его воинства высшие ордена своих государств.

Страшила приказал внести в летопись подробное описание исторической битвы. Гномы добросовестно исполнили свой долг.
ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА МЕНВИТОВ
Генерал мрачно взглянул в зеркало, и сразу замерли его бесшумные размеренные шаги. Подойдя к креслу, он грузно сел в него, словно, кроме тяжести тела, с ним вместе опустились и его заботы. Еще никогда за все пребывание на Беллиоре он не ощущал их так отчетливо. Неудачи последних дней сдавили его плечи и грудь, но сильнее всего от них болела голова.

«Что же делать? Что происходит? – размышлял Главный менвит. – Воздушный налет на Изумрудный город закончился полным провалом. Кто знает, может, пока мы на Рамерии создавали технику, беллиорцы открывали недоступные нам тайны природы? Почему гигантские орлы напали на вертолеты? Уж не люди ли Гудвинии их научили? А набег грызунов – случайность или дерзкая вылазка? И почему атакующие людишки оставляют после себя щепки? По всему видно: беллиорцы догадались, что мы хотим их покорить. Что ж, силой не удалось, возьмем хитростью. И вот здесь нам поможет говорильная машина. С ней не будет осечки».

Генерал взял со стола серебряный колокольчик и нетерпеливо затряс им. Тотчас открылась дверь, на пороге кабинета появился Ильсор.

– Ильсор, все ли готово для опытов? – спросил Баан Ну.

– Машина в полной готовности, полковник Мон Со доставил двух землян в Ваше распоряжение. Препятствий для опытов нет, мой генерал.

Доклад успокоил Баан Ну. Уж больше он не попадет в плен к событиям, он подчинит их своей воле.

– Испытания назначаю немедленно. Кроме Кау Рука, Мон Со и тебя никто не должен присутствовать, – приказал Баан Ну.

Участники самого важного сейчас для менвитов опыта собрались во главе с генералом в Синем домике.

– Начнем с Ментахо, – предложил Баан Ну.

Ментахо и Эльвина, почувствовавшие, что в Синем домике готовится что-то необыкновенное, присели на стульях у самой двери. Они думали, что их немедля отошлют за грибами. Вместо этого Баан Ну поприветствовал ткача нежданным возгласом:

– Привет тебе, высокопочтенный беллиорец!

«Пойди пойми этих генералов», – подумал Ментахо и тут же выпалил на менвитском языке:

– И тебе привет, мой повелитель.

Баан Ну чуть нахмурился, бросив короткий взгляд на Кау Рука.

– Немного переусердствовал Ментахо. «Повелитель» – еще рановато, – посчитал он. И, пристально глядя в лицо ткачу, приказал без лишних предисловий: – Ну-ка придвинь ко мне свой стул, а сам отойди к говорильной машине и там стой.

Ментахо, который сидел, уставившись себе на ноги, он так всегда делал, разговаривая с Баан Ну, не понял, кому адресованы последние слова, и не проявил ни малейшего интереса, чтобы выяснить.

– Расскажи без утайки, Ментахо, что тебя волнует, – вопрошал генерал, сверля глазами лицо ткача, но не находя его плутоватых глаз.

– Да что там волнует, – сказал Ментахо и озадаченно почесал затылок. – Ничего не волнует. Вот разве скучновато у вас, нам с Эльвиной поговорить не с кем, кроме какого-то ящика, – ткач кивнул в сторону говорильной машины.

«С этим толку не будет, – понял Баан Ну. Он не только выучил наш язык, но и разобрался, для чего понадобился нам. Тем хуже для него, мы его навсегда изолируем от жителей Гудвинии».

– Однако мы увлеклись беседой, – снова заговорил генерал. – Отдохни, Ментахо. Сходи с Эльвиной за грибами.

Ткач с женой ушли, прихватив корзинку.

– Давайте свеженьких, – сказал Баан Ну. Часовые ввели в комнату одного из Жевунов. Он с любопытством осмотрелся вокруг и принялся изучать ордена, украшавшие Главного менвита.

– Привет тебе, достойный сын Земли, – приветливо произнес генерал, подняв руку над головой. Раздался щелчок, мигнула лампочка, и говорильная машина отчеканила слова генерала его же голосом, но на языке жителей Волшебной страны.

Жевун широко улыбнулся, сложил свои руки, изображая рукопожатие, и произнес:

– И тебе мой поклон, добрый человек.

Машина тут же выдала перевод голосом Жевуна. Всматриваясь в глаза беллиорца, генерал сразу подал команду;

– Заговори с Ильсором.

Жевун, услышав перевод, растерянно захлопал глазами.

– От чего я должен заговорить Ильсора? – спросил он.

Машина снова перевела, настал черед удивляться Баан Ну.

– Заговорить можно с кем-то, а не что-то, – поучительно произнес он.

Ильсор незаметно нажал одну из кнопок, говорильная машина принялась объяснять без всякой посторонней помощи.

– Заговорить можно и кого-то и чего-то, и даже самого себя, как это происходит теперь с вами, мой повелитель.

Только изумление помогло генералу снести эту неслыханную дерзость. Он так и сверкал глазами на ни в чем не повинного Жевуна.

– Заруби себе на носу, – резко заметил он, – что с генералом так не подобает говорить.

Крайнее недоумение отразилось на лице беллиорца.

– Я готов отрубить себе нос, но не могу понять, при чем тут генерал, и какая вам от этого польза? – пролепетал он.

– Что ты мелишь, болтушка? – завопил, не выдержав, Баан Ну.

Жевун совсем перепугался.

– Если бы я был мельницей, я молол бы муку. А если я болтушка, то яичницу болтунью жарят на сковороде. Про что вы меня спрашиваете? Я вижу, вы сердитесь. Я ничем не хочу вас обидеть. Но отдавайте мне понятные приказания, а то я не знаю, что мне делать, – тихо молвил он и покорно и преданно взглянул на Баан Ну.

– Мон Со, – рявкнул генерал во всю глотку, – где вы взяли этот медный лоб?

Мон Со вытянулся перед Баан Ну, собираясь дать ответ, но в это время Ильсор снова нажал кнопку, в машине что-то заскрипело, и до присутствующих донесся ее собственный хриплый голос:

– Ну вот, уже и обзывается, а еще генерал. Сам не может толком объяснить чего хочет, а обзывает медным лбом.

– Ильсор, выключи немедленно машину. Мон Со, отвечай, почему ты перестал нести службу? Тебе надоело быть полковником? Я могу сделать тебя лейтенантом, – кипел генерал. – Привести другого беллиорца! Ильсор, включи машину!

К Баан Ну, который никак не мог успокоиться, подвели второго Жевуна.

– Возьми с подоконника лист бумаги, – отрывисто бросил Жевуну генерал и выразительно взглянул в его глаза.

Глаза беллиорца округлились, он ошалело начал вращать головой, что-то разыскивая.

– С чего я должен сорвать листок? Я не знаю таких цветов – подоконники. У нас растут подснежники, да и то высоко в горах. И где вы видите в комнате цветы? Что вы называете «бумаги»? – наконец, спросил он генерала и, поведя плечами, бессильно опустил руки…

– О чем он говорит? – повернулся генерал к Ильсору. Он не менее ошалело тряхнул головой.

– Это случайный набор слов; видимо, не все сочетания машина пропускает, – спокойно ответил слуга. – Мой генерал, позвольте мне задать беллиорцу вопрос, чтобы выяснить причину сбоя. – Дожидаясь разрешения, Ильсор почтительно глядел на генерала.

– Действуй, Ильсор, – позволил Баан Ну.

– Достойный сын Земли, отвечайте, – молвил Ильсор. – Кто правит в Изумрудном городе?

– Там правит Мудрый Страшила.

– Ильсор, он втирает тебе очки. Как могут правителя именовать таким именем?

Жевун, которому машина успела перевести слова генерала, недоуменно уставился на лицо Баан Ну.

– Какие очки я должен натереть господину, если он не носит никаких очков?

– Что опять рассуждать? – рассвирепел Баан Ну. – Ты сейчас поймешь меня, глупец. Мы говорили тебе слишком много слов, и твои куцые мозги не в состоянии их все переварить. Тебе проще понять язык команды. Возьми лист, – Баан Ну сам взял с подоконника бумагу, – нарисуй мне ваше страшилище.

Жевун подумал и изобразил саблезубого тигра с огромными клыками.

– Я так и думал, что речь идет не о правителе, – удовлетворенно заметил Баан Ну. – Стоять, – скомандовал он с такой силой, что Жевун подпрыгнул чуть не под потолок, но тем не менее успел вытянуть руки по швам. – Бегом! – бушевал генерал, сверкая глазами. – Марш!

И Жевун, сделав два скачка, вдруг перешел на церемониальный шаг, затем при команде «Бегом!» встрепенулся, бросился скакать и тут же начал отбивать шаг при команде «Марш!»

– Часовой, – взвыл Баан Ну, – всыпать этому тупице десять палок.

– Вот вы, генерал, значит, самый важный господин, так растолкуйте мне, – сказал Жевун, – какая связь между часовщиками и палками и куда он должен мне их насыпать?

Машина подмигнула Жевуну и издала бормочущие звуки на языке менвитов.

Генерал побагровел и молча ринулся к дверям.

Кау Рук и Ильсор переглянулись между собой, и штурман пожал плечами.

«Почему так нервничал генерал?» – подумал Мон Со и торопливо пошел за ним.


1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница