Александр штоль при участии



страница1/6
Дата04.11.2016
Размер0.69 Mb.
  1   2   3   4   5   6

Александр ШТОЛЬ


при участии

Ирины ЛУКАНЕВОЙ
ЛИСТКИ



Новосиб.гос.ун-т. Новосибирск, 2003.


2

ROMAN

Александр ШТОЛЬ,

Ирина ЛУКАНЕВА





3
Письмо первое, благородное.

Проезжая вчера на охоте


мимо замка на Лысой скале,
я услышал, как Вы поёте,
и едва удержался в седле.
Я воскликнул:

- О, дева Мария,

что же это?!-
и вверх посмотрел…
Эх, вот попусту не ори я,
разглядеть бы Вас толком сумел.
Вы метнулись,
захлопнулись ставни,
конь понёс, и залаяли псы…
Я заметил лишь –

или представил?-


силуэт безусловной красы.

Я до вечера был в удрученье,


а сегодня затосковал.

Это слишком для увлеченья.

Я любовью сражён наповал.
Принимайте меня в паладины,
а не то я судьбу прокляну

или вовсе сорвусь в Палестину


и кого-нибудь там проткну.
Я доспехи уже начистил
и от пуза коня напоил.

Неужели допустите, чистая,

чтоб я душу свою погубил?

4
Посылаю к Вам мальчика Петю.

Он представится: кнабе Пьер.

Передаст он письмо Вам в букете –


мол, привет от тёти Любьер.
Умоляю Вас, отвечайте.

Кнабе Петя ответ принесёт.

А не то я, ей-богу, отчаюсь.

И ничто меня не спасёт.



Письмо второе, печальное

Так и я не дождался ответа.

Конь смеётся, глазом кося:
кто-то, мол, давал тут обеты,

в Палестину, мол, собрался…


Я отправил его на конюшню
и отныне хожу пешком.

Так мне, милая барышня, скушно,


да и в горле что-то комком.
За каким я чёртом куда-то
вдруг рвану,

чернозём круша –


ведь, тоскою пречистой объята,
здесь моя пребывает душа.
Я люблю Вас, как не поймёте.

Я действительно Вас люблю.

И в окно –

не идёт ли Пётр?-

по сто раз выглядаю на дню.

5
Письмо ответное первое

Провертела я дырку в заборе,
чтоб на Вас посмотреть не спеша,
но ворота держу на запоре,
стражник ходит, секирой маша.
Ваш поступок был неуместен,
я им очень возмущена.

Кнабе Петя сидит под арестом,


хоть его небольшая вина.
Если честно, я переживала,
что запела тогда невзначай
(платье старое перешивала –
короля пригласить на чай).
Вы взялись тут вздыхать и плакать,
знаю я, развлечения для,
а меня приехали сватать
за заморского короля.
В замке ветер и холод лютый,
привидения там и тут.

Во владеньях развал и смута,


женихи, как посмотрят, бегут.
Я устала. Мне хочется замуж.

Я замёрзла. Я жить хочу.

Разрешить эту сложную драму ж
не по Вашему будет плечу.
Мне без Вас достаточно горя,
всевозможных злосчастий и бед.

Воздыхателю из-за моря

скоро много десятков лет…

6

В общем, больше меня не тревожьте,


если Вы неплохой человек.

Уезжайте. И милость Божья

да пребудет с Вами вовек.


Письмо третье, удалое

Я винюсь


и прощения жажду,
я признаться обязан в этом:
это я виновен в пропаже
части Вашего туалета.
Я не тать, не пролазил в щели,
я в ворота вошёл открыто.

Прогоните стражника в шею:


спит, мерзавец,
и рожа небрита.
Да, я спрятался за дровами,
но не с умыслом, а смутясь:
проходили мимо
Вы Сами,
на воронье гнездо заглядясь.
Вы исчезли за дверью с гербами.

Потоптавшись –

сердце дрожит -
я вослед…

Так это ж предбанник!


Вот и Ваша одежда лежит.
Плеск воды до меня доносился –
слаще ангельской музыки звук.

Тут-то я его взять и решился,


после длительных нравственных мук.

7

Положил я к сердцу поближе


изумительный Ваш поясок…

Вы купили его в Париже?

Или дар преподнёс Восток?

Встретил я в переулке свата


долгожителя-жениха;
объяснил душевно, как брату,
чем затея его плоха.
Раз, конечно, для верности стукнул –

вдруг чего басурман не усёк.

Он сегодня назад цурюкнул –
хоть заморский, а понял всё.
Кнабе Петя – бездельник истый,
он же только рад отдохнуть.

Он, должно быть, и зубы не чистит.

Прикажите его отомкнуть.
Я ж не запер Вашу служанку,
я ж её отпускаю с письмом.

И ещё:


Вы на холод жалуетесь
в переносном или прямом?
Я могу и согреть любовью,
я и печку могу сложить.

Но уехать – зачем и жить?

Остаюсь
дон Ивано Петровьо.
8

Второе ответное, сердитое


Отвечаю Вам, дон Ивано,


посылаю Петю с письмом.

О любви говорить Вам рано

В переносном или прямом.
Я считаю, Вы были неправы,
не надейтесь на похвалу.

Вы послу иностранной державы

Ни за что покривили скулу.
Мне пришлось ответить отказом,
и сваты уехали в Лисс.
Я смотрю – Вы, однако, опасный.

До предбанника уж добрались.


Ваши качества гигиениста
нагоняют нешуточный страх:
то Ваш Петя зубы не чистит,
то у стражника шерсть на щеках.
Может, я недостаточно мыта?

Может, Вам вдругорядь заглянуть,


осмотреть и тазы, и корыта,
поломойку за пояс заткнуть?
И как следует оглядеться,
сохраняя нравственный вид,
и мочалку, и полотенце
прихватить, если плохо лежит?
В общем, я рассудила трезво
о любви и о прочем ином.

Печку было б сложить полезно.

В переносном - нет. А в прямом…
9

Жду Вас в следующий понедельник


на рассвете у наших ворот.

Глина Ваша. А стражник-бездельник


воз-другой кирпичей припасёт.
Поясок мой, в качестве приза,
так и быть, оставляю у Вас.

Да хранит Вас святая Луиза.

Жду в указанный день и час.

Письмо четвёртое, деловое

Прочитавши Ваше посланье,


я с нектаром дёгтю вкусил.

Вы мне вешаете желанье

Вас обчистить.

Большое мерси!


Да виси в предбаннике Вашем
хоть махровая простыня!
И мочалки слуги растащат,
если надо, и без меня.
Что у свата скула не на месте -
тут моей не ищите вины.

Я нанёс ему, если честно,


извините, пониже спины.
Не бываю жесток бесполезно,
подтвердит меня знающ всяк.

Полагаю,
спеша к любезной,


налетел впотьмах на косяк.
10

Ладно с этим.

Теперь о деле.

Глины я уже накопал,


мастерок нашёл в стройотделе,
чем находчивость доказал.
Удовольствие я предвкушаю
своей печкою Вас обогреть;
и, заметьте,
не вопрошаю,
что я с этого буду иметь.
Разве только –
не надо спорить,
баш на баш –
я рубашку порвал,
зацепившись у Вас на заборе…

Нитки Ваши, мой матерьял.


Пусть готовит стражник-бездельник
нашей встречи тяжкий залог.

В понедельник так в понедельник,


хоть ужасно он и далёк.


Письмо пятое, обиженное

Я печально сижу в кабинете.

Самовар, закипая, шумит.

Чистит зубы нечёсаный Петя…

Как там печка моя?

Не дымит?

11

Немудрящее вроде строенье,


а волнуюсь несколько всё ж:
первый опыт печкотворенья,
а пособий нигде не найдёшь.
Тут я, правда, поотирался
среди знающих, как говорят,
так, пожалуй, чего и набрался.

Собираюсь сдавать на разряд.


Вот и всё, чего я добился
за истекший период судьбы.

Вам же, видно, не полюбился –

были б так иначе грубы?
Извините за горечь слова,
но взгляните глазом моим.

Прихожу.


Говорят, в столовой –
кофе пьёт
и читает за ним.
Я сижу.

Засыхает глина.

Через двадцать восемь минут

Вы вошли, удивясь безвинно:


ах, печник,
так вы уже тут?
Указали место работы
и потом лишь раз втихаря
Вы вошли и сказали что-то
о талантах, зарытых зря.
Я закончил без настроенья,
руки вымыл, штаны отряс
и подумал в это мгновенье,
что любил я
в последний раз.

12

Предпоследний кирпич поправил


и ушёл, опустив глаза…

Кстати, там я ситец оставил:


не нести же его назад.
Не хочу,
но прощаю обиду.

Вот теперь и уехать могу:


тут зовут поискать Атлантиду.

Поясок не отдам.

Сберегу.

Третье ответное, преисполненное…


Извините, что медлю с ответом.

Как бы мне Вас отблагодарить?

Может, Вас угостить обедом,


что на печке Вашей сварить?
Слушайте, а она не рухнет
от литрового чугуна?

И огонь то и дело тухнет.

Или это не Ваша вина?
В общем, тлеет. Ни шатко ни валко.

Дым идёт. Набегает слеза.

И дрова на исходе – а жалко:
печка есть, а погреться нельзя…

Говорил ты –«согреть любовью»,


а сложил кособокую печь!

С пустяковой не справился болью –


значит, надо скорее убечь?
13

Не добился – так добивайся!

Лезь на стенку, ломай дрова!

А не хочешь – так убирайся


открывать свои острова!
Там, наверное, столько солнца,
что и печку не надо иметь.

Можно там не стареть, не ссориться,


не отчаяться, не умереть.
Там в орлиц вырастают курицы
и летают весьма высоко,
леопарды же мирно жмурятся
на кокосовое молоко.
Там созвездье коралловых рифов,
там медузы нежны, как цветы.

И создание греческих мифов


на рассвете встаёт из воды.
И смеётся она мелодично,
ставит ножку на влажный песок…

Согласись, что тебе нелогично


к сердцу мой прижимать поясок.
Надоело!- спаси Всевышний,
я куда-нибудь тоже сбегу,
позабыв интерес возникший
к непутёвому печнику.
Я в ботфорты тяжёлые влезу,
оседлаю лихого коня,
свистну, плёткой взмахну и исчезну -

пусть тут печка дымит без меня!


Извини меня. Я пошутила.

Перед тем, как отправиться в путь,


заходи. Я рубашку сшила.

Да храни тебя кто-нибудь.

14

Письмо шестое, решительное,
оказавшееся последним

Я сегодня с утра рисую,


вдохновлённый Вами на то,
леопардов к курам плюсую,
получаю душу винтом.
И тоска этот винт вращает
всё быстрее – вот полечу…

Что ж, отчаяться и отчалить?

Я, в отличие, не шучу.
Каравелла у пирса встала.
Все готовы рвануться из кож –
да срываются рома поставки,
а без рому куда уплывёшь.
Неужели так и расстанемся
и уйдём водою в песок,
и на память только останется
Вам – рубашка, мне – поясок?
Если ждёте пиастров и перлов –

воротите того старика.


Если сердце ищете верное –
вот оно,
вот и рука.


Если просто развлечься хотели -


превосходно в том преуспели:

раз сумели, значит, смогли.

Вон, гляжу, и ром подвезли…

15





Рисунки Ирины Луканевой

16

  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница