Александр Леонидович бородулин юрий Евгеньевич каштанов армия Петра I



страница3/5
Дата01.05.2016
Размер0.83 Mb.
1   2   3   4   5
Глава 6
«Пехота — фрунт на фрунт»
Одной из первых реформ, проведенных Петром, стала реформа по переобмундированию и перевооружению армии. Под стенами Азова и Нарвы большая часть русских войск еще облачалась в кафтаны стрелецкого типа, но уже с укороченными полами и, в общем-то, вполне удобными. Но после нарвского «конфуза» государь начал решительнее европеизировать свою армию.

Антишведский союз Петра и Августа II Саксонского во многом повлиял на первые воинские формирования России. По характеру обмундирования русские воины немало ценного позаимствовали у «немцев». Но все же образцом для армейских частей явились гвардейцы Преображенского и Семеновского полков, образовавшихся в 1693 году из потешных подразделений юного царя. Петровский рядовой пехотинец-фузелер был одет в суконный кафтан, обычно темно-зеленого цвета общеевропейского покроя с красными рукавными обшлагами с 4 большими медными пуговицами на каждом. На дюжину таких же пуговиц застегивался и сам кафтан, а к левому плечу крепился узкий алый погон, придерживающий перевязь патронной сумы. Под кафтаном носился камзол-веста с рукавами или без рукавов, застегивающийся на пуговицы размером поменьше, а под ним — белая рубаха. Штаны шились из сукна (в кавалерии — из лосиной кожи), длиной до колен, с теми же камзольными пуговицами. Мундир дополняли чулки с большими тупоносыми башмаками, снабженными пряжками. В походы и караулы фузелер надевал сапоги с высокими голенищами, а в непогоду и стужу еще и плащ-епанчу из толстого сукна с двойным воротником.

Его амуниция состояла из патронной сумы на толстой кожаной перевязи с пряжкой на спине, холстинной или кожаной сумки-ранца и кожаной же портупеи с лопастями, в петли которых вставлялась шпага или багинет (байонет) — широкий и длинный штык-нож.

Громоздкая кремневая фузея, которой вооружались солдаты, заряжалась со ствола патроном в бумажном картузе-обертке. Внутри ее находились пуля и порох. Вначале картуз с пулей скусывался зубами, а порох вместе с остатками патрона закладывался в ствол. Затем очередь шла за пулей с остатками другой половины картуза, и весь заряд плотно забивался шомполом. Вся процедура занимала массу времени, и обычно в бою после первого залпа в ход шло холодное оружие.

Все гвардейские и армейские части Петра по общему виду соответствовали друг другу за исключением ряда деталей. Так, преобра-женцы носили, как правило, красно-зеленые кафтаны, а семеновцы — красно-синие, но в отношении армейских полков регламентации не было. Сукно привозилось из-за границы, и единообразные цветовые соотношения мундиров подобрать было сложно.

Дополнением к мундиру петровских солдат и офицеров служил галстук-бант белого (у командного состава), черного, красного или зеленого (у рядовых) цвета. Завязывался он вокруг шеи, а концы опускались на грудь.

Перейдем к офицерскому составу армии Петра. Он был весьма разнородным. Именитые бояре, князья, дворяне соседствовали в походах с иностранными наемниками, выходцами из городских низов, и даже с крестьянами — бывшими солдатами, заслужившими в сражениях офицерский чин. Естественно, что их материальное положение существенно разнилось. Одни могли себе шить униформу из дорогих тканей, украшать амуницию и конскую сбрую позолоченной мишурой. Другие же (они составляли большинство) существовали только на жалованье и пользовались исключительно казенным имуществом. Поэтому допускалось широкое варьирование в обмундировании и экипировке.

Унтеры отличались от рядовых золотым галуном на обшлагах кафтана и треуголке. Обер-офицеры — прапорщик, подпоручик, поручик, капитан-поручик и капитан — имели отличия в виде такого же золотого галуна, но идущего по борту кафтана и камзола, по клапанам карманов и обшлагов, краг перчаток. На треуголке крепился красно-белый плюмаж из перьев или шерстяных нитей. Нагрудный знак — горжет висел на шее и представлял собой бляху в виде полумесяца с изображением царской короны и креста ордена Андрея Первозванного. У гвардейцев также еще присутствовали надписи «1700» и «19» в обрамлении пальмовых ветвей. Они были пожалованы за стойкость в сражении со шведами под Нарвой 19 ноября 1700 года.

В парадном строю гвардейские и армейские командиры носили тяжелые плетенные из шелковых нитей трехцветные (по раскраске Российского государственного флага) шарфы с кистями. У обер-офицера кисти были серебряными, а у штаб-офицеров — майоров, подполковников и полковников — золотые.

Первоначально пехотный полк в русской армии состоял из 10 фузелерных рот. После 1704 года число рот уменьшили до 9 (8 фузелерных и 1 гренадерская). По регламентации 1711 года в пехотном полку было уже 4 фузелерных батальона по 4 роты в каждом, а также несколько (от 1 до 3) отдельных гренадерских рот. По

Уставу 1716 года фузелерная рота включала в себя 4 взвода — 4 офицеров, 10 унтеров, 144 рядовых, 2 барабанщиков, лекаря и писаря.

Успешному обучению воинов препятствовали как минимум два обстоятельства. Во-первых, практически поголовная неграмотность рекрутов — крестьянских парней, не отличавших левую и правую стороны, и, во-вторых, низкие моральные и интеллектуальные качества иноземцев-офицеров, набираемых зачастую случайно.

Проблему подготовки командных кадров решили довольно оригинально: боевым гвардейским полкам дали преимущество в два чина. И при переводе из гвардии в армию поручик автоматически становился майором. Это позволяло ему не чувствовать себя ущемленным, зато армейский полк приобретал опытного боевого офицера.

Обучение же рядовых пехотинцев начиналось со строевой подготовки — без нее управлять передвижением, перестроением и огнем ряда или шеренги было невозможно. По мнению историка Аллы Бегуновой, вначале солдата учили индивидуальным приемам — поворотам по команде, маршированию, строевой стойке, и наконец, ружейным приемам. Только после надежного их усвоения переходили к групповым занятиям. Сначала в составе «капральства» (отделения); затем «плутонга» (взвода) и далее — роты и батальона. Следующим шагом являлась стрельба. По законам линейной тактики эффективная стрельба велась из так называемых вздвоенных шеренг, когда строй перед боем уплотнялся в два ряда и все подразделение могло вести огонь по неприятелю. В 1700 — 1704 годах шеренг на марше было 6, при вздваивании — 3. Затем их число довели соответственно до 8 и 4. Командой служила фраза командира: «С половины рядов направо (налево) вперед шеренги вздвой!» Вздваивали также и ряды (по команде «Через ряд направо ряды вздвой!»). Это позволяло увеличить мобильность, ведь двигаться по пересеченной местности легче по 4, чем по 8.





М.М.Голицын в сражении при Лесной. Князь Михаил Михайлович Голицын (1675 — 1730; не путать с его полным тезкой генерал-адмиралом и победителем шведов в морском бою под Гренгамом в 1720 г.) — один из потешных Петра, прошедших вместе с ним все ступени служебной лестницы. В ходе Азовских походов и Северной войны неоднократно отличался в сражениях. При Лесной и Полтаве командовал Семеновским полком. Начавшееся после смерти императора восхождение Голицына к вершинам власти — а он стал в 1728 году президентом Военной коллегии и членом Верховного тайного совета было прервано с воцарением Анны Иоанновны и закончилось опалой и ссылкой. Из ответа князя Петру I перед Полтавской баталией: «Ваше царское величество изволил труд наш и верность и храбрость добрых солдат видеть... ныне войско, и мы, рабы твои, те ж уповаем таков же иметь подвиг».




Рекрут-новобранец. Цифрами обозначены:

1. Карпу с (картуз) с обручем-каскетом.

2. Шапка старого стрелецкого типа.

3. Сермяжный рекрутский кафтан. Тонкое мундирное сукно в России в ту пору не делали. Для нужд армии его закупали в Англии и Голландии. Поэтому на долю новобранцев доставалось обмундирование из грубого недорогого материала.

4. Багинет предтеча штыка. Перед рукопашной вставлялся в ствол фузеи; далее ею орудовали как пикой. Багинет (его длина составляла около 60 см) оказался неудобен нередко выпадал из ружья во время боя поэтому и постепенно был вытеснен трехгранным прикрепляемым к стволу штыком. 5. Кожаный шведского типа ранец с флягой-бутылью, оплетенной лозою.

6. Сума-ранец из рогожки или кожи.


Глава 7
«Драгуны, в палаши! Ура!»
Нарвский разгром 1700 года явственно высветил недостатки, присущие поместной дворянской кавалерии, — низкую боевую подготовку, неукомплектованность, пренебрежение дисциплиной. Петр прекрасно понимал, что без современной мобильной и хорошо вооруженной конницы одолеть шведов будет невозможно. И на протяжении 1701 года, беря за пример опять же союзную саксонскую армию, в России создали 12 драгунских полков, помимо двух уже имевшихся (их сформировали зимой 1699 года под началом опытных немецких офицеров Гулица и Шне-венца).

То, что выбор пал именно на драгунские подразделения, конечно же, не случайно. К началу XVIII столетия «конные пехотинцы», как называли их современники за умение сражаться верхом и в пешем строю, достигли своего расцвета. Вначале (в соответствии с давней традицией) новые полки именовали по фамилиям командиров. И лишь в 1708 году название части стало обозначать место ее комплектования. Итак, перечислим «великолепную дюжину»: Московский (бывшХулица), Киевский (бывш.Шневенца), Новгородский (бывш.Мещерского), Троицкий (бывш.Кропо-това), Астраханский (бывш. Львова), Сибирский (бывш.Мулина), Смоленский (бывш. Астафьева), Псковский (бывш.Новикова), Санкт-Петербургский (бывш.Полуектова), Черниговский (бывш.Дюмона), Вятский (бывш.Зыбина), Нижегородский (бывш.Мо-релия).





Очередность приемов при ведении огневого боя (описание по номерам):

По команде «Мушкет к заряду!» воины ставили курок ружья на предохранитель. По приказу «Открой полку!» правой рукой откидывали огниво вперед, после слов «Сыпь порох на полку!» и «Закрой полку!» насыпали порох на открытую полку (6) и возвращали огниво на место (7). Далее приклад опускали на землю и при команде «Вынимай патрон!» (1) быстро, и не глядя в суму, доставали бумажный патрон (2 и 3). За промедление, связанное с перебиранием патронов или их падением на землю, могли и выпороть. «Скуси патрон!» (4) — солдат зубами отрывал бумагу, при этом должен был почувствовать вкус пороха (5). «Клади в дуло!» — в ствол насыпался порох (8), закладывались пуля (9) и остатки бумаги (пыж) (10). После приказов «Вынимай шомпол!» и «Набивай мушкет!» толчком шомпола в канал ствола пулю досылали до казенника (11). Затем следовали команды «Подыми мушкет!», «Мушкет перед себя!» и «Мушкет на караул!». После слов «Взводи курки!» предохранитель ставили в боевое положение (12). «Прикладывайся!» — пехотинцы, чуть склоняя фузею дулом вниз, вдавливали приклад в плечо. «Пали!» (13) — и поле боя окутывалось клубами дыма и оглашалось истошными криками раненых врагов.
Обычно полк состоял из 5 эскадронов, в каждый из которых входило по 2 роты. В последней числилось 92 рядовых солдата, 8 унтеров (4 капрала, каптенармус, фурьер — носитель ротного значка, вахмистр и подпрапорщик — старшина), 3 офицера. Итого в укомплектованном полку находилось 1328 военнослужащих, а также 1300 лошадей (1000 строевых и 300 упряжных). Социальный состав оказался довольно пестрым. Много (в том числе — среди рядовых) было дворян — сказывалась унаследованная от дедов традиция престижности службы в кавалерии. Брали также вольных и «охочих» парней и мужиков от 25 до 40 лет, не чурались и даточных, которых забирали в армию пожизненно. Немало бывших поселенных и кормовых (то есть служивших за жалованье — «корм») драгун перешли в новые полки и освоили новые навыки. Для «улучшения породы лошадей» царь распорядился создать новые конные заводы — в Казанской, Азовской и Киевской губерниях. В северные области перевезли несколько эстляндских тяжеловозов-клепперов — для разведения местных пород для транспортировки орудий, обоза и т.п.

Через 11 лет командование утвердило новое штатное расписание армии. Регулярная кавалерия состояла теперь из 30 драгунских полков (в каждом по 10 рот), 3 конногренадер-ских полков (о них речь пойдет ниже) и 3 неполных гарнизонных полков. Поскольку вышедший в 1716 году «Устав Воинский» регламентировал боевые действия в пешем строю, то драгуны пользовались им ограниченно. В конных схватках руководствовались «Кратким описанием с нужнейшими объяснениями при обучении конного драгунского строя, какой при том поступати и в смотрении имети господам высшим офицерам и прочим начальникам и урядникам обучати устройствам, как последует». Однако сей документ определял еще и обязанности и место каждого в строю. Полком руководили 4 старших (обер) офицера — командир в чине полковника, заместитель — подполковник, ответственный за строевую подготовку премьер-майор и заместитель последнего секунд-майор. Существовал также малый (унтер) штаб. В него входили квартирмейстер, аудитор (судебный производитель), лекаря, коновал-ветеринар, священник и палач-профос. Командир роты (обычно в капитанском чине) при построении занимал место посередине и перед первой шеренгой; его заместитель — капитан-поручик — на правом или левом фланге. Два других офицера — подпоручик и прапорщик-знаменосец (от старославянского «прапор», то есть «знамя») тоже располагались на том или другом фланге первой шеренги. Шеренг, как правило, было три (по 30 бойцов), и солдаты равнялись в затылок друг другу.





Слева: драгуны армии Петра: сержант драгунского полка, обер-офицер шквадрона Меншикова.

Справа: князь Александр Данилович Меншиков (1673 — 1729) — одна из самых ярких фигур периода Северной войны. Любимец Петра «с младых ногтей», он пользовался неограниченным доверием государя в течение 15 лет боевых действий. Лишь на заключительном этапе в связи со вскрытием финансовых злоупотреблений «светлейшего» его отстраняют от командования.

Меншиков участвовал практически во всех операциях: от Азовских походов и на-рвской конфузии до побед под Калишем (где он руководил дивизией), Лесной и Батурином. Выдающуюся роль сыграл командующий драгунскими кавалерийскими частями фельдмаршал Меншиков в Полтавской баталии. С1718 по 1724 год занимал должность президента Военной коллегии. После смерти императора Александр Данилович достиг вершин власти. Вновь глава военного ведомства, генералиссимус (1727г.), он фактически управлял страной в царствование Екатерины I и лишился власти после воцарения Петра II при непосредственном участии своих давних недругов — Долгоруковых и Голицыных.

Петровские драгуны мало отличались от фузелеров-пехотинцев, но были обуты в высокие сапоги-ботфорты с клапанами и шпорами, а в портупеях у них вместо коротких пехотных шпаг грозно красовались длинные кавалерийские палаши. Вместо пехотной патронной сумы носилась небольшая сумочка-лядунка на узкой перевязи, куда вмещалась дюжина патронов. Фузея цеплялась за крюк на широкой перевязи — панталере, а ствол вставлялся в бушмат — специальный небольшой чехол, крепившийся у седла. В кобурах-ольстрах, прикрепленных к передней части седла, находились кавалерийские кремневые пистолеты. От дождя и влаги они прикрывались суконными мешками-чушками и затягивались шнурком. Обычно у драгун имелись 1 — 2 пистолета. Поскольку оружия (особенно на первом этапе войны) остро не хватало, у драгун нередко встречались «нештатные» стрелецкие пищали, сабли, иностранные клинки с причудливыми витыми гардами и даже пехотные протазаны и алебарды. Офицеры не носили ни нагрудных знаков, ни трехцветных шарфов. Для большинства из них даже золотой галун являлся роскошью, и, как правило, им обшивались треуголка, портупея, перевязь лядунки, краги перчаток. От желания и возможностей каждого шло использование и других форм отличия: шляпный плюмаж, дорогое сукно мундира, богатая амуниция, позолоченные шпоры и конская сбруя.






Офицерские знаки различия

1. Штаб-офицерский знак образца 1698 года.

2. Офицерские галуны на обшлагах кафтана, портупее и крагах перчаток.

3. Обер-офицерский знак образца 1701 года, шарф в положении «через плечо».

4. Штаб-офицерские гвардейский знак образца 1701 года, галуны по борту кафтана, шарф в положении «на поясе».

5. Офицерский нагрудный знак — «горжет» — часто носился вместе с шарфом. Для того чтобы «горжет» не сбивался набок при движении, его иногда надевали под кафтан. Фасон кафтана так и назывался «вырез под горжет».

6,7. Фасоны карманных клапанов в мундирах гвардейских офицеров.

8. Вызолоченные офицерские пуговицы.

Своеобразным фронтовым шиком у драгунских офицеров было ношение трофейного нагрудного знака — горжета со спиленными вензелями Карла XII. Подобное нарушение формы даже приветствовалось командованием, так как свидетельствовало о личной доблести и отваге обладателя. К1707 году относится попытка Петра сформировать первые в России части легкой регулярной кавалерии. Наилучший образец — подразделения венгерских гусар — царь повидал во времена поездки по Европе в 1697 — 1698 годах. Да и знакомство с легендарным князем Ракоци и его воинами-куруцами не прошло для наших военачальников бесследно. Отряд в 300 сабель при 8 офицерах собрал русский офицер, серб по происхождению Апостол Кичич. В него входили в основном жители придунай-ской местности — валахи, трансильванцы, венгры и сербы. В Прутском походе легкая кавалерия ничем себя не проявила, зато все наблюдатели отметили низкую дисциплину ку-руцей. Поэтому Петр решился на их расформирование, оставив лишь неполную роту сербских гусар, служивших новому отечеству не за страх, а за совесть. С успехом заменяла в ряде случаев будущих гусар и улан иррегулярная конница. На некоторых этапах Северной войны ее численность достигала 120 тысяч. Лучше других организовали свое воинство украинские казаки, выставлявшие в случае необходимости 10 полноценных и хорошо вооруженных полков. Практически во всех кампаниях участвовали и донские, яицкие, волжские, терские и гребенские казаки. Кроме них, в непривычных условиях с успехом сражались подразделения калмыков и башкир, нередко наводивших на неприятеля ужас своими лихими беспощадными атаками.




Глава 8
Артиллерия — цвета дыма и пламени
Малолетнему Петру его отец Алексей Михайлович незадолго до смерти подарил миниатюрную пушку калибром в 1/2 гривны (27 мм) и весом 9 кг, которая позже стала одной из любимых игрушек царевича. В 1684 году эта пушка участвовала в «боях» за потешную земляную крепость Пресбург. В составе Преображенского полка была сформирована бомбардирская рота, которая и стала родоначальницей петровской полевой артиллерии. Сам Петр «служил» бомбардиром в этой роте.

Бомбардирская рота участвовала в обоих Азовских походах. В ходе второго из них, в 1696 году, под Азов было доставлено 260 осадных и полковых орудий, не считая судовых пушек.

18 июня 1698 года четыре залпа из 25 пушек, которыми командовал полковник де Граге, обратили в бегство четыре мятежных стрелецких полка у Воскресенского монастыря (вблизи Нового Иерусалима).

Выехавший в начале 1698 года за границу Петр взял с собой 30 любимых бомбардиров, часть из которых он оставил учиться.

Еще в 1694 году были приняты на русскую службу «цесарские артиллеристы» де Граге, Шмидт, Урбан и Очтоя, а в 1698 году — де Кар-дес, Снит, Кингеби, Крейтер, Сюллинг, Гутарт, Бауман и др.

В большом количестве заказывались за границей и артиллерийские орудия. Так, например, в январе 1698 года было заказано в Любеке 30 пушек, 12 гаубиц и 24 мортиры. Интересно, что самым крупным поставщиком артиллерии была Швеция. Карл XII подарил Петру 300 пушек, которые прибыли в Россию летом 1697 года. Среди них было 150 3-фунтовых (фн) пушек весом 25 — 28 пудов и 150 3,5-фн пушек весом 36 — 41 пуд. Через новгородского воеводу Апраксина был сделан заказ на 280 чугунных пушек лучшему стокгольмскому литейщику Эренкрейцу, из которых не менее 100 были доставлены в 1699 году в Новгород.

Ряд изменений Петр произвел и в управлении артиллерией. 19 мая 1700 года Пушкарский приказ был преобразован в Приказ артиллерии, во главе нового приказа был поставлен царевич Имеретинский Александр Арчилович, который стал первым генерал-фельдцейхмейстером.

Осадная артиллерия русских на первом этапе Северной войны в основном состояла из старых орудий. Так, крупнейшие осадные пушки (40-фн пищали) «Лев» и «Медведь» отлили еще в 1590 году при царе Федоре Иоанновиче. Орудия были самых разнообразных систем и калибров. Пушки (пищали) были в 40,29,24,20,18,17,15,10 фунтов и т.д., гаубицы 1-пудовые, мортиры 2- и 3-пудовые. Тяжелые пищали были «штучного» изготовления и имели имена собственные: «Свиток» — 40 фн, «Соропея» — 28 фн, «Барс» — 17 фн, было два «Соловья» в 20 и в 15 фн и т.д. Собранные к этим орудиям 44 000 снарядов даже невозможно было подогнать под все эти калибры.

Полковая артиллерия в отличие же от осадной была вполне современной. Под Нарвой было 50 (по другим сведениям — 64) полковых пушек калибра около 3 фн. Лафеты многих орудий были ветхими и разрушались после 3 — 4 выстрелов «понеже все было старо и неисправно», писал Петр в своем дневнике.

По шведским данным после Нарвского разгрома было захвачено 177 русских орудий, а по нашим данным — 145. Удалось спасти только 14 орудий, бывших при Преображенском и Семеновском полках. В плен попал и генерал-фельдцейхмейстер Александр Арчилович.

Однако вопреки мнению большинства историков Петр после Нарвы не остался без артиллерии. Простой арифметический расчет показывает, что у него одних новых полевых шведских пушек осталось не менее 350 против 50 полковых пушек, потерянных под Нарвой. Да и знаменитый Петровский указ о снятии части колоколов в монастырях и городах в значительной мере был следствием паники. С особым рвением стал снимать колокола думный дьяк Андрей Виниус, который заведовал Сибирским приказом, а после Нарвы еще получил звание «Надзирателя артиллерии». Виниус предложил Петру даже снять медную кровлю с царских дворцов, а их покрыть «добрым луженым железом, будет кра-совито и прочно». За первую половину 1701 года в Москву навезли около 90 000 пудов колокольной меди, а за весь 1701 год израсходовали всего 8000 пудов. Дело было не только в нерадении — из колокольной меди лить пушки без добавок нельзя, а добавок-то и не хватало (здесь, как и в документах того времени, пушки именуются медными, фактически же в петровские времена пушки лились из артиллерийского металла: 100 частей меди и 12 частей олова). Впрочем, и нерадения хватало. Виниус писал Петру «пущая остановка, Государь, от пьянства мастеров, которых ни лаской, ни битьем от той страсти отучить невозможно».



Слева: Родион Христианович Боур (1667 — 1717) — шведский офицер, перешедший в 1700 году, в канун Нарвского сражения, на службу в русскую армию. В ходе боевых действий в Ингрии и Прибалтике принял командование над драгунскими полками и в дальнейшем руководил действиями «ездящей пехоты». В сражении при Лесной кавалерийским ударом решил исход боя в пользу летучего отряда Петра. Под Полтавой командовал правым крылом русской армии. Дослужился до звания генерала от кавалерии и вошел в историю как один из лучших конных командиров своей поры.

Справа: драгун с примкнутым к фузее штыком в конном строю. Не случайно этих воинов называли «ездящей пехотой». Всадники действовали штыком, как пикой или копьем, а после спешивания им орудовали традиционным способом.
В 1704 году исполнение должности генерал -фельдцейхмейстера было возложено на генерал-майора Я.В. Брюса, который и оставался в этой должности до конца царствования Петра I.

Позже, в связи с перемещением правительственных учреждений в Петербург, Приказ артиллерии разделился на две части. Московская часть продолжала называться Артиллерийским Приказом и в 1720 году была переименована в Артиллерийскую канцелярию, а в 1722 году в Артиллерийскую «кантору». Петербургская часть переименована была также в Артиллерийскую канцелярию, преобразованную в 1722 году в Главную артиллерийскую канцелярию.

Одной из важнейших заслуг Брюса считают введение в 1707 году в российской армии артиллерийской шкалы. Действительно, Брюс несколько изменил артиллерийскую шкалу Гартмана (в 1540 году нюрнбергский механик Георг Гартман предложил калибровую шкалу, при помощи которой измерялась каждая часть пушки по ее отношению к диаметру дульного отверстия), слегка увеличив масштаб. По шкале Брюса чугунное ядро диаметром два английских дюйма считалось 1-фунтовым, и соответственно пушка — 1-фунтовой. Тут следует отметить, что шкала Брюса в царствование Петра высочайше утверждена не была, мастера ее постоянно путали со шкалой Гартмана.

Петр систематически издавал указы, направленные на введение единообразия в артиллерии. Например, в 1716 году Петр издал указ о размерах артиллерийских орудий, в частности, 30-фн орудия должны были быть длиной в 18 клб, 24-фн - в 19 клб, 18-фн - в 20 клб, 12-фн - в 21 клб, 8-, 6- и 4-фн - в 22 клб.





Драгунский прапорщик-штандартоносец.

17 января 1724 года Петр ввел «ГОСТ» на пушечный порох: 3 золотника (12,8 г) пороха должны выбрасываться из пробной мортирки на расстояние не менее 73 футов (22,2 м).

Но, несмотря на все грозные указы Петра, стандартизации в русской артиллерии достигнуть так и не удалось. Так, вес 24-фн медных пушек, отлитых в 1701 году, колебался от 111 до 233 пудов, то есть в два с лишним раза, а 12-фн медных пушек — от 107 до 178 пудов. Диаметры дульных отверстий орудий одного калибра в фунтах могли отличаться на несколько миллиметров.

Сухопутная артиллерия при Петре делилась на полковую, полевую, осадную и крепостную.

Полковая артиллерия числилась обычно в составе полевой, но находилась непосредственно в полках. В полковой артиллерии состояли в основном легкие пушки калибра 3 — 4 фн, с длиной ствола от 12 до 22 калибров. Лафет выполнялся из дерева, подъемным механизмом служил деревянный, окованный железом клин. Диаметр лафетных колес около 4 футов (1,2 метра).

Для транспортировки орудия требовалось от 2 до 4 лошадей. Нормальный боекомплект 3-фн и 4-фн пушек состоял из 120 ядер и 30 картечей. Боеприпасы легких пушек перевозили на двухколесном зарядном ящике, а для гаубиц и мортир использовались бомбовые ящики — четырехколесные длинные фуры со снарядными клетками и длинной двускатной крышей. Дальность горизонтальной стрельбы для 3-фн пушек не превышала 100 саженей (213 метров). На некоторых 3-фн полковых пушках крепилось к боевой оси по две б-фн мортирки для стрельбы картечью, иногда мортирка крепилась к дульной части ствола. Каждый артиллерийский полк имел по 2 орудия, Семеновский — 6, а Преображенский — 8.

В 1723 году Петр собственноручно определил содержать всего в полках 80 3-фн медных пушек.

Ряд историков утверждает, что «Петр ввел конную артиллерию, которой еще не имела ни одна армия Европы». На самом же деле прислуга полковых орудий действительно ездила верхом; мало того, перед сражением у деревни Лесная на марше целые пехотные полки передвигались на лошадях. Но посадить прислугу верхом и создать конную артиллерию — далеко не одно и то же. А в петровское время даже в драгунских полках после окончания боевых действий артиллерийские лошади изымались. Настоящая же конная артиллерия в русской армии была создана только в 1796 году.




Петровская кавалерия. В первом ряду, слева направо: ратник иррегулярной дворянской конницы; гренадер (панталерный крюк на перевязи сумы); драгун в «весте» — камзоле без рукавов; шведский драгун, на лядунке которого виден вензель Карла XII, лопасть портупеи приспособлена для ношения шпаги и штыка; драгун в рубахе и штанах-кюлотах; пленный шведский драгун (черный галстук, воротник, погоны без окантовки); обер-офицер с портупеей и лядункой на перевязи, обшитой галуном (на лядунке — драгунская бляха с вензелем Петра I). Шпага вынимается из ножен «пред локтем». У седла спереди — Ольстер с суконной чушкой-мешком и шнурком-затяжкой, сзади — скатка епанчи без кожаного «чемодана». Второй ряд слева направо: сержант в карпусе с алебардой; штаб-офицер в плюмажной треуголке, «рукавном» камзоле и епанче; конногренадер в шапке без прокладки, запаливающий гранату от фитиля, который держит в зубах.


Трубач в кафтане с обшлагами и «крыльцем» на правом плече, обшитыми трехцветным галуном; прапорщик-штандартоносец (скоба на древке крепилась к крюку панталера); драгун с укороченной фузеей, висящей на панталере и заходящей в бушмат — чехол для ствола. Лошадь трофейная с чепраком и ольстрой; драгун в кожаном кафтане; фурьер с ротным значком (на матерчатом значке, прикрепленном к пике, с одной стороны ставился номер роты, а с другой — шифровка полка, например «СДП» означает Смоленский драгунский полк).


Положения на бой клинком:

1) Положение палаша на укол в конном строю.

2) На рубку с правого плеча.

3) На рубку с левого плеча. 4) Парирование рубящего удара в голову.

5) Кручение «восьмерок».

До 1706 года все орудия перевозились крестьянами, которые набирались перед началом кампании. С 1706 года создаются специальные фурштатские команды для перевозки артиллерии, которые явились, конечно, шагом вперед по сравнению с «земской повинностью», но, с другой стороны, были еще суррогатом по сравнению с организацией XIX века, когда и полевая, и осадная артиллерия постоянно имела полный комплект штатных лошадей.

Полевая артиллерия имела непостоянную численность: в 1706 году — 157 орудий, в 1712 году — 108, а в 1724 году по окончании войны также 108 орудий. В 1724 году в составе полевой артиллерии было пушек: 80 — 3-фн. 6 — 6-фн, 12 — 8-фн, 3 — 12-фн; гаубиц: 4 — 1-пудовых и 3 — 1/2-пудовых.

Осадная артиллерия по штату 1723 года имела пушек: 24-фн — 60,18-фн — 60; мортир 9-пудовых и 5-пудовых — 40, 6-фн мортир цов - 200.

Согласно указу от 16 сентября 1723 года осадная артиллерия была разделена на три корпуса с пребыванием их в Петербурге, Брянске и Осереде. Петербургский корпус должен был действовать на прибалтийском театре, Брянский — на юго-западном, а Осеред-ский — на азовском и астраханском.

В крепостной артиллерии наряду с новыми орудиями в большом количестве состояли и изделия XVII и XVI веков. В 1713 году восемнадцать крепостей имели 3486 пушек, 492 мортиры, 37 гаубиц и 213 орудий других типов.




1 — 2-пудовые и 1-пудовые медные гаубицы полевой артиллерии имели длину ствола 6 — 8 калибров, цилиндрическую или коническую камору, стреляли бомбами или картечью. Дальность стрельбы гаубиц горизонтальная — около 500 саженей (107 м), под углом 45° — около 840 саженей (1800 м).

В осадной артиллерии в петровское время наряду с 5-пудовыми имелись огромные 9-пудовые мортиры, в крепостной артиллерии встречались и 7-пудовые.

Сложности с заряжанием и возкой 9-пудо-вых мортир заставили прекратить их производство, и после Петра и до начала XX века самыми крупными и гладкоствольными мортирами в русской осадной и крепостной артиллерии остались 5-пудовые мортиры.

5- и 9-пудовые мортиры отливались заодно с поддоном, с плоскостью которого ось канала мортиры составляла угол в 45°. Таким образом стрельба могла вестись только под углом возвышения 45°,а дальность стрельбы менялась в зависимости от заряда.

2-пудовые мортиры отливались с цапфами, расположенными в конце казенной части. Вертикальное наведение мортир с цапфами осуществлялось с помощью деревянных, окованных железом клиньев и подушек.



Бытовая сцена с драгунами-кузнецами.
9-, 5-, 3- и 2-пудовые мортиры имели цилиндрические зарядные каморы.

Кроме тяжелых мортир, в петровское время в России были приняты на вооружение 6-фн (104 мм) «Кугорновы» (изобретенные голландским инженером Кугорном (1641 — 1704 гг.) мортиры. Они своими цапфами вставлялись в подцапфенники деревянного основания (сосновой колоды), для переноски мортиры к концам основания крепились откидные ручки. Вес такого орудия — около 15 кг, а основания — 26,6 кг, то есть оно легко могло переноситься вручную. Подъемный механизм имел сектор с отверстиями, к которому крепилось ухо мортиры, отлитое заодно с ее дульной частью.

Дальность стрельбы 6-фн гранатой составляла около 400 шагов, вес взрывчатого вещества в гранате 1/3 фн (130 г). Интересно, что подобные мортиры состояли в русской армии до первой мировой войны, последний заказ на них был выдан в 1915 году.

Наряду с обычными орудиями изготавливались и оригинальные изделия. Например, в 1722 году на Олонецких заводах отлили чугунное орудие с прямоугольным сечением канала (80 х 230 мм). По одной версии это был камнемет для стрельбы мелким камнем, по другой — пушка заряжалась тремя горизонтально расположенными 3-фн ядрами, завернутыми в холст на деревянном поддоне — шпингле и обвязанными веревками.





Иррегулярные формирования армии Петра.

Вверху — гусар-куруц.

Внизу — слева направо: донской казак,

украинский казак, калмыцкий конник, башкирский

конник.





Яков Виллимович Брюс (1670 1735) — потомок шотландского королевского рода, генерал-фельдмаршал (1726), один из самых первых сподвижников Петра. Участвовал практически во всех его начинаниях: от Кожуховских маневров до руководства всей артиллерией русской армией. Именно ему царь поручил поставить победную точку в Северной войне, заключив Ништадтский мир. Брюс один из создателей Устава воинского (1716), руководитель российской промышленности (с 1717 года возглавлял Берг-и Мануфактур-коллегию). Особый вклад внес главный фельдцейхмейстер в развитие отечественной артиллерии, произведя ее техническое перевооружение и реорганизацию.

От петровских времен дошли до нас две скорострельные казнозарядные чугунные пушки с вертикальным клиновым затвором. Запирание и отпирание замка производилось приспособлением, помещенным в приливе орудия. Обе пушки были отлиты на Олонецких заводах в 1711 году, калибр одной — 1 фн, другой — 3 фн. Распространения эти пушки не получили из-за плохой обтюрации замка (то есть прорыва пороховых газов между клином и клиновым отверстием и забивания канала остатками сгоревшего пороха).

Немаловажную роль в совершенствовании пушечного дела сыграли ракеты. В русской армии они появились как сигнальное средство во второй половине XVII века. По свидетельству генерала П.Гордона, Петр занимался ими «с младых ногтей». Еще в 1680 году было основано специальное ракетное заведение. Царь самолично изготовлял ракеты, придумывал составы «огненных снарядов» и фейерверков. История сохранила до наших дней государевы записки об осветительных составах, белых и синих огнях, «золотом дожде», специальных зажигательных фитилях. А петровская зажигательная ракета образца 1717 года просуществовала в армии без изменений полтора столетия!

Русская артиллерия внесла существенный вклад в победы русских войск. Под Полтавой Петру удалось обеспечить многократное превосходство в артиллерии. В составе полевой артиллерии под Полтавой было: гаубиц — 1 однопудовая, мортир: 2 — 1-пудовых и 1 - 1/2-пудовая, пушек 2 — 12-фн, 12 — 8-фн и 14 — 3-фн, кроме того, 37 — 3-фн пушек было в составе полковой артиллерии.

В Прутском походе 1711 года в полевой артиллерии было: гаубиц 1 — 1-пудовая, 1 — 1/2-пудовая, мортир 2 — 1-пудовых, 21 — 1/2-пудовая, пушек 2 — 12-фн, 8 — 8-фн, 18 — 3-фн. Кроме того, в полковой артиллерии имелось 69 3-фн пушек. Всего 122 орудия участвовали в Прутском походе. В целом действия русской армии были неудачны, но артиллерия неоднократно выручала Петра от полного разгрома. Так, 9 июля турки при атаке потеряли более 7 тысяч человек убитыми в основном от огня артиллерии.

Уже в самом начале царствования Петра уделялось много внимания подготовке артиллеристов. В 1698 году при Преображенском полку была учреждена первая артиллерийская школа России, которую возглавил «капитан от бомбардира» Скорняков-Писарев. Преподавателями были офицеры того же полка. Там изучали арифметику, геометрию, фортификацию и артиллерию. Окончившие школу производились в унтер-офицеры и направлялись в войска. При ней была также создана школа для солдатских детей, в которой обучали грамоте, счету и бомбардирскому делу.





Русская артиллерия времен Петра I. Цифрами обозначены:

1) 3-фунтовая полковая пушка (1710 г.). 2) 6-фунтовая полковая пушка (1700 г.). 3) Железная русская пищаль при перевозке (1670 г.). 4) Гаубица (1707 г.). 5) Фузелер-артиллерист. 6) Механизм наводки. 7) Работа банником. 8) Укладка заряда. 9) Работа прибойником. 10) Зарядный ящик. 11) «Ящичный» — рядовой орудийной прислуги.
Еще одна артиллерийская офицерская школа была октрыта в 1698 году, при пушечном дворе. Правда, она просуществовала всего год.

В 1701 - 1721 годах последовало открытие не менее трех артиллерийских школ. Выпускникам их по царскому указу было велено «в иной чин, кроме артиллерии, не отлучаться».

В отличие от пехотных мундиров униформа артиллеристов шилась из сукна единообразной окраски — красного цвета с синими обшлагами (в «цвет дыма и пламени») и подкладкой. Рядовые носили кожаные каски с затыльником, вертикальным козырьком и бляхой на нем. Вооружались бомбардиры шпагой, пистолетом и медной мортиркой, при стрельбе опиравшейся на подставку-алебарду. Подобными мортир-ками для стрельбы 1-3- фунтовыми гранатами снабжали также пеших и конных гренадеров. Офицерам полагались из обмундирования золотые галуны и пуговицы, белые перчатки, галстуки и чулки. В артиллерийский полк (1403 человека) входили 8 рот (бомбардирская, 6 канонирских и минерская) и 2 команды — инженерная и понтонная. В бомбардирской роте числилось 3 офицера, 2 штык-юнкера, 17 унтеров, 30 бомбардиров и 55 помощников. В канонирской - 3 офицера, 2 штык-юнкера, 17 унтеров, 25 канониров и 100 фузелеров. Бомбардиры обслуживали орудия, палившие бомбами, — мортиры и гаубицы, а канониры вели огонь из пушек картечью, гранатами, ядрами и зажигательными снарядами-брандкугелями.



Петровские артиллеристы.

Слева направо: фузелер-артиллерист, бомбардир смортиркой в специальном головном уборе — бомбардирке, обер-офицер бомбардирской роты Преображенского полка, зарядные с ядрами (их роль состояла в подаче и укладке снарядов и картузов с порохом), бомбардир в боевой униформе — синем камзоле без рукавов и полосатых чулках-цунках, бомбардир (в зубах держит протравник-иглу), пушечная прислуга, на дальнем плане — драгунская полковая пушка при перевозке.

Принадлежностями бомбардиров и канониров были банники, прибойники, пыжов-ники, пальники, шуфлы и протравники. Первые служили для очистки канала ствола от порохового нагара после каждого выстрела — овчинную щетку банника приходилось смачивать водой, чтобы снять его толстый слой. В орудийный комплект входило два банника на деревянном древке, прикрепляемых при перевозке к лафету. Прибойник часто выполняли на обратной стороне древка, а предназначался он для забивания снаряда и заряда в ствол. Пыжов-ник, похожий на штопор на длинной ручке, применялся для извлечения из канала остатков пыжей и картузов. Пальником с прикрепленным к нему фитилем производили поджигание (запаливание) заряда. Шуфлой — длинной деревянной лопаткой — вкладывали в ствол холщовые картузы с порохом, а иногда и ядра. Ну, а протравник — длинная мерная игла для протыкания картуза — бережно хранилась бомбардиром в специальной суме.





Обмундирование, боеприпасы и инструменты артиллеристов. Цифрами обозначены:

1. Офицер-артиллерист. В униформе отсутствует традиционный в пехоте и кавалерии нагрудный знак-горжет. Для удобства работы при орудии шарф повязывался на поясе. 2. Прицел-диск. 3. Кинжал-линейка. 4. Квадрант. 5. Калиброметр. 6. Клещи. 7. Напильник. 8. Сверло-штопор для расклепки орудия. 9. Молоток и гвозди для заклепки орудия. 10. Пороховница. 11. Пороховой рог. 12. Протравник. 13. Укороченные пальники. 14. Виды снарядов и зарядов: 1 — ядро, II — картуз с порохом, III брандкугель (зажигательный снаряд), IV — картуз с картечью, VVI — картуз с ядром и порохом. 15. Шуфла. 16. Пальник. 17. Пыжовник 18. Артиллерист после баталии с банником. Зачастую в горячке боя пушкари сбрасывали мундиры. Во-первых, обслуживание орудий во все времена представляло собой чрезвычайно тяжелую физическую работу; во-вторых, гарь и копоть часто портили казенное обмундирование, а получение нового нередко становилось проблемой..
Последовательность действий при производстве выстрела можно представить по «Руководству для употребления артиллерии». Ствол очищался банником от нагара, затем при помощи шуфлы в него помещались картуз, лыковые или травяные пыжи, перемежаемые деревянной пробкой, и ядро. Содержимое уплотнялось (не очень сильно, чтобы порох не пережимаушя!) пробойником, протравником прокалывался картуз. В запальное отверстие сыпали затравочный порох. Закрепленный на пальнике фитиль подносили к запалу, и ... Пушка со страшным грохотом, окутавшись клубами сладковатого сизого дыма, откатывалась назад.

Кроме генерала-фельдцейхмейстера Я.В.Брюса, возглавлявшего все работы по модернизации орудийного парка России, заметную роль сыграли также майор Лихарев, составивший «Практику артиллерии» — довольно удачное практическое пособие по стрельбе из гаубиц и мортир, и генерал В.Д.Корчмин — первый ученый-артиллерист и создатель З-фунтовой пушки и полупудовой гаубицы, громивших легионы Карла на полях Северной войны.






Мортира. Ее ствол состоял из двух частей — широкого котла для помещения в нем снаряда и более узкой каморы для заряда.



1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница