Александр Евгеньевич Голованов Дальняя бомбардировочная



страница24/45
Дата22.04.2016
Размер7.9 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   45

На направлениях главных ударов

В ликвидации белгородско-харьковского плацдарма противника АДД также принимала деятельное участие. Войска Воронежского и Степного фронтов, остановив дальнейшее продвижение вклинившегося из района Белгорода противника, контрударами обескровили его, к 23 июля отбросили на старый оборонительный рубеж, а далее, прорвав на всю глубину оборону в районе севернее Тамаровки и севернее Белгорода и развивая наступление в направлении Харьков — Ахтырка, 5 августа освободили Белгород, 11 августа Ахтырку и 23 августа овладели Харьковом. Важнейший плацдарм противника был ликвидирован.

Поддерживая наступательные действия Воронежского и Степного фронтов, АДД наносила систематические удары с воздуха по узлам сопротивления противника, уничтожала войска и технику в местах их сосредоточения, а также в глубине оборонительной полосы на харьковском и ахтырском направлениях; уничтожала эшелоны и разрушала железнодорожные пути на железных дорогах Харьков — Полтава — Краснодар, уничтожала самолеты на аэродромах Харьковского узла.

Всего при ликвидации белгородско-харьковского плацдарма АДД, произвела 1898 самолето-вылетов.

10 августа войска Западного фронта перешли в наступление, овладели городами Спас-Деменск, Рославль и Кричев, одновременно, во взаимодействии с войсками Калининского фронта, взломав долговременную оборону противника в районах Духовщины и Ельни, очистили от противника так называемые Смоленские ворота — междуречье Западной Двины и Днепра — и освободили Смоленск, являвшийся важнейшим стратегическим узлом сопротивления немцев на западном направлении.

Всего на ликвидацию смоленско-рославльского плацдарма немцев АДД произвела 7533 самолето-вылета.

Ликвидировав к 6 августа орловский плацдарм, наши войска продолжали развивать дальнейшее наступление на запад и, успешно форсировав 17 сентября реку Десна, освободили Брянск и Бежицу, а затем, развивая наступление, очистили всю территорию до реки Сож, подойдя вплотную к Гомелю.

Содействуя операциям Брянского и Центрального фронтов на гомельском направлении, АДД держала под воздействием железную дорогу Гомель — Брянск, основную магистраль, питавшую войска противника, а также уничтожала самолеты противника на аэродромах их базирования. Основное внимание было обращено на железнодорожные перевозки, где подвергались нашим налетам узлы и станции, такие, как Карачев, Почеп, Калинковичи, Быхов, Рогачев. [330] По полученным данным, только на железнодорожном узле Жлобин было уничтожено большое количество живой силы, автомашин, крупные склады с продовольствием и другим имуществом. Всего по этим целям было сделано 1022 самолето-вылета.

Массированным ударам подвергались аэродромы противника Сеща, Бобруйск, Брянск и Алсуфьево. По полученным данным, только на аэродроме Бобруйск уничтожено около 50 самолетов, много живой силы, в том числе 150 человек летного состава, разбиты ангар, казармы, склады с боеприпасами, поврежден мост через реку Березина. Всего на гомельском направлении в интересах Брянского, Центрального, а затем Белорусского фронтов АДД произвела 1511 самолето-вылетов.

Ликвидировав белгородско-харьковский плацдарм немцев, войска Центрального, Воронежского и Степного фронтов (в дальнейшем переименованные соответственно в Белорусский, 1-й и 2-й Украинские фронты) продолжали развивать наступление на киевском, черкасском и кременчугском направлениях, освободили города Конотоп, Нежин, Чернигов, Прилуки, Ромодан, Полтава, Кременчуг, форсировали Днепр и очистили от противника большую территорию Правобережной Украины с городами Киев, Житомир, Ровно.

АДД, содействуя наступательным операциям войск Воронежского фронта, на черкасском направлении наносила удары по войскам противника в населенных пунктах западнее и юго-западнее Харькова, в районе Ахтырки, а также разрушала переправы противника через Днепр у Черкасс; поддерживая боевые действия войск Степного фронта, уничтожала войска и технику противника в населенных пунктах в районах Миргорода, Полтавы и южнее Харькова, обеспечивала форсирование Днепра и закрепление плацдармов на его правом берегу войсками 1-го Украинского фронта; наносила бомбовые удары по узлам сопротивления противника севернее Киева.

Всего на киевском, черкасском и кременчугском направлениях АДД произвела 6680 самолето-вылетов.

Когда части Воронежского (1-го Украинского) фронта подошли к Днепру, встал вопрос о быстрейшем его форсировании. По данным авиаразведки фронта, значительных сил на той стороне Днепра у противника обнаружено не было, поэтому решили десантировать две бригады воздушно-десантных войск в районы 4—24 километра северо-западнее Канева, чтобы захватить и закрепить плацдарм на правом берегу.

От Авиации дальнего действия были выделены для выполнения этой задачи 5-й и 7-й авиационные корпуса и 9-я гвардейская авиационная дивизия 6-го авиационного корпуса. [331] Для руководства этими соединениями АДД на Воронежский фронт был направлен генерал Н. С. Скрипко. Самолеты, предназначенные для этой цели, сосредоточили на Лебединском и Богодуховском аэроузлах. Перед выброской наши самолеты должны были отбомбить район Куриловка, Ковали, Литвинец и узлы дорог Степанцы, Ржавец, Гамарня, Поповка, Таганча. Десантирование было назначено в ночь на 24 сентября 1943 года.

Район выброски должен был определить командующий ВДВ генерал-майор А. Г. Капитохин. К десантированию привлекались также экипажи ГВФ. Кроме личного состава — около 5000 человек — нужно было выбросить на парашютах еще 679 мешков с боеприпасами и вооружением.

Эта десантная операция не удалась. Командование фронта — Н. Ф. Ватутин и член Военного совета Н. С. Хрущев, а также представитель Ставки Г. К. Жуков послали телеграмму Сталину с предложением предать суду исполнителей операции, в частности генерала Скрипко. Что же там произошло? Что стало причиной такой серьезной неудачи, да еще в первом же нашем крупном применении воздушно-десантных войск на войне по их прямому назначению?

Все дело оказалось в том, что единого руководства десантной операцией не было. Никакой работы по отработке десантирования на практике не проводилось, несмотря на то что к операции привлекался личный состав из разных видов вооруженных сил. Вопрос взаимодействия — важнейший элемент, который должен был быть отработан на практике, хотя бы с кадрами, — решен не был. Намеченный удар с воздуха не состоялся из-за того, что не было вовремя подвезено горючее… И все же, надеясь на отсутствие войск противника на правом берегу Днепра, решили операцию по десантированию проводить. В действительности в полосе выброски наших войск оказались значительные силы противника (до четырех дивизий, включая и танковые), в расположение которых и были выброшены наши воздушно-десантные бригады. Десантники не были готовы вступить в бой прямо с воздуха, к высадке непосредственно в расположении врага. Слишком неравными оказались силы и для того, чтобы оказывать длительное сопротивление превосходящим силам противника.

Очень скоро был получен ответ Сталина на посланную телеграмму. Верховный указывал, что виновники действительно заслуживают наказания за неудачную и плохо организованную воздушно-десантную операцию, но главными организаторами этой операции Ставка считает лиц, пославших и подписавших телеграмму, а не непосредственных исполнителей, которые выполняли приказание старших. Еще раз и со всей полнотой из этой телеграммы было видно, что как при успехах, так и при неудачах главными ответчиками являются люди, принимающие те или иные решения и руководящие их проведением в жизнь. [332]

Нужно сказать, что несмотря на то, что впервые в мире десантные операции проводились у нас на учениях и маневрах еще в тридцатых годах, во время Великой Отечественной войны крупных воздушно-десантных операций Красной Армии провести не удалось, хотя попытки такие были. Так, на 4-м Украинском фронте, которым командовал генерал Ф. И. Толбухин96 и где находился представитель Ставки А. М. Василевский, намечалось провести в дневных условиях, я бы сказал, заманчивую воздушно-десантную операцию — высадку и выброску двух воздушно-десантных бригад для содействия войскам фронта в прорыве обороны противника в районе Перекопа. Предполагался встречный удар с фронта и тыла. Ввиду ровной местности планировался посадочный десант. Воздушно-десантные бригады для проведения этой операции были сосредоточены в районе южнее Армянска. На близлежащие аэродромы перебазировалось около 200 транспортных самолетов. С командующим 8-й воздушной армией Т. Т. Хрюкиным97 было отработано взаимодействие истребителей с армадой транспортных самолетов во время их полета к месту высадки десанта, в процессе самой высадки и возвращения обратно. Я побывал и в воздушно-десантных бригадах, где проводил с командным составом проигрыш самого полета, высадки, а на случай невозможности высадки — выброски личного состава в намеченных местах и их сбор. Отрабатывались вопросы связи и другие.

Уже после войны, закончив академию и командуя воздушно-десантным корпусом, довелось мне проводить учения, где были применены методы, разработанные во время войны у Федора Ивановича Толбухина. Нужно сказать, что серьезных изменений они не претерпели. Однако тогда, в 1943 году, после того как все уже было готово к десантированию, от проведения этой операции отказались. Позвонил Сталин и сказал, что проводить операцию не надо. Он дал мне указание срочно вернуться в Москву и заняться подготовкой воздушно-десантной операции уже в районе одного из Прибалтийских фронтов. Жаль было затраченного времени и энергии на подготовку. Мне лично хотелось доказать, что неудача под Каневом являлась исключением. Такой же неудачей в 1944 году была выброска англичанами воздушно-десантной бригады в расположение немецких войск во время высадки союзников в Нормандии. Для меня было ясно, что, не будь Канева, спланированная и подготовленная на 4-м Украинском фронте воздушно-десантная операция состоялась бы. Но впечатление от неудачи под Каневом не прошло, и не каждый хотел брать на себя ответственность за проведение операций, которые никак себя еще не показали, но принесли уже много всяких неприятностей. А на войне их и без того хватает… [333]

Новая задуманная воздушно-десантная операция была весьма смелой. Планировалось перебросить в места, где находятся отряды белорусских партизан, целый воздушно-десантный корпус. Вместе с командованием ВДВ пришлось засесть за тщательное планирование. Ведь в корпусе — десятки тысяч человек, причем активных, действующих. «Нахлебников», если можно так выразиться, то есть людей, не принимающих непосредственного участия в боевых действиях, там нет. Штабу пришлось достаточно потрудиться, чтобы спланировать такую операцию. Расчеты показали, что потребуется более тысячи самолетов, как транспортных, так и боевых, приспособленных для перевозки на внешней подвеске необходимых средств для ведения боевых действий. Операция была спланирована так, что первой очередью в более чем 700 самолето-вылетов перебрасывался первый эшелон и 300 с лишним самолетами второй эшелон. Одновременно с планированием началось сосредоточение войск к районам тех аэродромов, с которых были намечены вылеты, однако авиация на указанных аэродромах не сосредоточивалось, чтобы не вызвать какого-либо подозрения у противника, который систематически вел воздушную разведку.

Начальник Центрального штаба партизанского движения генерал П. К. Пономаренко и член Военного совета воздушно-десантных войск генерал Г. Громов отправились на один из Прибалтийских фронтов, куда прибыл и автор этих строк. Много дней и ночей провели мы там вместе. Погода была исключительно плохой. Почти сплошные туманы, низкая облачность и осенний дождь не давали возможности провести намеченную операцию. В начале ноября я был срочно отозван в Москву, куда пришлось почти сутки добираться на вездеходе, так плохи были дороги. Из Москвы пришлось отправиться в Тегеран.

В декабре, возвратившись из Тегерана, я застал ту же обстановку, что и до отъезда. Обстоятельства на фронте на данном направлении изменились, и с тех пор вопрос о воздушно-десантных операциях здесь не поднимался.

…В первой половине 1943 года произошли серьезные организационные мероприятия в АДД. К этому времени у нас было уже значительное количество дивизий и руководить ими, планировать боевую работу каждой из них было достаточно сложно. Особенно напряженной была работа оперативного отдела штаба АДД. Если к этому добавить, что наши соединения дислоцировались по всему фронту с севера на юг, то практическое руководство их боевыми действиями, да еще имея в виду предстоящие формирования новых частей и соединений, становилось трудным. Нужно было создать такую систему организации, которая обеспечивала бы не только свободу в управлении, но также и дальнейшее развертывание новых частей и соединений, комплектование их соответствующими кадрами, для чего нужна была учебная база. [334] В предвидении огромного парка боевых самолетов нужна была и соответствующая база для их ремонта и технического обеспечения. Нужен был и соответствующий тыл для обеспечения бесперебойной боевой работы АДД.

В марте, апреле и мае 1943 года постановлениями Государственного Комитета Обороны был проведен ряд организационных мероприятий в Авиации дальнего действия Ставки Верховного Главнокомандования. Вот некоторые из них:

1. Боевой состав АДД определен в 1200 боевых экипажей.

2. Определено сформировать восемь авиационных корпусов Дальнего Действия, семь дивизий и десять полков.

3. Сформировать дополнительную школу ночных летчиков на 800 человек переменного состава.

4. Все военные представительства на заводах авиационной промышленности, выпускающих технику для АДД, передать в состав АДД.

5. 16 авиационных мастерских, производящих ремонт техники для АДД, передать из ВВС в состав АДД.

6. Ряд учебных заведений (2-я Высшая школа штурманов, Новосибирская школа летчиков, Челябинская школа стрелков-бомбардиров, Челябинское техническое училище и ряд других) из ВВС передать в АДД.

7. Для лучшей связи с авиационной промышленностью первый заместитель наркома этой промышленности П. В. Дементьев98 назначен членом Военного совета АДД (нарком авиапромышленности — А. И. Шахурин являлся членом Военного совета ВВС).

К тому, что уже имелось в АДД, это было серьезное добавление и существенная помощь, но все же и это оказалось недостаточным. В дальнейшем пришлось создавать и формировать еще ряд учебных заведений, ремонтных баз, тыловых учреждений для того, чтобы бесперебойно обеспечивать, я бы сказал, стремительный рост и боевую деятельность АДД в условиях ведения войны. Самолетный парк в частях и соединениях АДД к 5 марта 1943 года насчитывал уже более 800 самолетов. Это ровно через год со дня выхода постановления о создании АДД, в то время как шла война и многие сотни самолетов были нами за этот год потеряны. Но все нарастающие поставки самолетов нашей авиационной промышленностью и начинающиеся поставки по ленд-лизу давали уверенность, что решение Государственного Комитета Обороны о 1200 боевых экипажей скоро будет не только выполнено, но и значительно перевыполнено.

К началу 1943 года как штаб, так и управление АДД, были крепко сколоченным коллективом и не было никаких сомнений, что с ним можно преодолеть любые трудности. [335] Оперативный отдел, возглавляемый Н. Г. Хмелевским, штурманская служба, возглавляемая отличными штурманами И. И. Петуховым и его заместителем В. И. Соколовым, разведка во главе с В. П. Четвериковым и его заместителем И. М. Таланиным, инженерно-авиационная служба, которой руководил И. В. Марков и его заместитель В. Г. Балашов, служба связи и радионавигации во главе со знатоком своего дела Н. А. Байкузовым и его заместителями Б. Н. Ворожцовым, В. Н. Ястребовым и В. А. Савушкиным, служба тыла, возглавляемая А. И. Любимовым, и другие звенья управления, где работали со знанием дела и огромной энергией много прекрасных офицеров, были надежной опорой. Политический отдел, в дальнейшем — политическое управление АДД под руководством члена Военного совета Г. Г. Гурьянова проводило огромную работу в войсках. Что касается развертывания, я бы сказал, огромной учебной базы и руководства ею, то можно было быть за это дело спокойным, так как подчинялось все это хозяйство непосредственно моему заместителю Н. С. Скрипко, который обладал большим опытом в этом деле и наряду с другими своими делами уделял учебной работе много времени.

Выросли за это время и наши командные кадры в частях и соединениях. Перечислить всех здесь, конечно, невозможно, но хотя бы некоторых из них назвать нужно. Большой вклад в разгром врага внесли командиры авиационных корпусов генерал-лейтенанты авиации Николай Николаевич Буянский, Иван Васильевич Георгиев, Николай Андреевич Волков, Виктор Ефимович Нестерцев, Георгий Николаевич Тупиков. Все они с момента организации АДД, командовали в ее составе авиационными дивизиями, имели большой боевой опыт и как лучшие командиры были выдвинуты на более ответственные должности. Мы не ошиблись в выдвижении этих товарищей. До конца войны они отлично руководили вверенными им частями и соединениями.

Дивизиями командовали товарищи, которые начали боевой путь в полковом звене и имели достаточный личный боевой опыт, чтобы руководить подчиненными им частями и учить всему тому, что нужно знать. На войне очень быстро узнаются люди. Сразу видны те, кто сам уже повоевал и имеет достаточный опыт, точно так с первого же знакомства бросаются в глаза люди, которые, как говорится, пороху еще не нюхали.

Вот некоторые из наших достойных командиров дивизий: полковники, а потом генералы — Виталий Филиппович Дрянин, Виктор Иванович Лебедев, Федор Иванович Меньшиков, Василий Иванович Лабудев, Василий Антонович Щелкин, Георгий Семенович Счетчиков, Василий Андреевич Картаков, Алексей Иванович Щербаков, Иван Карпович Бровко, Степан Иванович Чемоданов, Борис Владимирович Блинов, Иван Иванович Глущенко, Иван Филиппович Балашев и другие.

Как все бывает просто, хорошо, ясно, когда те или иные товарищи по праву занимают места, на которые они назначены. [336] И как бывает плохо, когда на те или иные должности попадают подчас лица, не знающие в достаточной степени дело, на которое их поставили. Хуже всего, что такие люди знают, что не могут охватить тот объем работ, на котором они сидят. И все-таки занимают эти должности, пока их в конце концов не попросят. Надо сказать, что редко, но на войне тоже так бывает. Однако на войне все промахи, ошибки вскрываются куда быстрее, поэтому труднее удержаться или помочь кому-либо удержаться там, где человеку дело не по плечу. Война есть война, и всякое несоответствие здесь влечет за собой неоправданные потери. А это не что иное, как жизни людей…

Командиры полков, эскадрилий АДД, вышли непосредственно из боевых экипажей, систематически летавших на боевые задания и имевших большое количество боевых вылетов, исчислявшееся трехзначными цифрами. Такими были командиры полков Михаил Алексеевич Брусницын, Анатолий Петрович Рубцов, Иван Михайлович Зайцев, Александр Михайлович Омельченко, Николай Михайлович Кичин, Вениамин Дмитриевич Зенков, Дмитрий Васильевич Чумаченко, Анатолий Маркович Цейгин, Алексей Евлампиевич Матросов, Афанасий Иванович Рудницкий, Александр Иванович Шапошников, Сергей Александрович Гельбак, Степан Иванович Швец, Иван Федорович Галинский, Владимир Алексеевич Абрамов, Павел Иванович Бурлуцкий, Илья Федорович Пресняков, Борис Петрович Осипчук, Серафим Кириллович Бирюков, Александр Ильич Мосолов, Михаил Павлович Дедов-Дзядушинский, Эндель Карлович Пусэп и другие.

Некоторые из них стали Героями Советского Союза, некоторые пали смертью храбрых — такова война. Здесь невозможно перечислить всех командиров полков, а тем более эскадрилий, но мне хочется сказать, что за редчайшим исключением это были товарищи с огромным боевым опытом, а следовательно, и с соответствующим авторитетом. Именно они — командиры полков — были костяком всей Авиации дальнего действия.

Полк в любом роде войск является основной тактической единицей. Именно из полков состоят дивизии, корпуса, армии, и, если боевая подготовка этой единицы находится на должной высоте, можно быть спокойным за боевую деятельность соединений и объединений. Недаром многие годы провели в должностях командиров полков Г. К. Жуков, К. К. Рокоссовский, А. М. Василевский и другие известные военачальники.

Благодаря тому, что на авиационных полках АДД находились опытные боевые товарищи, а руководили ими тоже люди, которые прошли школу командиров полков на практике и находились теперь уже на руководящих должностях в дивизиях и корпусах, имея в полках отличнейший состав командиров эскадрилий, не было удивительным, что АДД выполняла боевые задачи с наименьшими потерями. [337] Молодые кадры, попадая из учебных заведений в руки столь опытных командиров, вводились в строй постепенно в составе наиболее опытных экипажей, а начав летать на боевые вылеты самостоятельно, обязательно имели в своем экипаже кого-либо из достаточно полетавших ветеранов.

18 сентября 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР звание Героя Советского Союза было присвоено большой группе летного состава: капитанам В. К. Алгазину, Д. П. Волкову, Ф. Ф. Кошелю, Ф. К. Паращенко, Н. П. Самусеву, В. Т. Сенатору, С. М. Черепанову, П. А. Юрченко, Л. П. Глущенко, И. Т. Гросулу, В. П. Гущину, старшим лейтенантам Г. И. Безобразову, И. И. Даценко, И. Е. Душкину, Н. С. Сыщикову, майорам А. М. Богомолову, А. В. Вихореву, Ф. Ф. Дуднику, А. И. Мосолову, С. И. Швецу, С. П. Золотареву, лейтенанту А. Н. Глушкову.

Тогда же 1, 10, 43, 102 и 455-й авиационные полки награждены орденами Красного Знамени, а командиры корпусов Н. А. Волков, И. В. Георгиев, В. Е. Нестерцев, Г. Н. Тупиков и командиры дивизий Г. С. Счетчиков и В. Ф. Дрянин — орденами Суворова 2-й степени.

Орденами Красного Знамени награждены: сержант В. А. Яковишин, старший сержант И. М. Малахов, старшины А. Т. Скибин, Ф. И. Сабелев, Н. М. Страхолет, Ф. П. Ивашкин, младшие лейтенанты П. Н. Харитонов, Ф. С. Тимошенко, С. А. Ромашов, А. П. Сироткин, лейтенанты Н. И. Курбатов, Н. И. Фомин, А. А. Севостьянов, М. П. Чугункин, Н. И. Рыбин, техники-лейтенанты Ф. П. Баев, Е. И. Петров, В. А. Кутьин, капитаны И. М. Чинов, К. А. Кулаков, Я. И. Штанев, Г. К. Давыдов, А. И. Репин, Б. И. Таций, майоры Б. А. Хартюг, Н. А. Жуков, Я. К. Царенко, В. Н. Орлов, подполковники А. А. Морозов, А. М. Щелкунов, С. Н. Соколов, А. И. Шапошников и другие.

Орденами Отечественной войны 1-й степени награждены: сержант С. Д. Смирнов, старшины И. М. Небольсин, А. Н. Чуркин, И. М. Шаповалов, капитан М. Л. Кузьмов, младший лейтенант К. Н. Жеребцов, майоры К. Е. Далакишвили, И. В. Евдокимов, И. Н. Никорянский, А. М. Краснухин, Н. Г. Богданов, А. А. Горбачев, Н. А. Матвеев, подполковники Г. П. Молчанов, Н. П. Дакаленко, И. М. Турчин и другие.

Большая группа личного состава АДД была награждена другими орденами и медалями.

1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   45


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница