Александр Леонидович бородулин юрий Евгеньевич каштанов армия Петра I



страница1/5
Дата01.05.2016
Размер0.83 Mb.
  1   2   3   4   5
Александр Леонидович БОРОДУЛИН

Юрий Евгеньевич КАШТАНОВ
Армия Петра I



Введение
«Огонь шведов привел в конфузит передние сотни драгун, еще не видевших боя. Шведы устремились вперед. Но выскакавшие на санях пятнадцать легких пушек открыли такую скорострельную пальбу картечью, — шведы изумились, ряды их остановились в замешательстве. С флангов мчались на них оправившиеся драгунские полки Кропотова, Зыбина и Тулицы. «Братцы! — натужным голосом кричал Шереметев посреди карей. — Братцы! Ударьте хорошенько на шведа!..» Русские с привинченными багинетами двинулись вперед. Быстро наступали сумерки, озарявшиеся вспышками выстрелов. Шлип-пенбах приказал отходить... Но едва печальные горны запели отступление, — драгуны, татары, калмыки, черкасы с новой яростью налетели со всех сторон на пятящиеся, ощетиненные четырехугольники шведов, прорвали их, смяли. Началась резня... В темноте генерал Шлиппенбах сам-четверт едва ушел верхом в Ревель» (А.Н.Толстой. «Петр Первый»).

Так, по словам классика, происходила в 1702 году битва при Эрестфере. То была первая победа Петра в Северной войне. Первая победа первой регулярной армии России...

Но было бы ошибкой полагать, что воины-профессионалы впервые появились в нашей стране только на рубеже XVII — XVIII веков. Уже дружины полководцев Киевской Руси — Святослава Игоревича, Владимира Мономаха, Даниила Галиц-кого, князей-ратоборцев Северо-Восточной Руси — Александра Невского, До-вмонта Псковского, Дмитрия Донского представляли собой подразделения хорошо вооруженных и обученных бойцов. А конники отборной кованой рати Великого князя Московского, внезапным ударом из засады во фланг ордынцам решившие судьбу битвы на поле Куликовом, по праву считались одними из лучших в средневековой Европе. Вот только такие полки тогда составляли лишь небольшую (15 — 35%) часть в общей массе войск русских княжеств.

Дело в том, что военная организация древней и московской Руси принципиально разнилась с западноевропейской. Там армии формировались за счет наемников. В крупнейших войнах XVII столетия — Тридцатилетней, Голландской, Австро-Турецких и других считалось в порядке вещей, когда нанятые солдаты и офицеры (а то и генералы) переходили на сторону того, кто платил более звонкой монетой. Профессионалы знали себе цену... Скажем, в Тридцатилетней войне 1618 — 1648 годов отряды наемников-кондотьеров в течение одного только года умудрялись поочередно сражаться то на стороне католического блока (в полках Тилли и Валленштейна), то в армиях антигабсбургской коалиции.

А вот на Руси издревле бытовал принцип повинности — обязанности каждого защищать свою землю, своего князя, а позже царя. По словам военного историка А.А. Керсновского, «московская рать явилась первой национальной армией в мире, подобно тому, как петровская армия почти весь XVIII век была единственной национальной армией в Европе».

При Иване Грозном (в 1550 г.) появились стрельцы — регулярное пешее войско наподобие иноземных мушкетерских и пикинерских полков. Набирали их из нетяглового (то есть свободного от налогов) населения. К концу XVII века насчитывалось 22,5 тысячи выборных (московских) и 32,5 тысячи городовых (служивших в других городах) стрельцов. От стрельцов требовали постоянного пребывания на службе, за что им платили установленное жалованье; для них ввели единообразное вооружение и экипировку, а также систему профессиональной боевой подготовки. Однако последняя не отвечала линейной тактике, внедренной выдающимся полководцем — шведским королем Густавом II Адольфом (1594 — 1632) и с успехом примененной им в Тридцатилетнюю войну. Теперь солдат был обязан уметь сражаться в плотном строю, совершать перестроения в составе роты, батальона, полка, в совершенстве владеть огнестрельным оружием. Стрельцы оказались совершенно не готовыми к этому. Мало того, они били челом царю Алексею Михайловичу, чтобы им позволили держать мелкие торговыелавки и мастерские, ибо прежнее денежное жалованье их не устраивало! И уже к 70 — 80-м годам XVII столетия они превращаются в вооруженную, но небоеспособную силу, которую старались перетянуть на свою сторону противники по внутриполитическим междуусобицам. Достаточно вспомнить мятеж 1682 года и последовавшую за ним «Хованщину»...

Другой составной частью вооруженных сил Московии было дворянское (поместное) конное войско. В XVI веке оно не раз побеждало на поле брани татарские орды и турецкие «спаги» (например, в битве у Молодей в 1572 году). Но уже в некоторых схватках Ливонской войны 1558 — 1583 годов, сражениях Смутного времени 1605 — 1612 годов, конница потерпела ряд крупных неудач.После войны с поляками за Смоленск в 1632 — 1634 годах, битвы с ними же при Конотопе (1661), а особенно — безрезультатных Крымских походов В.В.Голицына (1687,1689) стало ясно, что поместной кавалерии не хватает дисциплины, боевой подготовки, а вооружение и организация оставляют желать много лучшего.

Попытку осовременить войско предприняло еще правительство первого царя из династии Романовых — Михаила Федоровича — в 1630-е годы. Тогда нанятые за границей офицеры Ван Дам и Шарль Эберс набрали из иностранцев и русских два полка «иноземного строя» (по типу западноевропейских). Затем появились «выборные» части — из слободских прихожан и стрелецких детей. 1648 год ознаменовался созданием Устава — «Учения и хитрости ратного строя пехотных людей». Согласно ему иноземные полки состояли из вполне современных, сравнительно небольших, а потому легко управляемых рот, стрелецкие же делились на громоздкие дедовские сотни. Те и другие именовались по фамилиям начальников (Сухарева, Пыжова, Колобова, Гундертмарка). По росписи 1689 года численность вооруженных сил достигала 200 тысяч. При этом солдатских («иноземного строя») полков было до 35, рейтарских, а также поселенных и кормовых драгун — до 25, старых стрелецких — около 45. Такое войско могло с успехом обороняться от конных набегов лихих южных соседей (что показала Чигиринская оборона 1677 и 1678 годов), но вести правильное наступление и противостоять натиску регулярных армий — вряд ли.

Вопрос создания воинских сил нового типа стал для юного царя Петра Алексеевича одним из основных.


Русские и татарские воины XIV - XV веков.
ГЛАВА 1
В начале славных дел
Царевичу Петру едва исполнилось 15 лет, как он всерьез занялся изучением военного дела. Удаленный от кремлевского двора с матерью и немногими приближенными в подмосковное село Преображенское, он выбрал в товарищи не только сверстников из дворянских и боярских детей, но и сыновей служителей, и даже местных крестьян. Под руководством и покровительством опытных наставников Б.А.Голицына, Г.И. Головкина, Т.Н.Стрешнева и умудренных в ратном деле иноземцев П.Гордона, Ф.Лефорта, К.Брандта малолетки-«потешные» обучались ружейным приемам, передвижениям в боевых порядках, стрельбе, фехтованию, строевой подготовке. В 1683 году юный царь располагал уже двумя регулярными полками, ставшими впоследствии первыми гвардейскими, — Преображенским и Семеновским (названы в честь деревень, где они формировались). Кроме того, на его стороне оказались и два полка «иноземного строя» — Первомосковский (Лефортовский) и Бутырский (Гордоновский). Для вполне вероятной схватки со старшей сестрой Софьей, узурпировавшей престол после стрелецкого мятежа 1682 года, это была весьма грозная сила. После Троицкого похода в мае 1689 года она и обеспечила, по существу бескровный, приход к власти Петра и его брата Ивана.

Еще в 1685 году силами «потешных» для воинских экзерциций (упражнений) соорудили городок Прешбург на Яузе с подлинными бастионами, крепостными валами и укреплениями. Была там и настоящая артиллерия. Сам царь скромно присвоил себе чин бомбардира, хотя по росписи числился поначалу сержантом в Преображенском полку. Рядом с ним, не чураясь тяжелого физического труда, учились и работали вместе с рядовыми будущие «птенцы гнезда Петрова» — Александр Меншиков, Федор Апраксин, Михаил Голицын и первые солдаты новой армии Сергей Бухвостов, Яким Воронин, Лука Хабаров.





Армии западноевропейских стран середины и конца XVII века послужили образцом при создании регулярных воинских формирований в России. Слева направо — рядовой мушкетер, кирасир, пехотный офицер, рядовой фузелер.

Вскоре молодому самодержцу показалось мало «марсовых потех» — подоспел черед «нептуновых». Найденный в сарае села Измайлово старый ботик (вошедший затем в историю, как «дедушка русского флота») вывел на фарватеры Яузы и Просяного пруда «потешную» флотилию. Ее первые настоящие маневры состоялись летом 1692-го на просторах Плещеева озера под Переславлем.

А первые «сухопутные» учения провели годом раньше — близ Преображенского и Семеновского. В них участвовали и искушенные в боях вояки — ветераны Крымских и Чигиринских походов. Старательно перенимал их уроки «ротмистр Петр Алексеев». То, что маневры оказались нешуточными, свидетельствует письмо государя Федору Апраксину: «Против сего пятого на десять числа, в ночи, в шестом часу князь Иван Дмитриевич (Долгоруков. — Прим.автора) от тяжкия своея раны, паче же изволением божиим переселися в вечные кровы, по чину Адамову, идеже и всем нам по времени быти».

Но и этого мало — в 1693 году Петр уезжает в Архангельск, увидеть настоящее море, в 1694-м — отправляется в плавания на яхте по Белому морю. В начавшихся летом 1694 года Кожуховских (по названию подмосковного села, вошедшего ныне в состав столицы) маневрах участвовало уже 30 тысяч человек. «Кожуховское дело» выявило несомненные преимущества новых полков над стрелецкими и вселило в Петра уверенность в своих силах, кое в чем переросшую в самоуверенность.



Глава 2
От Азова до Нарвы
Еще в 1686 году Москва заключила направленный против Турции военный союз с Речью По-сполитой, Венецией и Австрией. В начале марта 1695-го русская армия выступила в новый поход на юг. 27 июня авангард (9 тысяч солдат генерала П.Гордона и отряд донцов атамана Ф.Минаева) блокировал крепость Азов в устье Дона.



В верху — образцы военной униформы в России в концеXVIIвека. Слеванаправо — стрелец, начальный человек (сотник), драгун поселенного полка. Внизу — вооружение русского войска конца XVII века. Цифрами обозначены: 1) стяг, 2) шестопер, 3) булава, 4) засапожный нож, 5) кистень, 6) алебарда, 7) европейская дага — кинжал для левой руки, 8) сабля с еланем, 9) боевой топор, 10) стилет, 11) бумажная стеганая шапка-шлем, 12) шлем, 13) сабля с гардой, 14) стрелы в колчане, лук в саадаке, 15) стрелецкая пищаль, 16) стрелецкий бердыш, 17) палаш, 18) пистолет в ольстре — седельной кобуре, 19) чекан, 20) и 21) пороховницы, 22) и 23) пистолеты с колесцовыми замками.
Вскоре к ним присоединились основные силы войска (20 тысяч человек) под командованием Ф.Лефорта и Ф.Головина. Одновременно корпус Б.Шереметева и полки малороссийского гетмана И.Мазепы начали осаду турецких крепостей в низовьях Днепра. «Азовское сидение» затянулось. Оказалось, что взятие первоклассной приморской крепости с каменными и земляными валами, рвом и хорошо снаряженным и обученным гарнизоном невозможно без ее блокады и с моря. Несмотря на захват казаками-добровольцами двух фортов-каланчей близ Азова и успешный артиллерийский обстрел русскими батареями стен и башен, турки наладили регулярную доставку к осажденным подкреплений и провианта по морю. Штурмы, предпринятые Петром 5 августа и 25 сентября, гарнизону удалось отбить. Конфузию усугубили неумелые инженерно-саперные работы осаждающих (например, однажды взрывом фугаса поразило своих же солдат), отсутствие единоначалия и измена советника царя голландца Яна Янсена, сообщившего неприятелю о намерениях русских. В октябре последовал приказ об отступлении. В какой-то степени горечь неудач смягчили победы Шереметева и Мазепы, занявших территорию между устьями Днепра и Буга с сильной крепостью Казы-Кермен.

Именно тогда впервые проявилось замечательное качество Петра — умение извлекать уроки из ошибок. Из-за границы пригласили видных военных инженеров и фортификаторов. Командование над всеми вооруженными силами на юге вручили опытному воеводе Алексею Семеновичу Шеину. Но самое главное — в верховьях Дона заложили несколько верфей. На самых крупных — в Воронеже, Острогожске и Козлове — на строительстве 22 галер, 4 брандеров и 2 кораблей трудились десятки тысяч работников-крестьян. 13 января 1696 года государь даже издал указ об освобождении от крепостной зависимости тех крестьян, которые запишутся на военную службу под Азов.

В мае того же года русская армия, поддерживаемая теперь флотом, вновь подошла к стенам крепости. 19-го числа галеры Петра и казачьи «чайки» сожгли несколько турецких судов, а 14 июня приблизившиеся к устью Дона 6 турецких кораблей и 17 галер были вынуждены ретироваться без единого выстрела после демонстративного выхода навстречу им русской эскадры. 17 июля иррегулярные формирования царских войск приступили к штурму. А уже на следующий день турки начали переговоры о сдаче. Сильнейшая крепость Османской империи капитулировала. Шеститысячный русский гарнизон вступил под ее своды на полтора десятка лет.

Однако и Петр, и его штаб понимали, что победа 70-тысячной армии над 5-тысячным гарнизоном, да еще лишь со второй попытки, вряд ли может считаться полноценной. Царь начинает первый этап своей военной реформы. В 1698 году, после возвращения из поездки по Европе, он расформировывает все старые полки, кроме четырех, в которые были сведены самые надежные и подготовленные воины, числом 28 тысяч человек. В следующем году начался призыв 32 000 даточных людей — первый рекрутский набор.

Сущность рекрутской системы состояла в следующем. Все податное население России каждый год отдавало одного новобранца с определенного числа душ — сначала 500, а в случае необходимости — 300, и даже со 100 человек. Отданный в рекруты, а также его жена и дети переходили в другое, более привилегированное сословие. Дворянство освобождалось от рекрутской повинности, но не от обязательной военной или гражданской службы. Дворянский недоросль начинал ее в одном из гвардейских полков. Получив через несколько лет чин сержанта, он мог либо перейти в качестве офицера в армейские части, либо продолжать тянуть лямку в гвардии. В условиях Северной войны русская армия испытывала нехватку младшего командного состава. Поэтому нередко офицерские должности занимали выходцы из недворянских сословий — ремесленники, разночинцы, купцы, поповичи, крестьяне. Впоследствии доступ в офицерский корпус низшим сословиям был ограничен.

Подобная реорганизация вооруженных сил позволила довольно быстро отказаться от поместного ополчения и стрелецких войск. Сохранялись некоторые виды иррегулярных частей: украинское, запорожское, донское, терское, яицкое и сибирское казачество, ландми-лиционные подразделения. Но их роль существенно изменилась, — они несли в основном пограничную и сторожевую службу.





Слева направо — недоросль в мушкетерской амуниции, гренадер Преображенского полка, офицер Семеновского полка, офицер-иностранец конца XVII I века.
Одновременно на русскую службу приняли большое количество офицеров-иностранцев, имевших опыт только закончившейся войны Франции с «Аугсбургской лигой». Таким образом, к началу лета 1700 года, кроме 4 старых (2 потешных и 2 солдатских), армия Петра располагала 29 пехотными полками (3 полноценные дивизии) и 3 драгунскими.



Юный Петр I.


Глава 3
«Сия война на нас одних будет...»
На первом этапе Северной войны друг другу противостояли две группировки: оказавшаяся в полуизоляции Швеция (поначалу ее лишь морально поддерживала Англия) и коалиция четырех держав — России, Дании, Речи Посполитой и Саксонии. Противоречия, оставшиеся со времен Тридцатилетней войны (1618 — 1648) и наслоившиеся позже, стали непреодолимой преградой для дипломатов. И тогда заговорили пушки.

Каждая из участниц боевых действий преследовала свои цели. Датский король Фриде-рик IV стремился сдержать экспансию северного соседа, а также вернуть захваченную им провинцию на юге Скандинавского полуострова — Сконию. Саксонский курфюрст и польский король Август II Сильный претендовали на перешедшую в руки шведов в середине XVII века Лифляндию и ряд других владений на побережье Балтийского моря. К тому же обоих венценосцев беспокоило стремление Стокгольма стать полновластным хозяином не только Северной, но и Центральной и Восточной Европы. Юный шведский король Карл XII, получивший в наследство от отца и деда сильнейшую армию на континенте, мечтал о лаврах Цезаря и Александра Македонского и предполагал расширить территорию своих владений присоединением земель на Висле, Эльбе и Волхове.

Для России вопрос выхода на Балтийское побережье был по существу вопросом жизни к смерти. Южные (через Азов и Таганрог) и северные (через Архангельск) морские пути контролировались тем или иным образом иностранными державами, а без свободной торговли с Европой наша страна уже не могла нормально развиваться. Кроме того, территории Карелии (к северу от Невы) и Ингрии (к югу от нее) исторически принадлежали Новгороду и Москве, но были отторгнуты от нее в результате Ливонской войны и событий Смутного времени.

Начало войны сложилось крайне неудачно для антишведской коалиции. «Блицкриг» Карла против Дании — внезапное появление его эскадры близ Копенгагена и высадка сильного десанта — привели к капитуляции Фри-дерика. Затем Карл, во главе 15-тысячного корпуса, стремительно пересек Балтийское море и высадился в устье Финского залива. К тому времени боевые действия развернулись и на востоке. 40-тысячная русская армия осадила Нарву, а польско-саксонские войска — Ригу. 19 ноября шведы нанесли русским под Нарвой тяжелое поражение, после чего, посчитав, что «медведь загнан в берлогу», двинулись на запад- Основным противником, не без оснований, шведский генералитет считал хорошо обученных и дисциплинированных саксонцев Августа.

После побед в Лифляндии Карл двинулся вслед за отступавшим Августом в пределы Речи Посполитой. Он сумел выиграть еще ряд сражений (под Клишевом, Пултуском и Тору-нем), но к тому времени обстановка на востоке кардинально переменилась. Петр извлек уроки из «нарвской конфузии» и за короткий срок сумел произвести в армии необходимые перемены. Был заново создан парк передовой по тому времени артиллерии. Командные должности заняли хорошо зарекомендовавшие себя и проверенные в боях русские и иностранные специалисты. Решительные перемены произошли в комплектовании и подготовке кавалеристов и пехотинцев. И уже в 1702 году 17-тысячное войско Б.П.Шереметева, пользуясь численным превосходством, нанесло ряд поражений в Эстляндии и Ингрии шведскому корпусу П.Шлиппенбаха (при Эрестфере и Гумельсгофе). Ранней весной 1703-го была взята крепость Нотебург (древнерусский Орешек) в верховьях Невы, впоследствии переименованная в Шлиссельбург. Последующие годы можно назвать временем осад и штурмов твердынь. В мае 1703 года пал Ниеншанц, закрывавший выход из Невы в Финский залив. Через некоторое время на этом месте возник Санкт-Петербург. Июль 1704-го был ознаменован взятием Дерпта (совр.Тарту). В те же дни сильнейшая шведская цитадель на востоке — Нарва — находилась в повторной осаде. После кровопролитного приступа комендант и начальник гарнизона генерал Арвид Горн капитулировал. Таким образом, к началу 1705 года территория Ингрии была полностью очищена от шведских войск. Но катастрофическое положение единственного союзника России — Августа II — заставило наше командование перевести основные силы на другой театр военных действий.

8 июля 1704 года не без помощи шведов Варшавский сейм низложил Августа и провозгласил новым королем ставленника Карла Станислава Лещинского. Остатки посполи-того войска и шляхта южных районов, верные прежнему государю, подтвердили его права на Сандомирском сейме. Пользуясь этим, поздней осенью русские войска под командованием Б.П.Шереметева и А.И.Репнина вступили на территорию Речи Посполитой и заняли Витебск и Полоцк.

В новом, 1705 году противники обменялись ударами. Вначале генерал-губернатор Петербурга АДМеншиков с успехом отразил неприятельский десант на строящуюся столицу. А затем при попытке вторгнуться в занятую шведами Курляндию отряд Б.П.Шереметева у местечка Мур-Мыза потерпел неудачу. Выигравший это сражение генерал А.Левенгаупт, базируясь на Ригу, продолжал контролировать территорию современных Литвы, Латвии и прибрежную часть Эстонии. Но конец года ознаменовался новыми победами русских войск под Митавой и Бауском. Инициатива постепенно переходила в руки Петра.


Московская иррегулярная конница и потешные в походе.
Однако зимой 1706 года обстановка резко обострилась. Шведам удалось незаметно подойти к Гродно и блокировать располагавшийся там лагерь русских войск. Общая численность попавших в окружение полков, командование над которыми осуществлял наемный французский фельдмаршал А.Огильви, составляла 40 тысяч человек. Это были отборные части, прошедшие огонь и дым Нарвы, Но-тебурга и Бауска. Среди них находились преоб-раженцы и семеновцы. Положение осложнялось еще и тем, что в Астрахани вспыхнуло восстание стрельцов и городских низов, на подавление которого направлялись немалые подразделения во главе с опытным Б.П.Шереметевым. Драматизм ситуации еще больше усугубился после получения известий из Речи По-сполитой. Под городом Фрауштадт 8-тысячный отряд шведского генерала КРеншильда разгромил 30-тысячную армию Августа. Сопротивление каролинцам оказали лишь русские батальоны, помогавшие союзникам. Развал коалиции Петр отметил словами: «сия война на нас одних будет». По существу наступил самый критический момент схватки.




Карл XII — король Швеции — унаследовал от предков из династии Ваза — Густава I, Карла IX, Густава II Адольфа, Карла X, не только сильнейшую армию Европы, но и полководческий талант. И кроме того, шведский властитель по праву считался одним из лучших фехтовальщиков своего времени.

Шведами, перекрывшими выходы из гродненского «котла», командовал сам король. Он расположил свою армию в некотором удалении от города и действиями летучих отрядов-корволантов препятствовал попыткам гарнизона установить связь с царской ставкой. В сложившейся обстановке Петр принимает единственно верное решение. Он отстраняет от командования Огильви, к которому не испытывал доверия еще со времен штурма на-рвской цитадели, и передает бразды правления популярным среди солдат и офицеров А.И.Репнину и А.Д.Меншикову.

24 марта 1706 года армия покинула крепость. Воспользовавшись тем, что Карл из-за ледохода не смог вовремя переправиться через широкий Неман, Меншиков форсированным маршем оторвался от неприятеля и 5 марта достиг Бреста. Дальнейшие попытки шведов воспрепятствовать перемещению русских полков не увенчались успехом: несколькими обманными маневрами наши генералы запутали противника. Соединение армии Меншикова и Репнина с остальными силами произошло в Киеве. Шведский король был вынужден отказаться от вторжения в Россию и развернул свое войско на запад — добивать саксонцев на их территории. Наступил период передышки.

Поздней осенью 1706 года Август II, лишившийся крупнейших городов на своей территории — Лейпцига и Дрездена, занятых шведами, подписал капитулянтский Альштранштадт-ский договор, по которому он отказывался от претензий на польский престол, уступая его Станиславу Лещинскому, и одновременно разрывал союз с Россией, причем последнюю о своих действиях в известность не поставил. Ничего не подозревающий Меншиков вступил в сражение со шведским генералом Марде-фельдом под Калишем 18 октября. Бой закончился полным разгромом шведов и пленением их командующего. Но после победы русские, чтобы не оказаться один на один со всей отдохнувшей и укрепившейся шведской армией, вынуждены были отойти за Вислу.



1707 год отмечен дипломатическими усилиями Петра по поискам мира. Но успехи в сердце Европы, очевидно, вскружили голову шведскому королю, и он остался глух к подобного рода призывам. Ни один из правителей стран континента не рискнул взять на себя груз посредничества. Страх перед непобедимыми легионами Карла был слишком велик. Последующие события показали, что он оказался сильно преувеличенным.



«...Разгром русской армии казался неизбежным. Но честь русского войска спасли отважные гвардейцы преображенцы и семеновцы. Грозной стеной встали они на защиту вагенбурга, расположенного у моста через реку Нарову. Несколько раз шведы бросались на штурм укреплений, но выпестованные Петром гвардейцы неизменно отбрасывали их назад».
Б.Мавродин. «Петр Первый»
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница