Александр Ляховский



страница10/20
Дата01.05.2016
Размер4.25 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20

Информация к размышлению

Панджшерская группировка оппозиции во главе с Ахмад Шахом Масудом (ИОАП) в последнее время все больше выступает в качестве базовой вооруженной силы ИОА (лидер Б.Раббани) в центральных и северных провинциях страны. Ее деятельность осуществляется по следующим основным направлениям:

расширение зоны своего контроля с созданием органов местного управления;

отказ от активных действий против советских войск в интересах сохранения сил и средств и усиление вооруженной борьбы против соперничающих с ИОАП бандгрупп ИПА. Так, в конце июля–начале августа с. г. по указанию А.Ш.Масуда объединенные отряды ИОАП (до 900 чел.) начали активные боевые действия против групп ИПА (общий главарь У.Фарид) в провинциях Каписа и Парван;

привлечение на свою сторону вооруженных групп ИОА из различных районов страны (Бадахшан, Балх, Баглан, Нуристан и др.) с переходом их в оперативное подчинение Ахмад Шаху;

реализация планов по тыловому обеспечению боевой деятельности будущей армии ИОАП против госвласти, инженерному оборудованию контролируемых районов (расширение и реконструкция коммуникаций для сокращения сроков вывоза драгоценных камней и доставки оружия, боеприпасов из Пакистана), по усилению контрразведывательного и контрольно-пропускного режима;

укрепление связей с местным населением, оказание ему всесторонней помощи в нормализации жизни, обеспечение товарами первой необходимости.



Особое внимание при этом уделяется долине реки Панджшер. 2 августа с. г. сюда прибыл Ахмад Шах Масуд и впервые за все последние годы остановился в собственном доме в Базараке. Лидер ИОАП проводит многочисленные встречи с представителями различных районов Панджшера, обсуждая практические вопросы оказания материальной помощи населению в восстановлении жилого фонда, дорог, разминировании местности, строительстве школ и т. п. Положительно относится к установлению прямых связей панджшерских купцов с советскими представительствами в РА.

Ахмад Шаха в Панджшере регулярно посещают ныне проживающие в Кабуле выходцы из этого района, в том числе члены НДПА и военнослужащие. Никаких враждебных действий против них не отмечено. По имеющимся сведениям, около 5 тысяч семей панджшерцев, вынужденных ранее покинуть долину, намерены вновь вернуться сюда на постоянное место жительства.

В политическом плане ориентация Ахмад Шаха Масуда пока окончательно не определилась, хотя очевиден в целом ее антипуштунский характер. Категорически отвергая возможность сотрудничества с режимом Наджибуллы, лидер ИОАП негативно оценивает деятельность пешаварского (в подавляющем большинстве пуштунского) руководства вооруженной оппозиции, особенно Г.Хекматиара (ИПА).

По отношению к нынешнему режиму занимает непримиримую позицию и утверждает, что никогда не пойдет на контакт с ним по следующим причинам:

существующая система власти нежизнеспособна и слаба, в силу чего заключать с ней союз не имеет смысла;

любые попытки установить связи с Наджибуллой немедленно пресекаются пешаварским руководством и режимом Пакистана путем прямого нажима, угрозой блокировать поставки оружия, боеприпасов;

союз с госвластью невозможен и по идеологическим соображениям, так как невозможно отказаться от исламских лозунгов, обеспечивающих в течение длительного времени эффективность борьбы с правительством РА.



По признанию самого Ахмад Шаха, у него нет особых проблем в отношении Советского Союза, в целом он склонен к установлению прямых контактов. Однако для этого, по его мнению, еще не созрели условия, необходимо подождать дальнейшего развития событий и в зависимости от их хода принимать конкретные решения. В течение полугода активных действий против советских войск Ахмад Шах не ведет.

В конце июня–начале июля с.г. в Панджшер прибыла комиссия по нацпримирению, в состав которой вошли видные авторитеты — выходцы из Панджшера, проживающие в настоящее время в Кабуле. Через несколько дней сюда же прибыла делегация ИПА из Пешавара (около 20 человек) для обсуждения вопросов, связанных с организацией личной встречи Масуда с Г.Хекматиаром. Однако лидер ИОАП отказался от контактов с обеими делегациями, назначив для ведения переговоров с комиссией по национальному примирению ответственного за зону Панджшер известного бандглаваря Махмуда.

Независимость поведения Ахмад Шаха в отношении руководства «Альянса-7» все больше становится главным объектом противоречий между Хекматиаром и Раббани. Вместе с тем Масуд вынужден подчеркивать свое уважительное отношение к лидеру ИОА, потому что от последнего в определяющей степени зависит бесперебойность поставок оружия, боеприпасов из Пакистана.

...Целесообразно продолжить работу по установлению прямых контактов советской стороны с лидером ИОАП, так как альтернатива этому — нанесение БШУ по базам и отрядам Ахмад Шаха Масуда — реальных положительных результатов ни с военной, ни тем более с политической точки зрения не даст, может привести лишь к дополнительным осложнениям на втором этапе вывода советских войск...

Источник информации: ГРУ ГШ ВС СССР, 11 августа 1988 г.
Руководство ОГ МО СССР в Афганистане и командование 40-й армии считали бессмысленным проводить операцию против вооруженных отрядов Ахмад Шаха Масуда. Об этом в Москву был направлен доклад.
ДОКУМЕНТ25

Секретно

Министру обороны СССР

генералу армии

товарищу Язову Д.Т.

Докладываю.

Об Ахмад Шахе Масуде... В настоящее время А.Шах является фигурой, которая пользуется непререкаемым авторитетом у населения, располагает сильными отрядами с высокими бойцовскими и пропагандистскими качествами. Проводимая им продуманная социальная политика, агитационно-пропагандистская работа (строительство мечетей, школ, больниц, дорог, обеспечение населения товарами первой необходимости) пользуется широкой поддержкой народа. А.Шах категорически запретил своим формированиям вести боевые действия против советских войск, что ими неукоснительно соблюдается. Одновременно он продолжает выступать как непримиримый противник госвласти, хотя и воздерживается пока применять силу, если правительственные войска не стреляют (что отвечает политике национального примирения).

Однако, по нашему мнению, сложившиеся препятствия на пути сближения Наджибуллы и Ахмад Шаха преодолимы, хотя президент и считает, что Масуд сейчас не пойдет ни на какие контакты.

24 августа с. г. на заседании Ставки ВГК РА советскими военными представителями в РА была предпринята очередная (в течение 1987–1988 гг.) попытка обратить внимание афганского руководства на необходимость незамедлительного разрешения этого важного вопроса. В отношении Ахмад Шаха нужны кардинальные меры, и в первую очередь политические. Наджибулла, соглашаясь, сказал, что действительно реальной угрозой для режима сейчас является не «Альянс-7», а отряды Ахмад Шаха Масуда. В то же время он заявил: «Товарищи Шеварднадзе Э.А. и Александров В.А. (псевдоним Крючкова В.А. — Прим. авт.) во время визита в Афганистан в начале этого года ориентировали, что с Ахмад Шахом надо вести переговоры, но если он от них откажется, то его банды необходимо решительно бить». При этом Наджибулла в присутствии министров ВС РА дал понять, что главная роль в решении этого вопроса (то есть бить А.Шаха) должна отводиться 40-й армии. Далее он отметил, что у него (президента) есть достоверные данные о связях А.Шаха с ЦРУ. Учитывая это, продолжал Наджибулла, можно ясно себе представить стратегический замысел А.Шаха: отторгнуть от Афганистана 14 (хотя фактически их 12) северных провинций, запустить туда американцев и поставить Советский Союз перед фактом. Ответил президенту, что ничего исключать нельзя, но затронутую проблему надо изучить (по этим вопросам мною дана информация совпослу тов. Егорычеву Н.Г. и представителю КГБ СССР тов. Ревину В.А.).

На наш взгляд, принятие предложения президента о втягивании 40-й армии в бои с А.Шахом может поставить наши войска в крайне тяжелое положение на втором этапе вывода их из Афганистана. Несомненно, будут дополнительные большие потери, вообще их организованный вывод в установленные сроки может быть сорван. При этом достичь цели — уничтожить именно А.Шаха — невозможно, так как надо точно знать, где он находится, а это исключено, агентурная разведка Афганистана не может справиться с такой задачей уже 8 лет. Кроме того, действия наших войск станут прямым нарушением Женевских соглашений. Этот шаг нанесет трудновосполнимый ущерб престижу Советского Союза, а также вызовет отрицательную реакцию внутри нашей страны... Любое их нарушение негативно скажется на авторитете СССР.

...Можно сделать следующие выводы:

1. Главной опасностью для существующего режима в сложившейся ситуации является внутренняя оппозиция (так называемый второй эшелон), а среди всех ее руководителей — в первую очередь Ахмад Шах Масуд. Этот вывод не является новым и делается в течение двух последних лет, но политические шаги в отношении этой фигуры остаются неизменными (и даже часто сползают к военным мерам).

На завершающем этапе и после вывода советских войск следует ожидать, что Ахмад Шах активизирует действия по захвату северных провинций. В первую очередь сосредоточит их на магистрали Кабул – Хайратон.

2. Время, когда можно было сблизиться с А.Шахом, диктуя ему свои условия, сейчас фактически упущено, и он стал практически неуязвим. Однако возможности установления с ним контактов не исчерпаны. Поэтому афганскому руководству необходимо предлагать ему максимально возможные уступки, идти на любые компромиссы. Он должен знать, что будут удовлетворены все его условия, включая предоставление автономии северным провинциям и т. п.

3. В перспективе Ахмад Шах может вырасти в крупного политического деятеля, с которым Советскому Союзу, по всей видимости, придется сотрудничать, и нам выгодно иметь его союзником, а не противником.

Учитывая это, советские оперативные службы должны как можно быстрее установить с ним прямые контакты, тем более что, по признанию самого А.Шаха, у него нет к этому особых препятствий...

Варенников

Август 1988 г.


Генерал армии В.И.Варенников оказался прав: после захвата талибами осенью 1996 года Кабула и возникновения угрозы их выхода к границам СНГ именно Ахмад Шах Масуд оказался главной преградой на их пути, объективно выступив союзником России.
Переговоры с советским военным командованием

После начала вывода советских войск Ахмад Шах резко активизировал действия по усилению своего влияния, расширению контролируемой зоны, в основном за счет северных провинций Баглан, Тахар, Бадахшан, Кундуз, Саманган, склоняя на свою сторону главарей отрядов других исламских партий. В результате этого обострилась вооруженная борьба за зоны контроля между отрядами ИОАП и ИПА. Боевые столкновения между ними, охватив зеленые зоны Чарикара и Каписы, распространились на ущелье Горбанд. Используя нарастающий поток беженцев, возвращающихся в Панджшер из Кабула, мятежники ИПА развернули на коммуникации Кабул – Джабаль-ус-Сирадж открытый террор против панджшерцев. В частности, 7 августа в районе Лагмани (17 км южнее Джабаль-ус-Сираджа) ими были сожжены две автомашины, расстреляны 9 человек, возвращающихся в Хиндж.

Военно-политическая обстановка в Афганистане после окончания первого этапа вывода ОКСВ обострилась в центральных и северных районах, в провинциях Кабул, Кунар, Каписа, Бадахшан, а также вдоль коммуникации Кабул – Хайратон. Несмотря на прилагаемые усилия, партийно-государственные органы РА гарантированных устойчивых позиций и новых сил для удержания власти приобрести не смогли. Вооруженная непримиримая оппозиция не отказалась от своих политических целей, стремясь захватить ключевые районы еще до завершения ухода русских из Афганистана.

Полной неожиданностью для афганского руководства явились действия оппозиции на севере страны, где мятежникам удалось захватить Кундуз (на непродолжительное время), Ханабад, Талукан и Бамиан. При этом главной причиной поражения правительственных войск во всех случаях были их низкая устойчивость и предательство, переход на сторону моджахедов отдельных подразделений (некоторые батальоны сразу же перешли на их сторону, так как были оппозицией разложены заранее), а также отказ от борьбы с мятежниками и сдача постов безопасности без боя. И если в результате экстренно принятых мер (создание в этом районе объединенного командования, срочная дополнительная переброска войск, направление в Кундуз ответственных работников ЦК НДПА), а также привлечения подразделений советских войск, в первую очередь авиации, положение в Кундузе восстановить удалось, то остальные населенные пункты остались в руках оппозиции. Кроме того, во многих районах мятежники устанавливали свой контроль негласно.

Сразу же после захвата мятежниками Кундуза президент РА обратился к советскому военному командованию с просьбой оказать помощь в освобождении города.

Александр Ляховский: «Руководитель Оперативной группы МО СССР в РА, которому была высказана эта просьба на заседании Ставки ВГК РА, вынужден был принять энергичные меры по организации боевых действий с целью освобождения города. Я был непосредственным участником этих событий, поэтому расскажу о них немного подробнее.

После обеда 12 августа генерал В.И.Варенников вызвал меня к себе в кабинет и поставил задачу организовать вылет на аэродром провинциального центра, который еще оставался в руках афганских армейских подразделений. Связавшись с генералом Б.В.Громовым и обсудив с ним все вопросы, мы с заместителем начальника штаба полковником С.Ф.Кицаком быстро спланировали все необходимые мероприятия, и уже в 19.00 он на самолете Ан-12 с группой советских десантников (50 чел.) и диспетчерской службой вылетел в Кундуз, а вслед за ними (через час) стартовал Ан-26 с группой генералов и офицеров во главе с генералом армии В.И.Варенниковым. С нами летели также 10 десантников. Посадить самолет в этих условиях было непросто (огневое воздействие противника, плохая видимость, взлетно-посадочная полоса освещалась только фарами бронетранспортеров), но наши летчики (командир экипажа майор В.Афанасьев) успешно справились с трудностями — сказались боевой опыт и высокое профессиональное мастерство.

Когда мы прилетели в Кундуз, на аэродроме к тому времени укрылось все провинциальное руководство. Здесь же находились прибывшие по указанию Наджибуллы члены Политбюро ЦК НДПА Карваль и Маздак, командующий группой “Север” генерал-лейтенант Ацак, которые ждали помощи из Центра. Они выглядели возбужденными и растерянными. После традиционных приветствий мы поехали в штаб, где еще совсем недавно располагалась 201-я мсд, и там работали всю ночь.

Детальное разбирательство событий в Кундузе показало, что вечером 7 августа фактически в город вошли всего лишь 100 мятежников, которые подготовили все условия, а с утра на следующий день подошли еще 500–600 чел. Сразу же на сторону мятежников перешли и работали по их указанию мэр города, заместитель начальника УМГБ провинции, начальник ГАИ царандоя и др.

И только благодаря активным действиям советской пограничной мото-маневренной группы (ММГ) удалось отстоять арсенал с боеприпасами, расположенный севернее Кундуза.

Выяснилось, что личный состав правительственных сил уклонился от вооруженного сопротивления оппозиции. И хотя руководители Кундуза по-разному описывали произошедшие события, смысл их рассказов сводился к тому, что мятежники превосходящими силами атаковали посты безопасности и, несмотря на героическое и отчаянное сопротивление защитников города, овладели им (на самом деле общее соотношение сил сторон составляло четыре к одному в пользу госвласти — 4,5 тыс. чел. против 1100 мятежников).

В то же время мы установили, что посты и заставы первого и второго поясов безопасности Кундуза не оказали никакого сопротивления, подразделения МВД и МГБ попросту разбежались, бросив оружие и технику. Некоторые перешли на сторону мятежников. Красноречивее всего говорил за себя тот факт, что среди защитников города не было ни убитых, ни раненых».

После анализа ситуации руководитель ОГ МО СССР в РА организовал подготовку к боевым действиям по освобождению города, принял меры по переброске дополнительных сил ВС РА (в том числе Гвардии особого назначения), а также нанесению авиационных ударов по скоплениям мятежников в прилегающих к Кундузу районах и отдал приказ на возвращение советских подразделений в провинциальный центр. Разработали необходимый план операции. Координация действий войск была поручена советнику начальника Генерального штаба ВС РА генералу П.Г.Чаусу. Он успешно справился с возложенной на него задачей. Правительственные войска (главным образом 18-я пд) в короткие сроки овладели городом.

Кундуз представлял собой жалкое зрелище, он был полностью разгромлен и разграблен. Многие дома были сожжены или взорваны. В пропагандистских целях афганское телевидение несколько дней показывало, во что превратили мятежники город за несколько суток своего пребывания в нем. Моджахеды нанесли большой морально-политический и материальный ущерб сторонникам руководства РА. Население Кундуза было возмущено действиями мятежников, которые разграбили все магазины, разгромили государственные учреждения и предприятия, вывезли из города большое количество материальных ценностей и захваченное военное имущество, а также угнали с собой около 200 девушек. С целью переложить ответственность за свои деяния на правительственные силы мятежники организовали самосуд над группой пленных солдат царандоя, которых обвинили в погромах дуканов. Им принародно отрубили руки.

Высказывая возмущение действиями мятежников, население Кундуза также выражало недовольство и правительственными защитниками, на которых лежала обязанность оборонять город от нападения банд и которые совершенно не справились со своими задачами.

В провинции Тахар освобождение от мятежников Талукана осуществлялось объединенными усилиями правительственных войск (МВД) и формирований территориальных подразделений партии РОТА. Однако их действия были плохо организованными, оказались менее успешными, и город так и остался в руках оппозиции. Наджибулла вновь поставил вопрос об операции против вооруженных отрядов Ахмад Шаха Масуда. Вопреки очевидным фактам он заявлял, что это силы Масуда совершили нападение на Кундуз и Талукан (на самом деле это были в основном отряды ИПА) и, не найдя ничего лучшего, стал настаивать, чтобы советская авиация нанесла бомбо-штурмовой удар по Талукану. Однако генерал армии Варенников занял твердую позицию по этому вопросу и ответил отказом. Иначе бы погибло много мирных жителей.

Анализируя ситуацию на севере страны, Оперативной группой МО СССР в РА было подготовлено донесение в Москву с оценкой результатов боевых действий в этом районе в середине августа.
ДОКУМЕНТ26

Секретно
Некоторые итоги боевых действий в провинциях Кундуз и Тахар в августе 1988 г.

Военно-политическая обстановка на северо-востоке Афгани-стана в течение последнего времени была относительно стабильной и внешне особой опасности не представляла. Это привело к ослаблению внимания к этому району со стороны афганского руководства, которое предполагало, что резких осложнений ситуации после вывода советских войск из провинций Кундуз, Тахар и Бадахшан не произойдет. Поэтому защита позиций госвласти в этих провинциях была поручена в основном подразделениям МВД, МГБ, территориальных войск и формированиям партии РОТА. И только аэродром в Кундузе был взят под охрану 75-го полка 20-й пехотной дивизии афганской армии. Несмотря на наши рекомендации, афганцами не было принято комплексных мер по усилению армейскими частями гарнизонов провинциальных центров, организации их надежной охраны и обороны, которая была значительно ослаблена после вывода советских войск, а также укреплению советов обороны этих провинций волевыми, решительными, подготовленными в военном отношении должностными лицами.



Как показал ход дальнейших событий, именно недооценка противника и благодушие, проявленные на всех уровнях, предательство и низкий моральный дух правительственных сил, а также переоценка своих возможностей привели к тому, что Кундуз, Талукан и Ханабад были сданы мятежникам фактически без боя. Советы обороны этих провинций проявили при этом растерянность и показали полную несостоятельность в решении возложенных на них задач. Подразделения МГБ, МВД и территориальных войск сначала не делали попыток к сопротивлению. Одна их часть частично перешла на сторону противника, а другая, оставив вооружение и технику, отошла на аэродром под защиту 75-го пп 20-й пд.

Первоначально и в Центре также проявлялась недооценка опасности активизации противника и наблюдалась непонятная медлительность в действиях афганского руководства. Все рекомендации совпредставителей внимательно выслушивались, но практических действий вслед за этим не следовало. И только после захвата провинциальных центров в Кабуле начали приниматься решительные меры, в результате которых в конечном итоге положение было восстановлено.

Принципиально оценивая обстановку на северо-востоке страны, можно сделать предварительные выводы (уроки).

Мятежники очень удачно выбрали момент нападения. Правитель-ственные силы еще не успели как следует занять оборону и организовать взаимодействие. Совет обороны не приобрел опыта организации боевых действий и не имел навыков управления войсками.

Нападение противника на Кундуз и Талукан явилось полной неожиданностью для афганского руководства. Даже когда было уничтожено оргядро местной власти в Ханабаде, никто не мог подумать, что мятежники нападут на Кундуз.

В борьбу за власть в Афганистане включились лидеры так называемого второго эшелона руководства вооруженной оппозиции. Определенная «неожиданность» активизации боевых действий мятежников связана с личными планами крупнейшего из действующих на территории РА лидера ИОАП Ахмад Шаха Масуда, проводящего политическую линию, во многом не зависимую от руководства «Альянса-7» в Пакистане.

Оппозиция, несмотря на имеющиеся противоречия и разногласия между полевыми командирами различной партийной принадлежности, может объединяться на основе личных контактов и договоренностей для проведения акций против правительственных сил.

Используя разобщенность и противоречия в партийно-государственных органах провинций, противник задолго до нападения провел предварительную обработку партгосаппарата, личного состава подразделений вооруженных сил и населения, что во многом обеспечило успех.

Всестороннее изучение противника и повышение требовательности к разведке позволит исключить «неожиданные» обострения обстановки на будущее.

Необходимы радикальные меры по повышению морально-боевого духа вооруженных сил, особенно подразделений МВД и МГБ. Надо настоящим образом организовать боевую подготовку, политико-воспитательную работу и материальное обеспечение войск. Основу гарнизонов провинциальных центров должны составлять воинские части, остальные силы должны выделяться только в качестве их усиления.

Для удержания освобожденных провинций необходимо дополнительное усиление армейскими частями, в противном случае противник захватит их вновь.

Советы обороны провинций в ключевых районах страны должны возглавлять люди, имеющие военную подготовку и способные руководить обороной административных центров (как это сделано, например, в Кандагаре).

Население под воздействием пропаганды мятежников сначала встречало их как героев, но начавшиеся грабежи настроили местных жителей против моджахедов, и поэтому долго удерживать населенные пункты они не смогли. Этот факт целесообразно использовать в своей пропагандистско-агитационной работе.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница