Александр Васильевич Суворов



страница1/15
Дата30.04.2016
Размер0.84 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

1788 год.

27 января Императрица Екатерина II пожаловала «войску верных казаков» земли для поселения в Керченском куте или на Тамане, предоставив выбор места князю Григорию Александровичу Потемкину, который уведомил об этом кошевого атамана Сидора Белого.

Екатерина II пожаловала «войску верных казаков» большое белое знамя с черным орлом и надписью «За веру и верность», малые знамена для куреней, атаманскую булаву, малые куренные печати и печать с надписью «Печать коша верных казаков».




Александр Васильевич Суворов




Регалии войска казаков

29 января Александр Васильевич Суворов вступил в командование Кубанским корпусом и в вскоре – в феврале – наметил места для постройки крепостей и редутов вдоль реки Кубани…

Сформировав две так называемые «работные армии» в 700 человек, Суворов приступил к строительству Кубанской кордонной линии в 540 верст от Черного моря до Ставрополя. 9 крепостей и 20 фельдшанцев «набросили узду на закубанских черкесов», доложил он своему начальству. Позже добавил, что «заречные жители живут спокойно, и дальних предприимчивостей (то есть, набегов) от них не предусматривается. Но изредка от некоторых бродяг на наши разъезды бывали перестрелы, только без всякого урона. Впрочем, у нас тихо и все благополучно».

1792 год.

16 января Главнокомандующий войсками на Кавказе и по Кубани генерал-аншеф Иван Васильевич Гудович представил императрице Екатерине II проект устройства Кавказской линии, предусматривающий строительство новых крепостей и поселение по границе, от Екатериноградской станицы на реке Малке до реки Кубани и по Кубани до устья Лабы, казачьих станиц. И частично это было осуществлено спустя два года – в 1794-ом – за счет переселения на Кубань донских казаков, основавших шесть станиц – Усть-Лабинскую, Кавказскую, Григориполисскую, Прочноокопскую, Темнолесскую и Воровсколесскую.

«Спокойнее был бы сей край, - писал в 1792 году Иван Гудович, - ежели бы вся граница по Кубани была бы занята такими же казачьими войсками, как и по Тереку. Там, от самого Григориополиса вплоть до устьев Кубани, на протяжении более трехсот верст нет никакого жилья, а потому редуты занимались только летом, зимою же содержать здесь посты было невозможно…»

Государственные интересы совпали с чаяниями Черноморских казаков: в случае реализации плана Главнокомандующего войсками на Кавказе и по Кубани генерала-аншефа Ивана Гудовича пространство от устья Лабы по низовьям реки Кубани до берегов Черного и Азовского морей, по-прежнему остававшееся не защищенным, требовало аналогичных мер. Что и было предпринято.

А вообще впервые упоминание о войсковом архиве встречаем в рапорте Антона Головатого от 13 января 1792 года. Атаман писал о «доставлении войскового имущества и архивных дел из разных мест в Слободзею, откуда войсковой архив был перевезен на Кубань.

Архив размещался в доме, отведенном под казначейство, и занимал маленькую комнату, перегороженную досками. Здание охранялось караулом. Архивариусом служил полковой старшина Бончевский, который должен был при выходе из архива запирать двери замком или «печатью припечатывать». Но Бончевский часто этим пренебрегал, в результате через расщелины в архивной стене были разорваны хранящиеся в казначействе узлы с медными деньгами и похищено 18 рублей 96 копеек.

1794 год.


1 января Получили места под поселение, а в начале мая начали селиться на отведенных местах исторические курени бывшего Запорожского казачьего войска.

Ныне это станицы и города: Батуринская, Брюховецкая, Ирклиевская, Динская, Пластуновская, Васюринская, Старовеличковская, Каневская, Платнировская, Прочноокопская, Тимашевская (ныне город Тимашевск), Усть-Лабинская (ныне город Усть-Лабинск) и некоторые другие.

Вновь образованный в Черноморском казачьем войске курень получил наименование «Березанский». Заселение нового куреня проводилось в начале мая. Первым атаманом был хорунжий Василий Гордеенко.

Было утверждено наименование вновь устраиваемого в Черноморском казачьем войске куренного селения «Екатеринов». Первым куренным атаманом был избран хорунжий Назар Резвый. Водворение казаков началось в мае того же года. Ныне это станица Крыловская одноименного района.

При приграничной крепости Кавказской на реке Кубани донскими казаками (435 душ мужского пола) была поселена станица Кавказская.

Был принят «Порядок общей пользы» – документ, регламентирующий управление, расселение и землепользование в Черноморском казачьем войске. В этом акте официально закреплялись название и статус города Екатеринодара.






Печать Черноморского

казачьего войска

Записано, в частности, было, что войсковую резиденцию решено устроить в Карасунском куте на Кубани и именовать ее «градом Екатеринодаром». Кроме того, вся территория Черномории разделялась на пять округ, в том числе Екатеринодарскую. Екатеринодарскому окружному правлению присваивалась печать (с изображением казака, водрузившего ратище (то есть, пику) в землю), которую, очевидно, можно считать первой печатью, связанной с именем города.

Вскоре было подготовлено «Наставление из войскового Черноморского правительства Екатеринодарскому окружному правлению» – своего рода инструкция по управлению округой, содержащая указания «О должностях», извлечения из «Порядка общей пользы», а также из общероссийских законоположений (в частности, из «Устава благочиния»), немного подправленные на местный лад.

В последних, в частности, говорилось: «Буде кто определенной должности учнет ради дел требовать, или брать, или возьмет с кого плату, или подарок, или посул, или иной подкуп или взяток, доставлять яко лихоимца в правительство...

Буде кто злообычен в пьянстве, беспрерывно пьян или более времени в году пьян, нежели трезв, такого присылать в правительство для определения на воздержание…

Буде кто учнет чинить колдовство, или чародейство, или иной подобный обман, происходящий от суеверия, или невежества, или мошенничества… или пугание чудовищем, или толкование снов, или искание клада, или имение видений, или нашептывание на бумагу, или траву, или питии, того отослать в правительство».

«Наставление…» выполнялось: до наших дней с той поры дошли рапорты екатеринодарского городничего об аресте провинившихся за сквернословие и «обитание в пьяном виде». Правда, таких случаев было мало…

Рассматривался вопрос о строительстве Екатеринодара. В этот день был получен ответ вице-губернатора К.Габлица относительно просьбы правительства Черноморского казачьего войска о присылке «межевщика».

Вице-губернатор сообщал, что о том, останется ли город Екатеринодар на избранном казаками месте, и «о других тут нужных строениях не имеет он от вышнего начальства апробации», и просил кошевого атамана Захария Чепигу, если у него таковое повеление имеется, списать с него копию и доставить немедленно. «Просимый же землемер, - говорилось в письме, - вскорости откомандирован будет». По наведенным в канцелярии войскового правительства справкам, К.Габлицу ответили, что о городе Екатеринодаре «никакого повеления от вышнего начальства в получении не было».


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница